litbook

Политика


Ах, Фестиваль, Фестиваль, Фестиваль...0

Фестиваль - Фестиваль Про-Палестинский,
а Спонсоры- Спонсоры Еврейские
Бытие - today
 

«Quos Deus perdere vult dementat prius»
(«Кого Бог хочет погубить, того он сначала лишает разума»)

Марк Твен как-то сказал, что самая холодная зима в его жизни это - лето в Сан-Франциско. Наверняка, он имел в виду июль - самый холодный месяц нашего и без того нежаркого лета. В июле из кладовок извлекаются длинные шарфы и куртки на утепленной подкладке, и как бы дико это не прозвучало для жителей западного побережья Америки, не говоря уже об израильтянах, в июле, когда ледяной ветер задувает с океана, у нас случается затапливать по вечерам камины. Именно в это время в Сан-Франциско проходит ежегодный Международный Фестиваль Еврейских Фильмов. В дни фестиваля местным евреям предоставляется счастливая возможность узнать о жизни израильских и галутных евреев, коротая холодные июльские вечера в зрительном зале, где целую неделю подряд крутят "еврейское кино", отснятое по всему свету.

Первые годы по приезде в Сан-Франциско, я сама достаточно усердно посещала эти показы, пока не поняла, что этот культурный проект, щедро финансируемый многочисленными еврейскими спонсорами, должен осуществляться под другой вывеской. Берусь доказать, почему вывеску на здании квази-еврейской конторы «International Jewish Film Festival” пришла пора менять на: «Фестиваль Про-Гейского и Про-Палестинского Кино, Оплаченный Евреями». Не беда, что новое имя звучит несколько неуклюже, и к тому же слишком длинно. «Пусть имя дико, но мне ласкает слух оно», коль скоро в нем верно отражается суть явления.

Начнем, пожалуй, с того, почему в названии фестиваля должна фигурировать Про-Гейская составляющая.

С некоторых пор чувство брезгливости не позволяет мне самой посещать показы, но анонсы фестиваля я читаю регулярно, из года в год. И вот к какому выводу я пришла: тема гомосексуальных отношений абсолютно доминирует в категории, под которую подпадают ленты, именуемые в простонародье «фильмы про любовь». В отборе таковых жюри еврейского кинофестиваля проявляет некое устойчивое однообразие, которое, по видимости, и даже, наверняка, отражает личные вкусы организаторов. Ну а что же им, в конце концов, мои, что ли вкусы отражать? Как говорится, «Кто девушку обедает, тот ее и танцует».

Итак, если вы купили билет на фестивальный «фильм про любовь», то возможны следующие варианты:

Вариант, рассчитанный на самых «продвинутых» зрителей. Производство Израиля. Одна из любящих – привлекательная еврейская девушка иудейского вероисповедания, из ортодоксальной семьи. Ее любимая–арабская девушка, ничуть не менее привлекательная, но, напротив, мусульманского вероисповедания. Обе семьи, само собой, в шоке и чинят бесчисленные препятствия влюбленным. История Монтекки и Капулетти на израильском материале и в декорациях, расцвеченных ближневосточным колоритом. Настоящая любовь, как водится, преодолевает все преграды. Фильм дает урок толерантного отношения к однополой женской любви и, попутно, указывает простой и недорогой способ ослабления межэтнического и религиозного напряжения в регионе арабо-израильского конфликта.

Вариант «фильма про любовь» с более консервативным сюжетом. Производство Израиля. Оба любящих, чтоб вы не сомневались, - евреи. Причем оба – необыкновенно привлекательные еврейские юноши. Драматизм действия усугубляется тем, что любовь случается у них во время совместного прохождения службы в Армии Обороны Израиля. Тут, кроме освещения проблемы толерантного отношения к однополой мужской любви, создателям фильма попутно удается показать тяжелые военные будни службы в ЦАХАЛе.

Третий вариант рассчитан на простых еврейских обывателей. Производство Франции. Молодая французская пара подбирает на одной из парижских улиц и поселяет у себя в гостиной полупомешанного, но все еще импозантного старика. Помешательство его заключается в том, что неделями оккупируя тахту в гостиной сердобольной пары, старик хранит гробовое молчание, оставляя хозяев в тревожном неведении, относительно того, кого же они приютили в своем доме. Муж и жена предчувствуют какую-то страшную тайну и, и все свободное от работы время тратят на то, чтобы разговорить старика, который продолжает упорно молчать, хотя выражением глаз и дает понять своим благодетелям, что все понимает. Зритель волнуется, явственно ощущая, что дело движется к раскрытию заветной тайны. Наконец, старик, «колется» и приоткрывает завесу… Оказывается, он - еврей (а иначе не было бы и привязки к еврейскому кинофестивалю), бывший борец французского сопротивления. Когда-то у него была огромная взаимная любовь…с… да, да, твоя мысль, уважаемый читатель, движется в правильном направлении … с другим борцом сопротивления, тоже еврейским юношей. Но его убили, а старик продолжает жить дорогими его сердцу воспоминаниями.

Ради справедливости не умолчу и о четвертом варианте. Это «фильм о любви» сделан в расчете на отсталых, примитивных дикарей: поселенцев, верующих и сочувствующих им евреев . Производство Израиля. Любящие – мужчина и женщина. Как вариант, оба – верующие. Оба – из добропорядочных еврейских семейств. У нашего «продвинутого» еврея просто скулы сводит от одного этого зачина … Какая, скажет он, однако, невыносимая, ни хрена не утонченная, как говаривал наш старинный питерский приятель, ординарная и скучная история. Так что, тут и писать-то не о чем.

Мне бы не хотелось, чтобы у Вас создалось ложное впечатление, что пребывая в плену своих консервативных взглядов, я априори ставлю фильмы четвертой категории выше фильмов первых трех категорий. Нет, нет и нет. По своим низким художественным достоинствам, фильм четвертой категории может так же не иметь ничего общего с искусством, как и фильмы первых трех. Как иллюстрацию здесь было бы необыкновенно соблазнительно привести в пример один известный фильм, повествующий о событиях жизни ортодоксальной еврейской семьи в канун религиозного праздника, но я не поддамся на соблазн, чтобы ненароком не обидеть своих верующих друзей, которые искренне полагают этот филь одним из шедевров израильского кинематографа.

Однако, я несколько отвлеклась от темы обновления устаревшей вывески над зданием еврейского кино-форума.

Итак, разделавшись с первой, Про-Гейской составляющей, плавно переходим к доказательству, почему за ней должна следовать вторая, «Про-Палестинская».

За последние годы уже дважды менялось руководство фестиваля. При этом, один состав Совета Попечителей с зашкаленными влево мозгами, сменял другой, с не менее поверженным состоянием ума. Про-Палестинская направленность проекта от этого, разумеется, ничуть не изменилась. В доказательство этого положения достаточно рассказать о двух документальных фильмах, один из которых был отобран к показу на фестивале 2005 года, а другой «крутили» в 2009-м.

О первом фильме рассказано в одной из моих прежних публикаций, к небольшому отрывку из которой я позволю себе прибегнуть в качестве само-цитаты. Кстати, по прочтении этого отрывка станет понятным, почему после 2005 года я на эти фестивали больше ни ногой.

«Не так давно пришлось, подавляя подступающую тошноту, досмотреть до самого бесславного конца документально-сентиментально-лживую ленту "Стена". Умолчим о "художественных" достоинствах этой отвратительно политизированной ленты, но за счет этого подробней задержимся на ее сюжете. Поверьте мне на слово, но до середины фильма вы вообще остаетесь в счастливом неведении о причинах возведения Израилем этого дорогостоящего сооружения. Видимо, по простому недоразумению авторы фильма не показали нам местных умельцев, начиняющих взрывчатку гвоздями и крысиным ядом. Эта предусмотрительная мера значительно повышает смертность среди взрываемых евреев. Забыты вниманием либеральной еврейской камеры и исполненные лиризма признания арабских матерей, публично гордящихся сыновьями-шахидами. Зато к концу фильма зритель доведен до полного изнурения нескончаемыми интервью с простыми и вечно жаждущими мира палестинцами, ежедневное существование которых неимоверно усложнилась с возведением этой зловещей Стены. Да, оно действительно усложнилось, и с этим трудно спорить.

Но если, следуя замыслу создателей ленты, нам должно проявить сочувствие к хнычущей в микрофон тетке, которой теперь придется добираться до своей товарки из соседней деревни на два часа дольше, то какие чувства следует нам испытывать по поводу матерей тех разорванных в кровавые клочья детей, из никогда не дошедшего до конечной остановки автобуса. Почему нам не показали ЭТИХ матерей, не смеющих больше мечтать, и до конца своих проклятых Б-гом дней даже помыслить о счастье разбудить утром в школу своего ребенка. И пусть бы он ехал в школу долго, бесконечно долго, в объезд, или пусть бы он вообще никогда никуда не ехал.....Ведь тогда он не сел бы в этот проклятый автобус...»

Тогда казалось, что на большую мерзость, чем «Стена», Совет Попечителей Сан-францисского фестиваля уже не сподобится. Так нет же, сподобились.

Чтобы понять, на что именно сподобились они в 2009 году, возникает необходимость снова вернуться в прошлое.

В 2008-м мне случилось перевести для одного израильского сайта статью профессора Хайфского Университета Стивена Плаута "Святая Рахель - Покровительница Террора". Речь там шла об одной мелкой пособнице террористов, которая приехала в 2003 году в Газу, чтобы в качестве «живого щита» защищать от сноса дома своих арабских друзей. В одном из таких актов защиты она и погибла, случайно оказавшись под ковшом бульдозера, которым управлял солдат израильской армии. Нет, не подумайте только, что девица была романтической искательницей приключений, и, оказавшись в районе военной операции, никого, кроме себя самое не представляла. Нет, совсем напротив: она пребывала в Газе в составе делегации про-террористической организации «Международное движение солидарности» (International Solidarity Movement, ISM). Это движение поддерживает «вооруженную борьбу» палестинцев против самого факта существования государства Израиль.

Звали эту белобрысую, мужиковатую студентку из штата Вашингтон - Рахель Корри (Rachel Corrie ). Со дня ее бесславной смерти и начался процесс обожествления ее сколь короткой, столь и ничтожной жизни. За прошедшие пять лет только ленивый из бесчисленного числа ненавистников Израиля не использовал «Житие Святой Рахели» для посрамления Израиля и Израильской Армии. В статье, в числе прочего, рассказывается об успехах злостной анти-израильской пропаганды, которую ведет Фонд «За Мир и Справедливость» имени Рахель Корри, о волнующей «театральной постановке» «Меня зовут Рахель Корри», а так же о том, в чем нашли утешение убитые горем родители Св. Рахели, Крэг и Синди Корри.

Вот на родителях мы и остановимся. Вот что пишет о них Стивен Плаут:

«Родители Корри тоже внесли свою небольшую, но посильную лепту в общую вакханалию анти-израильского джихада тем, что марали статейки в антисемитские печатные издания и веб-сайты, и разъезжали по свету с антиизраильскими выступлениями в рамках т.н. «Гранд-турне с выступлениями против Израиля» («Grand Bash-Israel Speaking Tour»). Любопытно, что они сами были похищены террористами во время посещения Газы 5 января 2006 года, но вскоре после этого отпущены по вполне очевидной причине: убивать или калечить двух бесплатных распространителей идеи джихада означало бы со стороны Хамаса действовать противу собственных интересов».

Без этой вынужденной преамбулы невозможно было бы оценить степень уникальности события, о котором я собираюсь сейчас вам поведать.

Итак, 25 Июля, в 1: 30 по полудню, в Сан-францисском кинотеатре, в районе Кастро, в рамках 29-го Ежегодного Кинофестиваля Еврейских Фильмов, проводимого исключительно на еврейские филантропические деньги, был показан документальный фильм о Рахель Корри, снятый режиссером-евреем Симоном Биттоном (Simone Bitton). После фильма запланирована встреча с Синди Корри, матерью главной героини фильма, которая, в качестве Главного Гостя Фестиваля предположительно ответит на вопросы взволнованных еврейских зрителей.

"Разборчивые иерусалимцы не приходили на пир, если не знали, кто призван с ними на пир". Но я не пришла, как раз потому, что знала. Перед началом сеанса зрители выстроятся у входа в кинотеатр в аккуратную длинную очередь - получить заранее оплаченные билеты. Вы заметили, что это вообще характерно для евреев – выдержанно и спокойно, вместе с очередью продвигаться в направлении обозначенного объекта. «Треблинский Ад» Гроссмана читали? Если нет, настоятельно рекомендую, но, ни в коем случае не позднее, чем за три часа до сна.

Они будут стоять, все выученные в лучших университетах, холеные, в дорогих одеколонах, в добротной, модной одежде, Лексусы и Мерседесы брошены на платных стоянках. Все, кто придут смотреть этот фильм, все они сплошь выборщики Обамы, его щедрые доноры, все одержимы «правами человека», всем эта одержимость не помешала приветствовать насильственную депортацию евреев Газы, все согласны с обамовским «два государства для двух народов», все презирают поселенцев и считают их главным препятствием к «миру», все испытывают неприязнь к нынешнему израильскому премьер-министру. Они одуревают от самих себя, от своей прогрессивно-либеральной готовности всегда «понять другую сторону», даже если эта «другая сторона» открыто пособничает вооруженным бандитам, конечная цель которых – уничтожение Страны.

Нет никакой необходимости быть 25 июля в зале на Кастро, чтобы знать, что там произойдет. Мама Св. Рахели всплакнет, вспоминая «свою девочку», и напомнит залу о задушевной мечте дочери «об установлении прочного мира» в зоне арабо-израильского конфликта. Зрители же, проявляя понятную деликатность, не напомнят гостье Еврейского Кинофестиваля, на чьей стороне билась «ее девочка» в этой зоне, и в милосердном порыве братской, христианской любви прослезятся вместе с ней.

Это о них, зрителях, сказал в далеком 24-м году Жаботинский:

Мы вообще,... считаем своим долгом, как только заслышим .»Марсельезу» (читай «Права Человека»), застыть навытяжку и кричать ура - хотя бы играл эту мелодию сам Аман и хотя бы в шарманке его при этом трещали еврейские кости. Это мы считаем политической моральностью.

В сущности, все эти евреи, и организаторы фестиваля, и съемочная группа, состряпавшая это анти-израильское пойло про ангажированную Хамасом американскую студентку, и спонсоры этого проекта, (которые хотя и высказали недовольство предстоящим показом, но деньги не отозвали, и этим допустили прокат фильма, распинающего Израиль), и зрители, пришедшие на просмотр этой мерзости – все они вместе - ВРАГИ ОНИ НАРОДУ МОЕМУ. А если они не понимают этого, то и тогда нет им прощения. "Непонимание есть грех. Непонимающий пойдет в Ад". Все они приближают нас к той, другой очереди, которая, не к ночи будет помянута, так зримо описана у Гроссмана.

«Вы к ним несправедливы, они не меньше вашего желают блага Израилю, но видят пути достижения этого блага в другом» - может встать на защиту поносимых мною соплеменников какой-нибудь гипотетический читатель.

Я хотела бы согласиться с этим читателем, и я соглашусь с ним, но только после того, как увижу евреев из этой бесславной очереди, не опечаленными слезинкой на лице Синди Корри, а увижу их, принимающими в свои объятия матерей и детей Сдерота. Детей, чье детство прошло в аду прифронтового города, под непрерывный вой воздушных сирен, упреждающих их об очередной ракете, запущенной из Газы палестинскими друзьями Синди Корри и ее вовремя перешедшей в мир иной дочери.

А для этого должно произойти чудо, которое, случается, как известно, только при вмешательстве извне. Чудо же произойдет, когда Господь в милосердии своем отомкнет широко закрытые глаза заблудших евреев и снимет с них свое страшное проклятие, обозначенное в эпиграфе и известное еще древним римлянам.

P.S.

В эти дни нет ничего лучше, чем податься на какой-нибудь другой фестиваль, подальше от Города Большого Содома с его псевдо-еврейскими кино-праздниками, туда, где «тепло и яблоки». По счастливому совпадению, в конце июля, в городке Гилрой, в окрестностях которого выращивается 85% американского чеснока, проходит ежегодный Фестиваль этого замечательного продукта. Фестиваль раскинулся на территории целого парка, блюда с чесноком готовятся на открытом огне, на десерт подают мороженное приправленное чесноком, воздух на 3 версты окрест напоен упоительной чесночной вонью, и тысячи людей без сожаления предаются на этом фестивале третьему по счету, и единственно простительному смертному греху – чревоугодию.

P.P.S.

Приглашение мамы пособницы террористки в качестве почетного гостя руководимого им проекта, в итоге, стоило Директору Еврейского Кинофестиваля его синекурного поста. Два года шли горячие еврейские споры, кошерно это было, или, все-таки, не совсем. К счастью, дело решили деньги нескольких наиболее щедрых спонсоров проекта. Им сделалась неприятна мысль, что пятизвездочную гостиницу, трехразовое ресторанное питание, и авиабилеты маме-Корри оплачивались за их счет. Пришлось пойти на поводу у этих узколобых и совершенно неутонченных мракобесов. В 2011-м Директора сняли и, в который уже раз, заменили другим Директором, ничем от первого не отличающимся.

Сан-Франциско


___
Напечатано в «Заметках по еврейской истории» #12(159) декабрь 2012 — berkovich-zametki.com/Zheitk0.php?srce=159
Адрес оригиначальной публикации — berkovich-zametki.com/2012/Zametki/Nomer12/Tuchinskaja1.php

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 995 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru