litbook

Поэзия


Осенины+1

Качается немая тень холма,

И птиц несёт куда-то ветер хваткий,

Которому что лето, что зима,

Что пух летит, что первый лист на грядке

Ползёт — да так упрямо! — из земли,

Лбом пробивая ссохшуюся корку…

Ветрам — плевать! Клубками вьют в пыли

И тащат листопады на закорках;

Метелью хлещут в самое лицо,

Лишь выйди из натопленного дома;

Дождём, как тряпкой, шоркают крыльцо;

Грохочут в трубах пострашнее грома —

И никнут посреди густой травы;

Свернув к реке, грустят в её истоках

И дремлют, как уставшие волхвы,

Забыв о предсказаниях и сроках…

 

 

В ДЕРЕВНЮ

 

В деревню, в глушь! — Как будто в забытьё…

В Михайловском и в Норенской всё то же:

Холмы, стога, луга, века похожи,

Как будто время замерло твоё.

Манят всё так же поле и река,

И звёзды смотрят ясно и сурово.

Зачем крошить, пушить, крушить основы,

Когда качает ветки ивняка

Прохладный ветер, призрачна столица,

И ямбам не мешает суета?..

Народ и здесь безмолвствует… — Тщета —

Досадный крест — в Империи родиться…

В провинцию! — Не жди — сошлют, а сам —

Подальше от парадов и фуршетов.

Пускай на миг, на час, на день, на лето —

В провинцию! — Но в лес, а не к морям,

Где вольности былой в помине нет,

Где волны, ветер, солнечные пляжи —

Всё стало средством купли и продажи,

И парус превратился в бренд иль бред

Рекламный, и торговля, как сестра,

Раскидывает сеть за нею следом.

«Ассолью» кличут ресторан с обедом,

Который наспех сделали вчера.

…Беги в тайгу! Пока ещё жива,

Она не приведёт тебя к удушью.

…А ты ворчишь, ты недоволен глушью

И сочиняешь глупые слова.

 

 

ВОЗВРАЩЕНИЕ

 

Хрупкий ваш мир я ничем не нарушу,

Просто вернусь в свой заброшенный скит.

Буду лечить там бессмертную душу.

Странно: бессмертна, а всё же болит…

 

Долго болит от укола любого,

Пуще всего — от твоей нелюбви.

Вылечить можно единственным словом,

Только слова облетели твои,

Сжались, померкли, становятся пылью

Горькой, надсадною, вязкой, как дым.

 

Знаю: былое покроется былью

И порастёт не одним — так другим.

Ведаю: лечит и время, и дело,

Если заполниться им за края.

 

…В горенке тихой сижу онемело,

В доме своём, а сама — не своя.

 

 

СКАЗОЧНОЕ

 

Премудрой и Прекрасной не была,

И оттого не встретила Ивана,

И мне достались ступа да метла,

Избушка да заросшая поляна.

 

Конечно, не дворец и не уют:

Павлинов нет и золотого трона.

Весной и летом соловьи поют,

В иную пору царствует ворона,

 

Да Серый Волк приходит ночевать,

А иногда и вестью поделиться,

Что Ванька запил горькую опять

И грезит о походе за жар-птицей...

 

 

***

 

Я без тебя двух суток не смогла,

Жалела маету твою и страхи.

Все — разом! — опостылели дела,

И серый день с проворством черепахи

Уныло полз куда-то на восток,

Стремясь к недостижимому закату.

И был ли в расставанье нашем прок,

Не знала я. Господь назначит срок.

А я не Бог, не буду ставить дату.

 

 

ОСЕНИНЫ

 

Из сердцевины зябкого листа

Тревожно смотрит август.

Даль чиста,

Но щурится и осенеет небо,

Неумолимо двигаясь к земле.

Грибы ещё растут в дневном тепле,

И мёда вдосталь на цветках пчеле,

Хоть день пошёл на убыль,

даже в небыль…

 

Вздыхает лето, предвкушая миг,

Когда чужим окажется грибник

В пустом лесу,

глядящем исподлобья.

Для человека праздного закрыт,

Он, точно Леший призрачный, стоит,

Костлявый, серый, сумрачный, на вид —

Паломник из времён междоусобья.

 

Увядшая, качается трава,

Ей сохнуть и желтеть до Покрова,

Пока ветрами снега не надует.

И, уходя под этот белый снег,

Бескрайний луг,

заброшенный навек,

Найдёт успокоенье и ночлег,

Простив, быть может,

пустоту людскую…

 

 

***

 

Поля лесные выброжены все,

Как будто зверь неведомый — невемый! —

Прошёлся здесь по утренней росе,

Проникнув сквозь податливое время.

Вернулась в дом — и сумрак на порог.

Смотрю в окно, а мысли мчатся в чащу.

…И на стекле трепещет мотылёк,

Огромный, странный…

как ненастоящий.

 

 

ЛУГ

 

И день, и ночь мне слышится упрёк,

Немой упрёк нескошенного луга.

Когда-то здесь вставал за стогом стог,

Теперь лишь травы клонятся друг к другу.

И стон, и шелест с самого утра,

Сулящий обернуться вестью чёрной.

Распродан лес, и шалые ветра

И Землю обещают вырвать с корнем,

Пустить её катиться — на распад,

Дробя в остывшем воздухе на крохи.

Закрыв глаза, я вижу, как летят

В ночной Вселенной капельки эпохи…

Что искорки от жаркой головни,

Рассыпаться готовой на частицы.

…Господь!

Хотя бы Землю сохрани,

Чтоб было где воробушку гнездиться.

Я немощна лугам своим помочь.

Мой алчный век перед косою ржавой

Едва ль отступит…

Но приходит ночь,

И в окна мне заглядывают травы.

…Как призрачны сухие стебельки! —

Бессонные тревожные полоски.

 

…А за рекой сияют огоньки —

Ползут сплошною цепью лесовозки.

Рейтинг:

+1
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 995 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru