litbook

Non-fiction


Евреи России в Зарубежье. Африка. Глава из новой книги0

В Африку попали тысячи эмигрантов из России. Они были в Алжире, Либерии, Бельгийском Конго, Эфиопии, на Мадагаскаре. Из Константинополя в портовую Бизерту передислоцировался российский военный флот, и в Тунисе несколько лет проживала многотысячная русская община. Сколько было среди них евреев, и кто именно, пока неизвестно. В 1920–30-е годы немало русских служило во французском Иностранном легионе, расквартированном в Марокко. Они попали туда через Константинополь и из Франции. Интерес представляют два русских еврея, написавших о легионе книги, – Виктор Финк (1888–1973), давший легиону резко отрицательную оценку (он вернулся в СССР и иначе писать не мог), и Зиновий Пешков (Свердлов; 1880, Нижний Новгород, – 1964)[1], преклонявшийся перед Иностранным легионом и высоко оценивавший его роль в деле цивилизации кочевников. В 1942 г. Пешков участвовал в боях на территории Северной Африки – две французские дивизии не только героически держали оборону против фашистов, но и сумели выйти из окружения войск генерала Роммеля. В своей книге Пешков упоминает Белу Куна (1886–1939), который служил в легионе в середине 1920-х гг. Этот человек, возглавлявший Венгерскую революцию 1919 г., сыграл заметную роль в русской истории: будучи членом реввоенсовета Красной армии, он уничтожил тысячи пленных белогвардейцев после их разгрома в Крыму.

Поэт Филипп Вейцман, родившийся в Таганроге и живший в Италии, в 1938 г., в связи с изданием Муссолини расовых законов, эмигрировал в Танжер (Марокко), где много лет преподавал математику[2].

Южна-Африканская Республика (до 1961 г. – Южно-Африканский Союз)[3]. В Южную Африку российские евреи начали приезжать с 1870-х гг., но особенно после погромов 1881 г. Большинство – из нынешних Литвы и Белоруссии. Некоторых привлекло открытие золота в Трансваале в 1886 г. В этом году евреи составили более 10% населения Йоханнесбурга, а позже город даже называли «англо-семитским». Обычно евреи попадали туда, первоначально направляясь в Англию или США. Прибыв в британские порты, они узнавали о возможностях на юге Африки, и меняли маршрут.

На увеличение еврейской иммиграции из Литвы повлиял успех братьев Сэмми (Шмуэля) Маркса (1845–1920) и Исаака Льюиса (1849–1927), занявшихся добычей и сбытом алмазов. Деятельность фирмы «Льюис и Маркс» распространилась на горную промышленность и сельское хозяйство, добычу угля и строительство первых в Трансваале заводов. Братья считаются основателями южно-африканского города Феринихинг. Здесь действуют построенные ими угольные шахты. Они создали сталелитейные заводы, заводы по производству спиртных напитков, стекла, консервов, кожевенную фабрику. Первыми в стране начали производить кирпичи и черепицу, участвовали в строительстве первой электростанции. Братья стали одними из самых богатых людей в Южной Африке. Фирма «Льюис и Маркс» даже предоставила правительству кредит на огромную по тем временам сумму – 100.000 фунтов стерлингов. Маркс был главной фигурой в еврейской общине Претории. Он стал другом и советником президента Пауля Крюгера и участвовал в подготовке договора, положившего конец Англо-бурской войне. В 1910 г. стал сенатором Южно-Африканского Союза (ЮАС)[4].

Судьба Джошуа Ретински Гершензон (1834, Екатеринослав, – 1912) сложилась, как в приключенческом романе. В 1857 г. он отправился в Индию, но у мыса Доброй Надежды корабль потерпел крушение, и Гершензон вплавь добрался до берега. Он поселился в Натале и работал учителем, занимался адвокатурой, а позднее – добычей золота. Издавал одну из первых газет на африкаанс «Натальский африканер» и английскую «Таймс оф Натал». Выступал в защиту африканеров под девизом: «За единую Южную Африку и равные права для африканеров и англичан»[5].

В жизни Трансвааля важную роль играл Бенсион Аарон (1867, Россия, – 1912), считающийся одним из основателей Йоханнесбурга. Он получил образование в Германии, а в 1880 г. приехал в Кейптаун. Будучи директором ряда компаний, Аарон стал другом президента П. Крюгера, который, по некоторым сведениям, направил его в 1896 г. в Россию на церемонию коронации Николая II. Во время Англо-бурской войны Аарон организовал Еврейскую бригаду скорой помощи[6].

До Первой мировой войны одним из немногих учёных-химиков в Йоханнесбурге был выпускник Московского университета д-р Александр Хейманн (1867–1922).

Особенностью еврейской иммиграции в Южную Африку являлось отсутствие здесь потребности в дешёвой рабочей силе среди белых. Это был удел негров и цветных. Евреи из России становились коробейниками, извозчиками, содержателями дрожек, сапожниками, портными, каменщиками, кузнецами, приказчиками, открывали в городах лавки, закусочные, питейные заведения, рестораны, бары. Они покупали землю и занимались сельским хозяйством. Некоторые осели на золотых приисках и на фабриках.

Крупнейшая романистка Южной Африки 1920–1930-х гг. Сара-Гертруда Миллин (1889–1968)[7], внучка литовского еврея Исайи Либзона, одного из основателей города алмазоискателей Кимберли, писала, что, когда первые евреи из России приезжали к бурам, те принимали их весьма гостеприимно. Они считали евреев своими старшими братьями. Африканеры чтили Ветхий завет и воспринимали его буквально. Евреи из России, выросшие в жалких местечках, в Южной Африке обретали невиданную ими свободу. Они писали домой об открывавшихся здесь возможностях, и родственники следовали за ними. Африкаанс близок языку идиш, и евреи из России легко овладевали бурским языком. К началу XX в. они по численности превзошли евреев, приехавших из других стран. Евреи из Великобритании, Германии и Австрии селились преимущественно в Йоханнесбурге и занимались биржевыми спекуляциями, добычей золота и алмазов. Евреи из России тянулись к бурам, с их полуфеодальным хозяйством.

Во время Англо-бурской войны некоторые русские добровольцы встречали евреев из России, которые старались помочь землякам. Подпоручик Е.Ф. Августус пишет в своих воспоминаниях: «С нами познакомились несколько интеллигентных, хорошо говорящих по-русски евреев. Они искренне обрадовались, узнав в нас своих бывших соотечественников, и пожелали нам вернуться победителями. Когда мы сели в вагон, на наших сидениях оказались корзины сочных персиков, бананов и апельсинов и несколько ящиков тонких сигар»[8].

Поток эмигрантов из России после Англо-бурской войны возрос. По данным на 1904 г., в Южной Африке было более 38.000 евреев[9]. Из них около половины были выходцами из России. Литваки строили собственные синагоги. Но, поскольку русские евреи в Южной Африке смотрели на британских евреев как на старожилов, им приходилось во многом перенимать традиции и обычаи последних. И в настоящее время раввины в ЮАР следуют западно-европейской традиции, но в синагогах царит восточно-европейский дух. Определённая отчуждённость между евреями из Западной и Восточной Европы сохранялась до 1930-х гг., поскольку литваки требовали от своих «старших братьев» заботы и поддержки, а последние не чувствовали себя обязанными помогать настойчивым и напористым «родственникам». Евреи из Российской империи сыграли значительную роль в возникновении здесь сионизма[10]. Многие из них приехали в Южную Африку, уже будучи членами «Ховевей Цион», и отделение этой организации было основано здесь еще в 1896 г. В 1930-е гг. председателями федерации поочерёдно становились три литвака – Лазарь Брандо, Йозеф (Иосеф) Яновер и Николай Киршнер. В 1903 г. возник первый еврейский представительный орган – Трансваальский еврейский совет депутатов. Совет защищал интересы литваков – к 1911 г. в ЮАС их насчитывалось около 25 тыс. В 1940-е гг. они уже занимали все посты в руководстве Совета. Организация боролась против законов об ограничении иммиграции из Восточной Европы, а впоследствии – из нацистской Германии[11].

В 1910–1920-е гг. отношение к евреям ухудшилось в результате возросшей экономической конкуренции между бурами и евреями и усиления антисемитизма. Ян Смэтс, неоднократно занимавший пост премьер-министра ЮАС, выступал как защитник южноафриканских евреев. В 1917 г. он встречался с Хаимом Вейцманом и заверил его в своей поддержке сионизма.

Созданная выходцами из России «Еврейская группа» проводила собрания и митинги, первомайские демонстрации с социалистическими лозунгами. «Поалей Цион», появившаяся в 1919 г., отстаивала традиционные ценности литваков и выступала против расовой дискриминации. К 1921 г. группа прекратила существование, а самые левые её члены вступили в коммунистическую партию. «Африканер гесерд» занимал просоветскую позицию и содействовал расселению евреев в Биробиджане. «Идише арбетер клуб» (1929-48) выступал в защиту чёрного пролетариата ЮАС. Основными причинами краха левых организаций являлись рост благосостояния русских евреев и отсутствие смены в молодом поколении. В 1920-30-е гг. получили распространение идеи ревизионистского сионизма. Успеху способствовали визиты в ЮАС В. Жаботинского (в 1930, 1937 и 1938 г.)

К 1924 г. в ЮАС литовские евреи составляли 70%, польские – 10%, латвийские – 8%, собственно российские – 12% еврейских иммигрантов из Восточной Европы[12]. В 1930 г. был принят «Закон об иммиграционных квотах», сокративший иммиграцию из последней, но возросла роль детей русских евреев, родившихся уже в Южной Африке или привезенных в малолетнем возрасте. Еврейская община Южной Африки значительно укрепилась и усилила своё влияние. В 1921-45 гг. она занимала второе место в мире (после США) по финансированию сионистского движения в Палестине. В щедрости южно-африканского еврейства смог убедиться руководитель ОРТа Леон Брамсон, который в 1933-34 гг. проводил в ЮАС кампанию по сбору средств для своей организации[13].

В 1936 г. в Йоханнесбурге проживало 43% всех южно-африканских евреев. Газеты города публиковали поздравления с еврейскими праздниками, а биржа в эти дни не работала. «В общем и целом, – писала Миллин, – в Йоханнесбурге евреям живётся лучше, чем в любом другом уголке мира»[14].

Двоюродные братья Натан Канард (1855–1941) и Рафаэль Германн (1855–1922) из Ковно в 1881 г. основали в Южной Африке первую табачную фабрику. Выходец из России Германн Поляк (1888–1950), друг Т.А. Эдисона, организовал продажу граммофонов. Его компания также представляла в ЮАС интересы производителей фортепиано и звукозаписывающих компаний, позже она одна из первых в ЮАС занялась продажей радиоприёмников, холодильников и посудомоечных машин. Крупнейшим производителем зерновых в начале ХХ в. был выходец из Ковенской губернии «король кукурузы» Эзраэль Лазарус (1880–1946). На его фермах ежегодно производилось 10.500 тонн кукурузы, картофель, пшеница, тыква и т.д. Другого российского эмигранта, Макса Роуза (1874–1951), называли «королём страусовых перьев». У него было до 30.000 птиц, и он являлся крупнейшим в стране поставщиком страусового мяса и перьев. Среди русских евреев в Южной Африке было несколько видных геологов. Соломон Рабинович (1880–1947) стал первооткрывателем алмазных месторождений в Намакваленде. Вульф Карлис (1851–1937) в 1920 годы играл важную роль в открытии и разработке аллювиальных месторождений алмазов в Западном Трансваале и Танганьике[15].

Социалисты из России приезжали в Южную Африку ещё до 1917 г. После Октябрьской революции их деятельность активизировалась. Так М.Я. Вольберг организовал мощную пропагандистскую акцию в главном зале Городского совета Йоханнесбурга якобы для проведения лекции об ужасах большевизма. Но ораторы из России рассказывали шеститысячной аудитории о преимуществах социализма и о неизбежности краха капитализма. Реакцией на акцию стали многочисленные забастовки в стране[16].

Один из самых легендарных представителей российских эмигрантов – Исаак Охберг (1879–1938). Уроженец Киева, он стал преуспевающим торговцем древесиной. В 1921 г. Охберг привёз в ЮАС более 200 еврейских детей, оставшихся без родителей после погромов и Гражданской войны на Украине. На пристани их приветствовала огромная толпа горожан. Сироты были направлены в еврейские детские дома и быстро интегрировались в местное общество. Некоторые из них через 20–30 лет стали известными людьми.

Несмотря на рост антиеврейских настроений в стране, особенно в конце 1930-х гг., многие евреи добились успеха в политике. Элдерман Шадер был мэром Порт-Элизабета. Макс Маркус, приехавший из Литвы, стал мэром Питерсбурга, а впоследствии – председателем Торговой палаты. Хаймен Давыдов и Моррис Кентридж – членами парламента. Последний содействовал работе общества «Медицинская помощь для России», занимал один из руководящих постов в Южно-африканской сионистской федерации.

Ряд видных южно-африканских художников, получивших известность в 20–30-е гг., родились в России. Среди них Герберт Меерович, Липпи Липшиц и Вольф Кибел[17]. Первый южно-африканский психоаналитик Вульф Сакс окончил С.-Петербургский университет и был учеником Павлова. Он опубликовал монографию «Чёрный гнев» – первый отчёт о психоанализе у африканца[18].

И. Купер был организатором первой советской выставки в ЮАС (1931). Он являлся пайщиком Южно-африкано-Советского торгового общества, образованного под руководством Л.Б. Красина, тогдашнего посла СССР в Великобритании. Русские евреи создали целый ряд обществ дружбы с СССР. Активистами общества «Друзья Советского Союза» стали супруги Рунич. Осип Рунич (Фрадкин) родился на Украине. В 1915-м дебютировал в кино. Он был среди звёзд первой величины, выступал партнёром Веры Холодной. Во время 2-й мировой войны общество «Друзья Советского Союза» издавало журнал «Советская жизнь», а позднее – газету «Советская Россия», Руничи содействовали выходу в свет переводов русских и советских писателей, организовывали лекции, концерты и благотворительные спектакли в поддержку Советского Союза. Для сбора средств Рунич ставил в Йоханнесбурге спектакли, в том числе пьесу К. Симонова «Русские люди» и оперу Н.А. Римского-Корсакова «Снегурочка».

Сыном выходца из России был Х.М. Шнайер, основатель и секретарь южно-африканского общества «Медицинская помощь для России». Ещё до Первой мировой войны его отец добрался до Южной Африки в трюме парохода. Общество, основанное Шнайером, собирало средства на лекарства для Красной армии.

«Обществом друзей Биробиджана» руководила Дора Александер, двоюродная сестра популярного певца Михаила Александровича. Члены организации направляли в СССР посылки с продовольствием, устраивали просмотры советских фильмов. Подавляющее большинство зрителей – евреи, в основном из Прибалтики, понимали фильмы без перевода. В 1956 г. официальные контакты между странами прервались, и Общества дружбы с СССР прекратили свою деятельность.

В послевоенные годы выходцы из России по-прежнему играли видную роль в Южной Африке. Среди них Меер Кац – мэр Рандонтейна в 1952-53 гг. Мэром Йоханнесбурга, крупнейшего мегаполиса страны, в 1949-50 гг. избрали Джека Минсера. Членом правительства ЮАС стал Гарри Глюкман (1895–?). Министром здравоохранения и жилищного строительства в 1945-48 гг. была адвокат Берта Соломон (Шварц; 1892–1969), видная южно-африканская феминистка, родившаяся в Минске. Соломон была членом южно-африканского парламента в течение 20 лет. Мэром Кимберли, одного из центров горнодобывающей промышленности страны, в 1959-60 гг. был Лайонел Явно.

В культурной жизни ЮАС послевоенного периода важную роль играл Джерри Айдельсон, уроженец Латвии. Он стал основателем и председателем Общества южно-африканских композиторов. А Пинкус Снайдман, уроженец Эстонии, в 1960-е гг. являлся президентом Национальной оперной ассоциации и управляющим театра «Сивик», одного из лучших в стране. Профессионального еврейского театра в ЮАР не было. В 1890-х гг. в Йоханнесбурге действовало Еврейское драматическое общество, ставившее спектакли по А. Гольдфадену, и Еврейское восточно-европейское оперное общество, ставившее его «Шуламис». К 1920-м гг. круг зрителей, говоривших на идиш, сузился, и они ограничивались гастролями таких звезд еврейской сцены как М. Шварц, И. Булов, М. Марков.

В 1940–1950-е гг. ряд бизнесменов российского происхождения стали пионерами в разных областях торговли и производства. Так, Вульф Бермейстер одним из первых занялся продажей радиоприёмников и фотоаппаратов. Дэвид Рабинович организовал производство туалетных принадлежностей, а Натан Славин из Запорожья – кожгалантереи. Себиа Вунш основал одну из первых в стране фабрик по производству одежды.

Среди белых борцов за равные права для всего населения Южной Африки подавляющее большинство составляли евреи. В начале ХХ в. Германн Калленбах, уроженец Литвы, стал другом Махатмы Ганди и одним из его последователей. В 1910 г. Калленбах приобрёл для Ганди и участников сатьяграхи (т.е. кампании ненасильственного неповиновения и сопротивления властям) ферму и назвал её в честь Льва Толстого, которого Махатма считал своим учителем и с которым вёл переписку. В 1930-е гг. Калленбах стал убеждённым сионистом и в 1937 г. специально отправился в Индию, чтобы убедить Ганди выступить в поддержку сионизма. Секретарём Ганди в Южной Африке была Соня Шлезин из Литвы.

Литваки часто становились лидерами профсоюзов. Большое число южно-африканских коммунистов были прибалтийскими евреями. Против расового угнетения выступали члены «Еврейской группы», «Идише арбетер бунд», «Идише арбетер клуб», «Поалей Цион» и «Африканер гесерд». В 1950-е гг. под руководством Майкла Шура была основана «Еврейская демократическая ассоциация». В 1963 г. на крупном политическом процессе, где основным обвиняемым был Нельсон Мандела, евреями были пятеро подсудимых. В 1950-60-е гг. роль выходцев из бывшей Российской империи в Южной Африке уменьшилась в связи с тем, что иммиграция с территории СССР свелась к минимуму. Если в 1921 г. в ЮАС проживало 26.476 выходцев из России, то в 1951 г. – только 7.988. Всплески антисемитизма возобновились в 1960-е гг., когда Израиль выступал против апартеида. Однако к концу 1960 – началу 1970-х отношения между ЮАС (с 1961 г. ЮАР) и Израилем нормализовались, укрепилось сотрудничество, в частности по созданию ядерного оружия.

Ряд южно-африканских евреев-литваков переехали на постоянное жительство в Израиль. В 1950-е гг. алия из Южной Африки составляла около 100, в 1960-е – около 300 человек в год. К 1972 г. в Израиле проживало примерно 7.000 иммигрантов из ЮАР. Из южно-африканских евреев-литваков в политической жизни Израиля наибольших успехов достиг Яаков (Джек) Гери, ставший министром в правительстве Бен-Гуриона.

В сфере политики, культуры, экономики Южной Африки всё большую роль начали играть дети русских евреев. Отец выдающейся южно-африканской писательницы, лауреата Нобелевской премии по литературе Надин Гордимер приехал в Южную Африку из Риги в 13-летнем возрасте. Сол Керзнер стал миллионером, создателем всемирно знаменитого развлекательного комплекса «Сан-Сити», владельцем гостиниц и казино. Министр в правительстве ЮАР Ронни Касрилс считает, что его фамилия произошла от Касриловки Шолом-Алейхема. В 1978 г. Еврейский совет депутатов принял резолюцию с требованием искоренения любой дискриминации человека. В то же время начались попытки установить диалог с лидерами небелого населения ЮАР. Тогда евреи Южной Африки с удивлением обнаружили, что они стали для чернокожих самой ненавистной группой белого населения после африканеров.

К началу 1980-х гг. подавляющее большинство южно-африканских евреев были уроженцами ЮАР и потомками литваков. В их среде росло недовольство расовым неравенством. Но, не находя в себе сил что-либо изменить и не желая мириться с существующими порядками, они предпочитали эмигрировать.

Тем не менее, по словам писателя Марка Зингериса, «в Южной Африке сейчас больше литваков, чем в самой Литве… Когда литовские евреи обращают свой взор на ЮАР, то видят, что наша культура и община сохраняются там. У нас [в Литве] культура литваков была просто уничтожена во время Холокоста и советской власти»[19]. В Южной Африке в конце 1990-х проживало около 80–90 тыс. евреев, и примерно 80% из них имели российские корни.

В конце 1980 – начале 1990-х гг. в ЮАР активно начали эмигрировать граждане СССР, и большинство русских евреев, живущих ныне в ЮАР, приехали сюда именно в этот период. Но есть и исключения. Марк Шуан приехал в Южную Африку в 1960-е гг. В начале 90-х он владел крупной компанией по производству и экспорту дорожно-строительных машин, работая со странами Европы, Дальнего Востока и с российскими предприятиями. Из Латвии через Израиль в ЮАР эмигрировала Генриетта Мондри, ставшая в 1987 г. заведующей русской кафедрой в университете Витватерсранда, одном из ведущих вузов страны.

Одним из самых заметных деятелей русскоязычной диаспоры Южной Африки был предприниматель Марк Волошин, перебравшийся туда ещё до «перестройки». Став председателем правления компании «Марвол», Волошин щедро выделял средства на укрепление связей между Россией и ЮАР. Он финансировал газету «New Bridge», выходившую в 1992-94 гг. в России и Южной Африке на русском и английском языках, Центр российских исследований в Кейптаунском университете, создал Русскую галерею искусств. Волошин помогал устраивать гастроли российских артистов в ЮАР, спонсировал балетные постановки, концерты, спектакли. Но имя Волошина связывали и со скандалом – он обвинялся в контрабанде оружия и снабжении им южно-африканской компании «Армскор».

В 1993 г. в Йоханнесбурге открылась Школа фехтования Тышлера. Её основатель и руководитель – кандидат педагогических наук, тренер национальной сборной ЮАР Геннадий Тышлер, сын Давида Тышлера, призёра чемпионатов мира по фехтованию 1955-59 гг. и Олимпийских игр в Риме и Мельбурне. Среди учеников Тышлеров – золотые призёры Олимпиад в Токио, Мехико, Мюнхене, Монреале, Москве. С 1993 г. более десяти выпускников Школы Тышлера стали чемпионами ЮАР и призерами международных соревнований.

В конце 1980-х – 1990-е гг. старое поколение российских евреев, поселившихся в Южной Африке преимущественно до начала 1930-х гг., уже не играло существенной роли. На смену ему пришли их дети, не имеющие связей с Россией, не владеющие ни русским, ни идиш и вполне интегрированные в южно-африканское общество. Многие из них уезжают из ЮАР в связи с возросшей преступностью и ростом чёрного и мусульманского национализма в стране. В противоположную сторону, особенно в 1989-93 гг., двигался поток бывших советских граждан, в том числе евреев, привлечённых привилегированным положением белых в ЮАР и гарантиями, предоставлявшимися правительством де Клерка иммигрантам из Европы. В 1989-98 гг. в ЮАР иммигрировало (через страны Восточной и Западной Европы, а также через Израиль) несколько сотен евреев из бывшего СССР. Последние в своей массе люди нерелигиозные, не являются активными сионистами и большинство из них не принимают участия в деятельности еврейских общин ЮАР.

Примечания

[1] Подробнее о нем см. в главе «Франция».

[2] Подробнее о нем см. в главе «Италия».

[3] Горелик Б. Евреи – выходцы из России в Южной Африке // РЕВЗ. 10: 119–148; Он же. Российская эмиграция в Южную Африку: вчера и сегодня. РАН. Институт Африки. М., 2007. 256 с.; The Jews of South Africa. A History. Edited by Gustav Saron and Louis Hotz. – Cape Town: Geoffrey Cumberledge, 1955.

[4] Death of Mr.Isaac Lewis. Romantic Business Career // Cape Times. 1927. 30 March. P. 1.

[5] Rosenthal E. Southern African Dictionary of National Biography. P. 166.

[6] Davidson A., Filatova I. The Russians and the Anglo-Boer War. Cape Town, Pretoria, Iohannesburg: Human & Rousseau, 1998. P. 201.

[7] South African Who’s Who. 1944. P. 331.

[8] Цит. по: Англо-бурская война 1899–1902 гг. По архивным материалам и воспоминаниям очевидцев. Сост. Н.Г. Воропаева, Р.Р. Вяткина и Г.В. Шубин. М.: Восточная литература, 2001. C. 294.

[9] КЕЭ. Т. 10. Стлб. 814.

[10] Shimoni G. Jews and Zionism: The South African Experience (1910–1967). Cape Town: Oxford University Press, 1980.

[11] Davidson A. Russia and South Africa: Centuries of Contact // Russia in the Contemporary World. The First Symposium in South Africa at the Centre for Russian Studies. University of Cape Town, 1995. P. 99.

[12] Shimomi G. Jews and Zionism: The South African Experience. Cape Town: Oxford University Press, 1980. P. 6.

[13] Пархомовский М. ОРТ во Франции и его русские руководители // РЕВЗ. 8: 265.

[14] Millin S.G. The South Africans. London: Constable & Co Ltd, 1928. P. 179.

[15] Rosenthal, Eric. Southern African Dictionary of National Biography. P. 59.

[16] Из доклада М. Вольберга-Вельмонта Коминтерну о деятельности социалистов в Южной Африке, 15 апреля 1920 г. // Россия и Африка. Документы и материалы. XVIII в. – 1960 г. Том II. М.: ИВИ РАН, 1999. C. 67–68.

[17] Горелик Б. Евреи – выходцы из России в Южной Африке // РЕВЗ. 10: 134.

[18] Там же. С. 135.

[19] Stoddard Ed. Lithuanian Jews Make Big Impact in South Africa. Reuters, 1998. 12 June.


___
Напечатано в «Заметках по еврейской истории» #12(159) декабрь 2012 — berkovich-zametki.com/Zheitk0.php?srce=159
Адрес оригиначальной публикации — berkovich-zametki.com/2012/Zametki/Nomer12/Parhomovsky1.php

 

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 995 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru