litbook

Критика


Премия «Прокруст»+4

Итоги конкурса «Прокруст»

 

Напоминаем, что блок коротких рассказов (авторство скрыто за псевдонимами) опубликован в «Бельских просторах» № 12, 2012. После того как участники конкурса оценили рассказы коллег, не зная их истинных имен, мы можем привести как мнения отдельных авторов-судей, так и рейтинговый табель – список псевдонимов с раскрытыми именами участников и суммой баллов, полученных каждым из них. Поскольку все тайны конкурса знал до этого момента только один человек – координатор конкурса Наталья Санникова, ей и первое слово.

 

Наталья Санникова, координатор:

В названии конкурса отчетливо слышится хруст шейных позвонков. Но если наш «Прокруст» и суров, то не более, чем изуверы от кутюр, мечтающие впихнуть обширные прелести российских женщин в формочки для кекса.

Впрочем, уложиться в отведенный формат большинству конкурсантов удалось без потерь, несовместимых с жизнью художественного произведения. Думаю, нет безнадежно увечных творений, хотя встречаются серьезные системные сбои: недержание смысла, тропофобия, редко – избыточность сахара, часто – водянка, требующая радикальной прокрустрации.

Да, по гамбургскому счету можно растесать в стружку прокрустовым топориком, предварительно взвесив и найдя легкими (недостаточно искусными, оригинальными, высокохудожественными...), многие тексты. Участники конкурса, между прочим, тоже не скромничали, оценивая работы коллег-анонимов. Диапазон оценок лихорадочен: от единицы до десяти баллов за один и тот же рассказ. Но! В итоге (да здравствует сила коллективного разума!) в лидерах рейтинга – произведения, на мой взгляд, наиболее цельные, сохранившие в прокрустовых тисках не только мыслящую голову, но и то самое необщее выражение лица, и узнаваемый голос, и живое чувство. Аплодисменты победителям!

Итак, вот она – лестница рейтингов первого конкурса «Прокруст»:

 

1. Садовник (Игорь Фролов), «Ксения» – 142 балла

2. Уфалюб (Артур Кудашев), «Прибытие» – 141 балл

3. Avt (Вадим Богданов), «Исповедимы все пути» – 133 балла

4. № 555 (Сергей Матюшин), «В конце сезона» – 130 баллов

5. Рассвет. Июнь (Всеволод Глуховцев), «Тот, кто приносит ливни» – 129 баллов

6. Джокер (Салават Вахитов), «Девятый день» – 127 баллов

7. Юс (Дмитрий Масленников), «Про л…» – 126 баллов

8. Трамвай (Юрий Горюхин), «Митина любовь, или Шел трамвай десятый номер» – 122 балла

9. Албанец (Светлана Смирнова), «Лавка Случайных вещей» – 115 баллов

10. Фио_Летов (Александр Иликаев), «Дарина из ниоткуда» – 115 баллов

11. Валькирия (Валентина Ушакова), «Дебилка» – 110,5 балла

12. Серый (Шаура Шакурова), «Уфимская история» – 107 баллов

13. АТ (Николай Андреев), «Случай в Аксаковском парке» – 103 балла

14. Т. Лев (Игорь Вайсман), «Убить чёрта в себе» – 101 балл

15. Провинциал (Анатолий Столетов), «Тихий ангел» – 101 балл

16. Ангелина Уфимцева (Ольга Реймова), «Не остановить и не догнать...» – 99 баллов

17. Villy (Алина Гребешкова), «Маяковский» – 99 баллов

18. HERR ROZENROT (Вадим Султанов), «Человек, которого не было» – 97 баллов

19. Nikki (Римма Сафиуллина), «Однажды вечером» – 91 балл

20. МЧС (Владимир Щербаков), «Случай в закономерности» – 88 баллов

21. Рамиль Батыров (Рустем Нуриев), «Про Веру» – 83 балла

22. Игорь Кудахитавельекаев (Марсель Саитов), «Это ли не рай» – 81 балл

23. Агний Ненароков (Владимир Попович), «Это мы?..» – 63 балла

 

 

А теперь – слово участников (они же – судьи).

 

Албанец (Светлана Смирнова):

Я с нетерпением ждала, когда пришлют ленту уфимских рассказов. Мне хотелось узнать, как другие авторы видят наш город, как чувствуют его. Но диапазон тем удивил. О чём только не писали… Даже об инцесте. А мне хотелось, чтобы писали об Уфе.

Лучшими мне показались два рассказа: Т. Лев, «Убить чёрта в себе», и №555, «В конце сезона».

Понравился поэтичный язык рассказа «Ксения», автор Садовник.

Рассвет. Июнь, «Тот, кто приносит ливни», – хорошо подмечено: у каждого из нас есть такие странные знакомые откуда-то из далёкого прошлого.

Уфалюб, «Прибытие», – незаконченный рассказ. Написано хорошо, но нет сюжета, и возникает вопрос: откуда немцы в городе?

Валькирия, «Дебилка», – напоминает рассказ Чураевой «Несвятая Магдалина».

Рамиль Батыров, «Про Веру», – есть нерв, ситуация непростая, герой неоднозначный по характеру и поведению. Но рассказ написан неряшливо. Автор, конечно, имеет право на свой способ изложения, и это, может быть, даже интересно… Но рассказ надо редактировать.

Ангелина Уфимцева, «Не остановить и не догнать...», – про жизнь: просто, душевно.

АТ, «Случай в Аксаковском парке», – сказка для детей.

Игорь Кудахитавельекаев, «Это ли не рай», – если это пародия, то очень неудачная.

Агний Ненароков, «Это мы?..», – что это было? Где рассказ?

Провинциал, «Тихий ангел», – неплохо. Но где-то похожее читала.

Avt, «Исповедимы все пути», – набор шаблонов.

 

 

АТ (Николай Андреев):

Албанец. «Лавка случайных вещей», пожалуй, единственное произведение конкурса, где Уфа похожа на Уфу, а не на некий абстрактный город с названием из трех букв.

Джокер. Произведение, в котором главный герой называет себя подонком, достойно внимания. Правда, потом оказывается, что он не подонок, а трус, но – согласитесь! – если трус считает себя подонком, а рецензент, прочитав рассказ, испытывает схожие чувства, автор не зря брался за перо.

Провинциал. Автор, может, и провинциал, но его «Тихий ангел» совсем не провинциален. Центральный рассказ конкурса.

Садовник. Love story, рассказанная умелым автором. Всё выдержано в certain style, всё подстрижено и чисто, как в английском ландшафтом парке, не придерешься.

Фио_Летов. Если для кого-то ограничение в объеме произведения (5000 знаков плюс двести и ни грамма больше) послужило непреодолимой преградой для воплощения задумки, то Фио_Летову всё фиолетово: ему и этих жалких крох хватило для того, чтобы рассказать симпатичную и достаточно смешную историю о поэте-фрике.

Уфалюб. Всё замечательно. И основательность, с какой автор взялся за дело, и язык – по-писательски солидный, и тема, разрабатывать которую скоро станет некому. Одно плохо. Только втянешься в повествование, как вдруг – на тебе! – конечная станция, Уфа, лимит в 5000 пресловутых знаков. Das Ufer, словом. Ende alle.

Юс. Минус рассказа – в нем нет авторского текста, один монолог. Плюс – монолог, в хорошем смысле слова, авторский.

Avt. Если бы существовал приз за самый оригинальный сюжет, его бы следовало присудить Avt.

Villy. Ничего не понял, но понравилось.

 

 

Валькирия (Валентина Ушакова):

Албанец, «Лавка Случайных вещей» (Юрий Горюхин?), – напоминает «Лавку древностей» Диккенса. Сочный слог, читать интересно.

АТ, «Случай в Аксаковском парке» (Дмитрий Масленников?), – мил и забавен, но наводит на размышления.

Рамиль Батыров, «Про Веру» (Рустем Нуриев?), – читается легко, хотя судьба легкомысленной девушки ясна с самого начала.

Валькирия, «Дебилка», – кажется, я слишком сократила рассказ, исчезли нюансы и подробности.

Джокер, «Девятый день» (Анатолий Столетов?), – забавно и поучительно.

Кудахитавельекаев, «Это ли не рай» (Шаура Шакурова?), – как ни старалась, не смогла прочитать рассказ до конца.

Т. Лев, «Убить чёрта в себе!» (Игорь Вайсман?), – очень интересный рассказ. По-настоящему глубокий.

МЧС, «Случай в закономерности» (Владимир Щербаков?), – забавный рассказ. Но и грустный.

Ненароков, «Это мы?..» (Римма Сафиуллина?), – в погоне за оригинальностью автор явно перестарался.

Провинциал, «Тихий ангел» (Игорь Фролов?), – очень теплый и искренний рассказ. Пожалуй, лучший из всех.

Рассвет. Июнь, «Тот, кто приносит ливни» (Вадим Богданов?), – скучно…

Садовник, «Ксения» (Владимир Попович?), – грустно. Напоминает «Черный обелиск» Ремарка.

Серый, «Уфимская история» (Сергей Матюшин?) – оценка неоднозначная. Читать можно.

Трамвай, «Митина любовь» (Светлана Смирнова?), – рассказ зауряден, история вторична.

Уфалюб, «Прибытие» (Артур Кудашев?), – хороший, добрый рассказ.

Уфимцева, «Не остановить и не догнать...» (Алина Гребешкова?), – заурядная история.

Фио_Летов, «Дарина из ниоткуда» (Александр Иликаев?), – вызывает добрую улыбку.

Юс, «Про л…» (Салават Вахитов?), – немножко в избытке натурализма.

№ 555, «В конце сезона» (Всеволод Глуховцев?), – неплохой рассказ.

Avt, «Исповедимы все пути» (Вадим Султанов?), – наш «День сурка».

Nikki, «Однажды вечером» (Николай Андреев?), – приятная история для гламурного журнала.

HERR ROZENROT, «Человек, которого не было» (Ольга Реймова?), – скучновато. Но что-то в нем есть…

Villy, «Маяковский» (Марсель Саитов?), – какая-то заумь…

 

 

Трамвай (Юрий Горюхин):

Албанец, «Лавка Случайных вещей», – что-то есть кудашевское, но возможна и женщина. Написано неплохо, но зарисовочно, портит концовка – слишком в лоб.

АТ, «Случай в Аксаковском парке», – может быть, и Вахитов, возможна и женщина. Уфа притянута, что она есть, что ее нет. Рассказ для школьников. Зарисовочный.

Рамиль Батыров, «Про Веру», – по всему – Нуриев. Слабо. Традиционный поток нагромождений. Видно, что быстро устал и с удовольствием перешел бы на какую-нибудь прозопоэтическую импровизацию.

Валькирия, «Дебилка», – писала вроде бы женщина. Каким боком в этой чернухе Уфа? Языка нет. Смысла этого сочинения не вижу.

Джокер, «Девятый день», – может быть, Вайсман или Иликаев? Очень слабый рассказ – высосан из пальца.

Игорь Кудахитавельекаев, «Это ли не рай», – возможно, Саитов, чем-то похож на нуриевский текст. После прочтения: и что, и к чему?

Т. Лев, «Убить чёрта в себе!», – опять, возможно, Вахитов – его тематика. Уфа что есть, что ее нет. Персонаж Черт – уж очень избито. Для самоубийцы повествование не убедительно.

МЧС, «Случай в закономерности», – не опознал. Мелькнувшая Школа МВД и есть, видимо, Уфа? На мой взгляд, это несмешная юмореска.

Агний Ненароков, «Это мы?..», – не опознал. Тот случай, когда сочинение надо снимать, – даже намека на Уфу нет. Безотносительно Уфы тоже говорить не о чем.

Провинциал, «Тихий ангел», – может быть, Масленников? Уфа, как и у многих, не очевидна, но язык есть, настроение присутствует, есть и концовка.

Рассвет. Июнь, «Тот, кто приносит ливни», – подумал про Фролова. Слабо с Уфой.

Садовник, «Ксения», – это, наверное, точно Фролов. Все фроловское присутствует, хорошая концовка, но, конечно, все это можно перенести и в Стерлитамак.

Серый, «Уфимская история», – опять возможен Кудашев, возможен и Глуховцев.

Трамвай, «Митина любовь, или Шел трамвай десятый номер», – самый замечательный рассказ!

Уфалюб, «Прибытие», – не опознал. Прикольно, исторично, с иностранными словами в тему.

Ангелина Уфимцева, «Не остановить и не догнать...», – может быть, Смирнова? Не хватает концовки.

Фио_Летов, «Дарина из ниоткуда», – вроде бы опять Иликаев. Надуманно, конечно.

Юс, «Про л…», – не опознал. Эротично, динамично, но все же как бы и обычно – не раз уже такое читалось…

№ 555, «В конце сезона», – рассказ читал раньше, определить несложно – Матюшин. Если быть честным, то тут тоже Уфой и не пахнет, разве что «Речные излучины» подверстать к уфимскому журналу «Бельские просторы», а так рассказ хороший.

Avt, «Исповедимы все пути», – делать вид, что не знаю, не буду – Богданов. Прикольно, но не ново, и уфимский (можно поставить любой населенный пункт) «День сурка» какой-то совсем без катарсиса.

Nikki, «Однажды вечером», – наверное, женщина. Гребешкова? Уфа не нужна. История о поиске женского счастья? Как-то банально, ну а «прекрасный мачо» – это дурновкусие, в литературном, конечно, смысле.

HERR ROZENROT, «Человек, которого не было», – такое ощущение, что читал уже. Очень напоминает вырванный из полотна кусок.

Villy, «Маяковский», – женщина? Что-то в рассказе есть, но плавный переход на невнятность не кажется удачным.

 

 

МЧС (Владимир Щербаков):

Из всех рассказов наиболее запомнившимися остались, пожалуй, только три: «В конце сезона», «Ксения» и «Лавка Случайных вещей». Авторы первых двух угадываются, в третьем случае – нет.

1. Не могу спокойно читать, как до сих пор, когда уже почти ничего не осталось в дикой природе, ходят на охоту и бессмысленно, словно им есть нечего, убивают и убивают. Здесь автор трогательно пишет о несчастном, оставшемся сиротой диком утенке, и это не может не запомниться читателю.

2. Девушка – мечта, случайно увиденная, оказывается наследственной шизофреничкой, автор уже и не делает попытки, как ему мечталось вначале, с нею познакомиться.

3. Всё, что осталось от некогда чистой речки Сутолоки, – это картина в «Лавке Случайных вещей». И реальная картина ее уничтожения, увиденная автором из окна автобуса, когда он проезжал мимо.

Очень милые рассказы о старом уфимском парке «Случай в парке» и «Не остановить и не догнать...».

Контрастом к ним – «Уфимская история» о современных дикарях на авто, которые готовы драться в уфимских пробках.

Был бы интересным рассказ «Прибытие», если б он хоть немного подкреплялся историческим материалом, подлинными воспоминаниями. А так…

«Тихий ангел» – если уж обращаться к библейской тематике, то не так вольно. Но тема заявлена!

«Про л…» – яркое подростковое воспоминание, даже слишком натуралистичное, но конец явно скомкан. Можно было б что-то интереснее придумать, чтобы завершить рассказ.

«Про Веру» – описана какая-то бестолковая жизнь. Может быть, это и похоже на правду, но к чему такая правда?

«Тот, кто приносит ливни» – чувствуется, что написано не новичком, с претензиями, но как-то неясно.

«Дебилка», «Маяковский», «Это ли не рай», «Митина любовь» – рассказы ни о чем, к тому же «Дебилка» и «Это ли не рай» – поразительно безграмотны.

В «Маяковском» автор пытается сыграть в бесовщину, но – не получилось.

 

 

Ангелина Уфимцева (Ольга Реймова):

Албанец, «Лавка Случайных вещей». Автор легко и увлекательно ведёт рассказ. Есть в нём загадочность. Понравилось само повествование, в котором присутствует задумчивость, тёплое отношение к ушедшему навсегда, но бережно хранящемуся в памяти. Эта задумчивость, присутствующая при чтении, очень дорого стоит. АТ, «Случай в Аксаковском парке». Этот рассказ привлёк моё внимание Аксаковским парком. Помню, он назывался Парк имени Луначарского. Все большие перемены в школе (30 минут) мы проводили в этом парке. Обращение автора к парку как к живому существу в образе мальчика Пети очень трогательно. Т. Лев, «Убить чёрта в себе!». Этот рассказ показался тонко психологическим. Часто приходится заниматься самоанализом, или, вернее сказать, самокопанием. И эти рассуждения автора о тёмных сторонах своего психологического состояния, я думаю, знакомы каждому. После прочтения такого рассказа читатель задумается и не совершит безрассудного поступка. МЧС, «Случай в закономерности». Неплохо написан рассказ, но он не трогает душу. В общем-то, существуют, наверное, такие истории. Но я всё-таки убеждена, что в нормальных вузах за деньги не сдают экзамены. Агний Ненароков, «Это мы?..». Интересно было почитать риторический диалог, по крайней мере необычно написано. Провинциал, «Тихий ангел». Этот рассказ произвёл на меня сильное впечатление. Очень художественно написан. Несколько раз к нему возвращалась. Вся жизнь перед глазами Ангела становится близкой и знакомой. И эти художественные словесные картины: «снег стеной», который хотел закрасить черноту города, но это было сделать невозможно. Очень понравился.

 

 

Провинциал (Анатолий Столетов):

Оценивал как читатель, времени было маловато для чтения. «Угадывать» авторов не хочется, так как плохо знаю творчество большинства конкурсантов по части прозы.

Албанец, «Лавка Случайных вещей», – сюжет настраивает на фантастическую линию, но обманывает ожидания.

АТ, «Случай в Аксаковском парке», – не убедило соединение морали с фэнтези.

Рамиль Батыров, «Про Веру», – скучно и предсказуемо.

Валькирия, «Дебилка», – молодец девочка!

Джокер, «Девятый день», – жаль, пистолет полковника ФСБ «не выстрелил».

Игорь Кудахитавельекаев, «Это ли не рай», – где финал?

Т. Лев, «Убить чёрта в себе!», – успешный бизнесмен, ездящий в общественном транспорте? Не знаю, не знаю… Финал показался натянутым.

МЧС, «Случай в закономерности», – 10.

Агний Ненароков, «Это мы?..», – интересная форма, а так скучновато получилось.

Рассвет. Июнь, «Тот, кто приносит ливни», – хорошая печаль от этого рассказа, ненавязчивое такое напоминание о человечности, без морализаторства.

Садовник, «Ксения», – впечатление оборванности рассказа, предсказуемость окончания.

Серый, «Уфимская история», – неправдоподобность ухода няни от двухлетнего малыша, «выход» из ситуации конфликта – deus ex mahina.

Трамвай, «Митина любовь, или Шел трамвай десятый номер», – не понял окончания рассказа.

Уфалюб, «Прибытие», – 9

Ангелина Уфимцева, «Не остановить и не догнать...», – повествование «сминается» к финалу при слишком длинном «разбеге».

Фио_Летов, «Дарина из ниоткуда», – 10.

Юс, «Про л…», – 9.

№ 555, «В конце сезона», – не очень свежо, но рассказано умело.

Avt, «Исповедимы все пути», – расширенный, но менее остроумный вариант Жванецкого.

Nikki, «Однажды вечером», – гладко и ровно, но предсказуемо.

HERR ROZENROT, «Человек, которого не было», – у персонажа раздвоение личности?

Villy, «Маяковский», – замечательный язык у новеллы, хоть и сумасшедший сюжет.

 

 

Рассвет. Июнь (Всеволод Глуховцев):

Оценки и комментарии.

Албанец, «Лавка Случайных вещей».

Пусть не обижается автор, но рассказ непрофессиональный. Слабый сюжет, наивная композиция, неумелый синтаксис, штампованные лексические обороты – весь классический набор начинающего. Разве в завязке что-то есть…

АТ, «Случай в Аксаковском парке».

Приветствую добрые намерения автора, но рассказ решительно не удался. Неподходящие для shоrt-story синтаксис и, соответственно, темпоритм, опять же лексикон, стереотипный до оскомины, совсем неуклюжая прямая речь. Не говорят так мальчишки, как герой рассказа. Да и никто в реальной жизни так не говорит. По авторской доброте мог бы предположить, что это перо Светланы Смирновой, но вообще-то она пишет лучше. Описание парка, правда, чуть-чуть трогает.

Рамиль Батыров, «Про Веру».

В целом понравилось. Синтаксис чересчур парцеллированный даже для новеллы, но вкус, чувство слога, искристые стилистические находки есть. Есть и композиция, хотя я бы пару-тройку абзацев убрал. По некоторым биографическим штрихам догадываюсь, что автор – Рустем Нуриев.

Валькирия, «Дебилка».

Рассказ, пожалуй, произведший наибольшее впечатление жесткой правдой жизни. Точно пойманный темпоритм, отличный финал. В сочетании с мелкими стилистическими шероховатостями, грамматическими ошибками и неумелой версткой выглядит даже нарочитой мастерской работой «под примитив», но, поразмыслив, я все же склонился к тому, что это талантливая рука начинающего. Хотелось бы воскликнуть: «Открытие!» – но воздержусь. Короткий рассказ – очень специфический жанр, доводилось видеть великолепные вещи, авторы которых потом куда-то исчезали…

Джокер, «Девятый день».

Работа профи. Некоторые стилистические обороты мне не глянулись. Подглавка № 2, по-моему, не нужна. Остальное хорошо. Рискну предположить, что автор – Салават Вахитов, у него я встречал такие грустно-житейские вещи.

Игорь Кудахитавельекаев, «Это ли не рай».

В общем, неплохо. Профессионализм, как говорится, не пропьешь, правда, сюжет слишком искусственный. Я неоднозначно отношусь к культурно-социальным аллюзиям в художественном тексте – уж очень трудная материя, требует ювелирного подхода. К архитектонике претензий нет, для короткого рассказа все по делу. Правда, и душевного зацепа нет, не задевает. Авторы?.. Это могли бы быть Иликаев, Богданов, Султанов, но точно сказать не возьмусь.

Т. Лев, «Убить черта в себе».

Не полупрофессионально, но четвертьпрофессионально. Автор уже ощущает темп, пытается строить композицию… и в результате получается скучная наивная дидактика. Стиль невыразительный.

МЧС, «Случай в закономерности».

Получше предыдущего рассказа. Синтаксис жестче, динамичнее, композиция более рельефная. Если «Убить черта…» подошло бы для районной газеты, то это при нехватке материала могло бы попасть и в областную.

Агний Ненароков, «Это мы?..».

Что-то автор перемудрил. Я вроде бы читатель более-менее квалифицированный, но ровно ничего не понял: кто с кем говорил, чей телефон звонил?.. А разгадывать авторские ребусы неохота. Впрочем, может быть, я и тупой читатель, не исключаю. Но оцениваю-то я, а не кто-то другой…

Провинциал, «Тихий ангел».

Если бы в конкурсе участвовал С. Круль, я бы сразу указал на него. Но раз его нет… По фэнтезийному бэкграунду предположу, что автор – Николай Андреев. И вынужден заметить, что рассказ не удался. Вяло, монотонно, многовато пафоса и схоластики. Чувствую, как автор старается выжать из меня слезу, а слеза не выжимается… Хотя о дилетантстве речи нет.

Садовник, «Ксения».

Написано настолько «под Фролова», что сомнение взяло меня уже на первой странице, потом усилилось, а потом я окончательно утвердился в мысли, что это ловкая, умелая мистификация. Вторая половина рассказа звучит почти пародийно: я сразу догадался, что девушка – сума-сшедшая, а герою для этого понадобилось аж несколько дней. Кто попытался запутать читателей?.. Когда попозже мне попался рассказ, так же нарочито сделанный «под Горюхина», я пришел к мысли, что сотрудники БП решили поставить эксперимент: подделать стили друг друга и посмотреть, что из этого выйдет. Итак, моя гипотеза: автор – Юрий Горюхин.

Серый, «Уфимская история».

Средне. Умение присутствует, но сцена драки – неудачная, здесь нужна совсем иная динамика. Избыток пафоса и «пугалок», от которых мне, читателю, не страшно. Странность: герой ездит на дряхлой «шестерке», то есть ВАЗ-2106, при этом в ней сломался кондиционер. Какой, к черту, кондиционер в «шестерке»?.. «Не верю!» – хочется воскликнуть мне, как Станиславскому.

Трамвай, «Митина любовь, или Шел трамвай десятый номер».

С точки зрения писательского мастерства, возможно, самый богатый рассказ, хотя и отдает чрезмерной литературностью, хожеными тропами – «под Набокова». Но мне такое нравится – многомерность, многослойность бытия. И плотность жизни в этом тексте есть, и тонкий юмор. В двух персонажах отчетливо угадываются С. Вахитов и Д. Масленников, из чего я делаю вывод, что автор – Дмитрий Масленников.

Уфалюб, «Прибытие».

Безупречно на 99%. Все, как должно быть в short-story, – ни убавить, ни прибавить, разве что кольнуло «в объятиях Морфея» – избито. По первому прочтению, игра слов Уфа – Ufer («берег» по-немецки) показалась находкой в 10 копеек, но, перечитав, решил, что психологически это все же на месте. Почти уверен в авторе – Артур Кудашев.

Ангелина Уфимцева, «Не остановить и не догнать…».

Все как будто ровненько, неплохо, но конец досадно смазан. Кульминации нет, а мелкая философия, зачем-то прилепленная последним абзацем, выглядит инородным телом. Жизненность героев и название тронули, но очень уж концовка оплошала.

Фио_Летов, «Дарина из ниоткуда».

Немного натужный, вымученный рассказ «бывалого начинающего». Концовка даже неплоха. От лексических штампов автору нужно отказываться, особенно при описании тонких душевных движений, – выглядит топорно.

№ 555, «В конце сезона».

Добротно, но композиционный рельеф слабый. Зарисовка, почти очерк. В этом жанре сделан хорошо. Думаю, что автор – Сергей Матюшин.

Avt, «Исповедимы все пути».

Интересная экспериментальная задумка. Переплетение судеб в коротком рассказе, – автор попытался решить эту тему с помощью сверхжесткого синтаксиса, чуть ли не морзянки – и, надо сказать, получилось. Есть хорошее единство стиля, есть юмор, хотя и черный. В общем, удачно, – я уже говорил, что мне нравится в тексте многомерность бытия. Хотя за парцелляцией все же теряется живая человеческая душа, а это главное. Предполагаю авторство Вадима Султанова.

Nikki, «Однажды вечером».

Что-то есть, то самое, что подзатерялось в предыдущей новелле, – живое человеческое чувство, – но выразить его как надо автору не удалось, мастерства не хватило. При том, что отдельные блестки в тексте есть, в целом вышло слащаво-сентиментально.

Herr RoZenrot, «Человек, которого не было».

Попытка воплотить в коротком тексте философскую проблематику с оттенком мистики. Получилось тяжеловато; впрочем, автору не откажешь в известном мастерстве. Слог у него есть, рука набита, да и идея интересная, пусть и не новая. С другой стороны, где в философии новые идеи?..

Villy, «Маяковский».

Автор очень старался и сделал вычурно. Загустил текст метафорами, иные из которых удачны, иные нет, преломил через него множество знаковых линий уфимского литпроцесса – и получилось сумбурно, композиция развалилась. Все же короткий рассказ требует простого синтаксиса. По антуражу – «под Иликаева», но Иликаев сработал бы лучше.

Юс, «Про л…».

Тот самый трудолюбиво сработанный «под Горюхина» рассказ. Практически монолог, стиль Горюхина действительно передан, хотя периоды тяжеловаты, много сложных предложений, деепричастий – не для прямой речи. Вывод – автор Игорь Фролов.

 

 

Садовник (Игорь Фролов):

«Маяковский». Интересный язык, есть свой стиль, можно гадать, кто автор, подставляя Вахитова, Глуховцева, Саитова, Мельникова (прозы двух крайних не читал). Минус в композиционной сложности, неразрешенности и неразвязанности коллизии на таком малом пространстве, что выглядит как кокетство.

«Дебилка». Не знаю, кто автор, это плюс, как и простота повествования, соответствующая рассказчице, и простой смысл, который при ближайшем рассмотрении оказывается весьма тонко свернутым в лист Мебиуса – то ли две стороны, то ли одна.

«Митина любовь, или...». Все хорошо – язык, сарказм, замкнутая композиция, – изящный шахматный этюд. Минус – полная узнаваемость стиля Юрия Горюхина, – как отпечаток пальца, где повторены все затейливые завитки и петли других текстов автора.

«Это ли не рай». Подозрение на Султанова, Саитова, но смутные. Есть секрет, но читателю даются все средства для его раскрытия, Майкл Джексон узнается, а Уфа становится его раем – вместе с ее жителями, что заставляет думать, кто эти жители в прошлых жизнях. Словом, есть язык, свобода, интрига и неоднозначность при понятном алгоритме разгадки.

«Прибытие». Очень хороший образчик текста без автора. Построен аккуратно, есть изюминка-пуант, ничего лишнего, ощущение безошибочности, хотя фабула не трогает за душу.

«В конце сезона». Сергей Матюшин узнается по обстоятельствам места и действия. Рассказ прост, искренен, умолчания осмысленны и многосмысленны… Мудрость рассказчика и мудрость героя. Перекличка рассказа с уходом автора из жизни во время конкурса не повлияла на мою оценку, но укрепила ее, – такое случается только с настоящей литературой.

 

 

Т. Лев (Игорь Вайсман):

На мой взгляд, большинство рассказов этой подборки написаны достаточно ровно и профессионально. Думаю, это средний российский современный уровень. Считаю, что из них вполне можно сделать печатный сборник. Также считаю, что будет обидно, если вы ограничитесь одним этим конкурсом. Для развития нашей литературы не помешало бы проводить подобные конкурсы регулярно. Например, по таким номинациям: «Не короткий рассказ»; «Философский рассказ»; «Притча»; «Мистический рассказ»; «Рассказ о любви»; «Юмористический рассказ»; «Сатирический рассказ». Если этот проект как следует раскрутить, то может найтись спонсор на издание многотомника под общим названием «Уфимские рассказы».

 

 

Фио_Летов (Александр Иликаев):

Наиболее сильным нашел рассказ «Прибытие». Считаю, что его автором является С. Вахитов либо Ю. Горюхин. Текст написан филологом, положенный в основу каламбур изящен, концовка вселяет надежду. Привлекательна, хотя и бесхитростна, новелла «Лавка Случайных вещей». Сдобренная почти мистицизмом идеализация Старой Уфы. Искреннее удовольствие доставила фантастическая миниатюра «Случай в Аксаковском парке». Прекрасный образец новеллы – «Ксения». Конец действительно неожиданный. Если это стилизация, то ее автором является И. Фролов.

Имеют внятную и эффектную развязку рассказы «Убить черта в себе!», «Тот, кто приносит ливни», «Человек, которого не было». Последняя новелла любопытна своей философией. Возможно, ее автором является В. Глуховцев. Данный прозаик склонен к выстраиванию неоднозначных сюжетов. Судя по стилистике, а также увлеченности темы адюльтером, рассказ «Девятый день» принадлежит перу И. Фролова.

Рассказ «Про Веру» выделяется оригинальным языком. «Дебилка» – жестокий, без сентиментальностей, текст, но все до скуки шаблонно и ожидаемо. Описанию некой сторожки посвящена работа, возможно, С. Матюшина. Незамысловатая история. Ничего любопытного не нашел.

Наименее удачным я считаю «рассказ» А. Столетова. По всей видимости, это пародия, но лишенная всякой характерности. Образ героя – набор стереотипов про холостяка. Сюжет, идея – отсутствуют. Немногим лучше вроде бы многообещающе начатая «Митина любовь…». Конец невразумителен и нелеп.

Автором малоудачного рассказа «Случай закономерности», очевидно, является А. Кудашев (анекдот с коньяком – да не тот, бледный, хотя вроде бы понятный).

 

 

HERR ROZENROT (Вадим Султанов):

Поскольку места мало, говорить буду кратко и о крайних показателях.

Игорь Кудахитавельекаев взял каламбурами и М. Джексоном. Рассвет. Июнь – горьким послевкусием; водка, одиночество мужчин. Трамвай – дивной цитатой в нужном месте. Уфалюб – дружбой народов. Avt – анафорой, чё. Villy – Джульеттой, конечно (догадка: автор И. Фролов).

Албанец, – ну мы же не китайцы, прошлым жить!

АТ, – сладкого в таких количествах ниасилил.

Серый, – мордобой – это не наш метод. Наш метод – массовые расстрелы и стерилизация биологического мусора.

Ангелина Уфимцева, – у нас в Нефтекамске такие Лелики не держатся. Холодно шибко.

Юс, – я все понимаю. Но лучше не надо.

Рейтинг:

+4
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1003 автора
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru