litbook

Культура


У истоков нефтяного дела Башкирии+5

В 2012 г. в Башкортостане прошли торжества, посвященные 80-летию его нефтяной промышленности. Многие непрофессионалы нефтяного дела часто вопрошают, почему так поздно (лишь в 1932 г.) открыли промышленную нефть на башкирских землях, ведь она известна человечеству с незапамятных времен? Можно предположить, что нефть известна человечеству с тех пор, когда первобытный человек открыл огонь, следы применения которого впервые были найдены при раскопках стоянок ископаемых людей, существовавших около 400 тысяч лет назад. К сожалению, до сих пор нет однозначного ответа и на вопрос о происхождении названия этого чудесного создания природы, хотя и имеется на этот счет немало предположений.

Башкиры издавна замечали во многих местах их проживания родники черной жидкости – «ер майы» (буквально – «масло земли»), которой можно было смазать оси телег, освещать жилище, лечить некоторые болезни людей и животных и т. п. Так, бурлаки, сплавлявшие по Белой лес, руду, металлы, при остановках в районе деревни Ишимбаево использовали черный, дурно пахнувший нефтью песок, горевший жарким пламенем. Летописцы Чингисхана отмечали, что его войска использовали зажигательные смеси, изготовленные племенами Южного Урала на основе дегтя, живицы и земляного масла. Описывается, что они в течение трех дней сломили сопротивление защитников Бухары, забросав ее горшками с нефтью и выпуская горящие стрелы, вызвавшие многочисленные пожары. Можно предположить, что изготовителями зажигательных смесей были проживавшие на Южном Урале башкирские племена, которые, согласно фольклорным источникам, в 1219–1220 гг. заключили с Чингисханом договор о вассалитете.

Официальная летопись истории нефтяной промышленности Урало-Поволжья насчитывает более четырех с половиной веков. В росписи Пушкарского приказа за 1636 г. упоминается о запасах «нефти казанской 43 пуда 35 гривенок с полугривенкою». Первое сообщение о нефти, найденной на р. Сок (левый приток Волги, берет свое начало на западных склонах Бугульмино-Белебеевской возвышенности и протекает по территории современных Самарской и Оренбургской областей), появилось в самом первом номере первой русской газеты «Ведомости» 2 января 1703 г., материалы для которой отбирал лично Петр I: «Из Казани пишут. На реке Соку нашли много нефти…».

В 1718 г. лейб-медик Г. Шобер докладывал Петру I о нефтяных источниках на р. Сок: «Горы нефти вытекают, а никто ее не собирает…». В 1719 г. Петр подписал указ о создании Берг-коллегии России и провозгласил «Горную свободу», которая давала право всем, независимо от чина и достоинства, во всех местах, как на собственных, так и на чужих землях, искать и добывать полезные ископаемые. О таких находках предписывалось сообщить в Берг-коллегию или ее представителям на местах – берг-офицерам. Один из разделов указа гласил: «А тем, кто изобретенные (найденные) руды утаят и доносить о них не будут, объявляется наш жестокий гнев, неотложное телесное наказание и смертная казнь». После проведения экспертизы Берг-коллегия должна была ответить заявителю о целесообразности разработки месторождения.

Поверхностные выходы нефти в Урало-Поволжье были известны еще до XVII в. в бассейнах рек Сок, Инзер, Зай, Шешма, Белая, Усолка и на правом берегу Волги возле Тетюшей. Первым в России заявителем о нахождении «нефтяных ключей» на реке Ухте был Г. Черепанов (1721 г.), которого Петр I «наградил 6 рублями для поощрения охоты его и других к поисковому делу». Что касается Башкортостана, то еще в 1729–1734 гг. первым пытался освоить нефтяные богатства края башкирский старшина Надыр Уразметов. (Для справки: в XVIII в. границы башкирских земель на западе простирались до Самары, на юге – почти до Яицкого города (по реке Яик), на севере – до Сарапула, Осы, на востоке – почти до Челябинска. Города Елабуга, Мензелинск, Сергиевск также входили в границы этих земель.)

Кем же был Надыр Уразметов – дворянином или просто старшиной волости? Татарин он или башкир, почему его деятельность оценивается неоднозначно, можно ли его назвать первым башкирским нефтепромышленником? Какова была его роль при восстаниях башкир в первой половине XVIII в.? Эти и другие вопросы мне приходилось слышать от многих, даже профессионалов нефтяного дела. Поэтому поделюсь с читателями некоторыми ответами на эти вопросы. При сборе материалов пришлось столкнуться с большими трудностями. Во-первых, из-за многократного изменения административно-территориального деления России в XVIII – начале XX века сведения об Уразметове оказались в различных архивах Москвы, Санкт-Петербурга, Оренбургской, Екатеринбургской и Самарской областей, Республики Башкортостан и Татарстана. Эти материалы очень куцы, в них очень мало сведений, написанных самим Уразметовым, впервые они были обобщены учеными УГНТУ под руководством академика Академии наук Республики Башкортостан Д. Л. Рахманкулова в 2001–2002 гг.

По данным этих архивов, род Уразметовых произошел от крымских ханов. Основатель рода – тархан (феодал) асылгужа (высокопоставленный сановник ханский кровей) Можак. Он с сыновьями Хасаном и Хусаином принимал участие в военных действиях Казанского хана Мухаммад-Амин Бахадирхана против Московского государства в 1500 и 1505 г. и показал себя удачливым полководцем. В благодарность за это хан в 1516 г. выдал им тарханные грамоты и выделил большой земельный надел в районе рек Зай, Кичуй, Шешма, Сок. Эти земли освобождались от уплаты государственных налогов. В 1533 г. Сафа-гирей Бахадирхан подтвердил тарханство сыновей Можака.

Позже эти пустопорожние земли «за активное участие в Крымском и Азовском (1695–1696 гг.) походах русской армии и проявленный патриотизм» царь Петр I закрепил за отцом Н. Уразметова Уразметом Тутешевым. Затем эти земли, по площади превышающие территорию Хивинского ханства, по наследству перешли к Н. Уразметову, но юридически до 1729 г. они не были оформлены. О биографии Н. Уразметова (1687–1758 гг.) очень мало сведений. В томе 4 «Башкирской энциклопедии» (2008 г.) указано, что он родился в 1688 г. Его портрет был реконструирован художником В. Загитовым по описанию его потомков и художников Оренбургской экспедиции. До сих пор идут споры о его национальной принадлежности. В книге члена-корреспондента Петербургской академии наук П. И. Рычкова «Топография Оренбургская» (1762 г.) он назван татарским старшиной. Губернатор Оренбургской губернии И. П. Неплюев в книге «Оренбургский край в прежнем его составе до 1758 г.» пишет о нем как о старшине татар. В архиве Берг-коллегии указывается, что «Уфимской провинции Надыровой волости деревни Надыровой башкир старшина Надыр Уразметов». Историк А. З. Асфандияров категоричен: «Во главе башкирских волостей никогда не стоял не башкир, поскольку должность волостного старшины до середины 30-х годов XVIII в. была наследственной, затем – избираемой». Имеются и другие косвенные свидетельства, о которых будет сказано ниже, что Уразметов был башкир. Так, в 1777 г. его сын Юсуп Надыров написал прошение на тарханство, где причисляет себя и своих родственников к башкирскому сословию. Кроме того, двое из трех жен Н. Уразметова были башкирками: Зиба Юзеева родом из д. Балаково Иланской волости (ныне Чекмагушевский район Республики Башкортостан), Избика Султанова (из Тамьянской волости Уфимского уезда). Не удалось установить точно и место его рождения. Согласно переписи 1746 г., родился он в деревне Адаево Арской дороги Казанской губернии. По мнению историков-краеведов Альметьевского края, первый населенный пункт, где проживал Н. Уразметов, – деревня Надырово, основанная в 1703 г. Сеитом Тутешевым. Своеобразным памятником Н. Уразметову является то, что один из микрорайонов этого города народ называет Надыровкой. В одном из протоколов Правительствующего сената Российской империи указывается, что в 1719 г. он с сыновьями поселился в деревне, именуемой «Чюпты Казанской дороги Уфимского уезда» (ныне это территория Чекмагушевского района Республики Башкортостан). В 1730 г. построил деревню Ново-Надырово на территории Уфимской провинции, где и проживал в последние годы своей жизни. У Н. Уразметова было 10 сыновей и 14 дочерей.

Он был весьма образованным человеком, знал арабский, русский языки, некоторые исследователи отмечают, что он был знаком с литературой на латыни. Часто выступал в качестве переводчика с русского языка. Имел сан муллы. По предположению Д. Л. Рахманкулова, Уразметов получил духовное образование в одном из самых крупных мусульманских учебных заведений Поволжья – в медресе Губайдия. В 1754 г. с его участием были построены мечеть и медресе в деревне Ново-Надырово.

В 1719 г. Уразметов переезжает на «пустопорожние земли», находящиеся на Бугульмино-Белебеевской возвышенности. В этот период он еще не относился к высшим сословиям общества, а принадлежал к ясачному сословию (нерусские народности, платившие натуральные подати – ясак). На этих землях он находит много мест с поверхностными нефтепроявлениями и начинает торговать нефтью и битуминозными породами. Одновременно он находит три месторождения железных и медных руд, поэтому решает заняться металлургическим производством и построить для этого завод.

В 1729 г. Н. Уразметов едет в Санкт-Петербург. Причин для этой поездки у него накопилось к тому времени немало. Он хотел попросить Сенат закрепить за ним земли, дарованные его предкам. Дело в том, что тарханные грамоты не предоставляли права на землю, а лишь освобождали от налогов и притеснений. Нужно было зарегистрировать открытые источники полезных ископаемых – меди, железа, нефти – и получить разрешение на строительство железо-кирпичного завода. Местные власти требовали, чтобы Н. Уразметов узаконил через Берг-коллегию добычу и торговлю нефтью.

В столице его включили в состав Башкирского посольства при дворе императора Петра II. Н. Уразметов заручился поддержкой властей в решении земельных вопросов: 2 августа 1729 г. Берг-коллегия разрешила строительство железоделательного завода на реке Зилим в центральной части Уфимского уезда, а также дала добро на дальнейшие поиски полезных ископаемых. При этом разрешалось в течение первых пяти лет работы завода не платить налоги.

В этот период велась активная работа по подготовке очередной военной экспедиции на восток (известной как Оренбургская экспедиция) под руководством известного картографа И. К. Кирилова. Экспедиция должна была пройти через земли башкир, построить крепости на р. Орь и далее до Средней Азии. И. К. Кирилов решил войти в контакт с наиболее авторитетными вождями общин Башкортостана, в т. ч. и с Уразметовым, чтобы обеспечить беспрепятственное прохождение экспедиции через земли башкир, на которых в эти годы нередко происходили восстания против произвола царских властей. Поэтому российские власти некоторым руководителям башкирских общин присвоили воинские звания, дворянские титулы и тарханные грамоты, в т. ч. и Н. Уразметову, который в 1734 г. вернулся на родину с дворянским титулом, старшиной Мензелинской управы. Впрочем, по вопросу, с какого времени он стал старшиной вновь образованной Надыровой волости, также нет единства. Так, в «Башкирской энциклопедии» указывается, что Н. Уразметов стал старшиной в 1736 г., Д. Л. Рахманкулов пишет, что в 1736 г. генералом-майором М. Хрущевым он был определен старшиной Надыровской волости и пробыл на должности до 1746 г. Вместо него был назначен его сын Юсуп Надыров. Имеются архивные данные о том, что еще в 1735 г. новая волость, занимающая всю площадь Бугульминско-Белебеевской возвышенности, «была отдана верному башкиру» старшине Н. Уразметову и получила название Надырова волость. Административно волость входила в Казанскую «даругу» Уфимского уезда. По данным РГАДА (ф. 248, оп. 67, кн. 5959, л. 467), впервые эта территория начинает называться Надыровой волостью как данная «мулле Н. Уразметову от статского советника Ивана Кирилова и полковника Алексея Тевкелева» после 31 декабря 1734 года. Сей факт, когда власти России назвали именем башкира целую волость, показывает, каким он пользовался авторитетом и уважением. Это был беспрецедентный шаг, т. к. ранее такие названия давались либо по имени башкирского рода, либо по названию административного центра. В 1734 г. по указу И. К. Кирилова было организовано пять сотен из служилых мещеряков для похода в Оренбург. В Надыровой волости была организована шестая сотня под командованием Н. Уразметова с присвоением ему звания сотника.

По вопросам участия Н. Уразметова в подавлении восстаний башкир в 1735–1740 гг., выступавших против строительства крепостей на территории Башкортостана, также существуют различные мнения. Н. Уразметов постоянно убеждал власти России не трогать общинные земли башкирских родов, одновременно он призывал башкир не выступать против русских войск. В 1735 г. он получил указ, по которому ему «надлежало выбрав служилых мещеряков и татар лучших людей вооруженных сколько человек возможно» прибыть к И. К. Кирилову. Однако нет сведений о том, что отряд Н. Уразметова участвовал в карательных операциях против восставших. Его отряд участвовал лишь в охране Новозакамской оборонительной линии, в т. ч. Шешминской крепости, и в сопровождении обозов. Исключением можно назвать участие его отрядов в пленении одного из руководителей башкирского восстания Кусяпа Султангулова. Дело в том, что отряды Кусяпа весной 1737 г. уничтожили рудники Н. Уразметова, что вызвало ярость последнего. Судя по воспоминаниям Абдурахман-муллы, Уразметов впоследствии очень сожалел об этой операции.

В 1746 г. Н. Уразметов передал все полномочия администратора волости сыну Юсупу, а сам переключился на производственную и коммерческую деятельность. В 1755 г. было произведено межевание территории волости. В 1752 г. Уразметов закончил обследование нефтеносности своих земель. На следующий год он с сыном Юсупом подал доношение в Берг-коллегию, где указал местоположение пяти нефтяных источников, обосновал выбор площадки для строительства нефтяного завода. В Берг-коллегию они отправили также «нефти для пробы фунтов 10 или более» и просьбу «для построения на предписанных собственных дачах нефтяного завода дать нам позволения».

Берг-пробирер Х. Леман провел анализ образцов нефти, и в своем рапорте от 21 февраля 1754 г. он пишет: «Означенной нефти для дистилирования взято было шестьдесят золотников, а по дистиляции явилось нефти белого с некоторой частью красного 14 золотников, нефти красного с некоторой частью белого 28,5 золотников… капут мортум 14,5 золотников, в стеклянных посудах замаралось 3 золотника». (ЦГАДА, ф. 271, оп. 1, д. 1142, л. 64). Для пояснения: нефть белая – бензиновая фракция нефти, нефть красная – керосин, капут мортум – неперегоняемый остаток (мазут), золотник – русская дометрическая мера, равная 4,266 грамма.

Императрица Елизавета Петровна дала соответствующее разрешение: «Ее императорского величества указ из Государственной Берг-коллегии от 12 июля под № 1132… о позволении им строении на собственных дачах в Уфимском уезде, Казанской дороге на речке Кармалы… того завода и в прииске нефти никому никаких обид и налог и утеснений, как иноверам, так и прочим всякого звания людям, поселенным в их дачах под штрафом и о прочем в Оренбургской губернской канцелярии… получен». (ЦГАДА, ф. 271, оп. 1, д. 11421, № 58).

В 1754 г. Уразметов приступил к строительству завода. Место для этого он выбрал на берегу реки Камышлы, а на берегу реки Сок начал строить деревню Надырово, с тем чтобы исключить попадание стоков завода в источники водоснабжения, т. е. он уже тогда продумал экологические вопросы. По словам академика П. С. Палласа, посетившего в 1758 г. эти места, Н. Уразметов в течение 1754–1756 гг. вел строительство двух заводов, на которых «намерен был собирать находящийся в этих местах асфальт и делать из него нефть и нефтепродукты». Для сбора нефти Уразметов сооружал плотины, используя для этого также ямы и каптажи рудников. Он отказался от строительства более сложных сооружений для добычи нефти – штолен, колодцев и скважин. Р. А. Соловьев объясняет это тем, что имущество Н. Уразметова трижды пострадало во время восстания башкир в XVIII в., поэтому он сознательно не воздвигал эти сооружения. Для перегонки нефти Уразметов планировал использовать технологии, применяемые в смолокуренном и винокурных производствах. В июне 1754 г. Сенат издал указ, предписывающий сломать купеческие винные заводы. Как предположил Д. Л. Рахманкулов, именно после этого Н. Уразметов купил по сниженным ценам у крупнейшего промышленника Урало-Поволжья И. И. Твердышева медный перегонный куб и трубы.

Заводы Уразметова должны были обеспечить производство нефтепродуктов в промышленных масштабах и с качеством, отвечающим требованиям фармацевтов, он мог бы продавать не только «осветительное масло», но и сырье для фармацевтической промышленности. Некоторые исследователи считают, что он построил лишь несколько амбаров для сбора и переработки нефти, приобрел 3–4 перегонных куба для «варки» нефти и несколько конных повозок с бочками для перевозки нефти и нефтепродуктов, нанял рабочих, собранную нефть начал продавать в округе для смазки колес и конской сбруи. Р. А. Соловьев утверждает, что завод был полностью построен в 1763 г. и был самым современным по меркам того времени. На самом деле завод достроен не был. Тому есть несколько причин. Во-первых, после смерти отца в 1758 г. его сын Юсуп отказался достраивать завод, тем более что в 1753 г. он был записан в «компаньоны» отца без его согласия. Берг-коллегия не стала ждать выздоровления Н. Уразметова и, найдя формальный повод, исключила его из числа заводчиков. До этого Берг-коллегия в январе 1757 г. послала на завод геодезиста Зубринского «для свидетельства и описания» состояния строительства завода. В доношении Оренбургского горного начальства из Уфы в Берг-коллегию от 19 декабря 1756 г. сказано: «Однако, на том месте, где заводу назначено быть и амбар для варения нефти на первой случай построил. Но только за той болезнью надлежащего завода построить и в надлежащее действие пустить не мог».

П. С. Паллас в 1768 г. так описывает состояние строительства заводов Уразметова: «Деревня называется Надыровка или Надыр-аул, в честь Н. Уразметова, который начал было строить завод при вершине речки Камышлы, да и другой завод был построен при Сургуте, но сии распоряжения приключившиеся оному татарину смерть прервала и вовсе уничтожила». Д. Л. Рахманкулов называет другую причину устранения Уразметова от продолжения строительства завода – это коррупция в высших эшелонах российской власти. Генерал-прокурор Сената П. И. Ягужинский, сподвижник Петра I, активно занимался добычей нефти. Его сын С. П. Ягужинский вознамеривался прибрать к рукам природные богатства Урало-Поволжья. Благодаря своим связям и влиянию он приобрел права на многие месторождения полезных ископаемых этого региона. Многие месторождения, найденные рудознатцами низшего сословия, незаконно записывались за С. П. Ягужинским. Так что игра стоила свеч, и Ягужинский, используя самые грязные методы, прибрал к своим рукам и нефтяные месторождения, открытые Н. Уразметовым. Часть их отписали Курганскому медеплавильному заводу, которым тоже владел С. П. Ягужинский. Так, в работе А. Шекотова и Л. Максимова «Словарь географический Российского государства» (М., 1804 г.) отмечается, что «на картомленной (т. е. нанесенной на карту – Авт.) у башкирцев земле на речке Кургане, в Бугульминском уезде Оренбургской области имеется 283 рудника, в т. ч. железных 2, нефтяных 2, принадлежащих его сиятельству графу С. П. Ягужинскому». Нефтяные проявления, открытые на башкирских землях на реке Инзер и Белая купцом Н. Н. Санеевым и башкирским старшиной Якшимбетовым в 1766 г., также были записаны за С. П. Ягужинским, который дал команду старшине У. Минглибаеву, чтоб «без его ведома никого в то место не допускал, и как работать, так и возить не давал» (А. К. Трошин, «История нефтяной техники в России». – М., Гостоптехиздат, 1956). Несмотря на свой авторитет перед российскими властями, Уразметов ничего не смог сделать с экспансией Ягужинских.

Известный специалист по истории техники А. Е. Пробст отмечает, что «нефтяные заводы Н. Уразметова являлись подлинными специализированными по добыче товарной нефти», а профессор В. В. Данилевский назвал Н. Уразметова в числе «первооткрывателей нефти в России» (История организации в России добычи и переработки нефти. Известия АН СССР, отдел экономики и права. – № 4, 1950). Д. Л. Рахманкулов так оценил деятельность Уразметова: «Бесспорно, он был выдающимся рудознатцем (геологом), промышленником, религиозным деятелем, меценатом… организатором и администратором новой огромной волости… В памяти людей он навсегда останется зачинателем нефтяного дела в Урало-Поволжском регионе России. Он впервые в истории Российской империи осуществил переход от кустарного собирания нефти к промышленной добыче и переработке нефти».

Благодарные потомки соорудили на берегу реки Урсала около Ново-Надырово мраморный мавзолей, облицованный цветными изразцами. Но в конце 90-х годов прошлого века его снесли при строительстве автодороги.

Рейтинг:

+5
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1016 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru