litbook

Non-fiction


Методика комплексного исследования ревизских сказок еврейского общества. На примере местечка Жеймели. Сказки 1816-1853 годов. Приложение. Предки автора по прямой мужской линии0

Приложение (berkovich-zametki.com/2012/Starina/Nomer4/Haesh1.php#Приложение)

Предки автора по прямой мужской линии
 

Предисловие

Портал «Заметки по еврейской истории» представляет читателям множество блестящих биографических статей, дающих разностороннюю характеристику как выдающихся исторических личностей, деятелей науки, культуры, искусства, так и просто родственников, друзей и знакомых авторов публикаций. Статьи содержат массу новых мыслей и фактов, читаются с захватывающим интересом. Авторы статей, как правило, подробно сообщают о родителях своих героев, часто пишут об их ближайших родственниках. Иногда приводятся некоторые сведения о дедах и бабках, но о более глубоких корнях в публикациях рассказывается обычно на уровне семейных легенд или умалчивается вовсе.

Между тем достижения бурно развивающейся в последние десятилетия еврейской генеалогии, устремившей свои усилия на широкие разыскания в старинной периодике и архивных фондах, уже сегодня во многих случаях позволяют двинуться дальше в глубину поколений. Многие семейные легенды уже можно подтвердить документально, еще чаще получить о наших дедах, прадедах и более далеких предках неожиданные сведения, о сохранности которых совсем еще недавно трудно было предположить.

Цель предлагаемой работы — помочь таким поискам, показать методические преимущества комплексного исследования ревизских сказок еврейского общества перед исследованием его отдельных семейств и попутно сделать общедоступными содержащиеся в материалах 7-й, 8-й и 9-й народных переписей (ревизий) сведения о евреях местечка Жеймели (ныне город Жеймялис, Литва).

По рекомендации главного редактора портала, автор решился дополнить работу некоторыми сведениями о собственных предках по прямой мужской линии (см.: Приложение). Обычно такие сведения интересны лишь родственникам и однофамильцам. Читателям их следует рассматривать исключительно как методическую иллюстрацию к работе, указывающую на конкретном примере дополнительные источники информации для их собственных разысканий.

Исторические сведения

Широкое рассмотрение переписей на территории Литвы не входит в нашу задачу. Мы не будем касаться ни переписей эпохи Великого Княжества Литовского, ни Первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 года, ни последующих переписей. Ограничимся историей ревизских сказок.

«Сказками» в России в XVII – начале XIX века называли официальные записи объяснений или показаний разных лиц. Чтобы возложить бремя содержания регулярной армии, на податные сословия, Петр I указом 26 ноября 1718 года потребовал «Взять сказки у всех (дать на год сроку), чтоб правдивые принесли, сколько у кого в которой деревне душ мужеска пола, объявя им, что кто утаит, то отдано будет тому, кто объявит о том»[2]. Несмотря эту угрозу в поданных сказках цифры оказались так неимоверно занижены, что правительство назначило в 1721 году строжайшую ревизию сказок. Название «ревизия» сохранилось на последующие переписи населения податных сословий (главным образом крестьян и мещан). Сами души стали называть «ревизскими душами», их списки «ревизскими сказками»[3]. Души, во время ревизии случайно или умышленно пропущенные, и поэтому не вписанные в сказку, получили название «прописных»[4], а сказки, поданные по окончании ревизии, — «добавочными ревизскими сказками».

Осуществленная при Петре ревизия стала первой. Последующие ревизии прошли в следующие сроки: 2-я в 1744–1746 гг.; 3-я в 1762–1763 гг.; 4-я в 1782 г.; 5-я в 1794–1795 гг.; 6-я в 1811 г.; 7-я в 1815–1816 гг.; 8-я в 1833–1834 гг.; 9-я в 1850 г.; 10-я в 1857‑1858 гг.

Местечко Жеймели оказалось в составе Российской империи в результате 3-го раздела Польши, оформленного конвенцией от 13 октября 1795 года[5]. Поэтому первые четыре ревизии местечка вообще не коснулись.

После заключения конвенции, Екатерина II, указом от 14 декабря 1795 года «О разделении Великого Княжества Литовского на две губернии», предписала Лифляндскому, Эстляндскому, Виленскому и Слонимскому генерал-губернатору князю Репнину «отправить надежных людей под надзором губернаторов к составлению ревизии…»[6].

Сказок этой ревизии, относящихся к Жеймелскому кагалу, в архивах пока не обнаружено. Известно лишь, что в Упитском уезде, к которому принадлежало местечко Жеймели, было в 1797 г. зарегистрировано 2899 евреев и караимов[7].

Сказки 6-ой ревизии Жеймельского кагала[8] и 10-й ревизии Жеймельского еврейского общества в архивах также пока не обнаружены. Из-за начавшейся в 1812 году войны с Наполеоном 6-я ревизии вообще не была окончена. Некоторое представление о ее содержании дают сказки 7-й ревизии. В них указан возраст евреев мужчин Жеймельского кагала, вписанных в 6-ю ревизию и оказавшихся к 7-й ревизии налицо. О 10-й ревизии жеймельских евреев отрывочное представление дают сохранившиеся в Каунасском окружном архиве несколько посемейных списков 1870-х годов[9], но их явно мало для использования в нашем исследовании.

Описание источников

Итак, нам были доступны следующие ревизские сказки Жеймельского еврейского общества, сохранившиеся в Lietuvos valstybės istorijos archivas (Литовский государственный исторический архив), далее LVIA (Таблица 1).

Таблица 1

Ревизские сказки, использованные в исследовании

 

Номер ревизии

Дата составления сказки

Тип сказки

Архивные реквизиты сказки в LVIA

Фонд (F)

Опись (Ap)

Дело (B)

Листы (L)

7

3.08.1816

28.06.1818

Основная

Добавочная

515

25

423

27‑35

321‑338

8

26.04.1834

7.06.1835

5.07.1835

10.02.1836

30.11.1836

9.02.1839

4.11.1839

18.07.1840

9.12.1840

24.01.1841

1.12.1842

4.12.1844

Основная

Добавочная

Добавочная

Добавочная

Добавочная

Добавочная

Добавочная

Добавочная

Добавочная

Добавочная

Добавочная

Добавочная

515

25

427

180‑207 об.

208‑208 об.

209‑210

211‑211 об., 215

212‑212 об., 214

216‑217

218‑219

221‑222

220‑220 об., 225

223‑224

226‑227

228‑229

9

25.10.1850

7.01.1851

29.07.1851

10.1852

9.11.1853

Основная

Добавочная

Добавочная

Добавочная

Добавочная

1262

1

163

1‑28

29 об‑30

30 об‑31

35 об‑36?

32 об‑33

Табличная форма ревизской сказки для исследуемых нами 7-й, 8-й и 9-й ревизий одинакова. Она размещается на разворотах соседних листов. Наставление, каким образом писать ревизские сказки, предписывало: «На всех листах для сказок имеют быть в графах печатные заглавия, прочее все в оных писанное»[10].

Левая страница формы (Рис. 1) содержит пять столбцов:

‑ «Семьи / №», здесь указывался ревизский номер семейства, то есть его порядковый номер в ревизии;

‑ «Мужской пол», здесь перечислялись глава семьи и остальные ее члены мужского пола;

‑ «По последней ревизии состояло и после оной прибыло / Лета», здесь указывался возраст в годах члена семьи по предыдущей ревизии, нередко, ее год, а для лиц, причисленных к обществу по добавочной ревизской сказке, год этой сказки;

‑ «Из того числа выбыло / Когда именно», здесь указывалась причина выбытия и ее год;

‑ «Ныне налицо / Лета», здесь указывался возраст на момент ревизии.

Правая страница формы (Рис. 2) содержит четыре столбца:

‑ «Семьи / №», здесь повторялся ревизский номер, присвоенный мужской части семейства;

‑ «Женский пол», здесь перечислялись члены семьи женского пола. У жен членов семьи девичьи фамилии, за редчайшим исключением, не указывались, и часто не указывалось отчество;

‑ «Во временной отлучке / С которого времени», столбец не заполнялся;

‑ «Ныне налицо / Лета», здесь указывался возраст на момент ревизии.

Таким образом, левые страницы сказки предназначены для регистрации мужчин, правые ‑ женщин.

Добавочные ревизские сказки оформлялись по той же табличной форме. В них вносили «прописных», то есть лиц случайно или умышленно пропущенных во время ревизии, в том числе вернувшихся из бегов или временных отлучек. Каждая добавочная ревизская сказка имела собственную нумерацию семейств или отдельных лиц.

Рисунок 1. Левая страница разворота листов ревизской сказки

Рисунок 2. Правая страница разворота листов ревизской сказки

Особенно обширна добавочная ревизская сказка 1818 года, содержащая сведения о 35 семействах, в основном прописных.

Нечеткости, встречающиеся в ревизских сказках

Заголовки первых двух столбцов на обеих страницах сказки не вполне четки.

О первом столбце «Семьи / №» в наставлении к 7-й ревизии говорилось: «3) Ревизские сказки писать подворно, по нынешнему разделению семей, а не по тому, как они при последней ревизии разделены были. 4) Каждый двор или семейство означать нумерами, которые писать на обеих страницах, как для мужеска, так и для женска пола назначенных»[11]. Судя по этому тексту, в сказке под одним ревизским номером могли оказаться и члены одного семейства, и соседи по дому. Эта нечеткость сохранилась и в правилах для 8-й ревизии[12].

Для вторых столбцов «Мужской пол», «Женский пол» ни в наставлении к 7-й ревизии, ни в правилах для 8-й ревизии нет указаний, как именовать регистрируемых лиц, что вызвало некоторый разнобой.

Глава семьи (старший мужчина) в сказках обычно назван по имени, отчеству и фамилии. Остальные члены семьи ‑ по имени и отношению к старшему: сын, брат, племянник, шурин, зять, дочь, жена, мать и т. д. В редких случаях бывает указано их отчество.

Если в современной русской антропонимической системе собственное имя человека состоит из трех элементов: личного имени, отчества и фамилии, то в первой половине XIX в., к которой относится наше исследование, эта система для значительных слоев российского населения, в том числе еврейского, находилась в стадии становления. Поэтому составители сказок, при заполнении вторых столбцов, сталкивались с определенными трудностями. Перечислим некоторые из них.

В те годы личные имена евреев отличались от русских, не только по номенклатуре, но и структурно. Русские имели одно личное имя — крестильное[13], выбираемое из ограниченного списка (святцев). Евреи имели обычно два личных имени: Абрам-Зелик, Доб-Бер, Нафтали-Гирш и т.д. Первое — синагогальное, которое подписывалось под всяким документом на еврейском языке, второе — для повседневной жизни, так называемый «кинуй»[14].

Отчество у русских образовывалось добавлением суффиксов к личному имени отца. У евреев, чтобы облегчить идентификацию, к личному имени с помощью слова «бен» (сын) для мужчин и «бат» («дочь) для женщин добавлялось личное имя отца.

Фамилий большинство евреев к началу века вообще не имело. Положение о евреях 1804 года предписывало: что «каждый еврей должен иметь, или принять известную свою наследственную фамилию, или прозванье, которое и должно уже быть сохранено во всех актах и записях без всякой перемены, с присовокуплением к оному имени, данного по вере или при рождении»[15]. Исполнение этого предписания растянулось на годы. В 1808 году Сенат повторно предписал «всем евреям принять <…> непременно известную фамилию или прозванье, ежели где того еще не исполнено»[16]. Впрочем, в этом отношении евреи мало отличались от остальных непривилегированных сословий, поскольку даже «в конце XIX в. не только в крестьянской, но и в купеческой среде еще не завершилось установление фамилий»[17].

Поэтому в 7-й ревизии широко практиковалось неполное именование старшего мужчины. Чаще всего отсутствовала фамилия. Например, в сказке 1816 года: № 12 Ицко Шмуйлович, № 13 Вольвель Борухович, № 23 Файвиш Абрамович, № 27 Александр Кофманович. Такое встречается и в 8-й ревизии. Например, в сказке 1834 года: № 12 Александр Кофманович, № 13 Михель Янкелиович, № 22 Кушель Нафтелович, № 23 Ефроим Хаймович. В подобных случаях, рассматривая отдельное лицо, трудно понять, опущено отчество его или фамилия, так как российские патронимические фамилии, оканчивающиеся на «ич», типа Шмуйлович, Борухович, Файвишович, Кофманович, Янкелиович, по форме неотличимы от отчеств.

Аналогичные трудности возникают в собственных именах, содержащих два личных имени. Например, в сказке от 1816 года: № 25 Ицек Янкель Мовшович, № 33 Иосль Шимен Аренович, № 46 Габрыл Бер Лейбович, № 54 Ян Гирш Гилерович. Здесь трудно понять, является ли второе личное имя кинуем или именем отца. Соответственно, стоит ли на последнем месте отчество или фамилия.

Бывает, что одна и та же фамилия неузнаваемо меняется от ревизии к ревизии.

Например (здесь и далее для ссылок на определенное семейство мы используем обозначение — год сказки, косая черта, ревизский номер семейства):

1818\8 Иовис и он же в 1834\33 Явейс,

1818\32 Крумфис и он же 1834\72 Трусфус,

1818\33 Дебер и он же 1834\75 Бедер.

В подобных особо сомнительных случаях мы подчеркиваем фамилии в знак их соответствия архивным документам.

Множество изменений происходит от ревизии к ревизии в отдельных буквах еврейских имен и отчеств. Судя по подписи переводчика под сказкой 1816 года, она была сначала составлена на еврейском языке и затем переведена на русский. Позднейшие сказки, подлежали по закону трехкратному публичному прочтению на мирских сходках «для удостоверения самих поселян, что никто в переписи не пропущен»[18]. Следовательно, также должны были первоначально существовать на еврейском языке. При последующем переводе разными лицами личных имен, отчеств и фамилий на русский язык возникал разнобой в транслитерации. Юлий Гессен писал по этому поводу: «Искажению имен содействовали <…> малограмотные раввины и думы; отсутствие твердо установленного произношения, различного у польских, литовских и южнорусских евреев, открывало широкий простор для новых искажений при переписке имени из одного документа в другой»[19]. Следствия этого наглядно видны в однотипных взаимных переходах отдельных букв от ревизии к ревизии: «ш» и «с», «ч» и «ц», «з» и «ж» и других.

В ряде случаев увеличение возраста регистрируемых лиц от ревизии к ревизии не соответствует интервалу лет между ними.

Например,

1834\3 Мовша Юделевич Гель 46 лет, в 1850\3 он же 52 лет (вместо 62).

1834\31 Бер Лейбович Бер 23 лет, в 1850\31 он же 41 года (вместо 39). Произошло это из-за ошибки составителей сказки и писцов или делалось ими умышленно, сказать трудно. В особо сомнительных случаях мы подчеркиваем цифры возраста в знак их соответствия архивным документам.

Таблица персональных сведений и ее особенности

Персональные сведения о евреях местечка Жеймели, извлеченные из ревизских сказок 1816–1853 годов, мы представляем комплексно (Таблица 2). Заголовок нашей таблицы заметно отличается от заголовка сказок.

Ревизская сказка состоит из 9 названных выше столбцов. Мы сводим их содержание в один столбец. Для этого сведения сказки о каждом члене семьи мы размещаем в одной ячейке таблицы. Для женатых мужчин в ту же ячейку вносим сведения о жене. Это позволяет сосредоточить сведения 27 ячеек трех ревизий о каждом человеке (каждой супружеской паре) в трех ячейках одной строки нашей таблицы.

Предпосылкой такого комплексного представления явилась особенность перечисления семейств в 7-й, 8-й и 9-й ревизиях. Именно: семейства и их члены, в сказке 1834 года перечисляются строго в том же порядке, который был в сказке 1816 года и продолжающей ее сказке 1818 года, хотя номера семейств в 7-ой и 8-ой ревизиях разные. Тот же порядок перечисления сохранился и в 9-й ревизии. Когда из определенного семейства выбывали все мужчины, чтобы сохранить последовательный ряд ревизских номеров, в семейство вписывались посторонние из прописных. Примеры ‑ семейства 1850\69, 1850\77.

Стабильный порядок перечисления позволил нам легко идентифицировать лиц, независимо от вариаций от ревизии к ревизии в их собственных именах и от ошибок в указаниях возраста.

Сведения о 10-й ревизии, которыми мы располагаем, показывают, что последовательность перечисления семейств и их номера в ней иные, чем в 9-й ревизии. Поэтому применимость для 10-й ревизии предлагаемой формы таблицы, проблематична.

Рассмотрим другие особенности нашей таблицы.

В ревизских сказках каждому семейству присваивается ревизский номер, под которым члены семейства располагаются в ячейках одной строки. В нашей таблице своя ячейка у каждого члена семьи (каждой супружеской пары), с ревизским номером на первом месте ячейки. Поэтому семейство занимает у нас несколько ячеек, расположенных в столбце таблицы одна под другой и имеющих одинаковый ревизский номер. Между ними могут быть пустые ячейки. Они появляются от ревизии к ревизии при изменении состава семьи.

В сказке 1816 года имеются указания на проживание отдельных семейств в корчмах. Эти указания воспроизводятся нами в ячейке первого представителя семейства. Выявить современное название населенного пункта, где находилась каждая корчма трудно. Наши предположения помещены в квадратных скобках вслед за названием корчмы.

Мы указываем возраст мужчины сразу за его собственным именем цифрами без слова «лет» сначала (в круглых скобках) из столбца сказки «По последней ревизии состояло и после оной прибыло / Лета». Затем, без скобок, указываем возраст по данной ревизии из столбца сказки «Ныне налицо / Лета». Также, без скобок, указываем возраст женщин, имеющийся лишь по данной ревизии.

Пример: 1816\1. Израель Мовшелиович Рабин (56) 61; жена Фрейде 61.

Запись в сказке, что мужчина в предыдущей ревизии «был пропущен», мы обозначаем перед возрастом как (п), что он новорожденный, то есть родился между ревизиями, обозначаем перед возрастом как (н).

Примеры:

1816\9 Ицек Давидович Бер (п) 25; жена Дайлье 22.

1834\3 Сын Абель [Ицыкович Бер] (н) 17.

Изредка в 7-й ревизии, вместо возраста по предыдущей ревизии, сообщается, когда и откуда человек прибыл. Мы вносим эти сообщения (в круглых скобках) перед цифрами возраста по данной ревизии.

Пример: 1816\37 Абрам Жундолович Памац (прибыл в 1815 г. из Посволя) 36; жена Дворе 40.

В добавочной ревизской сказке 1818 года семейству № 24 предпослан заголовок «Гобшпитальные и нищые», то есть больные и нищие. В столбце «По последней ревизии состояло и после оной прибыло / Лета» для семейств № 24 и № 25 имеется запись «Яко и гобшпитальные», тогда как для всех остальных семейств записано — «Были пропущены». Видимо, взрослые мужчины семейств № 24 и № 25 во время ревизии 1811 года отсутствовали как больные.

В 8-й и 9-й ревизиях в столбце «Из того числа выбыло / Когда именно», часто приводятся указания типа «Умер в таком-то году», «Бежал таком-то году», «Пропал без вести таком-то году» и т. п. Возраст к данной ревизии в таких случаях в сказке, естественно, отсутствует. Мы переносим эти указания в нашу таблицу дословно.

Примеры:

1834\1. Израель Мовшович Рабин (61), умер в 1821 г.

1834\1. Давид Янкелович Хаес (47), в бегах с 1823 г.

1834\2. Иосель Бер Янкелович Пер (35), пропал без вести в 1824 г.

Но так как мы знаем возраст по предыдущей ревизии (в данном случае по ревизии 1816г.), мы можем вычислить приблизительный год рождения, а для умерших — в каком возрасте человек умер.

В конце каждой сказки составители указывали итоговое число душ мужского и женского пола и заверяли сказку своими подписями, обычно по-еврейски, с расшифровкой латинскими или русскими буквами. Одна из сказок подписана по-русски. В нашей таблице итоговые записи воспроизводятся с сохранением их грамматических особенностей. Подписи по-еврейски представлены расшифровкой.

Генеалогические результаты комплексного исследования

Если в рамках 8-й и 9-й ревизий, идентификация лиц в отдельных семействах проста, так как номера семейств одинаковы, то между 7-й и 8-й ревизиями она весьма затруднительна, если фамилия в 7-й ревизии отсутствовала или заметно изменилась. Наша таблица решает эту проблему. Она демонстрирует все изменения, происшедшие с 7-й по 9-ю ревизию у зарегистрированных лиц в их собственных именах, транслитерации, возрасте, составе супружеских пар и семейств.

Сравнение соседних ячеек строки позволяет выявить изменение фамилии. Причем не только в простых случаях, как Брон (1816\18) на Бройн (1834\15), Баиенски (1816\39) на Баенска (1834\15) или Кац (1816\52) на Кач (1834\21), но и в довольно сложных случаях, как упомянутые Иовис на Явойс, Крумфис на Трусфус, Дебер на Бедер, и совершенно неузнаваемых, как замена фамилии Бер (1816\4) фамилией Ицко (1834\2).

Сравнение соседних ячеек позволяет во многих случаях устранить неопределенность именования на «ич»: отчество это или фамилия. Например, из того, что Вольвель Борухович (1816\13) и Вольф Борухович Явейс (1834\4) одно и то же лицо, следует: Борухович — отчество, Явейс — пропущенная в 7-й ревизии фамилия. Михель Моркович (1816\35) и Михель Моркелович Иозер (1834\14) — одно лицо, значит Моркович — отчество, Иозер — пропущенная в 7-ой ревизии фамилия. В таких случаях мы добавляем фамилии в квадратных скобках [Явейс], [Иозер] в ячейки 7-ой ревизии в нашей таблице.

Иногда фамилия, отсутствовавшая в 7-й ревизии, появляется в 8-й ревизии не у старшего мужчины семейства, а у его сыновей или даже внуков.

Примеры:

1834\13. У Михеля Янкелиовича фамилия отсутствует, но Михеля сын — Янкель Шварц.

1834\43. У Ельяша Пейлетовича фамилия отсутствует, но Ельяша сын — Абрам Зак.

1834\56. У Гершона Ицыковича фамилия или отсутствует или неотличима от отчества, но его внуки — Юдель и Меер Янкелевичи Иц.

1834\71. У Рубина Абрамовича фамилия отсутствует, но его сын — Шендер Бер.

Иногда фамилия, отсутствовавшая в 7-й ревизии, появляется лишь в 9-й ревизии:

1834\46. У Боруха Ицыковича и его братьев 1-го Хаима и 2-го Иоселя фамилия отсутствует, но в 9-й ревизии у Хаима появляется фамилия Бер.

Изредка фамилия утрачивается в последующей ревизии.

Примеры:

1818\29. Бер Борухович Глезер в 1834\69 Берель Борухович.

1834\34. Абрам Гилелиович Гурвич в 1850\34 Абрам Гилелиович.

1834\80. Габриель Мовшович Прухне в 1850\80 Габрель Мовшович.

Установив пропущенную фамилию старшего мужчины, мы добавляем ее в квадратных скобках всем членам его семейства, у которых она не указана. В тех же скобках мы добавляем отчество каждому члену семейства, если в ячейке не названо личное имя его отца.

Поэтому: 1816\1. Израель Мовшелиович Рабин

Строкой ниже: Сын Гирш [Израелевич Рабин]

Еще строкой ниже: Израеля дочь Муске [Рабин]

Наши добавления в квадратных скобках сделаны на основе личного имени и фамилии старших членов семейства в данной ревизии, и лишь, когда фамилия в ней отсутствует, на основе их фамилий в следующей ревизии.

Поэтому 1816\2. Сын Арен [Давидович Хайс] и он же 1834\1. Давида сын Арон [Хаес].

В 101 семействе, зарегистрированном в 7-й ревизии, нами восстановлено 35 пропущенных фамилий. Столь заметный пропуск фамилий неудивителен, поскольку, как сказано выше, процесс принятия фамилий затянулся на многие годы. Собственные имена евреев без указания фамилии встречается в документах даже середины XIX века. Много примеров тому имеется в «Книге исходящим бумагам с 1852 по 1855 год», составленной в Жеймельском еврейском обществе[20].

Восстановление многих еврейских фамилий, отсутствовавших в 7-й ревизии, и выявление неочевидных их изменений в последующих ревизиях демонстрирует, по нашему мнению, генеалогическую эффективность методики комплексного исследования ревизских сказок еврейского общества.

Дополнительные наблюдения и вспомогательные таблицы

Комплексное рассмотрение ревизских сказок позволяют сделать некоторые дополнительные наблюдения, касающиеся работы их составителей, дать их именной список (Таблица 3).

Поскольку обложению налогом подлежали души мужского пола, составители сказок охотно фиксировали их выбытие из общества: смерть мужчин (Таблица 4), их бегство или пропажу, сдачу в рекруты (Таблица 5), крещение (Таблица 6). Составители отметили ссылку Иоселя Лейбовича Рубина в 1841 году в Сибирь (1850\20). Но в сказках нет сведений о смерти женщин или иных причинах выбытии их из общества, так как это никак не влияло на подушную подать.

Ревизские сказки, содержащие обширные сведения об умерших мужчинах, позволяют составить статистическую таблицу мужской смертности в Жеймелях по годам (Таблица 7).

Гораздо менее охотно, чем выбытие, составители сказок регистрировали появление новых душ. Рассмотрим таблицу новорожденных мальчиков в Жеймельском еврейском обществе по данным 8-й и 9-й ревизий (Таблица 8). Всплеск рождаемости в годы, сразу следующие за окончанием предыдущей ревизии, неправдоподобен. Очевидно, составители скрывали прописных, называя их «новорожденными», а их возраст умышленно занижали до возраста, не превышавшего интервал лет между ревизиями. Крайне малое число новорожденных младших возрастов, особенно в 9-й ревизии, свидетельствует, что большинство их не было занесено в сказки, то есть умышленно оставлялись прописными. Это подтверждает и ничтожное количество мальчиков среди умерших мужчин в таблице 5.

Наша таблица 2 воспроизводит порядок следования семейств в ревизских сказках, отличный от алфавитного. Поэтому для нахождения нужной фамилии требуется компьютерный поиск. Однако в ячейках таблицы множество имен собственных, вписанных нами в квадратных скобках. Это создает заметные трудности для компьютерного поиска нужного человека, так как заранее не известно, есть ли в его именовании и где расположены квадратные скобки. Чтобы несколько облегчить поиск, нами в каждом семействе жирным шрифтом выделена фамилия одного или нескольких мужчин, если в семейство есть мужчины разных фамилий.

Поскольку от ревизии к ревизии фамилия нередко изменялась, жирным шрифтом выделен позднейший вариант ее написания. Фамилии на «ич», неотличимые от отчеств, выделены жирным курсивом. В большинстве случаев – это, видимо, отчества лиц, фамилии которых в ревизиях не указаны.

Все выделенные жирным шрифтом лица внесены в «Алфавитный указатель к ревизским сказкам м. Жеймели 1816-1853 гг.» (Таблица 9). Поэтому для поиска в таблице 2 нужного семейства, рекомендуется сначала найти его представителей в алфавитном указателе, установить по нему год сказки и ревизский номер семейства, после чего просматривать соответствующие семейства в таблице 2.

***

Таблица 2

Персональные сведения о евреях местечка Жеймели 1816-1853 годов

см. Приложение 1

 

Таблица 3

Именной список составителей ревизских сказок м. Жеймели

 

Фамилия, имя, отчество и должность

Датировка подписанных сказок

Рубинштейн Мейер Мовшович

1816, 1818

Гер Пинхос Ниселович

1816

Гурвич Шмерель Берелович

1818

Хаес Елияш Давидович

1834

Гер Хайкель Янкелович

7.06.1835, 5.07.1835,

Шнайдер Лейзер Иоселович

7.06.1835, 5.07.1835

Мер Михель Айзикович, кагальный

10.02.1836

Школьник Захар Шоломович

30.11.1836

Гер Иосель Лейзерович, кагальный

9.02.1839, 4.11.1839, 18.07.1840. 24.01.1841, 4.12.1844

[Пикцун] Берель Лейбович, кагальный

9.02.1839, 18.07.1840

[Мелунски] Гешель Липманович, кагальный

9.02.1839, 4.11.1839, 24.01.1841, 4.12.1844

Зорух Лейбович, поверенный Жеймельского кагала

9.12.1840

Гирш Лейзерович

1.12.1842

Абрам Лейзерович

1.12.1842

Бер Липман Говсеиович

4.12.1844, 1850

Мек Израель Лейбович

1850

 

Таблица 4

Именной список умерших мужчин м. Жеймели по сказкам 1816 – 1853

См. Приложение 2

Таблица 5

Рекруты-евреи м. Жеймели 1827‑1842 годов

 

Фамилия имя отчество (Сказка\номер)

Год сказки\

порядковый № семейства

Возраст рекрута, лет

Год призыва

Год рождения

Миколисок Шмуель Гиршович

1834\84

23

1826

1803

Зичунский Файвиш Лейбович

1834\49

21

1827

1806

Лакунисик Мовша Довид Лейзерович

1834\66

15

1827

1812

Мортхель Ноахович

1834\85

23

1827

1804

Хайм Мортхелевич

1834\69

21

1829

1808

Гоз Липман Аронович

1834\37

16

1829

1813

Кац Абрам Шмуилович

1834\46

20

1829

1809

Гурвиц Израель Меерович

1850\36

15

1836

1821

Шнайдер Айзик Ицыкович

1850\39

14

1836

1812

Шустер Зусман Иозелевич

1850\74

12

1838

1826

Бройн Хаикель Лейзерович

1850\8

17

1840

1823

Букайц Юдель Ельяшович

1850\91

24 (16)

1840

1816 (или 1824)

Кац Лейба Иоселевич

1850\82

14

1840

1826

Хайкель Мовшович

1850\92

9.12.1840\1

 

15

1840

1825

Работник Лейба Абрамович

1850\35

13

1840

1827

Скоки Ицык Мовшович

1850\95

16

1840

1824

Шолом Лейзорович

1850/94

14

1840

1824

Лейба Израель Шмуелиович

1850/77

1.12.1842\1

16

1842

1826

Мер Давид Лейзерович

1850\43

18

1844

1826

Букайц Гирш Лейзерович

1850\66

24

1845

1819

Зариф Янкель Говшеевич

1850\20

16

1845

1829

Мер Зелик Иоселевич

1850\47

19

1845

1826

Прухне Меер Абрамович

1850\17

27

1845

1818

Блехер Ионель или Сане Янкелевич

1850\81

24

1849

1825

Мер Янкель Берович

1850\11

?

1850

?

Гель Ерухим Янкелевич

1852\1

22

1852

1830

Высейк Бениямин Шименович

1850\98

16

1852

1836

Бер Вольф Вольфович

1852\4

15

1853

1838

 

Таблица 6

Крестившиеся евреи м. Жеймели

 

Фамилия, имя, отчество

Сказка

Семейство

Возраст

Год крещения

Год рождения

Зицунски Хаим Лейбович

1850\49

29

1841

1812

Гер Хайкель Янкелович

1850\30

38

1848

1810

Блехер Гирша Янкелевич

1850\81

23

1850

1827

 

Таблица 7

Статистика мужской смертности евреев м. Жеймели

 

Год

Число умерших

Год

Число умерших

Год

Число умерших

Год

Число умерших

 

 

1820

13

1830

1

1840

7

 

 

1821

4

1831

16

1841

2

1812

3

1822

5

1832

1842

7

1813

1

1823

5

1833

2

1843

5

1814

?

1824

10

1834

1844

5

1815

?

1825

2

1835

8

1845

14

1816

?

1826

7

1836

6

1846

7

1817

?

1827

4

1837

2

1847

2

1818

?

1828

2

1838

7

1848

31

1819

6

1829

6

1839

3

1849

2

 

Таблица 8

Новорожденные мальчики евреи м. Жеймели по 8-й и 9-й ревизиям

 

Возраст новорожденных по 8 ревизии, лет

Число новорожденных этого возраста

Соответствующий год рождения

Возраст новорожденных по 9 ревизии, лет

Число новорожденных этого возраста

Соответствующий год рождения

17

32

1817

16

10

1834

16

22

1818

15

3

1835

15

13

1819

14

2

1836

14

15

1820

13

3

1837

13

16

1821

12

1838

12

6

1822

11

1839

11

8

1823

10

11

1840

10

8

1824

9

1841

9

6

1825

8

3

1842

8

8

1826

7

2

1843

7

6

1827

6

1

1844

6

4

1828

5

1

1845

5

6

1829

4

1846

4

1

1830

3

1847

3

6

1831

2

1848

2

2

1832

1

2

1849

1

3

1833

 

 

 

 

Таблица 9 

Алфавитный указатель к ревизским сказкам м. Жеймели 1816 – 1853 гг.:

главы семейств и отдельные мужчины, не включенные в семейства

См. Приложение 3

 

Приложение

Анатолий Хаеш

Предки автора по прямой мужской линии[47]

Глава 1. Опубликованные сведения

В изданной проф. Меиром Вундером в Иерусалиме в 1981 году «Энциклопедии мудрецов Галиции» читаем:

«Семья Хаес восходит к Раши и Шефатье, сыну царя Давида[48]. Одна ветвь этой семьи была изгнана из Португалии в Италию, другая же оказалась среди “хасидов Прованса”. После изгнания евреев из Франции в 1306 г. одна из изгнанных семей поселилась в Праге. Там жил р. Авраам — предок семьи Хаес в Центральной и Восточной Европе. Его сын р. Ицхак родился в 1538 г. в Познани[49], а его сестра была женой Махарала[50]. С 1568 г. р. Ицхак — раввин в Буске[51]. С 1584 г. в течение трех с половиной лет — глава раввинского суда в Праге. После этого он стал раввином в Проснице – Прустице в Мехарине, вплоть до своей кончины 11 Таммуза приблизительно в 1610 г.»[52]

М. Вундер перечисляет сыновей Ицхака Хаеса: Авраам, Элиезер-Хаим, Менахем-Манис, Шмуель-Шинна и указывает на четыре важнейшие книги Ицхака, в том числе книгу «Пеней Ицхак» о законах убоя скота, изданную в Кракове в 1591 г. Среди сыновей Ицхака особенно интересен Менахем-Манис. О нем М. Вундер сообщает следующее:

«Сын р. Ицхака р. Менахем-Манис родился в Праге в 1560 г. Он служил раввином в Турбин-Чебинии, а затем в Шидлове[53]. С 1617 г. он один из первых раввинов в Вильне, вплоть до своей смерти в понедельник, 8 ияра 1636 г. <…> Его элегия о пожаре в Познани[54] и смерти его брата Шмуеля напечатана в Праге в 1590 г. вместе с книгой его отца “Пеней Ицхак” <…>. Рукопись его сочинения “Дерех Темимим”, комментарий к истории о Балаке, — находится в Бодлеанской библиотеке, и там же его комментарий на загадки Авраама Ибн Эзры с математическими примерами»[55].

Рисунок 1. Надгробный камень Менахема-Манеса Хаеса

Таким образом, предки рода Хаес из Франции переселились в Чехию и оттуда в Польшу, причем Менехем-Манис Хаес окончил жизнь в Литве.

В книге о евреях Вильнюса «Литовский Иерусалим»[56], описано старое городское кладбище на Пиромонте[57] и опубликована фотография (Рис. 1): «Старейший надгробный камень: могила виленского раввина Менахема-Манеса Хаеса, сына Исаака Хайеса. 1636»[58]. Текст гласит: «Здесь похоронен гаон. Сегодня нас покрыли воды, потому что мы грешили. Пала корона с нашей главы, потому что мы грешили. Его чистая светлая душа ушла в поцелуе ангела. Это было 25 числа месяца ияр к исходу дня, когда солнце зашло»[59]. В апреле 1919 года памятник был разрушен польскими легионерами, захватившими Вильнюс.

М. Вундер называет в своей книге трех сыновей Менахем-Маниса: Якова, Шимшона, умершего в Белграде в 1655 г. на пути в Палестину, и Пинхаса, приводит сведения об их наиболее известных потомках. Никто из них не жил в Литве. Таким образом, между Менахем-Манесом Хаесом, умершим в Вильне в 1636 году и Янкелем Хаесом (Хайсом), наиболее ранним подтвержденным документально представителем нашего семейства, родившимся не позже 1755 года, существует 120-летний разрыв в сведениях. Поэтому неизвестно, Янкель — потомок Менахем-Манеса или его однофамилец.

Др. П. Якоби относит возникновение фамилии к периоду 1515‑1590 годам[60].

В представленной выше таблице 2 приведены архивные сведения о предках рода, начиная с 7-го поколения, считая последним поколение автора. Сведения о первых из них скудны, однообразны и не вполне достоверны, так как взяты из документов, составлявшихся по предписанной форме. При ее заполнении, как будет показано ниже, часто допускались искажения и неточности. Поэтому возможны различные толкования этих сведений, которые приводятся в сносках.

Следующая глава посвящена изложению сведений, собранных автором о первых трех поколениях его предков по прямой мужской линии. Сведения представлены в форме родословной росписи. Начало ее из-за бедности источников довольно скучно, и приводится исключительно для полноты картины. Менее заинтересованным читателям рекомендуется вчитываться в эти однообразные подробности, так как постепенно материал станет живее и насыщеннее биографическими фактами.

Глава 2. Родословная роспись первых трех поколений предков автора по прямой мужской линии[61]

Родоначальник

Хайс, он же Хаес, Янкель.

О самом Янкеле у автора нет непосредственных документов. Его фамилия и имя установлены по ревизским сказкам его сына ‑ Давида Янкелиовича Хайса или Хаеса, родившегося в 1769 г. (Таблица 2. 1816\2). Ниже (Рис. 2) приведена верхняя половина листа ревизской сказки Жеймельского кагала от 11 августа 1816 г.; в ней под № 2 указан Давид Янкелиович Хайс. Это самый ранний из обнаруженных автором о документов его прямых предках в Литовском государственном историческом архиве (Lietuvos valstybės istorijos archyvas, далее — LVIA). Поскольку Янкель едва ли мог стать отцом до 14 лет, он родился до 1755 г.

Рисунок 2. Верхняя половина листа ревизской сказки Жеймельского кагала от 11 августа 1816 г.[62]

Первое поколение

Хайс, он же Хаес, Давид Янкелиович[63]                                       1[64]

Давид — прапрапрадед автора и первый из членов рода, о ком непосредственно удалось найти архивные документы. По ревизской сказке, составленной в Жеймельском кагале Упитского уезда Виленской губернии в 1816 г., Давиду Янкелиовичу Хайсу было 47 лет, то есть он родился в 1769 г., причем числился в этом кагале и по предыдущей ревизии 1811 г. По той же сказке, жена Давида, Пеше, на 2 года моложе мужа, то есть родилась 1771 году. У них четверо сыновей: Елиаш 1796 года рождения, Арон ‑ 1802 года, Габрыель ‑ 1804 года и Ицык ‑ 1809 года[65].

В сказке того же кагала 1834 года помечено, что Давид Янкелевич Хаес, находится «в бегах с 1823 года». Пеши в ней нет. Возможно, она бежала вместе с мужем. Их дальнейшая судьба неизвестна.

Второе поколение

Хес, он же Хаис и Хаеш Ицык Давидович[66]                                2

Ицык — прапрадед автора и первый, о чьей семье сохранились отрывочные воспоминания потомков.

Начнем с документов. По сказке Жеймельского кагала 1818 г. Ицыку Хесу 9 лет, т. е. он родился в 1809 г., числится в семействе старшего брата Габрыеля и, как и он, в ревизии 1816 году пропущен. По сказке 1834 г. Ицык Хаис женат на сверстнице Итке (родилась в 1809 г.), их дочь Мерием родилась в 1828 г. Все по прежнему числятся в семействе старшего брата Ицыка — Габрыеля, к этому времени уже умершего.

По сказке 1850 г.[67] Ицык Давидович Хаеш — 41 года, а его жена Эйда — 29 лет (родилась в 1821 г.), у него дочь Дина 18 лет (родилась в 1832 г.) и сын Израель 10 лет (родился в 1840 г.). Совершенно ясно, что Дина не могла родится от Эйды, которой в 1832 году было 11 лет, то есть Дина, как и Мерием, дочь Итки. Израель, по-видимому, сын Эйды, так как восьмилетний интервал между рождением Мерием и Израеля подсказывает, что в эти годы Итка, первая жена Ицыка, могла долго болеть, прежде чем умерла. Вероятно, Ицык по традиции примерно год вдовствовал, а около 1839 г. женился на Эйде, родившей ему в 1840 г. Израеля. Вскоре пошли и другие дети Ицыка, упоминающиеся в метрических книгах этого общества: Элиа-Матес[68], родившийся в 1842 г.[69] и Бер — в 1848 г.[70]. Характерно, что эти два сына не вписаны в ревизию 1850 г., хотя первому из них уже восемь лет, а второму два года. Впрочем, мы уже видели (Таблица 6), что община, избегая указывать в ревизии малолетних детей, стремилась сократить себе налоговое бремя.

Следующий сын — Вольф родился в 1859 г.[71] Далее, в метрических книгах Жеймель сохранилась запись от 17 февраля 1860 г., что у земледельца Ицыка Давидовича Хаеша родился сын Гавриель[72] (Рис. 3). Мать новорожденного — Эйдо.

Рисунок 3. Метрическая запись о рождении Гавриеля Хаеша

28 мая 1852 г. Ицык Давидович Хаеш получил в Жеймельском еврейском обществе свидетельство, необходимое ему для получения из Поневежской городовой ратуши годового паспорта. Паспорт позволял отлучаться из местечка для заработков. Заметим, что его сын Израель в январе 1853 г. получил билет на двухмесячную отлучку. Возможно, чтобы сопровождать отца и участвовать в его делах. 7 сентября 1853 г. Ицык снова получил свидетельство для получения годового паспорта[73].

Важно подчеркнуть, что в 1860 г. Ицык Давидович именовался земледельцем. В 1863 году Ицык Давидович Хаеш, проживающий «Салатского прихода в имении Кумянах» оказался внесенным в «Ведомость евреев Жеймельского общества, неплательщиков казенных податей». Ее 4 ноября 1863 г. направил приставу 2-го стана Поневежского уезда сборщик податей Янкель Клаванский. В сопровождающем ведомость рапорте Я. Клаванский писал: «Представляя на обороте сию ведомость о неплательщиках евреях Жеймельского общества, проживающих в разных местах Поневежского и Шавельского уезда, которые по настоящее время не явились в общество для уплаты числящихся на них казенных податей и прочих сборов, недоимок прошлых лет, и оклада сего 1863 года, имею честь всепокорнейше просить, дабы благоволили снестись с кем следует. Тысяцким же вверенного Вам стана строго предписать, евреев, проживающих в том стане, выслать не позже как на 7-е число сего ноября месяца, не давая им свободной минуты, на какое число и я буду в становой квартире для принятия казенных денег и снабжения их таблицами»[74].

Из рапорта мы узнаем, что Ицык в то время жил в небольшой деревушке Кемяны и либо имел трудности с деньгами, либо какие-то иные причины, мешавшие ему уплатить налоги, что, впрочем, не удивительно во время широкого восстания в том году в Литве и Польше. Однако, в ведомости всего 18 человек, что составляет небольшую часть общины.

Поскольку сын Ицыка, Вольф, умер в 1865 году в деревне Кемянах Кибургской волости, расположенной неподалеку от Жеймель[75], ясно, что семья Ицыка жила там, по крайней мере, в 1863‑1865 годах.

Упомянутая выше Эйдо — вторая жена Ицыка, а не двойное имя Ита-Эйдо первой жены. Ведь Ите в 1859 году было бы уже 50 лет, что многовато для рождения погодков Вольфа и Гавриеля. Кузина отца автора, Циля Хаеш, в 1982 году рассказала, что по семейной легенде «прабабушка была очень ортодоксальная еврейка, она бросила всех своих детей, когда они уже были самостоятельными, а сама уехала в Палестину. Потом к ней уехал ее младший внук Аарон»[76].

Имя ее Циля не знала, но сохранила дореволюционную фотографию своей прабабушки, моей прапрабабушки, сделанную в ателье «G. Krigorian, Jerusalem»[77]. На фоне рисованной декорации, обычной для тогдашних ателье, стоит невысокая круглолицая женщина, 50‑55 лет, в темном платье и нарядной косынке, завязанной под подбородком. У нее короткая шея, довольно крупный нос, полные губы, в правой руке молитвенник, которым она опирается на декоративный столик (Рис. 4). Женщина явно похожа и на саму Цилю и на отца автора.

Рисунок 4 Эйда Израэльсон, прапрабабушка автора

Троюродный брат автора, Даниель Хаюс, и его близкие уточняет, что бабушка Аарона в 1885 году поехала умирать в Палестину, чтобы быть похороненной на Масличной горе[78], поехала, присоединившись к своему брату и его внуку. Аарон, которому тогда было 13 лет, поехал с ней. Он был младшим внуком, никто другой из членов семьи ехать не захотел. Она и ее брат год ездили по Западной России, чтобы заручиться благословением разных раввинов и потом приехали в Палестину. Впрочем, наиболее подробно и достоверно факты изложены самим Аароном в его книге «63 года в Иерусалиме»[79]:

«Когда мне было 12 лет, мой двоюродный дед (брат бабушки со стороны отца) рав Моше Израельсон решил ехать в Палестину. И бабушка захотела ехать тоже, чтобы провести там свои последние дни. Так как дед хотел взять с собой одного из своих внуков, бабушка тоже решила взять одного из нас. Отец согласился сразу же, сказал, что он и сам бы хотел поехать, но у него семья и это невозможно. Все братья испугались, а я сразу загорелся ехать (в возрасте 12,5 лет). Мама была сначала против, но рав Кук ее уговорил.

Двоюродный дед был одним из самых богатых домовладельцев в Бауске и большим другом гаона р. Мордехая Элиясберга, раввина Бауска. Дед Моше решил перед поездкой объехать разные города, в первую очередь, Минск и Вильну, чтобы посоветоваться со знаменитыми мудрецами и посетить могилы уже умерших. Поездка заняла 3,5 месяца. Со многими приключениями корабль “Нахимов” прибыл к берегам Палестины. Там, начав с Хайфы, мы стали ездить с дедом по стране и молиться на могилах знаменитых раввинов»[80].

Из рассказа Аарона следует, что его бабушка была урожденная Израельсон и она, скорее всего, родом из Бауска. До отъезда в Палестину она, несомненно, овдовела, иначе не могла бы покинуть мужа, то есть Ицык умер до 1889 г. Это предположение позже подтвердилось. В феврале 2002 г. я получил копию метрического акта «о смерти в Жеймелях 13 февраля (18 адара) 1883 года от старости в возрасте 85 лет Ицыка Давидовича Хаеса»[81].

Рассказ Аарона позволяет уточнить и год отъезда. Поскольку Аарон родился 13 февраля 1877 г., 12,5 лет ему было в 1889 г. Этот год отъезда гораздо более правдоподобен, чем 1885, так как Аврахам-Ицхак Кук был раввином в Жеймелях в 1889 г.[82], а отнюдь не в 1885 г.

Далее Аарон пишет, что когда-то бабушка была относительно либеральная женщина, но в Иерусалиме она стала очень религиозной, считала, что надо только молиться. Аарон изучал арабский язык у одного раввина, у которого также учились и арабские дети. Они понимали речь, но не умели писать. Аарон писал по-арабски лучше них. Он был способный и очень продвинулся в изучении арабского языка. Бабушка запретила ему общаться и учиться с арабскими детьми, посчитала это плохим делом. Характер ее стал более жестким и тяжелым. Чувствуется, что у них постепенно сложились не очень хорошие отношения[83].

Третье поколение

Хаес, он же Хаiес и Хаеш Эльяш-Матес Ицыкович                    3

Эльяш-Матес — прадед автора. Его настоящее имя, Элиягу-Матисьягу, выбито на могильной плите. Но в российских документах оно не зафиксировано. Поэтому я именую его кратко Эльяш‑Матес и еще короче — Матес. О нем сохранились не только документы. Опубликованы воспоминания его сына, Аарона. Кое-что о своем дедушке знала упомянутая выше Циля Хаеш. Поэтому рассказ о Матесе гораздо полнее предыдущих.

Варианты его фамилии названы выше, а о его имени отец автора, Илья Хаеш, говорил: «Мое имя и Макса[84] — в честь дедушки. Его звали Элья-Матыс. Это было принято у евреев, давать <имя> в честь умершего дедушки. Точное звучание – Элья-Матес. Евреям сплошь и рядом давали двойные имена. Особенно после тяжелой болезни добавляли второе имя, это будто бы спасет от смерти. Эльяэто Илья»[85].

Год рождения Матеса долгое время не был известен. Я предполагал, что он родился в конце 1830-х годов, так как Матеса не было в ревизии 1834 г., а его жена Фейга, которая, скорее всего, моложе мужа, родилась около1843 г.[86]. Лишь в 2002 г. выяснилось, что Матес родился в 1842 г.[87] Их старшим сыном был Лейзер, дед автора[88].

Появление сына-первенца было событием, которое родители оформили документально (Рис. 5 и 6). 

Рисунок 5. Метрическая запись о рождении Лейзера [Хаеша] (№ 12)

Рисунок 6 Метрическая запись о рождении Элиезера [Хаеша] на еврейском языке

В метрической книге, хранящейся в Государственном историческом архиве Литвы, автор в 1992 г. нашел запись о рождении 29 августа 1867 г. в Жеймелях у барышника лошадей Матеса Ицыковича и его жены Фейги сына Лейзера[89], точнее Элиезера (так в параллельной записи на еврейском языке). В точности даты, впрочем, есть некоторые сомнения, так как Фейга родила двойню. Второй мальчик умер[90], а в метрической книге об этом нет ни слова.

Торговля лошадьми — давно забытый еврейский промысел. Приведу о нем ответ, поступивший в 1881 году из Ковно, на вопрос известного своим антисемитизмом министра внутренних дел Н. П. Игнатьева: «Какие вообще стороны экономической деятельности евреев особенно влияют на быт коренного населения Ковенской губернии?».

«Торговля лошадьми находится <…>, в большинстве случаев, в руках евреев или же, по меньшей мере, они служат посредниками или факторами.

Занимаясь меною лошадей, еврей не гнушается никакими средствами для обмана покупателя. Живя в уединенных местах, барышник входит в сношения с конокрадами; большею частью еврей лично не принимает участия в этом противозаконном промысле, но руководит конокрадами и принимает краденых лошадей для перепродажи, приобретая их за бесценок. Уличить такого барышника, при его обширных сношениях с жителями, изворотливости и сравнительной легкости скрыть следы преступления, крайне трудно. Такие лица, хотя ремесло их не составляет тайны, пользуются известным влиянием в окрестности и наводят страх. Из боязни мщения крестьяне не решаются изобличить такого барышника-руководителя. Свидетельство против еврея влекло за собою поджог и воровство у свидетеля.

Нередки случаи, что украденные лошади возвращались владельцам за уплатою большей или меньшей суммы коноводам преступлений.

Конокрадство, значительно распространенное в Ковенской губернии, при поселении крестьян не деревнями, а односельями, при удобствах и значительных выгодах сбыта краденых лошадей за границу, в Привислянский край и в Курляндию, не могло бы, однако, достигнуть таких размеров без правильной, так сказать, организации этого промысла, в чем главное участие принимают евреи-барышники»[91].

Не известно участвовал ли Матес в организации этого промысла, но что, будучи барышником, знал о нем, его законах и обычаях, несомненно.

В 1868 г. у Матеса и Фейги родился второй сын — Мовша. Записи о его рождении найти не удалось. Возможно, оно не регистрировалось, так как появление в семье второго мальчика грозило семье рекрутской повинностью, тогда как единственного сына в рекруты не брали.

В начале 1869 г. у Матеса родилась дочь. Ее назвали Мера. Об этом известно не из записи о рождении девочки, которое, по-видимому, не зарегистрировали, а из метрической записи о смерти 27 мая 1871 г. в деревне Либец от горячки двухгодовалой Меры Матешовны Хаеш[92]. Ее похоронили 30 мая в Жеймелях, так как Либец, точнее Либедзи, — небольшая деревушка Нацюнской волости, той же, что и Жеймели, на ручье Планит, не имела еврейского кладбища[93].

В июне 1871 г., то есть почти сразу после похорон, Фейга родила еще сына. Мальчика назвали Гиршем и не стали или не успели зарегистрировать. Как и о Мере, мы знаем об этом из метрической записи о смерти 16 сентября 1871 г. в Салатском приходе от горячки трехмесячного Гирша Матешовича Хаеша. 19 сентября его хоронят в Жеймелях[94].

Следующая архивная запись — о рождении 27 ноября 1874 г. в той же деревне Либедзи, у корчмаря Матсера Ицыковича Хаеша и Фейги сына Гирша[95]. Родителям явно было дорого это имя. Теперь у Матеса новый промысел — корчма, хотя возможно остался и прежний — барышничество.

Корчма (устар.) (Рис 7) — это «питейное заведение, распивочное и на вынос и в то же время постоялый двор. Обязательные принадлежности корчмы — общая комната, две комнаты для проезжающих и стодола (обширный сарай для возов и лошадей)»[96].

Рисунок 7. Литовская еврейская корчма[97]

Литература о евреях-корчмарях очень обширна. Приведем одну из цитат:

«В губерниях, присоединенных <…> к России от Польши, евреи проживали по уездам в чрезмерном количестве <…>, принимая широкое участие в курении и продаже водки. Это положение явилось результатом исторического прошлого евреев в Польше, где города, считая торговлю и отправление ремесел своей привилегией, всячески старались избавиться от конкурентов-евреев, и последние поневоле направлялись в уезды: там их радушно встречали помещики, отдавая им на откуп разнообразные части хозяйства и, между прочим, курение и продажу водки, служившие одним из важнейших источников дохода помещиков и государства и ставшие главнейшим источником пропитания евреев в уездах <…>. Благодаря событиям, сопровождавшим разделы Польши, торговля и земледелие в польских губерниях пришли в упадок и доходы от потребления водки стали еще более необходимыми <…>, а так как само право винокурения не принадлежало еврею, то он выступал лишь в качестве посредника между землевладельцем и крестьянином, то есть в качестве арендатора и корчмаря в частных и казенных имениях»[98].

В деревне Либедзи, при проселочной дороге в Стагелишки, корчма существовала еще в 1816 г., когда при ней по ревизии числился Лейзер Иоселевич Ман. В 1870-х годах она, возможно, перешла к Матесу Хаешу.

Последняя метрическая запись — о рождении 13 февраля 1877 г. в той же деревне Либедзи у Эльяша Матеса Ицыковича Хаеса из Жеймельского еврейского общества и Фейги Мортхеловны сына Ореля[99]. Этот Орель — тот самый Аарон, который уехал с бабушкой в Палестину. Он единственный, из знавших Матеса лично, чей рассказ до нас дошел.

В упомянутой книге «63 года в Иерусалиме» Аарон пишет, что когда он родился, семья жила в Zemelhof. Это немецкое название можно перевести как имение, поместье или усадьба Жеймели[100]. Когда Аарону было 8 месяцев, то есть в октябре или ноябре 1877 г., в доме случился пожар. Малыша чудом спасли, выбросив из окна прямо в глубокий снег. Дом полностью сгорел, и семья переехала в местечко Жеймели[101]. Там поселились в одноэтажном деревянном домике, соседствующем с синагогой.

По воспоминаниям Цили Хаеш и ее няни, Рахили Крецмер, жена Матеса, Фейга, родила 13 детей: Лейзер, он был из двойни, но второй мальчик умер, Моисей, Исаак, Гирш, Давид, Аарон, Фрида, Элла, Роза и еще «был какой-то брат, который увлекся актрисой. Она ему изменила, и он покончил жизнь самоубийством»[102].

В декабре 2006 года Бэрри Манн сообщил автору содержание метрических актов о рождении Эллы и Исаака. По этим документам Элька Хаеш (так ее именуют в акте) родилась в Жеймелях 28 апреля 1883 г.[103], а Ицык Хаес (так он именуется в акте) родился в Жеймелях 22 октября 1886 г.[104]

Наконец в феврале 2007 г. автор получил документ, из которого следовало, что Давид родился в 1882 г.

«Бабушка Фейга рассказывала мне по-русски, — продолжает Циля Хаеш, — что ее деревянный домик был построен на две половины. Одна принадлежала бабушке и всей ребятне, а другая принадлежала деду. Он вел дела, и ребятня ему мешала. И он не каждый день приходил на женскую половину»[105].

«С чего жил дедушка, я не знаю, — отвечал автору его отец, — Я его не застал в живых. Был он человек богатый по масштабам Жеймель. В его доме, расположенном через дорогу от нашего, жил дядя Моисей. Я застал в живых только бабушку. Мне рассказывали, что дедушка был очень самоуправным, деспотом и вспыльчивым невероятно. Бабушка в семье от него очень страдала, но все переживала в себе. Она вообще от всех страдала, потому что была очень мягкая и тихая»[106].

В маленьком домике большой семье было тесно, и, обладая достаточными средствами, Матес переселился в каменный дом. Он сохранился до наших дней и расположен в самом центре Жеймялиса на перекрестке улиц Бауской и Пасвалио, выходя углом на Базарную площадь (Рис. 8 и 9). Его как дом своего дедушки, а затем дяди Моисея и его жены тети Гиты, мне показал отец, когда я впервые в 1982 г. побывал с ним в Жеймялисе.

Дом одноэтажный, красного неоштукатуренного кирпича, красивой фигурной кладки, под двухскатной, судя по старым фотографиям, черепичной крышей. Фасад в 6 окон и 2 двери выходит на Баускую улицу, торец в 2 окна и дверь - на улицу Пасвалио. Два окна под крышей образуют с торца как бы второй этаж.

Рисунок 8. Жеймялис. Бауская улица. Вид с Базарной площади. Первый справа дом Элиа-Матеса Хаеша. Фото 1983 г.

Рисунок 9. Дом Элиа-Матеса Хаеша. Вид с улицы Пасвалио. Фото 31.08.1982

Из упомянутой книги Аарона следует, что Матес «был крупным торговцем лесом и льном и фабрикантом черепицы[107], был человеком честным и преданным своей деятельности. Мать была домашняя хозяйка. Она всегда помогала отцу во всех его предприятиях. Она была добрая»[108]. Расстроенное пожаром 1877 г. благополучие семьи постепенно восстановилась, и она укоренилась на новом месте.

«В доме деда, — рассказывал мне отец, — где жила тетя Гита, был у них фруктовый сад, помню, мы в него ходили, также был двор, даже больше нашего»[109].

На плане Жеймель XVIII века[110], угол этого участка показан уже застроенным[111]. Кирпичный дом построен, вероятно, во второй половине XIX века, после появления по соседству кирпичных заводов[112]. Скорее всего его строил Матес, снеся обветшавший деревянный дом прежнего владельца, а может быть деревянного дома ко времени переселения Матеса в Жеймели уже не существовало.

В Центральном государственном архиве Литвы сохранился «План местечка Жеймели владения помещика князя Анатолия Павловича Ливена Ковенской губернии Поневежского уезда. Составлен в 1897»[113]. Ниже план воспроизведен частично (Рис. 10 и 11)

Рисунок 10. План местечка Жеймели 1897 года (частичная выкопировка)

В экспликации к плану названы фамилии и имена арендаторов земельных участков и их площадь: № 9 синагога и молитвенный дом — 522,3 кв. сажени[114], соседний № 10 Матис Хаеш — 432,4 кв. сажени[115].

Рисунок 11. Верх экспликация к плану местечка Жеймели 1897 года

По воспоминаниям Аарона, братья и он сам учились в Жеймелях у самых лучших учителей, каких его отец только мог найти. Он также приглашал в группу детей из бедных семей, за обучение которых родители не могли платить[116]. Из светских дисциплин учили счет, иврит и немецкий, который тогда был очень распространен в Курляндии. В семье они очень много говорили на немецком.

Сам Матес постоянно занимался изучением Торы, регулярно брал уроки по Агаде и Галахе. В дом приходили и время от времени жили у них очень известные раввины, собирались ученики из местечка и окрестностей. Аарон с раннего детства прислушивался к их беседам, а позже участвовал в них. Год перед отъездом в Палестину он учился у молодого Аврахама Кука[117].

Восьмидесятые годы прошлого века — поворотный пункт в истории русских евреев. Массовые погромы 1881 г. на юге России, широкая поддержка, оказанная им разными слоями тамошнего российского общества, правительственные меры, так называемые «Временные правила 3 мая 1882 г.»[118], направленные не на обуздание погромщиков, а на новое резкое ограничение экономических прав евреев, все это произвело глубокий переворот во взглядах их духовных лидеров. Раньше молодая еврейская интеллигенция, выросшая в эпоху Александра II, видела путь решения еврейского вопроса в России на пути просвещения, овладения русским языком и постепенного слияния евреев с русским обществом.

Действительность опровергла эти взгляды. Поэтому духовные лидеры общества начинают искать решение на путях исхода из России и культурной автономии евреев. Прогрессивные слои выступают с идеей о необходимости создать еврейское государство, ортодоксы призывают молиться о скорейшем приходе Мессии, который соберет народ и выведет его в землю обетованную, как некогда Моисей вывел евреев из Египта.

В общинах происходили жаркие споры и резкие столкновения сторонников разных взглядов. В Жеймелях в то время еврейское общество разделилось по поводу избрания раввина, то есть своего духовного лидера, на две враждебные партии. Споры достигли такой остроты, что доходило до драки, битья окон, доносов и усмирения противников силами местной христианской администрации. И только Аврахам Кук, начавший в Жеймелях[119] свою раввинскую деятельность, один из первых религиозных мыслителей, поддержавших идею исхода в Палестину до прихода Мессии, сумел примирить между собой враждующие партии.

По утверждению Аарона, Аврахама Кука заметил, пригласил из соседних Биржей и предложил общине избрать на раввинский пост именно Матес Хаеш. Это утверждение довольно правдоподобно, так как, по словам Аарона, его отец был очень доброжелательным человеком. Его дом был открыт для всех, кто просил какой-то помощи. Матес был в хороших отношениях с членами общины, пользовался у них большим авторитетом, и его избрали «рош-кагала», так Аарон называет должность старосты (габе) еврейского молитвенного общества. На этом посту Матес естественно мог предложить общине в раввины Аврахама Кука, взгляды которого на отъезд в Палестину были близки взглядам Матеса, охотно отпустившего туда Аарона с бабушкой. Последний вспоминал, что когда Матеса избрали «рош-кагала», в их доме проходили заседания - «мудрецов» местечка[120].

Авраам Коэн Кук выходец из местечке Грива Витебской губернии, расположенного рядом с Двинском на противоположном берегу Двины. Славный путь этого знаменитейшего раввина начался из Жеймель. Позже Кук возглавлял многие общины: Биржей, Екатеринослава, был раввином Яффы, и, наконец, главным раввином Эрец-Исраэль.

Факт избрания Матеса старостой и совместной с Куком деятельности подтверждает жеймельская «Книга для записки бракосочетавшихся евреев на 1889 год». Она велась на двух языках: русском и еврейском. Причем записи на русском не вполне грамотные:

«Итого числа бракосочетавшихся в 1889 года пять № 5 в том удостоверяю Помощ. уезд. Раввина по м. Жеймелях

Абрамъ Ичикъ Кукъ

Староста Габбе. Матисъ Хаiесъ

Казначей. <подпись по-еврейски> (Значит Бенцель Милунски)».

Рисунок 12. Из метрической книги местечка Жеймели за 1889 г.[121]

В такой же книге 1890 г.: «Итого число Браков в 1890 года восемь № 8. в том удостоверяю Помощник уездного Раввина А и Кукъ, Старосты габай М. Хаiесъ, Казначей знацет бенцелъ милунске <подпись по-еврейски>»[122].

Выборы должностных лиц в еврейских молитвенных обществах проводились на трехлетний срок. Поскольку в 1891‑1893 гг. старостой, судя по метрическим книгам, был Вольфсон, надо полагать, что Матес был избран старостой в 1888 году.

Избрание Матеса старостой говорит о его высоком положении и авторитете в общине. В то время положение достигалось знанием религиозных книг и благотворительностью, для которой надо было располагать значительными средствами. Так что дела Матеса в те годы явно шли успешно.

Своему сыну Аарону он в 1889‑1895 годах обеспечил возможность учиться в иешиве Ez-Chajim, самой богатой и известной в Иерусалиме[123]. Матес посылал Аарону туда такие большие средства, что тот тратил только часть их, а остальные откладывал. Был случай, когда в иешиве не оказалось денег для оплаты служащих. Тогда Аарон принес часть своих сбережений казначею иешивы и хотел их отдать просто так. Но тот сказал, что мы сейчас тебе выпишем квитанцию, а потом вернем долг с процентами. Когда Аарон написал об этом отцу, тот ответил, чтобы деньги назад ни в коем случае не брать: все отдать иешиве.

Другой раз, когда Аарон пришел в банк с чеком за деньгами, немец-банкир очень удивился и сказал: «Если у тебя отец такой богатый, что может тебе послать сразу 200 рублей, что ты делаешь в такой дыре, как Иерусалим? Мог бы жить где-нибудь в Европе!», на что Аарон возразил, что евреи должны жить только в Иерусалиме.

В 1891 году Элиа-Матисьягу Хаес упомянут в числе благотворителей созданного в этом году в местечке общества «Лэхем hа-Аниим» (Хлеб бедным)[124].

В 1894 году Матеса снова выбирают старостой. В ноябре 1894 года он расписывается в книге так: «Староста Габбе. М. Хаешу», а с января 1895 до конца 1896 года ежемесячно как: «Староста Габе Матесъ Хаешъ»[125].

Согласно справочнику «Вся Россия на 1895 год…» Хаеш в Жеймелях имел лавку «Бакалея». Отец автора говорил, что лавка, скорее всего, принадлежала Матесу, так как его старший сын Лейзер в лавках не торговал[126].

Дети Матеса, став взрослыми, постепенно покидали семью. В 1895 году женился Лейзер, Роза вышла замуж и уехала в Ригу, туда же уехала Фрида. Гирш вместе с кузенами отправился в Южную Африку. Матес, чтобы вернуть сына, послал за ним Давида в сопровождении двух взрослых земляков. Однако и Давид застрял в Южной Африке.

В октябре 1896 года у Лейзера, старшего сына Матеса, родилась дочь Хане — первая и единственная внучка, родившаяся при его жизни. По словам отца автора, «Дед Элья-Матыс ее очень любил и нянчил»[127].

В 1897 году женился Аарон. По состоянию здоровья Матес уже не мог приехать к нему в Палестину на свадьбу, но послал поздравительное письмо отцу невесты Бецалелю Лапину. Фотокопию письма Аарон опубликовал в своей книге[128]. Это единственный дошедший до нас документ, написанный лично Матесом. Вот как его содержание характеризует племянник автора Марк Мулин:

Письмо написано на очень правильном иврите. Оно могло бы служить в письмовнике образцом для таких писем. Сначала в довольно пышных выражениях излагается радость и гордость за сына, что он так вырос, причем в каком-то смысле самостоятельно. Потом сожаления, что сам Матес болен и не может приехать. И наконец пожелания счастливого будущего для сына.

В следующем 1898 году Матес и его старший сын Лейзер упомянуты как жертвователи в газете «Гамелиц» №117.

Умер Матес в 1900 или самом начале 1901 года. Это время называют как его израильские правнуки Даниель Хайот и Циля Рокман, так и отец автора, родившийся 2 мая 1901 г., когда Матеса уже не было в живых. Точную дату и место погребения — 4 элула 1900 года по надписи на мацеве, сохранившейся поныне на еврейском кладбище Жеймялиса, сообщил автору Бэрри Манн. Он же сделал и выслал фотографию мацевы (Рис. 13).

Рисунок 13. Могила Матеса Хаеша. Фото Бэрри Манна. 1999 г.

В 2002 году главный архивист LVIA Галина Анатольевна Баранова выслала автору копию метрической записи от 7 августа (3 элула) 1900 года о смерти в Жеймелях "от внутренней болезни" Матиса Ицыковича Хаеша, Оникштинского общества[129].

Рисунок 14. Метрическая запись о смерти Матеса Хаеша (№ 4)

С.-Петербург

 

Примечания

[1] Инициатор данной работы — «земляк» автора Бэрри Манн (Barry Mann) из Техаса (США). Наши отцы — уроженцы местечка Жеймели. Бэрри предоставил автору обширные материалы своего семейного архива, постоянно делился вновь полученной информацией.

По работе были также получены ценные замечания и советы главного архивиста Государственного исторического архиве Литвы Галины Анатольевны Барановой, благодаря которым статья была существенно доработана.

Автор глубоко признателен названным лицам за действенную помощь.

[2] Полное собрание законов Российской империи. [Собрание 1-е]. Тома 1–45. СПб., 1930 (далее 1 ПСЗ). № 3245.

[3] 1 ПСЗ № 3707.

[4] Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. Переиздание М. 1999. Том 3. С. 503.

[5] Конвенция относительно раздела Польши, заключенная между Россиею и Пруссиею, при участии Австрии 1795 г. октября 13-го (24-го) // Стегний П. В. Разделы Польши и дипломатия Екатерины II: 1772. 1793. 1795. М., 2002. С. 444–447.

[6] 1 ПСЗ № 17417. Великое Княжество Литовское делилось на Виленскую и Слонимскую губернии.

[7] Гессен Ю. И. История еврейского народа в России. Том 1. Л., 1925. С. 85.

[8] Жеймельское еврейское общество до 1844 года называлось Жеймельским кагалом.

[9] Kauno apskrities archyvas. F. I-259. Ap. 1. B. 185.

[10] 1 ПСЗ № 25882.

[11] 1 ПСЗ № 25882.

[12] Полное собрание законов Российской империи. [Собрание 2-е]. Тома 1–55. СПб., 1930–1884 (далее 2 ПСЗ). № 6265.

[13] Унбегаун Б.-О. Русские фамилии. М. 1995. С. 11.

[14] Еврейская энциклопедия. СПб. 1908–1913. Том VIII. Стб. 144.

[15] 1 ПСЗ № 21547.

[16] 1 ПСЗ № 22837.

[17] Антонов Д. Н., Антонова И. А. Метрические книги России XVIII – начала XX в. М., 2005. С. 139.

[18] 2 ПСЗ № 6265.

[19] Гессен Ю. И. Имена еврейские по русскому законодательству // Еврейская энциклопедия. СПб. 1908-1913. Том VIII. С. 150.

[20] LVIA. F.1262. Ap.1. B. 163. L. 204‑256 v.

[21] В сказке 57 исправлено на 56.

[22] Вероятно, в корчме Трумпакое жили два брата, так как они имеют одинаковое отчество «Мовшович». Поэтому фамилия Ицека Янкеля должна была быть «Мер».

[23] О Соре дописано другим почерком, возраст ее не совпадает ревизией 1816 г.

[24] Цифра 20 с помарками у нуля, возможно 21 или 26

[25] Последняя цифра года неразборчива

[26] Они же — доб. 29.07.1851 №7

[27] Идель, судя по сказке 1818 года, фамилия, а не кинуй.

[28] О Песе дописано другим почерком.

[29] Сведений о нем в ревизии 1834 нет.

[30] На каком основании он и следующий попали в семейство не ясно.

[31] Здесь «Шурин» — не фамилия, а вид свойства (брат жены).

[32] Батья Гирш и Мовша принимают разные фамилии Гер и Пипец!

[33] В этой строке мало ясности. Если новорожденный Ицко, ошибочно названный Габрилом и вписанный в строку Габриила 1818 г., то при исправлении имени, почему ничего не указано о судьбе Габрила 1818 г. Почему в 9-й ревизии бежавший Ицык назван Габрелем?

[34] О нем остальные графы пустые.

[35] Тот же текст повторен в семействе № 90, только имя Иозель записано как Иосель. Эта строка как дублирующая не воспроизводится.

[36] Лейзерович — скорее всего фамилия, так как двойные имена в ревизии писать не полагалось

[37] Добавочная ревизская сказок 1828 года, которой мы не располагаем.

[38] Разница 35 – 28 = 7 позволяет утверждать, что Пичкун был вписан в добавочную ревизскую сказку 1827 года. Аналогичный расчет можно сделать для последующих строк, содержащих прежний возраст (в скобках).

[39] Странная дата, поскольку рекрутская повинность в натуре была введена для евреев в августе 1827 года.

[40] Куда исчез Иосель Абрамович, не ясно. Не исключено, что это Иосип Абрамович Мер, вписанный по ошибке дважды в связи с его бегством возвращением (см. № 26 и доб. 1835 г.). Расхождение в возрасте — 1 год вполне возможно.

[41] Откуда взялся Зорух совершенно не ясно.

[42] Странная разница в возрасте братьев 60, 15 и 13 лет.

[43] Такого лица в сохранившейся сказке 1841 года нет.

[44] Орель Глезер в сказках отсутствует. Возможно, это семейство № 36 Арона Шмереловича Глезона.

[45] Иоселя Лейзеровича Мера в ревизии нет.

[46] Они же — ревизия 1850 г. № 38

[47] Более полная версия семейной истории автора, не представляющая интереса для широких кругов читателей, имеется на его персональном сайте, созданным Бэрри Манном и пополняемом с его помощью.

http://www.barrymann.net/zeimel/indexr.html

Бэрри Манн (Barry Mann) — житель Техаса (США), коллега автора по исследованию истории еврейской общины местечка Жеймялис (Литва), в котором родились наши отцы.

[48] Происхождению Раши по материнской линии посвящена статья Tauber Laurence «The (Maternal) Descent of Rashi» в американском журнале Avotaynu, Vol. IX, 1993, Nb. 2 pp. 32‑33. В том же номере журнала критическая статья о недостаточной научности всех попыток разных лиц установить свое происхождение от царя Давида Einsiedler David «Descent From King David — Part II» (pp. 34‑36). В статье упомянут Шефатье, согласно Талмуду, сын Абиталь, 16 поколений потомков которого именовались титулом «наси» (о титуле «наси» см.: Электронная еврейская энциклопедия).

[49] Познань – один из старейших польских городов с богатым историческим прошлым. С начала XVI столетия еврейская община Познани играла руководящую роль в Великой Польше. Пост раввина в этом столетии в городе занимали выдающиеся раввины: Самуил Маргалиот, Лива бен Бецалель и Мордехай Яффе (см.: Еврейская энциклопедия. Т. XII. Стб. 655–662).

[50] Махарал — Лива (Леве) бен Бецалель — знаменитый талмудист и ученый, сын р. Бецалеля бен Хаiим, брата главного раввина германских общин р. Якова Вормса. Родился в Вормсе (?) приблизительно в 1512 году, умер в Праге в 1609 году. Долгое время был главным раввином Праги (см.: Еврейская энциклопедия. Т. X. Стб. 194–195). Могила Махарала сохранилась на Старом еврейском кладбище в Праге. Ее фотография — см.: Volavkova Hana. Schicksal des Jüdischen Museums in Prag. Praha, 1965. S. 275.

[51] Буск , город (с 1411 г.), районный центр в Львовской области (Украина). В XVI–XVIII вв. — в Белзском воеводстве в составе Речи Посполитой. Город расположен примерно посредине пути из Львова в Броды.

[52] Rabbi Meir Wunder. Meorei Galicia: Encyclopedia of Galician Rabbis and Scholars. Vol. II. Jerusalem 5742 (1981). P. 1031‑1053. Цитируется по переводу с иврита, выполненному для автора д-ром М. Носоновским.

[53] Шидлов в эпоху Речи Посполитой местечко Сандомирского воеводства, Вислицкого повета. Евреи встречались здесь еще в XVI в.

[54] 11 июня 1590 г. в Познани сгорели дотла 75 еврейских домов, синагога и около 80 свитков Торы (см.: Еврейская энциклопедия. Т. XII. Стб. 657).

[55] Rabbi Meir Wunder. Meorei Galicia…

[56] Ран Лейзер. Литовский Иерусалим. Нью-Йорк, 1974.

[57] «По преданию кладбище было основано в 1487 году. Первые документальные сведения относятся к 1592 г. Закрыто губернатором в 1830 году; осталось историческим памятником светочей и выдающихся деятелей Литовского Иерусалима. Разрушено советской властью в 1955 году». Там же. С. 100.

[58] Там же. С. 101.

[59] Перевод Якова Яная (Янишского), выполнен для автора статьи в Хайфе в 1995 году (ияр примерно соответствует августу).

[60] The 486 “Chapters” on Jewish (mostly Ashkenasi) Families Prepared By Paul J. Jacobi. Jerusalem, April 1994. Annex: The 125 oldest Ashkenasic families and their progenitors from generation No. 43 (705‑780) to generation No. 15 (1545‑1620) // <Materials of> Fourth International Seminar on Jewish Genealigy. 29.4‑5.5. Jerusalem, 1994.

[61] Копии ряда важнейших архивных документов предоставил в распоряжение автора Бэрри Манн.

[62] LVIA. F. 515. Ap. 25. B. 423. L. 28 v.; B. 427. L. 277 v.

[63] Ibid. B. 423. L. 28 v. — 29; B. 425. L. 321 v. — 322; B. 427. L. 277 v. — 278, 285 v. — 286. Что Давид Янкелиович Хайс в сказке 1816 г. и Давид Янкелович Хаес в сказке 1834 г. одно и то же лицо демонстрирует Таблица 2. Фотокопии сказки 1834 г. для семьи № 1 приведена в тексте основной статьи (Рис. 1 и 2).

[64] Цифра справа указывает на порядковый номер отца в родословной росписи.

[65] «Габрыель Давидович Хес <и> брат его Ицко» появляются в дополнительной сказке 1818 г. с отметкой, что в 1816 г. были «пропущены». Однозначного свидетельство, что они дети Давида Янкелиовича, нет, так как Давид, зарегистрированный в сказке 1816 г., в дополнительную сказку 1818 г. не попадал. В 1834 г. «Габриель Давидович Хаис <и> Габриеля брат Ицык» записаны самостоятельным семейством (№26), но по отчеству, фамилии и отсутствию в Жеймелях однофамильцев, считать их сыновьями Давида кажется довольно обоснованным.

[66] LVIA. F. 728. Ap. 1. B. 503. L. 1 v.

[67] LVIA. F. 1262. Ap. 1. B. 163. L. 6 v.

[68] Что Элиа-Матес Ицикович Хаеш — сын Ицыка Давидовича Хаеша установлено на том основании, что других Ициков Хаешей в Жеймельском кагале нет. Отчество Элиа-Матеса указано в ряде метрических актов, начиная с 1867 г. (LVIA. F. 1226. Ap. 1. B. 442. L. 5 v. — 6).

[69] Вычислено по метрическому акту о его смерти в 1900 г. в возрасте 58 лет (LVIA. F. 1226. Ap. 1. B. 2106. L. 8 v — 9).

[70] Переписной лист 1896 г. (LVIA. F. 768. Ap. 1. B. 80. L. 324‑325.

[71] Год рождения вычислен на основании метрического акта о смерти Вольфа в 1865 г. в возрасте шести лет (LVIA. F. 1226. Ap. 1. B. 437. L. 2 v. — 3).

[72] LVIA. F. 728. Ap. 1. B. 503. L.1 v. — 2.

[73] Соответствующие записи сделаны в «Книге исходящим бумагам с 1852 года по 1855 год» под № 37 за 1852 г., № 104 за 1853 г. и № 233 за 1854 г. (LVIA. F. 1262. Ap. 1. B. 163. L. 206, 217, 243 v.).

[74] LVIA. F. 1262. Ap. 1. B. 163. L. 73 v., 78, 78 v.

[75] LVIA. F. 1226. Ap. 1. B. 437. L. 3 v. — 4.

[76] Хаеш Ц. М. Воспоминания. С. 33 (в архиве автора).

[77] Фотография коричневого цвета 5,9х9,3 см наклеена на паспарту 6,2х10,3 см «VISIT PORTRAIT», на обратной стороне слабый оттиск лилового штемпеля «…Войценовича…Бауск».

[78] Приверженцы иудаизма ждут прихода Мессии. Он спустится с Масличной горы, идя вдоль огромнейшего еврейского кладбища. При этом, по верованиям евреев, похороненные на этом кладбище должны воскреснуть. Поэтому купить там участок для захоронения мечтают миллионы религиозных евреев всего мира. Жителей же Иерусалима хоронили здесь бесплатно. (Олег Рогозин. Израиль — зимний сад для русских. // Утро Петербурга. Городская бесплатная газета. 1 февраля 2002 г.).

[79] חיות. ששים ושלש שנה בירושלים. דפוס סלומון

Хаюс А. 63 года в Иерусалиме. Издательство «Соломон» [Б.г.]. Экземпляр книги сохранился в семье Даниеля Хаюса, внука Аарона.

[80] Текст приводится в изложении Марка Мулина, племянника автора. В начале XX в. Израельсоны жили также в Жеймелях и владели в местечке половиной, так называемой, Большой корчмы..

[81] LVIA. F. 1226. Ap. 1. B. 2190. L. 14 v. — 15. Если верить этой записи, то Ицык родился не в 1809 г., а в 1798 г. Не исключено, конечно, что никто из хоронивших Ицыка не знал его точного возраста.

[82] Biographies of Rav Kook (R. Avraham-Yitzhak Kook) discuss his six years as rabbi in Zhaimel from 1889 to 1895. He was 24 years old when he became rabbi of Zhaimel. Two such biographies are: «High Priest of Rebirth» by Jacob Agus, New York: Bloch Publishing Co., 1972, and «Shepherd of Jerusalem» bu Dov Peretz Elkins (Schoenburg N., Schoenburg S. Lithuanian Jewish Communities. New York and London, 1991. P. 393‑394).

[83] Хаюс А. 63 года в Иерусалиме. Глава «В Иерусалиме. Обучение в иешиве».

[84] Макс Хаеш — кузен отца автора, родной брат Цили Хаеш.

[85] Хаеш И. Л. Воспоминания. С. 8 — 9 (в архиве автора).

[86] По воспоминаниям Рахили Крецмер и Цили Хаеш: «Бабушку звали Фейга Марковна. Она умерла в 1919 году в Жеймелях в возрасте примерно 76 лет».

[87] См. выше сноску 22.

[88] Хаеш Ц. М. Воспоминания. С.12.

[89] LVIA. F. 1226. Ap. 1. B. 442. L. 5 v. — 6. В документе нет фамилии «Хаеш». В качестве ее раввин указал подчеркиванием «Ицыкович». Что это не фамилия, а отчество, ясно из параллельной записи (на еврейском языке), по которой «Матес сын Ицыка». Установить, что запись относится именно к Матесу Хаешу позволяет имя жены, известное из других записей, и отсутствие в то время в общине других лиц с именем «Матес» или с фамилией «Ицыкович».

[90] Хаеш Ц. М. Воспоминания. С. 8.

[91] Труды Ковенской комиссии по еврейскому вопросу. РГИА. Ф. 821. Оп. 9. Д. 141. Л. 197 об. — 198.

[92] LVIA. F. 1226. Ap. 1. B. 459. L. 4 v. — 5.

[93] По Всероссийской переписи 1897 года в Либедзи было 11 дворов, портерная лавка и хлебный магазин, жило 246 человек, из них 17 евреев, 8 мужчин и 9 женщин (РГИА. Ф. 1290. Оп. 11. Д. 910. Л. 582, 582 об., 1019‑1021 об., 1031‑1031 об.; Д. 917. Л. 1327‑1327 об.).

[94] LVIA. F. 1226. Ap. 1. B. 459. L. 6 v. — 7. Основание считать Гирша сыном Элиа-Матеса — отчество «Матешович» при отсутствии в округе других Матесов Хаешей. Салаты — местечко неподалеку от Жеймель. Возможно, больного ребенка отвезли в соседний церковный приход ради лечения от горячки, но не смогли спасти.

[95] LVIA. F. 1226. Ap. 1. B. 465. L. 8 v. — 9.

[96] Новый энциклопедический словарь. Петроград, [Б.г.] Т. 22. Стб. 883.

[97] Живописная Россия: Отечество наше в его земельном, историческом, племенном, экономическом и бытовом значении. Т. 3. СПб., М., 1882. С. 16.

[98] Гессен Ю. Аренда в России // Еврейская энциклопедия. Т. III. Стб. 74‑75.

[99] LVIA. F. 1226. Ap. 1. B. 1225. L. 1 v. — 2.

[100] По утверждению опрошенного автором в Израиле старожила Жеймялиса Залмана Бермана, Zeimelhof — имение, располагавшееся на том месте, где стояла рига или сарай, в котором свою последнюю ночь провели жеймялисские евреи (см. статью автора: После оккупации Жеймялиса // Заметки по еврейской истории 2011. № 1).

[101] Хаюс А. 63 года в Иерусалиме. С. 9.

[102] Хаеш Ц. М. Воспоминания. С. 8, 12. Вместе с умершими: близнецом Лейзера, Мерой, Гиршем и братом, покончившим с собой получается действительно 13 детей. Младший из детей — Исаак родился в 1886 году.

[103] LVIA. F.1226. Ap. 1. B. 2189, 1883 г. № 5.

[104] Ibid., 1886 г. № 17.

[105] Хаеш Ц. М. Воспоминания. С. 12 ‑ 13.

[106] Хаеш И. Л. Воспоминания. С. 7, 135.

[107] Хаюс А. 63 года в Иерусалиме. С. 9.

В 1899 г. в имении Жеймели князя Павла Ивановича Ливена работал его завод, производящий черепицу (см.: Вся Россия. Рус. книга пром-сти, торговли, сельск. хоз-ва и администрации. Торг.-пром. адрес-календарь Рос. империи на 1899 г. СПб. 1895). У князя были также кирпичный и винокуренный заводы, так что он, несомненно, имел на них управляющих или арендаторов. Вероятно, Матес был как-то связан с черепичным заводом, что и отразилось в памяти Аарона.

[108] Хаюс А. 63 года в Иерусалиме. С. 9.

[109] Хаеш И.Л. Воспоминания. С. 2, 7, 9, 15.

[110] Miškinis A., Šliavas J. Žeimelis // Lietuvos TSR urbanistikos paminklai. Vilnius, 1978 T. 1. P. 127.

[111] Этот дорогой и почетный участок между Базарной площадью и синагогой у владельцев местечка князей Ливенов скорее всего издавна арендовали руководители кагала, возможно родители или родственники Матеса, так как семья была очень религиозной и довольно состоятельной.

[112] В соседнем Бауском уезде в имении Гросс-Платен завод барона Гана основан в 1860 году. В 1879 году в усадьбе Глебово князя Павла Ивановича Ливена, в 6 верстах от Жеймель работал его кирпичный завод с 6 рабочими (Орлов П.А. Указатель фабрик и заводов Европейской России с Царстовом Польским и Великим Княжеством Финляндским. СПб., 1881. С. 309). В 1902 году кирпичный завод этого князя с 32 рабочими показан в имении Мезотен в соседнем Бауском уезде (Вся Россия… на 1902 год).

[113] Miškinis A., Šliavas J. Žeimelis… С. 132. Согласно сноска 95 к указанной статье подлинник плана хранится в LCVA. F. 1250. Ap. 3. B. 7737. L. 725 – 727 (LCVA — Lietuvos centrinis valstybės archyvas (Литовский центральный государственный архив)).

[114] Сажень – старая русская мера длины, равная 213, 36 см. Квадратная сажень равна примерно 4,55 кв. м.

[115] В современных единицах измерения плац Матеса равен примерно 19,7 сотки.

[116] По словам Аарона, почти все его друзья по обучению потом жили в Южной Африке в Иоганнесбурге, многие из его друзей детства позже также уехали в Южную Африку.

[117] Кук Аврахам Ицхак (1865 – 1935) – раввин, израильский религиозный мыслитель; взгляды Кука оказали значительное влияние на формирование современной религиозно-сионистской идеологии (Неер А.. Ключи к иудаизму. Иерусалим, 1988. С. 152).

[118] Еврейская энциклопедия. Т. V. СПб. [1910]. Стб. 815‑822.

[119] Документально подтверждена деятельность Кука в Жеймелях с 1889 года по 1895 год (см. ниже).

[120] Хаюс А. 63 года в Иерусалиме. С. 9‑10.

[121] LVIA. F. 1226. Ap. 1. B. 1990. L. 64 v.

[122] Ibid. L. 74 v.

[123] Ешива "Ez-Chajim" (древо жизни) основана в 1851 году (см.: Еврейская энциклопедия, Т. VIII, СПб. [1911]. Стб. 734).

[124] Каган Б. Идише штет, штетлех ун дорфише ишувим ин лите. Нью-Йорк, 1991. С. 173; Пинкас ха-кегилот лите. Иерусалим, 1996. С. 292.

[125] LVIA. F. 1226. Ap. 1. B. 1990. L.107v. — 132 v.

[126] Хаеш И.Л. Воспоминания. С. 46.

[127] Там же.

[128] Хаюс А. 63 года в Иерусалиме. С. 36.

[129] LVIA. F.1226. Ap. 1. B. 2106. L. 8 v. — 9. 1900 г.


___
Напечатано в альманахе «Еврейская старина» #4(75) 2012 —berkovich-zametki.com/Starina0.php?srce=75
Адрес оригиначальной публикации — berkovich-zametki.com/2012/Starina/Nomer4/Haesh1.php

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 995 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru