litbook

Критика


По "Делу Мандельштама"0

Серый день за окном был не просто пасмурным, он был свинцовым и ватным одновременно. Ощущение телесности грозило стать гиперболой самого себя. Тогда-то я и поняла, что намеченный на сегодняшнее число спектакль «Дело Мандельштама» (премьера спектакля, представленного театром Виталия Кужеватова «Разные люди» прошла 15 сентября в «Христианском центре в Текстильщиках»), как-то особенно вписывается в этот день. Мне показалось, тишина, темнота, неподвижность забытья и бессилья могли упираться в такое же морозное, мутное, давящее небо, нависшее в ноябре 1938 года над «6-м километром от города Владивостока», где умирал поэт.

Спектакль выглядит добротно с литературной точки зрения. Вольно или невольно своим названием он отсылает нас к книге «Слово и «Дело» Осипа Мандельштама» (составитель П.Нерлер), в которой рассматриваются вехи приближения к «последнему творческому акту», как называл смерть сам Мандельштам. В основу спектакля режиссер-постановщик Владимир Мезенцев и режиссер Алексей Юдин положили тексты стихов поэта, отрывки из «Воспоминаний» Надежды Яковлевны Мандельштам, рассказ Варлама Шаламова «Шерри-бренди».

Все внутри цепенеет, когда со сцены раздаются слова: «Сейчас было так наглядно, так ощутимо ясно, что вдохновение и было жизнью; перед смертью ему дано было узнать, что жизнь была вдохновением, именно вдохновением», – бескомпромиссность смысла, вспыхивающая почти за гранью жизни. Не меньшее впечатление производят строки, разворачивающие привычный образ поэта в плоскость тотального телесного одиночества человека, вовлеченного в смерть: «…он уже не волновался, не высматривал горбушку, не плакал, если горбушка доставалась не ему… Но когда ему вложили в руки его суточную пайку, он обхватил ее своими бескровными пальцами и прижал хлеб ко рту…». Взаимодействие строк Мандельштама и Шаламова, звучащих со сцены, удивительным образом отзывается в восприятии.

Художественные образы, выражающие взаимосвязь пространства, времени и состояния, передаются танцевальными композициями в постановке известного хореографа Антонины Красновой. В конце этого музыкально-драматического спектакля происходит расширение границ самоощущения, открывается выход за пределы повседневности. Вспоминается глухое советское детство, когда самиздатовскую книгу стихов Мандельштама давали на день, стихи переписывались от руки, и появлялась возможность жить ими еще долгое время. И вот опять, Мандельштам словно переписан от руки, доступен, но – сквозь непроходимость души и времени…

Спектакль не зря вошел в программу Х Международного театрального форума «Золотой Витязь», надо искать его в афише на сайте театра «Разные люди» или на сайте Христианского центра «Слово для тебя» и идти смотреть, а иначе – тишина, темнота, неподвижность забытья.

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 998 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru