litbook

Культура


Элита как суперэтнос+4

1

В Колумбийском университете Нью-Йорка читается курс западной культуры, который начинается с Древней Греции, с Гомера: из греческой демократии путем прогресса выводится американская. Публика университетских аудиторий вступает в права наследников античной культуры. Является ли эта публика единственной полномочной наследницей античности? Гомер повествует о нашествии греков на "конкурентов" из малоазийской Трои, греческие мифы созданы не только в напряжении евро-азиатских войн, но и в притяжении шумерско-египетской мифологии. Средиземноморье – колыбель культуры, которая в равной степени принадлежит Западу и Востоку, Северу и Югу – море соединяло три части света: Европу, Азию и Африку и замерзало от дыхания Борея на Севере. Однако именно на Западе (точнее было бы сказать "на севере Средиземноморья") пошел Прогресс.

Прогресс в переводе с латинского "pro-gradi" – по-шагивать или пере-шагивать – хитроумный механизм – вроде шагающего экскаватора. Он сейчас бодро шагает-копает уже на дне бездны, которую успешно вырыл.

Что находят в археологических раскопках? Могилы и пепелища, следы разрушений.

О прогрессе Запада в области морали за последние два столетия Россия смогла судить по трём нашествиям, из которых самое гуманное – наполеоновское – ещё несло лозунг освобождения "русских рабов" и кодекс чести. Через сто лет пришли немецкие войска с динамитом и отравляющими газами, а ещё менее чем через тридцать лет явились уже те, кто хотел устроить на месте Москвы море и уничтожить значительную часть населения России.

Когда припадочная немецкая элита расшибла себе лоб об СССР, политики Запада решили свернуть свою любовь к недавним союзникам и запланировали бомбардировки крупных промышленных городов. Видные интеллектуалы Запада встали на защиту Советской России: Эйнштейн писал письма американскому президенту, а Нильс Бор содействовал передаче атомных секретов советской разведке. Нильс Бор был уверен, что владение секретом ядерного оружия одной стороной создаст слишком большое искушение для его использования.

Симпатии интеллектуалов старшего поколения к России заставили политиков Запада изменить свое отношение к элите: в Америке началась охота на ведьм, во время которой подверглись гонениям и физическому уничтожению люди, имеющие независимые от госдепартамента суждения. Был вытравлен целый слой общественного сознания – из средств массовой информации убирались люди, которых называли "корни травы" (они происходили из народа и, не имея подчас высшего специального образования, оказывали большое влияние на политику своим здравомыслием). Новые плодились почкованием – в университетах можно было контролировать рост поколения инфант-интеллектуалов, для которых абсолютные этические ценности были подменены национальными приоритетами и пропагандистскими клише.

2

Самонадеянная часть элиты Запада, которая наследовала веру в Прогресс и посчитала себя обладающей высшим воспитанием, лучшим образованием и самыми современными представлениями о мире, сформировалась в конце ХХ века в новый суперэтнос. Неважно, что живут эти "элитане" в разных странах – нынешние средства связи позволяют им интенсивно общаться, кроме того, они встречаются в клубах, на раутах, конференциях, приемах – и страдают одинаковым комплексом избранности по отношению к своим народам.

Элито-центризм пришел на смену архаичному европо-центризму, который показал свою несостоятельность ещё в первой мировой войне. Ядро элито-центризма составляют несколько простых "правил игры", из которых первым является принцип "посвящения" (в русском просторечьи – "блата"), по которому мир делится на «своих» и «чужих» и наличие каналов связи и влияния позволяет делать жизнь элиты в целом слабо подчиненной общим законам.

Почему элитан можно назвать именно супер-этносом, а не суперклассом или особой стратой международного сообщества? Дело в том, что для элитан стало правилом вступление в брак с элитанами же, в то время как отношение к средствам производства, сфера деятельности и корпоративные интересы могут для них существенно различаться. Предпочтения при вступлении в брак формирует полиэтническое сообщество, в котором для большинства членов понятие национальности оказывается размыто, утрачено. Суперэтнос активно вбирает в себя национальные элиты и тем самым содействует разрушению норм традиционного общества: по существу, формируется новый Вавилон.

Воспитал свою когорту инфант-интеллектуалов и СССР, однако его элита была подвержена эрозии репрессиями, и когда с середины пятидесятых годов начался выход бывших узников лагерей на свободу, в сознание российской элиты все больше стали входить вопросы отношения к прошлому. Российская интеллигенция не столько думала о насущных вопросах общественной эволюции, сколько старалась перерешить больные темы наследия лидеров революции и контрреволюции всех сортов.

Запад был менее отягощен (за исключением Германии) подобной рефлексией. В закрытом обществе, которым было российское за "железным занавесом", существовали сакральные, табуированные темы. Напряженность духовной жизни возрастала, приобретая все более религиозные и аскетические черты в адептах и противниках "социализма". Отсутствие реальной информации вело к тому, что разработка теории социализма производилась чудаками.

Как и Византия, полиэтническая теократия в СССР вкупе со странами социализма противостояла миру Запада, наследнику Священной Римской Империи, и в этом противостоянии обе стороны оперировали декларативными лозунгами, скрывающими суть психологического, этического и эстетического различия между двумя системами ценностей. Догмы марксизма сыграли дурную роль в противостоянии двух систем: битва проходила на "западном" поле смыслов. Естественно, что Запад оказался победителем.

Инфант-элита СССР сдала приоритеты нации под щедро оплачиваемые крики об ужасах коммунизма. В результате из сытой страны с достижениями в области высоких технологий и социальной справедливости СССР превратился в груду обломков с разгулом нищеты и преступности и прогрессирующим параличом промышленности. Криминальные элиты обвели вокруг пальца инфант-элиту интеллектуалов, "купив" их на лозунги борьбы с прошлым. Объявив чёрным период в восемьдесят лет, порвав связь времен и смыслов истории, устроив "социокультурный сброс", криминальные элиты тем самым устроили фактически дыру во времени гораздо большей глубины[1].

Для того чтобы осознать механизм такого сброса, следует обратить внимание на само понятие современности как на соединение в данный момент, в данное время всех ранее прожитых времен. Те или иные времена прошлого активизируются в настоящем, если общественное внимание привлекать к ним как к образцам. Образцом для России 1993 года была представлена Россия 1913 года: так произошел отказ от восьмидесяти военных и советских лет. Но отказ от любой части реально пережитого и перенесшего свой опыт прошлого чреват отказом от памяти и опыта вообще; ткань истории пошла "по швам".

Пропаганда ценностей "дикого капитализма" ведёт к реализации дикости доисторической. Культура в этом случае летит в тартарары, обрезанная до времен хаоса, битв титанов и танталов, ещё не усмиренных олимпийскими богами.

3

Россия обладает своей частью культурного и духовного наследия Средиземноморья, она также является наследницей античности – и имеет свою многовековую традицию понимания и реализации демократии, справедливости и законности. Уже один тот факт, что корни православия – византийские, греческие (даже русский язык обрел письменные формы на греческий лад), заставляет усомниться в претензиях Запада на однозначную трактовку этих понятий в рамках европо-центризма или его модернизированных версий. Общественное мнение Запада продемонстрировало двойную мораль и почти полное непонимание октябрьских событий 1993 года в Москве, когда криминальная элита закрепила свою бесконтрольную власть в России. Представление событий не в этическом и юридическом, а в политическом ключе демонстрирует зашоренность мышления средств массовой информации и торжество старых пропагандистских клише.

Проблема криминализации российской элиты неразрывно связана с вопросами морали и нравственности, которых инфант-интеллектуалы чураются (так не любит ребенок скучных уроков). Разработка принципов нравственного мышления требует изживания комплекса избранничества, отказ от которого равносилен духовному подвигу. (Любопытно, что эквивалент слову "подвиг" в английском языке отсутствует).

Разложение элит – болезнь общая, старая и известная. С религиозной, этической и юридической точек зрения основа этой болезни – порок и грех, отсутствие чести и ответственности. Предупреждают и изживают эти пороки в каждой культуре по-своему, но провоцирование греховности в политических противниках, игра на низких сторонах человеческой души – предмет спекуляции восточных и западных спецслужб. Разложение элит, которое велось противниками в холодной войне, дало свои результаты. Мир криминализуется – холодная война сменяется войной уголовной, всплеск которой заметен и в США, и в Западной Европе. Декларация принципов типа "политика и мораль несовместны" и стремление политизировать общество равносильны его аморализации.

У российского и западного общественного мнения сходные противники – антиобщественные силы, криминальные элиты. Транснациональные, мировые криминальные элиты имеют одни и те же цели и методы и, несмотря на конкуренцию за сферы влияния, вполне способны составить аналог "договора об общественном согласии", в котором уровень социальной нестабильности будет соответствовать алчности заинтересованных сторон.

В августе 1991 года информация о содержании телефонных переговоров между членами ГКЧП поступала непосредственно из американского посольства Президенту России. Немудрено, что это государство было разрушено. Ответственность за разрушение Советского Союза – империи, которую в его границах создавали Петр I и Екатерина II, падает на элиту России/ СССР.

Десакрализация, рассекречивание истинных тайн и ложная сакрализация – образование тайн мнимых – идет полным ходом. Новая варваризация грозит Москве как никогда явственно. Под лозунгом борьбы с коммунизмом произведены необратимые изменения не в политической, а в нравственной и физической жизни людей. Начало вымирания населения России – сигнал такого изменения ситуации. Если национальные элиты Запада предпочитают контакты с криминальными элитами осколков СССР, то они выбирают наилучший способ обострения ситуации, поддерживая самонадеянных создателей мифологии «свободного рынка» и сквозь пальцы глядя на деятельность транснациональных авантюристов, зарабатывающих деньги на крахе России.

Россия может усвоить догматы free-market подобно тому, как она "переварила" и усвоила на свой лад марксизм, превратив его в псевдоправославное учение. Однако в этом случае её будущее может быть реализовано в самой неожиданной форме – например, государства криминально-корпоративного типа, где "блат" будет пронизывать все общество. Фиктивный капитализм, о построении которого готова уже рапортовать Западу фиктивная же либеральная буржуазия, происходящая из коридорных интриганов ЦК, в реальности может вылиться в "элитную малину" такого масштаба и жестокости, по сравнению с которой сицилийская будет считаться уличной шпаной. Титаны и танталы выйдут отвоевывать место под солнцем у нынешних богов, и социализм будет вспоминаться, как золотой век человечества[2].

Эпоха постмодерна подразумевает радикальный плюрализм и возврат к ценностям традиционной культуры на новом уровне осмысления[3]. Полицентризм в области культуры означает для Запада признание прав византийской традиции на полномочное наследование цивилизационного ресурса Средиземноморья. Более того, ускоренное сошествие в бездну с помощью технического Прогресса наводит на мысль, что пора вернуться назад и оглядеться. Может быть, путь ортодоксальной веры, по которому вслед за Грецией пошла Россия, путь духовности, где превалируют интуитивные и мистические начала, в отличие от лого-центричной рациональной культуры Запада открывает возможности для выживания и развития всех наследников Средиземноморской цивилизации? Речь идет не столько о религии, сколько о нравственном мышлении, разумном самоограничении и психологии нестяжательства – тех "духовных технологиях", которые разработаны православными богословами и философами.

 

 

Примечания:

 

1. Более подробно об этом см. в моей статье "Новая формация – эманативный форматизм", Россия ХХI век, # 11-12, 1994  и здесь: http://ruszhizn.ruspole.info/node/1700

2. Эти слова были написаны в 1994 году и теперь можно оценить их предсказательную силу: работа была опубликована в журнале «Век ХХ и мир».

3. Об этом я писал в работе «Постимперское мышление и постмодерн»: http://www.chaskor.ru/article/post-imperskoe_myshlenie_i_post-modern_27533

Рейтинг:

+4
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1014 автора
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru