litbook

Поэзия


Золотая акварель+236

РУСЬ  МОЯ

 

Русь моя! Поле моё синеокое!

Лес, окаймляющий даль...

Гордый мой предок, по-местному окая,

Мне эту ширь передал.

 

Как же мне вас не любить да не нежиться

В этих бескрайних лугах, —

Мягкая травушка под ноги стелется —

Вот он — российский размах!

 

В лес загляну — и грибов нааукаю,

Ягод — ведро соберу...

Удочку — в речку, и буду со щукою —

Значит, с ухой ввечеру...

 

Как же мне вас не любить, мои ласточки,

Пенки, стрижи, глухари!

Как потрясающе кружатся бабочки

В тающих всплесках зари!

 

Как потрясающе всходят над городом

Где-то вдали огоньки,

И зажигается золотом, золотом

Храм расписной у реки!..

И замирает моя волоокая

Необъяснимая даль... —

Гордый мой предок, по-местному окая,

Мне эту ширь передал.

 

 

ЛУГОВЫЕ ЦВЕТЫ

 

Войдёшь в луга. И примет разнотравье

Тебя простым — без всякой суеты

И без проблем. Здесь все мы равноправны,

И каждому навстречу — лишь цветы…

 

Сиреневые, томно-голубые,

Оранжевые, жёлтые — смотри!

Они горят сияньем дня — любые —

И тают в алых сполохах зари.

 

Они подарят силу и терпенье

И сердце успокоят от тревог,

Развеют надоевшие сомненья,

Чтоб жить ты снова вдохновенно смог.

 

Вся ласка дня в задумчивых соцветьях…

За городом и на краю села

Цветы плывут сквозь лето и столетья,

Чтоб радость в душу каждого вошла.

            МУЗЫКА  НЕБЕС

 

Звучала музыка небес

И опускалась мне на плечи,

И голубел картинно лес

В предощущенье дальней встречи…

 

И незнакомый лейтмотив

Мне сердце волновал и множил

Оттенки чувств. И, воспарив,

День в солнечном сияньи ожил.

 

Струился воздух золотой,

И вдруг — цветными стали тени.

И строчки шли — в стихотворенье,

Как звери в зной — на водопой…

 

 

                        *   *   *

Осенний воздух близок, близок…

Вот почву пробуют дожди,

И в поле бродит осень-призрак,

Что позолотой наградит

 

И бритую стерню пшеницы,

И стаи чувственных берёз,

И ближний лес, что молодится,

И блики зоревых полос.

 

И ветры искры огневые

Раздуют в истинный пожар,

И полетят дожди косые,

Чтоб остудить весь летний жар.

 

Чтоб разбудить по всем дорогам

Тот неуёмный листопад,

Что будет зреть под взглядом строгим

Небес, как тыщу лет назад…

 

 

                        *   *   *

Сентябрьские, хмурые своды

Просвечены солнцем ещё…

Четвёртая степень свободы

Внезапно легла на плечо.

 

Сады опустели и рощи,

И листья летят в сквозняке,

И небо подол свой полощет

В медлительной стылой реке.

 

И лишь притяженье земное

По-прежнему держит меня,

А то б в измеренье иное

Ушла, никого не виня…

 

Четвёртая степень свободы:

Тропинка сбегает к реке,

И хочется в серые своды

Листком улететь в сквозняке…

    СОЛНЦЕ  ОКТЯБРЯ

 

Какой сегодня свет необычайный

Сошёл на землю, чтоб её согреть,

И зашептались рощи в муке тайной,

Что всё же предстоит им отгореть…

 

А этот щедрый свет небес лучился,

Трудился над картинами земли —

Он с каждым стебельком договорился

Предаться нынче солнечной любви…

 

И рощи, и леса заговорили,

Принарядились в праздничный наряд —

О, как они неистово любили,

Пока горело солнце октября!

 

Они ещё надеялись и звали,

Когда их охватили холода,

И до снегов они ещё пылали

Тем светом, что не гаснет никогда.

 

 

   ЛИСТОПАД  ЛЮБВИ

 

Мне трава указала дорогу

В этот праздничный осени сад,

Где стекала листва понемногу,

Всё меняя роскошный наряд,

 

Где листва застилала пространство

Золотой, всё горевшей парчой,

Где пейзаж не имел постоянства,

Запалённый небесной свечой…

 

Разгорались осенние дали,

И экстаз обнаженья знобил —

Кто не знает прощанья печали,

Тот когда-нибудь вряд ли любил…

 

И деревья тянули мне руки

В перехвате изящных перстней —

Словно чувствуя поступь разлуки

На исходе изнеженных дней.

 

И летели,

             летели,

                 летели

Листья под ноги, в гору, с горы, —

Умоляя спасти от метелей

И от холода зимней поры…

 

И сверкала парча золотая,

И шумел этот праздничный сад,

И несла журавлиная стая

Под собою любви листопад…

 

И, охваченный огненным танцем,

Запылал обнажённый закат,

И прохожий зарделся румянцем,

Будто в осени

                        он виноват!..

  ЗОЛОТАЯ  АКВАРЕЛЬ

 

В лесу ещё пахнет грибами,

А ночи — уже холодней...

Но рядом с твоими губами

Теперь карусель моих дней

 

Вращается. Скользкие тени

От листьев, летящих в закат...

Настояны чувства. Растений

И грёз — над землёй аромат.

 

Но папоротник — он так зелен

В притихшем и добром лесу —

Как будто в столетья нацелен,

Свою сберегая красу.

 

И ты — молодеешь со мною,

Хоть бег ускоряется лет...

Ложится листва бахромою

На день, обещающий свет.

 

И луч золотистый, упругий

Выписывает акварель —

Мы необходимы друг другу,

Как вёснам — игривый апрель...

 

И пусть подступает ненастье

Сквозь этот октябрь золотой,

Мы рядом — и вот оно — счастье,

Как лист на руке — расписной.

 

 

   ВСТРЕЧА  В  ТАРУСЕ

       

                                   Марине Цветаевой

 

Стынет река. Тяжелеют метанья

Вечера синего над Окой.

Но не исчезло ещё колыханье

Вод, предназначенных на покой.

 

Но не исчезло ещё восхищенье

В небе холодным куском янтаря,

Медленно тающем в изнеможенье,

Щедро прощальные блики даря.

 

Ветер тревожит верхушки соцветий,

Самых последних в предзимней тоске,

Но ещё светел, ах, как же он светел

Берег, который выводит к Оке!

 

Здесь, на ступеньках заветного рая,

Как бы хотела Марина лежать,

Но, на далёкой земле умирая,

Знала душою — тому не бывать…

 

Гаснут, сгорая, янтарные блики —

Солнце как будто ушло на покой.

Спеет туман, и доносятся крики:

Клин журавлей над озябшей Окой.

 

В песне прощальной, скупой, журавлиной

Я различила далёкий привет

И ощутила, что рядом — Марина.

Через канву разделяющих лет!

 

 

ЧЕРЕЗ  ВЕК...

 

                                                                       М. Ц.

 

Ах, Марина! Стынет ветер на губах...

Ты — в Париже,

                        Я — в России...

                                               Между — «Ах!»

Ты — в XX, в XXI я теперь —

Между нами — только маленькая дверь...

 

Я стучу в неё упругим кулачком. —

Обернулась ты — но стук мой не знаком...

И опять идёшь по скользкой мостовой...

Я в России —

               ты в Париже —

                                     Боже мой!

 

Мне никак не достучаться через век...

Твой Серёжа, мой Серёжа — тяжесть век...

За разлукою — разлука... Не беда...

Лишь бы капали по капле в жизнь года...

 

Ты — в Россию?!.

                        Мне — в Париж бы!..

                                                           Не спеши

Смерть искать в своей елабужской глуши...

Твой Серёжа канул в вечность, мой — навек...

Как к тебе мне достучаться через век?..

 

 

   РЯБИНА  ВЫЗРЕЛА

 

Осенних гроз шальное буйство

Разбило сладкое тепло,

И холода сквозное чувство

Леса и рощи обожгло…

 

Развеяло сиянье света,

Рассыпало листву вокруг,

В туманах стойких плачет лето —

Уходит время в новый круг.

 

Рябина красная на взгорке

Ещё не венчана стоит,

Но лишь взметнётся жар на зорьке —

Она любви огнём горит.

 

И ягод плоть крупней и ярче —

Люби,

   смотри,

        достань,

             сорви —

Чтоб кровь огнём пылала жарче!

Рябина вызрела к любви!

                      *   *   *

А ты моей любви боишься, милый!

Боишься что-то нежное сказать.

Движения твои неторопливы,

Смеются развесёлые глаза…

 

Но лишь коснёшься ветренно руки

И затаённый взгляд поймаешь мой,

Как тонешь в глубине души-реки

И вот уж не смеёшься — неживой…

 

 

                     *   *   *

Будешь руки мои целовать,

Светлый рыцарь или ж злодей.

А потом уляжешься спать

На вспаханном поле грудей...

 

Будешь снова меня терзать

Недомолвками тихих речей,

Чтобы мне никогда не узнать

Всех пожарищ твоих ночей...

 

Но однажды в любовном бреду

Позовёшь меня сквозь года,

И в объятья твои войду

Я — единственной — навсегда.

 

 

ХУДОЖНИК

Сюжет в стиле ню

 

Какая чёрная у ночи немота,

Что губ не разлепить, что даже по подсказке

Не выбраться теперь за тот сюжет холста,

Который родился в полуреальной сказке.

 

Молчи теперь, молчи… Отдай все краски дню

И не следи за светом лунных полукружий:

Навеянный сюжет восходит в стиле ню,

Твой вгляд, как коршун, над сосками кружит…

 

Но пальцам всё ж видней. Они спешат туда,

Где влажно-горячо и манит, как магнитом.

И вместо кисти ты в тумане, как слюда,

Берёшь своё кайло, что станет динамитом…

 

И вот в ночи — пожар!.. Окрестности — горят…

Все скрещены пути на сути кульминаций.

В расплавленном окне расплёскана заря,

Но треснул холст среди усталых декораций.

 

И корчится, шипя, картина на холсте —

Не выдержали жар невысохшие краски,

И наступил конец фальшивой немоте,

И с рёвом вышел ты из нереальной сказки.

 

Молчи теперь, молчи… Отдай все краски дню,

Смотри, как он себя перед тобой раскинул…

Навеянный сюжет восходит в стиле ню…

Бери же новый холст — пиши свою картину!

 

              ТА  ЖЕНЩИНА…

 

Мне не догнать летящий в небо ветер,

Не целовать тебя с восторгом всласть —

Та женщина, чей образ чист и светел,

Всё время над тобой имеет власть.

 

Она живёт в твоём воображенье,

Она тревожит помыслы твои,

Рождает всей крови твоей броженье —

Кумира — о! — себе не сотвори!

 

Она так идеальна, так воздушна,

Что мне такою никогда не быть...

Она тебе всегда-всегда послушна...

О, нет! Тебе её не разлюбить!

 

Но в миг, когда меня ты обнимаешь,

Я чувствую в глазах твоих тепло —

Кого? Меня или её ласкаешь?

Кому в мгновенье это повезло?

 

Кому ты даришь свет и вдохновенье?

Кто для тебя сегодня идеал?

А может быть, в таком судьбы сплетенье

Во мне её внезапно ты узнал?!

 

Я догоню летящий в небо ветер!

Я буду целовать сегодня всласть!

Ты — самый долгожданный мой на свете,

И над собой тебе дарую власть.

 

 

                         ЛЮБИ!

           

                                                           Н...

 

Не понимаешь ты: я не помолодею,

Не стану красивей я никогда...

Так отчего же взгляд твой холоднее,

Когда подступит искренность, когда

 

Обрывки фраз сметают откровенье

И в недоговорённости есть смысл? —

Я возмужала в горьком лет круженье,

Пока дороги наши не сошлись...

 

Люби меня такую, разбитную,

С горящим взором, сильную всегда,

Степенную, взрывную, озорную,

Влюблённую — без скидки на года...

 

Люби, когда смеюсь, когда заспорю.

Когда в ночи я факелом зажгусь...

Люби, когда с тобой я жутко ссорюсь,

Особенно — когда с тобой мирюсь!

 

Учти, мой друг, я не помолодею

И вряд ли слишком сильно изменюсь...

И всё ж — я силой жизненной владею:

Люби! И я с тобою — поделюсь!

                      *   *   *

Что ты там обо мне напророчил?

Будто я тебе не суждена?..

На деревьях — цветения почерк —

Так тебе возражает весна.

 

И доверчивый солнечный ветер

По округе разносит тепло,

Дверь срывается с масленых петель

И летит притяженью назло...

 

И взлетают последние слёзы

По ушедшей ручьями зиме,

Хороводятся томно берёзы

В этой солнечной кутерьме.

 

Яркий день ароматами сочен,

И походка твоя так легка...

Что ты там обо мне напророчил? —

Сердце к сердцу, и даль — высока!

 

 

               СЛИЯНЬЕ  ДУШ

 

Не торопи расплавленное время —

В нём всё далёким промыслом сквозит —

Ещё сожмёт виски стальное бремя —

Безвинный ветер горечью грозит.

 

В тумане снов незримо звёзд сиянье.

Не обозначит Вечность свой маршрут.

Слиянье душ, как рек земных слиянье —

Невидимый, но непомерный труд.

 

Пусть солнца свет для глаз невыносимый,

Но как лучи на всём земном горят!

Не расторгай слиянье душ, любимый!

Не отводи горящий нежный взгляд!

 

Когда душа летит душе навстречу,

Все звёзды ярче светят в небесах!..

За нас с тобой пред Богом — я отвечу:

Прочти ж теперь Любовь в моих глазах!

 

 

                    *   *   *

Какая сила приковала

К твоим губам, к твоим рукам?

Тебя ли вечно призывала

К своим искрящимся стихам?..

 

Да твой ли образ я сложила

Из всяческих обрывков чувств —

Так, что теперь бунтуют жилы,

Где постоянно бродит грусть?..

 

И почему я твёрдо знаю

И чувствую наверняка,

Что лишь с тобой огнём пылаю,

Что лишь твоя нежней рука?..

Но сколько дней пройдёт заветных,

Пока развеется тоска,

Пока дождусь я чувств ответных,

Меня ведущих сквозь века?!

 

 

                            *   *   *     

Измучил ты меня своим непониманьем…

Чего-то хочешь… Но чего? — Скажи!

То одаришь бесценнейшим вниманьем,

То холода возводишь рубежи…

           

То лаской окружишь и бережной заботой,

То вдруг воздвигнешь стены до небес;

То радуешь, как в первый раз, — и в сотый,

То, мучая, ведёшь в сомнений лес…

 

В том сумрачном лесу легко мне заблудиться —

Дай руку мне и выведи на свет!

Пускай твоё лицо улыбкой озарится…

Мне никогда с тобой покоя нет.

 

Вот так я и живу, как будто на вулкане:

То лавы жду, то проблеска зари…

И, может, потому так трепетны свиданья —

Их аромат всегда неповторим!

 

 

                       *   *   *

И радость встреч! И губ порыв!

И танец тел, над сном летящий!

Ты — неразгаданный — паришь,

Такой волшебно-настоящий!

 

И я вхожу в экстаз любви,

Как в заколдованные двери:

Мгновение, остановись!

Кто может счастья миг измерить?!

 

Слиянье душ! Слиянье тел!

И терпкое дыханье ночи.

Кто знает, есть в любви предел,

Когда любовь — всех сил источник?!

 

 

                       *   *   *

Ах, залётная светлая птица

С журавлиным крылом от небес,

Что всегда в перелёты стремится,

Лишь бы Родины зов не исчез!..

 

Ты не сможешь остаться без неба,

Без высоких своих облаков, —

Даже россыпи сытного хлеба

Променяешь на жизнь без оков...

 

Я свободу тебе обещаю.

Улетай, если в небе вольней!

Только мысленно я возвращаю

Светлый образ в канву моих дней!

Но однажды поймёшь непременно,

Что среди перелётов твоих,

Среди самых счастливых мгновений —

Только те, где полёт на двоих!

 

 

ГОВОРИ  О  ЛЮБВИ!

 

Не стесняйся, когда

                          чувства полнят безмерную душу.

Это Бог повелел испытать все тревоги Земли...

Всех предчувствий твоих,

                             ожиданий твоих не нарушу —

Всей гармонии мира открытой душою внемли.

 

Я подставлю тебе и плечо, и надёжные руки.

Вдохновлю, вознесу

                           над обыденной дней кутерьмой.

Если Бог повелит,

                           я возьму твою жизнь на поруки,

Только ты до конца,

                              до конца оставайся со мной.

 

Светлый город горит

                                    ожиданием солнечной ласки.

Пропадаю без сна в многомерных ладонях твоих.

Завтра день золотой нам подарит ярчайшие краски,

А пока — говори, говори, говори о любви!

 

 

                        *   *   *

Выпускаю я с ладони птицу.

Лёгкий снег искрится и блестит.

Не хочу надменную синицу —

пусть журавль — хоть в небе — пролетит

надо мной. Во взмахе крыльев мощных

силу я почувствую его,

в песне — вдохновения источник —

может, тоже встану на крыло?!

Распахнутся солнечные дали

для любви — без края и границ…

Никогда сюда не долетали

стаи дерзких маленьких синиц…

 

 

   ОГНЕННЫЙ  ТАНЕЦ

 

Да разве можно не любить

Мои взлохмаченные вихры? —

Я в танец ухожу, как вихри,

Которых не остановить,

 

От всех пространств не уберечь —

Они вольны, сильны, упруги!

За ними всюду крылья-руки,

Моя размеренная речь…

 

И — вдохновения полёт,

И — солнца радужные спектры…

Они ещё не знают, ветры,

Кто силу от кого берёт.

И в этом танце огневом

Рассвет встаёт во всём величьи,

И с высоты полёта птичьего

Так искромётно под крылом.

 

И там, где танца рвётся нить,

Весь мир, как на ладони, блещет,

А сердце пламенем трепещет…

Ну что? —

         Готов меня любить?

 

 

          СВЕТ  ДУШИ

 

Как быстро сумерки густеют,

И лишь на западе светло:

Движенье света тяжелеет —

Ночь распростёрла в мир крыло.

 

Оно плывёт всё ниже, ниже,

Заправив свет за горизонт,

И холод ночи сразу ближе —

Во весь холодный ночи фронт.

 

И приближаются сомненья —

Да так ли жизнь уж хороша?!

И в этом светопреставленьи

Уж не померкнет ли душа?..

 

Но из-за горизонта робко

Струит любовь волшебный свет,

И электричка мчит торопко

К той станции, где ночи нет…

 

Где только ты и радость встречи,

Где нет сомнений, лишь любовь!

Где свет души и ночью вечен,

Где мир — в гармонии из слов.

 

А завтра день придёт упруго

И зелень вспыхнет на лугах —

Мы снова обретём друг друга

И солнца щедрость на цветах.

 

 

        ЭНЕРГИЯ  СОЛНЦА

 

Лелеет утро солнце на плечах —

Огромный шар вздымается над миром,

И так вольготно в солнечных лучах —

Оно плывёт единственным кумиром!

 

Да сгинет тьма и рой сплошных теней!

Да будет свет и радости земные!

Восходит шар — всё ярче и сильней,

И новый день командует отныне.

 

Течёт тепло сияющих лучей,

И с каждым мигом ярче солнце блещет,

И кровь моя под солнцем горячей,

И сердце снова радостно трепещет!

Восходит день в величии своём,

В любую жизнь он входит безоглядно —

Пропитан солнцем весь мой окоём,

И я живу — стремительно и жадно!

 

 

                        КИНЖАЛ

                             Сонет

 

Истёрта плоть. Кинжал затуплен твой.

Но близок бой — и радостные крики!

О, как твои знамёна многолики!

Как многогласен наступленья вой!

 

В твоих руках и сила, и удар

Всем недоверчивым, готовым к отступленью…

Но скреплены твоей атаки звенья,

И мужество — бесценный жизни дар.

 

Вся жизнь — игра. Но так играешь ты,

Что верю я в слова твои и буйство…

Твоя  любовь — великое искусство          

И устремленье к чувству красоты.

 

Восстала плоть, всей нежностью маня.

Иду в твои объятья! Я — твоя!

 

 

                СИЛА  ЖИЗНИ

 

Нисходит день на русские просторы

И летнюю лелеет благодать.

Как травы в росте своенравно споры,

Чтоб семена опять земле отдать!

 

Как полыхают пламенем закаты,

Чтоб всю земную радость осветить! —

А по земле идут, идут солдаты,

Чтоб кровью нашу землю затопить…

 

Неужто не устал весь мир сражаться,       

И слёзы лить, и близких хоронить? —

А мне б в траве высокой поваляться

И, заново очнувшись, снова жить!

 

Растить детей, лелеять ласку лета

И всё вокруг, и всех любить! Любить,

Чтобы в душе хватило людям света

Все тяготы земные победить!

 

Нисходят дни, рассветы золотятся,

Цветам лугов пришла пора цвести! —

А мне б в траве высокой поваляться

И снова силу жизни обрести!

 

 

            ПРОСТЫЕ  ИСТИНЫ

 

Насыщенный зелёный цвет

Преобладает во Вселенной!

Но как не просто в жизни тленной

Нести себя сквозь пламень лет…

Но как не просто отцветать,

Когда вся молодость испита —

Волшебный жизненный напиток,

Дарящий силу, дерзость, стать…

 

Но как не просто сознавать,

Что поутихли жизни страсти

И что в расставленные снасти

Удачу всё трудней поймать!

 

Ликует лето, льётся день,

И щедро манит ягод спелость,

И я живу, встречая зрелость,

Пусть даже солнце набекрень…

 

Уроки пройдены, и вот

Умчались грозы с поднебесья,

И бесконечно льётся песня,

И водит счастье хоровод!

 

Есть радость в возрасте любом,

Лишь только б сердце ликовало —

Ещё отпущено немало —

И хватит думать о былом!

 

 

  ПОКОЙ  НАД  РОДИНОЙ

 

Покой над родиной.

                Но что-то мне не спится.

Стоит за окнами задумчивая хмарь.

Какая-то взъерошенная птица

Качается на ветке. Спит фонарь…

 

Похолодало. Тягостно и густо

Плывёт туман над родиной моей.

И отчего-то непременно грустно

Глядеть на эту птицу меж ветвей.

 

Ты не печалься, светлая пичужка,

Ещё придёт к нам солнце посветить,

Споёт тебе весёлая подружка,

И сразу станет радостнее жить.

 

Уйдут дожди, туманы разбредутся,

И снизойдёт прозрачное тепло… —        

Дни холода жарою обернутся —

Пора птенцов уж ставить на крыло!

 

 

     КРАСНОЕ СОЛНЦЕ

 

Лишь только утро началось, пожар

Разлился на пылающем востоке,

И над землёю выплыл красный шар,

Неся в себе невидимые токи…

 

Как предзнаменование времён,

Он нёс в себе небес всевышних кару —

Восток зарделся красками знамён,

И нет предела этому пожару!

Лишь светлый луч, взвиваясь и звеня,

Ещё всё пел, по-прежнему ликуя,

Он выше был восточного огня —

Он утро распечатал, торжествуя!..

 

Он так звенел в небесной высоте,

Он так летел за дальним синим светом,

Что, вопреки всем бурям и наветам,

День распахнул объятья красоте.

 

…Но красный, раскалённый солнца шар

Над горизонтом встал —

                                     мятежный, жаркий —

И внёс свои, вселенские, ремарки

В тот план,

               что светлый луч провозглашал…

 

И — не удался день…

                             И — дождь рекой…

И — мерзкий холод наполняет души…

Ах, только б диск тот красный не нарушил

Привычный людям всем земной покой!

 

Что значит это солнце, словно кровь?

Какие ждут опять нас испытанья?

Зачем на небе пламени метанья,

Когда нас всех должна роднить любовь?..

 

Мой страшный век,

                            чего ты нам несёшь?

Молчат пророки,

                         тяжек смысл молитвы…

Кого ты — без сознания — ведёшь

Творить,

     творить,

          творить

               меж нами битвы?!

 

 

            РУССКИЙ  ДУХ

 

Какие силы бродят над Россией,

Что так она угрюмо хороша? —

Все ждут опять пришествия Мессии,

И ожиданьем полнится душа…

 

И ожиданье это нестерпимо —

Родной народ уж слишком терпелив:

В пожары — задыхается от дыма

И думает, что мир несправедлив…

 

А это Бог знаменья посылает…

За все за наши тяжкие грехи

Прощая, в сотый раз предупреждает,

Что реки крови слишком велики…

 

Что слишком мы наивны и беспечны,

Что свой у нас, особый, трудный путь,

Что плоти притязания конечны

И надо в душу глубже заглянуть!

 

Летит Россия в блеске новостроек,

Но, золотого пестуя тельца,

Народ державы сократился втрое, —

Не чувствует жестокого конца?!.

 

Всё видит Бог! —

                        И вот они, знаменья:

Пожары,

            ураганы,

                        смерчи,

                             смерть…

Да что же — в головах у нас затменье?

Над всей Россией смерти круговерть…

 

И льётся кровь в столице и в деревне,

И полыхают в пламени леса…

Да где же Дух — великий, русский, древний —

Он мог творить добро и чудеса?!

 

Какие силы бродят над Россией?!

И так она угрюмо хороша,

Что хочется собрать все эти силы,

Чтоб снова заработала душа!

 

 

ПРЕОБРАЖЕНИЕ

 

Тяжелеет листва, под дождями веков намокая,

И мечтает о той невозвратной беспечной поре,

Где струилась она, зеленея,

                                               под солнцем сверкая,

Даже в самые жаркие дни —

                                                в нестерпимой жаре…

 

Но хватало ей сил и услады глубоких кореньев,

Но лилась бесконечная,

                                     так ей казалось бы, жизнь…

Отчего же теперь

                         не хватает на кроне тех звеньев,

Что всегда были рядом

                                    и с песнею в небо неслись?!

 

Это ветер шальной, обезумев, срывает и гонит

Молодую листву, что вчера ещё пела, смеясь…

Это ветер больной по ночам от отчаянья стонет

И швыряет тяжёлые листья в дорожную грязь…

 

И плывёт, и плывёт, и плывёт

                                                  этот стон по России

Сквозь тяжёлые ветви

                                     и сны обнищавших дерев…

Лишь огромное блюдо луны отрешённо красиво! —

Что ему до листвы?

                            Всё равно отомрёт, устарев…

 

Холода, холода…

                        Но ещё не погасло светило…

Вот отступят циклоны, и явится солнце опять!

Бабье лето придёт, и появятся тайные силы —

Золотистой листве над Россией моей колдовать!

Рейтинг:

+236
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Комментарии (4)
Ирина Пономарёва 30.03.2013 02:30

Нина, это замечательные стихи. Спасибо!

1 +

Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Виктор Зыков 27.04.2013 18:34

Прекрасные стихи! Не могу удержаться, чтобы не высказать комментарий. Просто цепляет за душу и волнует сердце.

1 +

Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Нина Смирнова [редактор] 28.04.2013 03:04

Спасибо, Виктор! Рада, что мои стихи имеют такой отклик в Вашем сердце.

0 +

Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Нина Смирнова [редактор] 28.04.2013 03:10

И Ирину Пономарёву благодарю за чтение многих материалов "Золотой Оки" и за конкретные комментарии и к моим стихам, и к прозе. Спасибо, Ирина! Я чувствую, что и Вы сами человек очень творческий, разбирающийся в литературе и её достоинствах.

0 +

Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 995 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru