litbook

Критика


Концептуальная эклектика+3

Призрак эклектизма бродит уже не только по Европе!

Таинственная невидимая линия, соединяющая слово и изображение, притягивала меня с детства. Не только детские книги, но и массовые глянцевые журналы, коммерческая реклама и политические плакаты давно работают с этим феноменом.

Мои лекции с показом слайдов работ, или, точнее, “Беседы / слайд-перформансы художника”, тоже соединяют слово с изображением. Например, сейчас, когда я говорю эти слова, я чувствую невидимую линию между изображением на экране и моим текстом. Между моей речью и сейчас появившейся перед вами проекцией моего символического диптиха, где Сталин держит за нос бюст Карла Маркса.

Художники соц-арта уже в начале 70-х увидели и поняли сочетание образов буквы и текста с образами жеста и изображения как сочетание стилистическое. Речевое клише “визуальный язык” поставило изображение в один ряд с другими языками и привело к тому, что я называю “концептуальной эклектикой”: новым “вавилонским смешением” всех языков и образов.

Многостилие концептуальной эклектики стало реалистическим отражением эклектики нашего сознания, когда мы одновременно верим, например, и в Бога, и в Дарвина.

Сегодня я теряю ощущение отличий между языком визуальным и письменным.

Очевидно, в нашем языке разница между словами “синтез” и “эклектика” стремительно исчезает.

Сочетание текста с изображением в детских книгах, в принципе, не отличается от многостильных диптихов, триптихов и полиптихов, над которыми я продолжаю работать и где соединяются классический академизм, реализм, авангард и другие исторически коллективные стили.

Напомню, что в рамках коллективных стилей существует простор для стилей индивидуальных. Сравните, например, реализм Брейгеля с реализмом Кустодиева или абстракционизм Кандинского с абстракционизмом Родко.

Вероятно, в контексте русской истории концептуальная эклектика – это “война и мир” как восточных, так и западных традиций и иноваций. Это “сочетание разделения с объединением”, которое приводит к новому смешению языков, когда пуансон “Вавилонской башни” соединяется с матрицей “Котлована” Платонова. В контексте же мировой истории это соединение – всего лишь одна из концептуальных метафор: радуга всех полутонов экстравертности и интровертности в мире, где человечество изначально эклектично, как общественный туалет, и разделено на “М” и “Ж”.

 

 

Виталий Комар – российский и американский художник. Родился в 1943 году в Москве. Выпускник Строгановского художественного училища. Участник “Бульдозерной выставки” (1974). В 1978 году эмигрировал в Израиль. Ныне живет в США

Рейтинг:

+3
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1007 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru