litbook

Проза


Девочка и Ангел0

Предновогодняя история

 

         Внучкам моим, Людане и Кате

Пролог

Действие нашей истории происходит накануне Нового — 2008-го — года в городе Минусинске Красноярского края и в посёлке Бурный (посёлок староверов) Эвенкийского автономного округа Красноярского края.

Основные действующие лица:

Девочка Аня, тринадцати лет, Аннушка, диагноз — ДЦП (детский церебральный паралич), по дому передвигается на костылях. На улице бывает очень редко. Учится в заочной школе. Много времени проводит за компьютером, который ей купила мама. Умерла она от рака два года назад. Отец пропал без вести восемь лет назад. Аня с бабушкой Клавой (Татьяниной мамой) живут в своём доме. Баба Клава — православная христианка. Аня и бабушка живут на пенсию бабушки, сдают одну из двух комнат студентке Лизе Ямсе. Летом баба Клава торгует цветами, выращивает в огороде овощи. Зимой вяжет на продажу шали и носки.

Кирилл Александрович Ведерников — отец Ани (герой книги «Возвращение на Джеликтукон») , в прошлом сумасшедший, в прошлом геодезист, в настоящее время дизелист в староверском посёлке Бурный на речке Вильмо. Продолжает писать стихи, о времени почти не думает, больше молится. Сам он из староверского рода, но нажился в миру, курящий, поэтому живёт в отдельном доме на окраине посёлка.

Ангел — Ангел-хранитель Аннушки, невидим.

Зинур и его сын Радик Файзулины — дальние родственники бабы Клавы. Приехали в Минусинск из деревни продавать мясо.

Кот Фома — член семьи.

Лиза Ямса убежала с ночёвкой на предновогоднюю вечеринку в общежитие, поэтому Зинуру с Радиком есть где переночевать.

Мама Таня, как и её муж, была по образованию геодезистом. После исчезновения мужа торговала в коммерческом ларьке, потом стала заниматься сетевым маркетингом китайской косметики и пищевых добавок. Появились деньги на компьютер Аннушке. Аннушка не перестаёт думать об отце.



Часть I. Вечер

Сцена 1. Чат-тусовка

Итак, с чего начать? Жили-были девочка Аня, её баба Клава и её отец Кирилл. И кое-что уже сказано в прологе, так что ты, читатель, примерно представляешь, что за жизнь была у них. А как же Ангел? — спросишь ты. Ангел-хранитель Аннушки? О нём Аня узнала от бабушки после исчезновения отца. И когда она сочинила своё первое стихотворение, то решила, что это Ангел разговаривает с ней. Когда Аннушку оставляли дома одну (бабушка и мама уходили по делам), Аннушка подолгу разговаривала с Ангелом. А каждое утро она здоровалась с ним приветствием, которое сама придумала:

Здравствуй, Ангел мой хранитель,
Добрый друг мой и учитель.

Когда у Ани получалось стихотворение или когда она молилась, то ей казалось, что это её Ангел разговаривает с ней, помогает ей. Особенно Ангел помогал ей тогда, когда рождались слова молитвы, её собственной молитвы, от которой захватывало дух и хотелось плакать.

Аннушка никому, кроме мамы и бабушки, не рассказывала про Ангела. Но даже мама сердилась на бабушку за то, что Аня узнала про Ангела-хранителя. Потому что мама считала, что надеяться надо только на свои силы, а их у Аннушки и так немного. Мама хотела заработать денег на лечение Ани, и было у неё ещё одно горе — пропал муж.

Но Аня считала, что если бы не Ангел, ей было бы гораздо тяжелее жить, и с особой охотой молилась ему. И каждый раз, когда складывались стихи и молитвы, она благодарила Ангела.

За столом пьют чай Зинур и баба Клава. А Радик прилепился к Аннушке и смотрит, как она общается со своими друзьями в Интернете. Радик совсем не умеет обращаться с компьютером, поэтому смотрит во все глаза.

Аннушкина чат-компания сложилась не сразу. Они познакомились год назад на сайте poezia.сom, потому что все любили стихи и писали стихи. Они — это:

Al      Алиса — английская девочка;
F      хоббит Фродо — китайский мальчик;
А      Ахмад — арабский мальчик;
GK      Дзена, королева воинов,— Аннушка;
Т      Терминатор — американский мальчик;
М      Маугли — индийская девочка.

Сначала они общались на поэтическом сайте, а потом Ахмад предложил сделать закрытый сайт, только для их компании, где они могли бы проводить свои чат-тусовки. Он его и сделал. Язык общения — английский. Хотя иногда они посвящали целые вечера, чтобы изучить языки друг друга. Темы общения — самые невероятные. Признанным лидером и лучшей поэтессой компании стала Аннушка. Она, конечно, не говорила о своей болезни, зато каждый вечер становилась душой компании и очень дорожила этими минутами. Иногда к ним на сайт заглядывал Летучий Голландец — отчаянный хакер, который никак не может понять, зачем нужен этот закрытый сайт.

Фома дремлет на коленях у Аннушки. Радик просит:

— Аня, ну покажи, как вы общаетесь. Неужели здесь люди со всего мира собираются и разговаривают? Научи меня этому.

— Ну, Радик, как ты не понимаешь, что научить тебя за вечер я не смогу. Попроси своего папу, пусть он купит тебе компьютер, тогда я смогу тебя научить.

— Ладно. А можно я посижу с тобой, посмотрю, как ты с ними разговариваешь?

— Ладно, сиди рядом, только не мешай. Я тебе потом всё объясню.

На мониторе начинают появляться строчки: «Привет». Аня закрыла глаза и мысленно попросила помощи у Ангела.


Al. Дзена, о чём мы будем сегодня говорить?

. Я написала новые стихи, хочу показать их всем. А потом каждый расскажет, чего он больше всего на свете хочет. Хорошо?

А. Ты всегда что-нибудь придумаешь. А я вот ничего не сочинил. Мы с отцом ездили в Дубайи.

F. Давай, Дзена, у тебя всегда здорово получается.

. Ладно, читайте:



* * *

Не чувствуй себя одиноким,
Когда поссорился с кем-то.
Знай, есть люди, у которых
Судьба хуже, чем твоя.

Одинок.
Не чувствуй себя одиноким.
Есть люди, у которых судьба ещё хуже твоей.
И у каждого есть надежда,
Что встретит человека судьбы их добрей.


* * *

Я создана из неба, я создана из звёзд,
Я создана из солнца, я создана из слёз.
Небо — это то, что тебе снится,
Звёзды — то, что светит по ночам,
Солнце — что в окно тебе стучится,
Слёзы — то, что капает из глаз.


Т. Почему так грустно? Что с тобой, Дзена?

М. А по-моему — классно!

F. Ты нас всех заставила загрустить.

. Ладно, не грустите. Давайте поговорим о главном: кто чего хочет больше всего на свете?

Т. Я хочу быть непобедимым, как Шварценеггер.

М. Я хочу стать актрисой кино, где буду петь и танцевать.

F. А я, наверное, уйду в монастырь Шаолинь и буду совершенствоваться в искусстве кунг-фу.

Al. А я хочу побывать во многих странах, увидеть весь мир.

А. А ты, Дзена? Чего хочешь ты?

. Я хочу, чтобы нашёлся мой папа. Уже восемь лет прошло с тех пор, как он пропал.

LG. Вы, мальцы, зачем сайт закрытый сделали? Я думал, что тут какие-то секреты, а тут — так, малышня развлекается.

 

Радик восторженно смотрит на Аннушку и говорит:

— Неужели твои друзья живут в разных странах мира? А я даже английского толком не знаю. Ты научишь меня? Я уговорю отца, чтобы он купил компьютер, и тоже буду писать тебе письма. А ты меня научишь английскому?

Аннушка гладит Фому, поправляет волосы и отвечает:

— Радик, конечно я тебя научу всему, что знаю сама. Но я думаю, что тебе непросто будет уговорить отца насчёт компьютера. Он, наверное, думает, что это игрушка, а вот мне без него никак не обойтись. Давай я тебе кое-что покажу.

Радик опять усаживается рядом, и Аннушка начинает объяснять ему азы.



Сцена 2. На сон грядущий

Фома лениво потянулся и, спрыгнув с коленей Аннушки, пошёл выпрашивать свой ужин у бабушки. Баба Клава всплеснула руками:

— Мы с тобой, Зинур, заболтались, а дети не кормлены. Радик, Аня, давайте к столу, поужинаем, да и спать пора. Завтра рано вставать на рынок, тяжёлый день.

Все уселись за стол. Поели домашней колбаски, которую привёз Зинур, поговорили о жизни деревенской. Аннушка всё никак не могла успокоиться после сегодняшней тусовки. Правильно ли она поступила, что сказала про папу, или это ей Ангел подсказал?

— Ну, что-то загрустили,— улыбнулся Зинур.— Хотите, анекдот расскажу?

— Ты, Зинур, только приличный рассказывай,— запереживала баба Клава,— а то при детях чего-нибудь наговоришь.

— Приличный, приличный,— успокоил Зинур.— Значит, так. Едет в поезде по России то ли немец, то ли японец. И приспичило ему в туалет. Только сходил — бежит с вытаращенными глазами к проводнику. Что случилось? Я, говорит, унитаз сломал. А что такое? Там, говорит, рельсы видно.

Аня с Радиком расхохотались, баба Клава прыснула в ладошку.

— Ну ладно, идите укладываться. Сегодня Лиза в общежитии ночует, так что, Зинур, я тебе на её диванчике постелила, а Радику на раскладушке.

Тепло, дремотно бормотала печка. Бабушка сказала Ане:

— Ложись, внученька, а я помолюсь ещё и тоже лягу.

— Бабуля, я вот всё думаю: что бы я без тебя делала? Я для тебя вон какая обуза, а кто, кроме тебя, меня поить-кормить станет?

— Ничего, внученька, не хлебом единым жив человек. Как же я тебя, кровиночку родную, оставлю? Проживём как-нибудь с Божьей помощью. Одно плохо, что я уже старая стала. Как ты без меня останешься, когда помру?

— Я тебя люблю, бабушка, живи подольше. Я и сама не знаю, как без тебя жить. У меня только ты и Ангел. Бабуля, мне Ангел опять подсказал слова молитвы. Бабушка, а можно, я по-своему буду за тебя, и за папу, и за себя молиться? «Боже, Пресвятая Богородица, ангелы и все святые, сделайте так, чтобы папа нашёлся! Боже, спаси и сохрани наши с бабушкой души! Спаси, Боже, пожалуйста!»

— Кровинка ты моя родная, Аннушка, внученька, конечно, помолись за нас. Господь услышит. И твой Ангел-хранитель помочь должен тебе, чтобы твоя молитва до Господа дошла. Попроси его обязательно.

— Конечно, бабушка, я его всё время прошу: «Ангел-хранитель, раз тебе такая девочка досталась, ты уж помогай ей. У неё ведь никого, кроме бабушки и тебя, нет». Бабушка, я ещё чуть-чуть за компьютером посижу? А ты помолись, и мы ляжем.

— Хорошо, внученька.

Баба Клава встала перед иконами и стала читать вечерние молитвы, а потом ещё, в надежде, что жив зять, прочитала молитву о путешествующих:

— Луце и Клеопе во Емаус спутешествовый, Спасе, сшествуй и ныне рабу Твоему Кириллу, путешествовати хотящему, от всякого избавляя его злаго обстояния: вся бо Ты, яко Человеколюбец, можеши хотяй.

И ещё из Канона молебного к Богородице:

— Предстательство христиан непостыдное, ходатайство ко Творцу непреложное, не презри грешных молений гласы, но предвари, яко Благая, на помощь нас, верно зовущих Ти; ускори на молитву, и потщися на умоление, предстательствующи присно, Богородице, чтущих Тя.



Сцена 3. Явление отца

Занесённый снегом посёлок Бурный. Поздний вечер. За окнами небольшого деревенского дома мороз. У компьютера сидит Кирилл Ведерников. Он только что закончил набирать письмо дочери и печатает адрес: vedernikovaanna@yandex.ru — и нажимает клавишу «Отправить». Письмо уходит, а Кирилл остаётся один на один с собой в доме, в который его пустили староверы. Длинная борода с проседью, валенки, свитер. Топится печка. Кирилл закуривает, садится у печки и замирает, глядя на огонь.

А в это время Ангел-хранитель молит разрешения у Господа помочь Аннушке.

Город Минусинск. Аня сидит у компьютера, читает стихи на сайте poezia.com. Вдруг на экране дисплея загорается окошко с сообщением о том, что по электронной почте пришло письмо. Аня открывает его.

 

«Здравствуй, доченька! Прости меня за эти годы. Но если бы ты знала, каким я был, ты бы поняла меня. Теперь я, кажется, готов к нашему свиданию. Посылаю тебе свои стихи.



* * *

Милая, здравствуй! Творенье Господне
Я пред тобой открываю сегодня.
Море волнуется — раз.

Милая, здравствуй! Господне творенье
Снова встречаю я с изумленьем.
Море волнуется — два.

Ты посмотри, как немыслимы дали,
Сколько людей мы хороших встречали.
Море волнуется — три.

Взгляды, улыбки, знакомые лица,
И Божий свет нам навстречу струится.
Стайкой летят снегири.
Замри!


* * *

Свиристели прилетели,
Прилетели свиристели.
Мы с тобою в этом мире
Так немногого хотели.

Птиц и неба бесконечность,
Звон цикад, и запах моря,
И безмолвную сердечность,
И отсутствие в ней горя.
 
Ощущенье совпаденья
Наших душ — двух половинок.
Этот краткий миг прозренья,
В этом мы с тобой повинны.

И летают свиристели,
Им открыт простор без края,
И хотят, чтоб души пели,
Поднимаясь к дверце рая.

Только там, над небом синим
С голубыми облаками,
Будем мы с тобой отныне,
А любовь и счастье — с нами.
 


* * *

Не ближе и не дальше — только издали,
Не раньше и не позже — лишь теперь
Я смог увидеть, что ж зовётся издавна
Обителью желаний и потерь.

Она — как дом покинутый, заброшенный,
Где сонный двор крапивою порос.
Там почтальон из будущего к прошлому
С пустою сумкой переходит мост.

За речку забытья, за поле времени
Заказана дорога для меня,
За зеркалом в четвёртом измерении
Стрекозы из несбывшегося дня.

Не мне смахнуть их блеск с травы некошеной,
Смотрю я, как в туманное стекло,
На всё, что было в жизни невозможного,
На всё, что в жизни не произошло.
 


* * *

How can you touch without touching.
How can you have, but not posses.
And not to lose it, when you take it.
Not to let go, lightly having touched?

 

И перевод этого четверостишья:


* * *

Как прикоснуться, не касаясь,
И обладать, не овладев,
Не потерять, приобретая,
Не отпустить, едва задев?

 

И ответ: Надо любить. Я тебя люблю, Аннушка. Я за тебя молюсь. Храни тебя Господь, доченька.

Твой отец Кирилл Ведерников».

 

Аннушка не поверила своим глазам и, не удержавшись, закричала:

— Бабушка, бабушка, папа нашёлся!

Баба Клава охнула и подбежала к компьютеру. Прочитала письмо и заплакала:

— Значит, живой, слава Богу! Где же он, внученька?

— Бабушка, да здесь же адрес его есть. Я теперь знаю, куда ему написать. Это мой Ангел помог, я знаю, бабушка. Он папу разыскал и надоумил письмо написать. Ведь Ангел знает, как нам тяжело без него. Кто, кроме Ангела, смог бы папино письмо мне доставить? Ведь он его отправил по неверному адресу. А оно — вот оно, здесь, у меня. Это чудо, бабулечка! Ведь Господь дал мне Ангела, чтобы он помогал мне.

— О Господи, Царица Небесная, где же он столько лет пропадал? Он же тогда из сумасшедшего дома ушёл. Пытались разыскивать, да куда там. Я уж и не знаю: радоваться ли? Единственная наша с тобой, Аннушка, надежда, что поправился он. Но по письму вроде бы нормальный.

— Я напишу ему, бабушка. Сейчас же отвечу.

— Погоди, Аннушка, погоди, милая, до утра хотя бы. Прошу тебя, Христа ради. Давай подождём до утра. Утро вечера мудренее.

— Ладно, бабушка, до утра я подожду. Я тоже ему стихи пошлю. Напишу новые и пошлю. А может, он в монастыре теперь?

— Подожди, Аннушка, подожди до утра. Я помолюсь, ты помолись — может быть, Богородица научит, как нам с тобой быть.

— Бабушка, а он знал, что я болею? Знал он?

— Знал, конечно, знал, внученька, тебе ведь уже пять лет было. Но не в себе он был, не в себе. Его самого лечить надо было. Он всё про время что-то заговаривался и Татьяна — твоя мама — ничего поделать не могла, так и тронулся умом. Ложись, милая, спать, утром решим, что нам теперь делать.




Часть II. Утро

Сцена 1. Кирилл Ведерников

Кирилл проснулся затемно со слезами на глазах. Впервые за долгие годы ему приснился дом в Минусинске и дочь, бегущая к нему навстречу от порога к калитке. Он долго лежал на топчане, потом встал, умылся и опустился на колени перед иконой Божьей Матери. Молился о том, как обустроить жизнь:

— Господи Боже Святый, прииди и исцели немощи наши имени Твоего ради. Пресвятая Богородице, ангелы и все святые, спасите наши души. Господи, помилуй! Господи, помилуй! Господи, помилуй!

Ясно было лишь одно: что не имеет он права прятаться здесь от семьи, от больной дочери. И некому принять на себя эту жизнь, этот мир, и нет ничего важнее этого решения.

Одевшись, Кирилл вышел на мороз и пошёл запускать дизель. Сейчас начнут просыпаться люди в посёлке. Вернувшись в дом, проверил почту на компьютере. Ответа пока не было.



Сцена 2. Аня Ведерникова

Баба Клава проснулась затемно и долго молилась, повторяя благодарственную песнь Божией Матери:

— Взбранной Воеводе победительная, яко избавльшеся от злых, благодарственная восписуем Ти раби Твои, Богородице, но яко имущая державу непобедимую, от всяких нас бед свободи, да зовем Ти: радуйся, Невесто Неневестная!

Потом она занялась привычной работой по дому: подбросила дрова в печку, собрала на стол, чтобы было чем позавтракать гостям. Проснулся Зинур, растормошил Радика.

Последней проснулась Аня. Проснулась с неожиданным ощущением радости: папа нашёлся. Пытаясь медленно выбраться из постели, Аннушка вдруг почувствовала движение пальцев на ногах. Пугаясь, что это ей показалось, пошевелила ими, и они послушались её. Аннушка позвала тихонько:

— Бабушка, бабушка!

Баба Клава подошла к ней, погладила по голове, поцеловала:

— Доброе утро, внученька, Что это ты встревожилась?

— Бабуля, у меня пальцы на ногах шевелятся. Посмотри.

Баба Клава взяла в руки пальчики и тут же почувствовала, как они зашевелились.

— О Господи, чудо какое, внученька. Погоди, полежи ещё. Зинур с Радиком уйдут — я ещё потрогаю. Лежи, милая.

— Нет, бабушка, я знаю: это папа нашёлся. Пусти меня за компьютер, я напишу ему ответ. Доброе утро, дядя Зинур, доброе утро, Радик. Вы там осторожнее сегодня на рынке. Как продадите мясо, никуда больше не заходите, сразу к нам возвращайтесь.

Аня села за компьютер и начала писать ответ отцу.

 

«Папа, здравствуй! Я ждала тебя столько лет. Умерла мама, и мы остались вдвоём с бабушкой, и ещё у меня есть Ангел-хранитель. Где ты живёшь? Я так жду тебя. Посылаю тебе свои стихи, твои мне очень понравились.

 

* * *

Когда плачет погода — плачу и я.
Когда солнце смеётся — и мне хорошо.
Но чаще я плачу, хоть я не одна...
Люблю тебя, солнце!
Люблю тебя, небо!
Люблю тебя, как
Цветок любит воду
И как жизнь любит воздух!
Я люблю больше жизни своей.
Я прошу тебя, солнце, вернись поскорей!

 

* * *

А на небе слова — как звёзды,
А на небе любовь — как мысли,
А на небе я — как птица.
Почему бы тебе не долететь и не влюбиться?

 

* * *

Мир создан из любви,
А любовь из разнообразных,
Непохожих чувств: гнев, ревность,
Счастье, удача, ненависть.
Эти чувства кончаются
Смехом, слезами, обидой,
Но всё же надо смириться с этим,
Потому что нельзя жить без любви —
Любовь правит миром.

 

Папа, у меня сегодня шевельнулись пальцы на ногах. Я знаю: это молились Господу Ангел-хранитель, бабушка и ты. Папа, приезжай, если можешь.



* * *

Господи, Ты нас прости,
Неразумных, суетливых,
За обиды и грехи,
Что наносим часто миру.
Научи любить людей
Бескорыстною любовью,
Мыслью светлою согрей
В трудный час, слезой и кровью».

 

— Ангел-хранитель, пусть папа получит мой ответ, пусть он поймёт, как я его люблю и как хочу его увидеть.


Эпилог

Когда остаёшься один на один
С болезнью, тоской, круговертью времён,
Когда надоедливый твой господин
Тебе обещает покой похорон,

Запнись о молитву, смиренье открой
И, в долгом пути оставляя следы,
Пойми, что не властен ни вождь, ни герой
Над малым теченьем предвечной воды...

 

В истории использованы стихи Л. А. Аринчиной, Г. Н. Аринчиной, Н. В. Приваловой

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 1003 автора
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru