litbook

Проза


Конец света0

Голубая кровь

Мой дед пропал без вести в сорок втором году. Недавно, пытаясь хоть что-нибудь узнать о его судьбе через Интернет, запуская свою фамилию в различные сайты, я совершенно случайно наткнулся на интересный факт.

Оказывается, моя фамилия не «простая», а дворянская. Родоначальником фамилии является сын боярский, в семнадцатом веке воевода Оренбургской и Уфимской губернии.

Я заинтересовался, начал теперь уже целенаправленно раскапывать «свои» корни. Раскопал немного: один из моих вероятных предков, поручик Оренбургского драгунского полка, был путешественником-первопроходцем, другой — действительным статским советником, помещик Гладышев упоминается Пушкиным в его конспектах по истории Пугачёвского бунта. Ещё узнал, что захирел род в конце девятнадцатого века, купчишки разорили, в духе «Вишнёвого сада».

Скажу больше: и бабушкина девичья фамилия оказалась дворянской.

Ну как тут не возгордиться? Оказывается и мы не пальцем деланы, не графья, конечно, но из «благородиев». Пора в дворянское собрание записываться; кстати, там уже сидят две дамы с такой же фамилией. А может, совпадение — мало ли однофамильцев,— и я отпрыск другого рода — холопьева? Дед-то мой из детдомовских был, родословную свою, возможно, не знал, а возможно, умалчивал — не те времена были, чтобы происхождением непролетарским хвалиться.

Ну, как бы то ни было, погордился я пару дней, поделился новостью кое с кем. Сын воспринял это известие равнодушно, молодёжь больше интересует настоящее, чем прошлое. Подруга жены сказала, что она всегда подозревала, что я какой-то не такой. После этих слов моя эйфория как-то сама собой прошла.

И действительно, подумал я, сословно сдвинутых в наше время и без меня хватает. Одни только казаки чего стоят. Насколько я знаю, в России в начале двадцатого века насчитывалось двенадцать казачьих войск. Каждое войско занимало определённую область — как правило, на окраинах империи, так как основной задачей казачества была охрана границ. Сейчас в Российской Федерации больше восьмидесяти субъектов, но в каждой области, в каждом крае появились свои казаки. Допустим, что все они потомки донских, кубанских, оренбургских, забайкальских, амурских и других казаков. Но зачем же рядиться в военную форму начала прошлого века? Или они действительно считают, что если бы не произошло того, что произошло, и казачество не прекращало своего существования, то они бы до сих пор бряцали бы шашками и ездили на конях? И ещё посмотришь: что ни казак, то в офицерском чине, казачий хор выступает — сплошь сотники да есаулы, а крестов на груди сколько! Интересно, в каких таких баталиях современные Гришки Мелеховы Егориев нахватали?

Казалось бы, за годы советской власти сравняли всех, реально оставив только два класса: народ и номенклатуру. Купечество ликвидировали в два этапа; крупных, заметных воротил — в ходе Гражданской войны; тех, кто помельче, выявив с помощью нэпа,— попозже.

Часть дворянства погибла, сражаясь в рядах белой армии, часть перебила ЧК, остальные скрылись за границей.

Но вот грянули девяностые — и, откуда ни возьмись, как тараканы из всех щелей, повылазили «потомки» аристократов. Причём не из-за границы, а свои, постсоветские. Откуда они взялись? В каком подполье семьдесят лет сидели? За какими станками и стогами прятались?

Мало того, в России появились новые дворяне, аж пятнадцать тысяч. Например, барыней стала Ксения Собчак, «его сиятельством» — депутат Митрофанов. «Облагородились» многие «звёзды» и «звездуны». Пугачёва оказалась графиней. Бедный Емелька, наверное, в гробу перевернулся.

В те же девяностые некоторыми потомками Салтычих и Троекуровых поднимался вопрос о возвращении некогда утерянных имений. Не получилось. На всех деревенек не хватает. Мало их осталось в современной России, да и те в убогом состоянии. А может, попробовать? С фермерами не получилось, так, может, новоиспечённые попсовые помещики поднимут сельское хозяйство? Проведём ещё один эксперимент с деревней — одним больше, одним меньше.

И всё-таки почему всех этих людей так тянет примерить на себя кафтан столбового дворянина? На дворе-то двадцать первый век, феодализм далеко в прошлом. А дворянин, как ни крути, прежде всего — феодал.

Может, дворяне действительно сделаны из другого теста? И кровь у них голубая? Да нет, из тех же ворот, что и весь народ. А кровь у них алая, как у других-прочих. Это ещё в Гражданскую красными проверено.

Говорят, они честь блюли, на дуэлях дрались. Так и мужик деревенский, ежели его обидеть, за дрын хватается. Дрын, конечно, не шпага, но суть ведь не в этом.

Ещё, говорят, образованные они были. Тоже спорный вопрос.

В допетровской Руси барину грамоту учить совсем даже не обязательно было. А писари да дьяки для чего? Это уже потом государевыми указами дворян учиться заставляли. Учились кто лучше, кто хуже, и Митрофанушек хватало,— в общем, всё как у «простых» людей. Тем, кто считает, что дворяне были сплошь образованным и культурным сословием,— совет: читайте Пушкина, Фонвизина, Грибоедова, Салтыкова-Щедрина.

Ну а закончили «их благородия» совсем уж неблагородно. Сдали сюзерена своего, тем самым разрушив феодальную лестницу, частью которой являлись, и под обломками этой лестницы и погибли как класс. Ведь ни один лейб-гвардии Его Величества полк не выполнил свой прямой долг в феврале-марте семнадцатого, не выступил на защиту монархии. А ведь присягу давали на верность царю. В гвардейских частях служили не абы кто, а отпрыски древних родов дворянских. Что уж говорить о прочих худородных. Русское дворянство как класс исчезло во втором десятилетии прошлого века. Отпало за ненадобностью, как когда-то отвалился хвост у человека. А потому попытка прилепить этот атавизм обратно выглядит нелепо и смешно. Да и мало чести, играя в эти сословные условности, вдруг оказаться потомком, например, дворянина Иудушки Головлёва.



Я ворона, я ворона... только белая

Человек я немодный. Ну не люблю, чтобы как все. Вот сейчас модно вставлять где надо и не надо «на самом деле», «как бы», «да, то есть», «если честно», как будто говорящий врал-врал, а потом вдруг решил сказать правду. Сейчас так говорят все, от теле- и радиоведущих до пэтэушниц. Модно, прикольно, круто. А я не хочу. Ну не хочу я носить джинсы с мотнёй у колен или стричься наголо. Мне, конечно, стыдно, но я не знаю, кто такая Семенович, не помню имени и чем она прославилась — и почему-то знать не хочу.

Я никогда не занимался сексом с топ-моделью, ну, из тех, что топают туда-обратно строевым шагом по помосту. И не хочу; многих хочу — а вот таких не хочу, потому что велосипеды меня не возбуждают.

И ещё меня тошнит от ТНТ. Щёлкаешь пультом, бац — и вляпался в ТНТ, а там «Дом-2», мальчик с петушком на голове и девочка — современная Эллочка-людоедка: «как бы, то есть, на самом деле».

Я как-то попробовал понять, о чём они говорят: честно минуты три пробовал, больше не выдержал, так и «не въехав в их базар», переключил.

Я почему-то не хочу жить в Америке. У меня нет желания «стучать» на соседа, я не хочу, чтобы мой ребёнок «стучал» на меня из-за того, что я его поставил в угол. Я хочу, приходя в гости или приглашая гостей, садиться за хорошо накрытый стол, а не жевать дозированные бутерброды. Говорят, что семьдесят с чем-то процентов россиян хотят уехать туда. Интересно получается: ты не хочешь жить в своём доме, у тебя в доме бардак, грязь, тараканы ползают, ты хочешь жить у соседа, потому что у него убрано и тараканов нет. Всё пивное поколение желает жить в цивилизованной стране, но при этом почему-то регулярно писает в подъездах.

Кстати, о пиве: откуда взялась эта пивная мода? Да, пиво пили всегда, но кто пил? Мужики за тридцать и старше. Сейчас же пиво стало молодёжным напитком. Ещё лет пятнадцать назад и представить было нельзя юную девицу стоящей с кружкой у бочки с пивом, по нынешним же временам променад барышень по улицам с бутылкой в руке стал нормой. Модно, прикольно, круто: «Пиво «Клинское» для продвинутой молодёжи!» Взрослые мужики пиво пить стали меньше: нет, не потому, что они не такие продвинутые, просто пиво стало сладким; не знаю, что уж туда добавляют, но тинэйджерам нравится. Если вы видели хотя бы десяток американских фильмов, то вам, конечно, знакома такая сцена: крутой американский парень, в очередной раз уволенный со службы в полиции, перед тем как идти спасать мир, лакает прямо из бутылки цветное пойло — очевидно, виски. Обычно одной бутылкой герой не успокаивается. В другом фильме то же самое делает девица, находящаяся в расстроенных чувствах из-за несчастной любви. Круто. Я как бы, типа, тоже так хочу. Но вискарь дороговат для молодёжи, пить водку из горла проблематично, бормотуху — отстойно, а вот пиво — в самый раз: дёшево, и выпить можно много.

Как-то на рынке я стал свидетелем такого диалога: «Женщина, возьмите вот эти босоножки».— «Но они же страшные».— «Зато модные». Железный аргумент, не правда ли? Сейчас модно носить джинсы на бёдрах — на бёдрах до такой степени, что виден попный разрез сзади и пол-лобка впереди. Ещё куда ни шло, если с фигурой всё нормально, но ведь модными хотят быть все; смотришь на выставленный напоказ висящий голый живот, на брыла по бокам и думаешь: «Ты, овца, в зеркало смотрелась?» Не хотелось бы никого оскорблять, но сравнение напрашивается само собой: овца — самое глупое домашнее животное, она всегда идёт туда, куда ветер дует. Помню из детства: деревенское стадо попало под ураганный ветер, коровы, телята остались на месте, а овцы пошли по ветру, в озеро, и утонули все до одной. Вот до чего может довести стадное чувство.

А ещё я сделаю страшное признание: я не ругаю советскую власть. Вот уже двадцать лет принято её ругать, модно, даже если она не сделала тебе ничего плохого. Нет, я не член КПРФ, просто действительно советская власть, социалистический строй никак меня не обидели. У меня было нормальное детство, я не голодал, не мёрз, и игрушки у меня были не деревянные. Учился я бесплатно, был уверен, что у меня будет работа, я не сомневался в том, что у меня будет своя квартира, не сразу, конечно, но обязательно будет. Да, гласности не было. Но у меня не возникало желания выйти на площадь и крикнуть, что генсек — старый маразматик. Зачем? Об этом и так все знали. Он никого не трогал, и его никто не трогал, и глупых реформ не придумывал, и парады, несмотря на возраст, принимал стоя. Сейчас на площади можно кричать что угодно, но опять же — зачем? Что это изменит? Весь пар уйдёт в свисток.

Многие боятся выглядеть немодными. Надо одеваться как все, надо говорить как все, надо иметь соответствующую моменту точку зрения. Иначе прослывёшь белой вороной, и тебя заклюют.




Конец света

Репортаж с места происшествия

Неотвратимо приближается конец света. Скоро счёт пойдёт на месяцы. Каким он будет? Как это произойдёт? Версий много. Ну например.

Где-то на окраинах Солнечной системы шастает планета Нибиру, она же Немезида, она же Полынь, она же планета Х. Говорят, она очень большая, больше Юпитера.

Траектория движения у этой Нибиру непредсказуема, постоянной орбиты нет. Однако с завидным постоянством, раз в три тысячи шестьсот лет этот гигант залетает в Солнечную систему и наводит здесь свои порядки. Гибель жизни на Марсе — результат визита Нибиру, и Всемирный потоп, случившийся на Земле тринадцать тысяч лет назад, тоже произошёл не без её участия.

А ещё, говорят, на одной орбите с нашей Землёй существует ещё одна планета, которая за Солнцем прячется. Названий у неё тоже немало: Глория, Антиземля и снова Нибиру. Так вот, в результате солнечного шторма, который намечается в 2012 году, эта Антиземля может сойти с орбиты и встретиться с Землёй.

 

В общем, вариантов конца света множество, один веселей другого.

Это и вулкан под национальным парком Йеллоустон в США, и ледниковый период, который случится в результате глобального потепления — Гольфстрим остынет из-за активного таяния антарктических льдов, ну и т. д. Опять же, в 2012 году, как назло, заканчиваются все древние календари — египетские, различные индейские и прочие.

 

Короче, как ни крути, кирдык человечеству придёт в любом случае.

Вопрос только в том, как это случится. Вы лично какой вариант предпочитаете? Как это никакой? Вам даже представить страшно? А вы представьте, вы же люди пишущие — писатели, поэты. Следовательно, с воображением у вас всё нормально, фантазии хоть отбавляй. Как там говорил один персонаж из «Семнадцати мгновений весны»: «Умирать только поодиночке страшно, а всем вместе, скопом, ничего, даже пошутить можно». Когда-то, лет в тринадцать, мне приснился сон, в котором я видел, как над Землёй нависла планета, занимавшая примерно треть небосвода. Кто знает, а вдруг сон был вещим? Может, так и будет, а может, не так. Это уже не столь важно.

Мне интересно другое — люди. Как поведут себя люди, когда поймут неизбежность конца? Вот что интересно.

Американская киноиндустрия, зацикленная на всемирных катастрофах, особенно не заморачивается над разнообразием сюжетов. Катастрофы разные, а сценарий один. Главные действующие лица тоже одни и те же: это президент США, герой-одиночка, семья героя и массовка. Президент — мудр, герой — храбр и сообразителен, семья героя: «Я люблю тебя».— «Я тоже люблю тебя». Ну а что касается массовки, её задача — бегать, кричать, гибнуть под обломками, которые сыплются мимо героя, а в конце фильма бурно аплодировать спасителю планеты.

В общем, всё довольно примитивно и предсказуемо. И главное, в голливудских фильмах-катастрофах непонятно, что будет происходить с семимиллиардным населением Земли в момент глобальной опасности. Как будет выглядеть человечество в свои последние дни и часы? Попробуем восполнить этот пробел.

Итак, некая планета Х идёт на сближение с Землёй. Первыми столь грустный факт замечают астрономы и докладывают властям. Власти, естественно, информацию засекречивают. Но она через СМИ, Интернет просачивается в народ. Поднимается небольшой шум, кто-то верит, кто-то не верит, тем более что сверху опровергают «слухи». Правительства лихорадочно ищут пути спасения человечества. Не находят. Начинают обдумывать способы собственного спасения. Ничего придумать не могут. Столкновение двух планет — это вам не потоп «2012», на ковчегах для избранных не спасёшься. Космические корабли есть, да какой с них толк? — допотопные, далеко не улетишь. Да и куда лететь?

Правительства впадают в ступор. А тем временем планета Х всё отчётливей проявляется на небосводе. Сначала она величиной с копейку, затем с пятак, и вот уже на небе две луны. Очевидное становится весьма вероятным. Лидеры государств уже вынуждены выступить с обращениями к народу, из которых следует, что правительства бессильны перед надвигающейся катастрофой, остаётся только молиться и уповать на Господа, на Аллаха, на Будду и т. д. Человечество на некоторое время в ужасе замирает. Затем начинается паника. Появляются первые сумасшедшие: они ходят по улицам, задрав голову, смотрят на небо и хохочут. Толпы верующих заполняют храмы. Но церкви, мечети и синагоги не могут вместить всех желающих замолить грехи, их слишком много.

Однако далеко не все испытывают потребность в покаянии. Люди начинают громить магазины, рестораны, склады, особой популярностью пользуются спиртное, наркотики. То тут, то там вспыхивают массовые драки, дерутся ожесточённо, до смерти.

На месте побоищ остаются лежать убитые и раненые. Человеческая жизнь быстро обесценится. Всё равно все умрём. Никто не пытается навести порядок. Зачем? Всё равно все умрём. На дорогах хаос, никаких правил никто не соблюдает, машины бьются, образуются заторы из изуродованных автомобилей. Пострадавшим никто помощь не оказывает. Зачем? Всё равно все умрём. Ночью никто не спит, города освещают многочисленные пожары. Крики не смолкают ни на минуту. Кричат пьяные, кричат дерущиеся, кричат насилуемые. Звучат выстрелы, звенит стекло, бьют окна, бьют витрины. Никто никого не стыдится, представители обоих полов оправляются там, где приспичит, совокупляются на виду у всех. Какой стыд? Зачем? Всё равно все умрём. А планета Х неумолимо приближается, её уже видно днём. Размером уже с чайное блюдце, этот страшный пришелец из космоса сводит с ума миллиарды обречённых. Многие, очень многие не выдерживают томительного ожидания конца. Самоубийства становятся обыденным делом. Иногда уходят из жизни целыми семьями. Живые начинают завидовать мёртвым.

Проходит несколько дней. Во многих городах и даже странах отключаются электроэнергия, отопление, пропадает связь. Ядерные и химические объекты никто не обслуживает. Начинаются техногенные катастрофы. Люди гибнут от радиации, от утечки вредных веществ. В некоторых местах возникает проблема с питьевой водой.

Миллионные массы людей приходят в движение. Но вряд ли их встретят с распростёртыми объятиями в уцелевших городах. За воду, за продукты, за чистый воздух завязываются целые сражения.

 

Ну как вам картинка? Читать не страшно? Это вам не голливудская лакированная страшилка. И это ещё не всё, что может случиться... Но остальное сами додумаете.

А я, извините, устал.

Хеппи-энд.

Хотя какой, к лешему, в этой истории может быть хеппи-энд, то есть, говоря по-русски, счастливый конец?

Ну допустим: «Прошло некоторое время, и люди стали замечать, что планета Х медленно уменьшается, больше того — её положение на небосводе стало меняться.

Вскоре астрономы подтвердили: планета Х пройдёт мимо, не причинив вреда Земле и её обитателям.

А спустя год будет опубликован отчёт ООН «О событиях в период с 00.12.2012 г. по 00.01.2013 г.». В этом документе будут подведены итоги несостоявшегося конца света: «Человеческие безвозвратные потери в этот период составили 112 435 065 человек. Причиной тому явились массовые беспорядки, локальные конфликты, техногенные катастрофы, алкогольное и наркотическое отравление, дорожно-транспортные происшествия и другое. Мировой экономике нанесён ущерб на сумму 112 триллионов долларов. В результате аварий на ядерных и химических объектах 1,8% территории планеты стали опасны для проживания».

 

Вот такая получилась сказка на ночь. В общем, мораль этого ненаучно-фантастического бреда такова: если когда-нибудь такое случится, то это и будет тот самый Момент Истины. Маски будут сброшены, и каждый человек покажет своё лицо. Человечество узнает о себе много нового. Знатность рода, чины, положение в обществе, богатство не будут иметь значения. Вся эта шелуха, которую человечество лепило на себя веками, осыплется. Монархи и простолюдины, президенты и сантехники, олигархи и бомжи — все перед неизбежностью всеобщего конца станут просто людьми, ничтожными рабами Божьими, голенькими, беззащитными, с выставленными на всеобщее обозрение душами. И всё тайное станет явным.

 

«Говорю вам тайну: не все мы умрём, но все изменимся вдруг, во мгновение ока, при последней трубе» (Апостол Павел).

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 995 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru