litbook

Поэзия


Эффект воронки+5

* * *

Речная волна, когда прибой, напоминает морскую;
Пахнет водорослями и рыбой — густо и нестерпимо.
Я уже не путаюсь в этой жизни, а со вкусом её смакую
Между озёрами Северной Ингрии и побережьем Крыма.

Время делало со мной то, что считало нужным.
Так нерадивый ученик Будды ринулся в православие.
Боялся зайти в протестантский храм, полагая это не просто чуждым,
Но и опасным... Открещивался заранее!

Потом, неожиданно: ша! и баста!
Шрам на шраме повсюду на тонком теле.
Не сказал: «До свидания»; сказал, чтобы стало ясно.
Вопросы сулят сомнения и поводы для истерик.

Был первым, бил первым, не пью с ментами.
Не мельтешу. Шажок за шажком по кромке.
И всё-таки — только первым. Иначе не наверстаешь.
Эффект бабочки (или матрёшки). Эффект воронки.

Речь не о выборе. Просто неинтересно.
Не купился на всё готовое. Не продаюсь построчно.
Людьми не двигаю. Не выгадываю на песнях.
Предосуждён пожизненно, освобождён досрочно.

Совесть ищет мне оправдания, ищет и не находит.
Хорошего мало. С плохим однозначно свыкся.
Словно спешил и вышел из дома, одевшись не по погоде.
Когда прижало — оказалось, что не укрыться.

Ладно,— сказал я себе и остался
Без гроша в кармане, на голом месте.
Питался воздухом, играл по клубам, но не вписался.
Пишу «в стол» и сам никуда не лезу.

Не выбрал стезю мещанствующего пиита.
Очарованный странник, глядящий в омут.
Не в чести за нервические сюиты,
Но пока живёхонек и не тронут!

Наконец до меня дошло: закон что дышло
И не писан тем, кто на всё способен.
А если «как бы чего не вышло»,
Тебя будут иметь даже те, кто тебе подобен.

Впрочем, как расставлены приоритеты:
Или любовь жены, или страсть к Евтерпе.
Совпадение невозможно, а стихи — это тоже дети
И твоё продолжение после смерти.

 

* * *

Запах жареных каштанов,
Запах кофе с коньяком...
Чёрно-белый Параджанов —
Незнакомым языком.
От прародины — далёко.
Дома — всё наоборот:
Подцензурная морока,
Нецензурный перевод.
Запах джина и «Gitanes»,
Шоколада аромат...
Прозой — поздний Параджанов,
Говорящий про гранат.
Чёрно-белая планета
Среди красных и цветных.
Запах моря, запах ветра,
Между мёртвых и живых.

 

* * *

Ничего отменить нельзя. Со всем приходится жить.
Без цели, без интереса, пока не хватает духа
послать это всё подальше, заметив сухо:
вещь стоит столько, сколько готов платить.

Ничего заслужить нельзя: противоречит дух,
абсурдом становится Правило как таковое.
И не получится, если не «за живое».
Лёгкий, но ложный след отбивает нюх.

Я не ответил? Это и есть цена
любого вопроса: платишь или не платишь.
Просто пойми. Сегодня — пойми, и хватит.
По существу ответишь потом сполна.

 

Мозаика

Камешек слезится, высверк голубой.
Свято место — пусто, бродит холодок.
Были и остались голью-голытьбой:
Жадные глазёнки, тощий хоботок.
Так бы примоститься, чтобы усидеть.
Цены и оценки уверяют нас.
Прочная подкладка, призрачная твердь.
Крен в другую сторону: рrice, а не Спас.
Извини-подвинься, если виноват.
Грани под углами. Съеду, пропущу.
В гуще и воронке гаснет даже взгляд.
Соберусь, опомнюсь — и не получу
Больше, чем должно быть, меньше, чем должно.
По краям — надрывно — вытащу улов.
И тогда Он воду превратит в вино
И за Магдалену скажет пару слов.

 

Downshifter

Ни клочка, ни осколочка.
Ни копья, ни околышка.
Общий план, дальше — крупно, и — врезка.
Полустёртые линии:
старт и финиш. На финише —
если выживешь — самое место.
Ни везенья, ни прикупа.
Разбежимся по-тихому.
Никому, ничего... пожелания...
А по совести — нечего.
Жизнь в итоге засвечена
без утайки и оправдания.
Но и этим не кончится.
Всё, что снова захочется,—
никогда до конца незнакомо.
Узнаёшь, и — не вынести:
так играют на выезде
проигравшие дома.

 

* * *

Поджарю луковку, сварю риску́.
Поужинаю, попью чайку.
Полста до Питера, на Выборг — сто.
Былое набело пережитó.
Не просто набело, а до конца.
Бывает фабула — глаза в глаза
сказать, что прошлое — и есть связной
за всё хорошее — тебя со мной.
CD-шник старенький читает блюз,
а из динамиков по капле — пульс:
мой Ottmar Liebert и мой Keb Mo.
Всё получается всегда само,
когда мелодию свою ищу,
когда не многое, а всё прощу.

 

Относительно времени

Всерьёз и надолго, но не навсегда...
Не глядя, пройду по стрелке.
Снизу — ладожская вода,
карельское небо — сверху.

Жизнь — немножечко казино,
недотрога и стерва.
Врозь — а всё-таки заодно,
Мило — и всё же нервно!

Крупье, почуявши мой азарт,
внимательно осторожна.
Поставь-ка, девочка, всё на фарт
и улыбнись, как должно!

По-крупному чаще на мелочах
теряешь и не умнеешь.
Гаси огарок, зажги очаг.
Согреешься, как умеешь.

«Медовая с перцем» нутро зажжёт,
расправит зело борзо!
Усугуби, положи снежок
на лоб, чтобы всё прошло.

Одалживал даже у тех, кто давал,
зная, что не вернётся.
Относительно времени всё — товар,
который распродаётся.

Вращал барабан, выходил ни при чём,
имею то, что имею.
Сегодня волчок кое-как укрощён,
завтра — вдвойне быстрее.

Сегодня дословно несёт туда,
где снимут стружку и мерку.
Завтра — чернеющая вода
и белое небо — сверху.

Рейтинг:

+5
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Комментарии (1)
Вадим Наговицын [редактор] 17.12.2012 10:05

Олег Ващаев - необычный и надмирный поэт. Он как-будто приходит из параллельного мира, чтобы поведать нам о нас со стороны.

0 +

Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 995 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru