litbook

Критика


Роза на ветру+35

Передо мною лежит новая книга. На её обложке нежная акварель голубого, синего и белого.

Снег несмелый, дивный —

Будет сто снегов.

Он пока наивный,

Цвета облаков…

  («Зимние наброски», стр. 155.)

 

И сверкает белизной название книги — «Белый снег Отчизны». Название метафорическое. Оно содержит в себе великую мечту поэтессы Валентины Новиковой о чистоте, белизне, доброте души человеческой. Эта мысль лейтмотивом проходит через все стихотворения книги, которую читать приятно, которая читается легко и просто. Но на самом деле это только видимость простоты: книга сложна и глубока.

Ложь и подлость не приемлю —

Для любви ищу причины.

(«Луна», стр. 26.)

 

На заре хрустальной чистый звон идёт —

Синий колокольчик о добре поёт.

(«Колокольчик», стр. 130.)

 

Ах, как в жизни чистоты мне хочется,

Слышать ласковые, добрые слова!

                          («Душно», стр. 130.)

 

Эта почти музыкальная по особенностям стиля книга — повесть о душе лирической героини, реальность, связанная с мечтами. Мечты о прекрасном делают книгу романтичной. И художественный метод поэтессы можно назвать романтическим реализмом.

Почему я так начала рассказ о новой книге? Да потому, что поэтесса выражает свои мысли в образах.

На втором съезде писателей, который проходил в начале 50-х годов XX века (а я тогда писала свои первые рецензии), очень много и серьёзно говорилось о том, что критики, преподаватели литературы, анализируя книгу, отрывают форму от содержания, а они неразрывны и едины. Одного без другого не существует. Форма создаёт содержание, без неё содержание бы рассыпалось. И даже в «Словаре русского языка» С. И. Ожегова у слова «форма» приводится девять значений, из которых нас волнуют сейчас два: «2) способ существования содержания, неотделимый от него и служащий его выражением» и «7) cовокупность приёмов и изобразительных средств художественного произведения». Как видим, форма — это окно в содержание. И поэтому я хочу проанализировать содержание книги Валентины Новиковой через форму.

Сделать это не просто, потому что в этой книге крепко переплелось всё: и образы природы, и мораль, и философия, и психологические черты героини, которые часто трудно вычленить из пейзажных зарисовок. Вот первая и главная философская мысль сборника — природа и человек едины. Человек — часть природы, быть может, высшее её создание, но должен подчиняться её законам. Эта концепция тоже проходит через все стихотворения. Вьюга бушует, снега засыпают дороги, дождь разбивает землю в грязь. Но…

После бури — благодать!

Будет снег вокруг сиять,

Так спокойно и светло,

На душе легко и чисто,

Будто детство вновь пришло.

              («Вьюга», стр. 45.)

 

После бурь, снегов и гроз по контрасту покой и радость. Чтобы почувствовать счастье, надо много перестрадать и пережить.

Душа моя, ты вырвалась из плена.

Тебя промыли дождик и гроза.

Проходит жизнь — лишь вечное нетленно,

И созерцают радугу глаза…

                            («Два крыла», стр. 48.)

 

Природа формирует человека, человек учится у неё.

Училась песне ветра я. В полях

У трав земных я набиралась силы.

Внимала светлой песне соловья —

Трава вставала, хоть её косили…

 

«Трава вставала» — это олицетворение, их достаточно много в стихотворениях поэтессы, и пришли они из глубины веков, когда люди одушевляли неодушевлённое. Это мироощущение древних стало сейчас называться анимизмом. И вот здесь мы приближаемся к художественному приёму, очень часто встречающемуся в стихах — контрасту. Именно он даёт лёгкую, светлую печаль, как флёр, окружающую стихотворения.

По принципу контраста построено уже первое стихотворение сборника «Вольный конь» (стр. 16). И это название — метафора, которая раскрывает суть характера героини. Свобода, воля, просторы — вот чем жила в молодости поэтесса. Но прошли годы, проходит и жизнь…

Не встречаю рассветы восторженно,

По душе мне всё больше закат.

Будто снегом виски запорошены,

Дни безрадостные летят…

 

Моя жизнь, словно конь стреноженный,

Пусть умчались и удаль, и прыть…

 

Ушла молодость, надвигается старость. Этот контраст будит в душе печаль. Но никакой страшной горечи и беды нет. Это закон природы, и героиня без слёз и горя подчиняется ему. Постепенно уходит всё: и молодость, и красота, и силы, и любовь. Но так должно быть, и героиня смиряется с неизбежным.

В стихотворении «Россыпи» (стр. 19) поэтесса через образы природы рассказывает о счастье любви. Здесь и образ звезды, и луна, которая кажется «блюдцем для вишен»… Метафоры и сравнения чаще всего берутся из быта.

Контраст здесь возникает в самом финале:

Звёзды купались в росах.

Роса на траве, словно россыпь. —

Это, конечно, всё было,

Если душа не забыла.

 

И проявляется этот контраст в противопоставлении чувств юношеских и тех, которые появляются в зрелом возрасте.

А печаль преодолевается у поэтессы любовью к жизни. Сколько её в стихотворении «Синий лён» (стр. 18)! Это апофеоз любви к жизни. Всё это стихотворение построено на постоянном движении и превращениях. И здесь опять чувствуется порыв к свету, к небу.

Цветущий лён,

  ты в детстве быстрокрылом

Кусочком неба мне казался на земле.

 

Устремление к небу явно несёт у Валентины Новиковой мотивы душевного очищения. Это стихотворение писалось ещё в советскую пору. Но сейчас в мотивах душевного очищения мы чувствуем и религиозный аспект — очищения от земных грехов.

А сколько счастья в строфе:

Я с восхищеньем полем любовалась,

А то летала птицей в облаках.

Я будто б в синем небе растворялась,

Забыв о времени, минутах и часах…

 

Контраст всегда печален, но в стихотворении «Косуля» (стр. 20) он трагичен. В сборнике нет стихов о современности, но это не значит, что Валентина отстранилась он неё. В стихах нет прямых высказываний о том, что происходит сейчас в реальной жизни, но есть намёки, вызывающие у читателя ассоциации. Одним из таких стихотворений и является «Косуля». Эпиграфом к нему могли бы стать начальные строчки из стихотворения «Русь» (стр. 134): «Затуманился взгляд твой, Россия».

Почему? А вот почему:

Из кущи болот грациозно бежала косуля

От страшной опасности,

     даже, быть может, от пули, —

Немыслимый ужас в глазах,

              что смотрели раскосо,

И вдруг замерла посреди и людей,

                                                 и покоса…

«Косуля! О, как же прекрасна!»

                          — все люди кричали;

Забыв про покос,

  грабли с вилами вмиг побросали…

Она огляделась,

  в прыжке над болотом взлетела

И как-то легко и свободно

              стрелой полетела…

 

И опять летела, как от пули.

Нет, после этого стихотворения нельзя не думать о пулях, которые летят сейчас, поражая невинных, как косулю. Нельзя не думать о том, что в России идёт скрытая, невидимая война. Горят леса, деревни в центральной части России. А сейчас пожары полыхают и в Сибири. Нет, не от окурка, не от костерка — от человека. Они явно сжигают Россию, и я не могу не вспомнить слова одного чеченца, прозвучавшие с экрана телевизора: «Россию нельзя победить в бою. Она непобедима. Но мы заберёмся в самое сердце России и будем оттуда разрушать её!»

И вот загрохотали взрывы, убивающие невинных. Эти теракты совершали смертники. Стали падать с неба самолёты, сходить с рельсов поезда. Начались землетрясения и наводнения там, где их никогда не было. В океанах появилась заражённая ядом рыба. Занесли к нам смертельно ядовитых насекомых. Нет, такая подлая война страшнее открытой и объявленной, потому что неизвестен и невидим враг. Россия приняла иммигрантов с Востока, а кто знает, может быть, и прошли террористы, поджигатели, отравители — все те, кто хочет разрушить самую большую страну в мире с неисчислимыми запасами газа, золота, нефти и так далее.

Они хотят уничтожить невинных, убить красоту и присвоить богатства страны, посеяв в ней хаос и отчаяние.

«Не будет этого никогда!» — утверждает русская поэтесса Валентина Новикова и создаёт ещё одно стихотворение, центральное в книге — «Роза на ветру» (стр. 106). Именно оно определяет идейно-эстетическую доминанту всего поэтического сборника — непоколебимую несокрушимость России и психологическую стойкость её людей, в частности, героини книги.

Красная роза горит на ветру,

Будто бы свечка во мраке мерцает.

Знает она, что творится в миру,

И красотой душу мне согревает…

 

«Красота спасёт мир» — эта мысль одна из главных в эстетике книги. Ни дождь, ни мороз, никакие опасности не страшны розе. Она вечна!

Гляну в окно — снова роза цветёт,

И холодам она, нет, не сдаётся.

Щедро она красоту отдаёт…

 

Завтра наступит сплошное ненастье!

Но роза всё равно будет излучать силу, проявлять стойкость и дарить красоту.

Когда мы открываем поэтическую книгу Новиковой, мы словно падаем в высокие душистые травы, чувствуем аромат клёнов, тополей и берёз, нас охватывают чудные запахи цветов — сирени, черёмухи, ландышей. И, описывая красоту природы, поэтесса поёт светлый гимн Родине: и малой деревушке Хвастовичского района, и той огромной стране, которую она не променяет на белые пароходы, чистые пески пляжей и прозрачные океаны тропиков.

Да, она минуту помечтает об этом: «Розовые мечты» (стр. 110). Но вот рядом и другие строки:

Боже мой, как мы прекрасны,

Удивительно чисты!

Жить стремились не напрасно —

Нас вели вперёд мечты.

     («Пролетели дни и годы», стр. 117.)

 

Мечтательница Валентина Новикова, влюблённая во всё прекрасное, больше всего мечтает, чтобы прекрасной была её Родина. И пишет о России одно из лучших патриотических стихотворений сборника, которое так и называется «Россия» (стр. 80). Оно пронзительно по сути и загадочно по содержанию, потому что вся ткань этого стихотворения насыщена эпитетами, которые дают простор воображению читателя: Россия — великая, таинственная, загадочная, светлая, родная и святая. И столько здесь любви к Отчизне, к своей многострадальной Родине, что эта любовь просто захлёстывает читателя.

И именно через образы природы своей земли поэтесса объясняется в любви к Отчизне:

То берёзы, то клёны —

В моём русском краю.

Этот край просветлённый

Я до боли люблю.

  («То берёзы, то клёны», стр. 126.)

 

Мой колосок — всему начало:

Деревне и святой Руси!

Прости, что долго так молчала —

Моё Отечество спаси! —

 

Клич души рвётся из этих строк, потому что душа чувствует, что счастье Русь покидает. Но никакие дальние роскошные земли не влекут к себе русскую душу:

Родное русское раздолье —

Вокруг колышутся хлеба:

У нас с тобой едина доля,

У нас с тобой одна судьба.

              («Колосок», стр. 133.)

 

Это патриотическое стихотворение написано через художественный образ колоска. Колосья хлеба всегда были русской святыней.

Сколько бы ни было бед, Валентина верит в лучшую долю. Поэтому даже стихи об осени — поре увядания — всегда у неё красивы и оптимистичны. Об этом очень хорошо говорит сама живопись книги. Роза на ветру превращается в факел, освещая праздничным алым светом всё окружающее. Анафора единоначатия всех строф в стихотворении «Загорелся закат» (стр. 142) торжественно уверяет в вечности жизненного пламенного праздника:

Загорелся закат,

И под стать разорделись рябины…

 

В стихотворении «Рыжая осень» (стр. 143) опять появляется образ коня. Но теперь это метафора осени:

Будто огненный конь, эта рыжая осень,

Как пожар, разметалась во тьме.

Ветер треплет кусты, словно рыжие косы.

Может, всё лишь привиделось мне?!

 

А вот и ещё одно стихотворение об осени с яркой образной живописью:

Октябрь рассыпает багрянец,

Листвой по дорогам шуршит.

Заката багровый румянец

Сгореть поскорее спешит…

(«Октябрь рассыпает багрянец», стр. 146.)

 

Поэтессу тянет ввысь, к небу, поэтому так часто появляются у неё в стихах образы звёзд и луны. Но звёзды у Валентины не плачут: «Горят в небе звёзды, как свечи...». И — «Рябина горит, словно кровь...».

Не губит осень пламенную жизнь деревьев. Просто по законам природы они скинут на время свою листву и отдохнут от её тяжести. А потом пойдёт чистый снег, и за ним явится Весна. Весна для поэтессы — воплощение мечты о прекрасном, мечты о счастье.

В сборнике много стихотворений с анафорой, повторением первой строки в строфе: «Рябина» (стр. 34); «Мой груз» (стр. 36):

Тополь сбросил листву,

Словно слишком тяжёлую ношу,

И свободно,

  легко в журавлиное небо глядит,

Но условностей груз я никак,

                          я никак не отброшу,

Чтоб, как в детстве,

  от радости в небе высоком парить.

 

Здесь мы встречаем и философскую концепцию Валентины, которая проходит через весь сборник:

Тополь сбросил листву,

Чтобы сок не терять понапрасну.

Он умеет с природой великой

                          в согласии жить.

Кто умеет так дерзко мечтать

              о большом, о прекрасном,

Тот мгновения жизни,

              конечно, умеет ценить.

 

Анафора звучит и в стихотворении «Опрокинулось небо» (стр. 40). То самое небо, в которое всегда мечтала взлететь поэтесса, вдруг «опрокинулось в лужи»:

Опрокинулось небо в лужи осени серой,

А недавно на всех свысока ты смотрело.

Так небрежно и низко

              по земле распласталось

И, казалось,

  навечно в этих лужах осталось.

 

Это фольклорный плач о гибели весенней красоты, тепла и радости. Повторяясь в каждой строфе, анафора звучит как заклинание против осенней грязи, убившей чистоту голубого неба. И, повторяясь в каждой строфе, анафора заставляет размышлять и горевать о случившемся. Анафора здесь как сила навязчивой мысли.

Но вот финал: небо, упав в лужи, как в лучшие дни, мечтает о солнце!

Перекрывая все негативные эмоции, появляется оптимизм, побеждающий все беды и печали. Сборник Валентины Новиковой в этом смысле буквально полон оптимизма.

Фольклорных стихов с анафорой достаточное количество в этом сборнике. Мне это импонирует. И всё-таки не надо злоупотреблять одним и тем же, хотя и хорошим, художественным приёмом.

Слишком много в сборнике и стихотворений о друзьях, родных и знакомых, о дочерях, внуках… Они наполнены тем же светом, чистотой, любовью, красотой и добротой. И всё же по стилю эти стихи иные. И было бы лучше вычленить их из этой книги, дописать к ним ещё такие же и создать новую книжку о любимых, близких и родных людях.

В повествовательной манере, основанной на подборе слов (а это тоже форма) написаны стихи о любви. Только стихотворение «Два крыла» (стр. 48), как и прежние стихи, наполнены образами природы. И вдруг среди поэтичности природы появляется строфа:

Душа моя встряхнулась ото сна —

Отпущены все подлости, обиды.

Любовью наслаждается она,

Поёт душа, конца любви не видно.

 

Это поэтичное и немного загадочное по своей недоговорённости стихотворение — о становлении творческой личности поэтессы и о счастливой любви. Недоговорённость и загадочность вообще характерны для поэзии Новиковой, которая из-за скромности характера часто только упоминает о чём-то своём, не расшифровывая это.

И вот одна из особенностей творчества Валентины Новиковой: стихи о любви — счастливые и горькие — часто заканчиваются у неё философским и психологическим эскизом, который можно назвать глобальной гиперболой, охватывающей всю Вселенную. Смысл этой гиперболы в мечте о всеобщей любви людей на планете.

Вот, например, стихотворение «Он и она» (стр. 85). Героев этой лирической зарисовки автор не называет конкретными именами, а ограничивается в изложении сюжета просто местоимениями «он» и «она». Это происходит потому, что речь идёт в данном случае не о какой-то конкретной семейной паре, а обо всех, кто любит. Да, любовь — это сила — огромная и всеобъемлющая, и она будет жить вечно:

Он и она средь земного безмолвия…

Старое фото со штампом

              «Ателье «Молния».

Стынет от холода небо осеннее.

В глазах у него — любви откровение…

 

Объятьем руки передав свою нежность,

Ведёт он её во Вселенной безбрежность.

 

Но сколько порою печали в стихах о любви. Вот Валентина сравнивает себя с берёзкой: «Берёзка-судьба» (стр. 121). Это древний образ нежности, красоты и стойкости. Издавна во всём мире считали берёзку символом Руси.

Вот подкралась измена —

Всему сразу конец…

 

Но душа закалилась

В бурях дней и ночей.

И на жизнь я не злилась,

Смахнув слёзы с очей.

 

Ах, берёзка-судьба моя,

Но ведь жизнь продолжается:

Мы ведь стойкие самые,

Хоть скрипим, не ломаемся!

 

Стихотворение «Измена» (стр. 150), пожалуй, одно из самых сюжетных, построенное на движении событий, подборе слов:

Ты целовал меня тогда,

И голова кружилась кругом.

И я тебе сказала: «Да!»,

А ты ушёл с моей подругой…

 

Сюжет раскрывается подробно, правдиво, но спокойно, никакого зла в стихотворении не слышится. Невероятная сдержанность — вот, что характерно для героини, пережившей такую личную трагедию. Она не умеет злиться, зла нет в её большом, умном сердце.

Она способна и на большее — прощать то, что, казалось бы, простить нельзя. «Всё прощено, что не прощается», — пишет поэтесса в стихотворении «Мой крест» (стр. 24). Само это название метафорично, а все остальные метафоры и сравнения взяты из быта:

Душа прошла все виражи,

К тебе гвоздями приколочена.

 

В душе теперь день ото дня,

Как по железу, скрежет трубный…

 

Валентина не перестаёт любить того, кто разрушил её жизнь:

Моя душа — в ней ты единый —

Как птица раненая, бьётся,

Последней песней лебединой

Над грешною землёй прольётся.

 

Вот на какую преданность способна эта измученная женщина: как лебедь, который, потеряв возлюбленную, поднимается высоко в небо и, сложив свои белоснежные крылья, бросается вниз и погибает.

А умение прощать и любить даже врагов своих — первейшая заповедь Христа. И кто сумеет это сделать, становится близок к святым. Вот почему Валентине так хочется купаться в небе, среди облаков и вольных птиц:

К звёздам, звукам душа стремится,

Птицей вольной летит во мгле…

     («Голоса прошлого», стр. 137.)

 

Вот почему на страницах сборника всё время летают птицы, особенно Валентина любит белокрылых птиц. Во многих стихах мелькают и крылья журавлей, им посвящено целое стихотворение «Журавли, журавли» (стр. 136):

Журавли, журавли,

В вашем крике гортанном

Звук извечной любви,

Звук разлук и страданий.

 

И здесь мне хотелось бы сказать вот о чём. В стихах поэтессы часто встречаются редкие фигуры оксюморона. Это соединение, казалось бы, несоединимых понятий. Взять хотя бы для примера стихотворение о Родине и журавлиной песне, столь символичной для Валентины Новиковой, «Я пойду на заре» (стр. 22):

Я хочу насладиться опять

              журавлиною песнею

В небе том, под каким появилась

                            однажды на свет.

Встрепенётся душа,

  лишь польётся надрывно-чудесная,

И печальным блаженством

              наполнится сердце в ответ…

 

Два противоположных понятия в последней строчке этой строфы сталкиваются, и между ними возникает то пламя, которое совершает чудо. Появляется единое новое понятие, глубокое и разностороннее — понятие о том святом огне души, который и питает беспредельную любовь к родной земле:

Я пойду на заре поклониться болоту

                                                 и полю. —

Как же я без родимой земли

                                      эти годы жила?

И над долей своей, не стесняясь,

                               наплачусь я вволю.

И признаюсь я Родине:

                          лучше земли не нашла.

 

Итак, родимая земля в мироощущениях Валентины всегда ассоциируется с родной природой и то прилетающими, то улетающими в дальние края журавлями. Журавли покидают Родину осенью, и Валентина Новикова и в осени видит красоту, потому что журавли потом возвращаются домой, а осень проходит.

Да, в сборнике большое количество стихотворений о красоте осени. И в них часто появляются такие редкие метафоры, которые, пожалуй, нигде больше и не встретишь.

В стихотворении «Прощальная краса» (стр. 29) поэтесса описывает осень так: «Стоят берёзки в жёлтых сарафанах...».

Метафора эта опять берётся из быта, то есть из одежды крестьянок, поэтому она так близка и родна. А вот ещё метафоры в стихотворении «Осень» (стр. 105):

Осень подкралась жёлтой лисицей —

Развесила красные, пёстрые ситцы…

 

Не парчу, а простые, деревенские ситцы.

Откуда у бухгалтера из далёкой глубинки такое литературное чутьё? Иногда подбор слов превращается в афоризмы:

Только для себя на умной женятся,

На красивой — только для людей.

                    («Жернова», стр. 101.)

 

Валентина Новикова писала стихи всю жизнь, записывая их в тетрадки. И эти тетрадки никогда бы не превратились в чудесную поэтическую книгу, если бы не случайная встреча поэтессы с писателями из Калуги Ниной Смирновой и Вадимом Наговицыным, отыскавшими уже немало никому не известных поэтов и прозаиков. Открыли они миру и глухо лежавшую в столе поэзию В. Новиковой. Она так благодарна калужским «монолитам», что посвятила им отдельное стихотворение «Редкая встреча» (стр. 90), включив его в сборник.

Сама же Валентина Егоровна считает себя «мраморной крошкой». Но так ли это? Опять её скромность! Она — поэт. И написала стихотворение «Луна» (стр. 26) о сути творчества. Нет, поэтесса ни в коем случае не возвеличивает себя. Она хочет просто напомнить людям: поэзия проникает вглубь явлений и показывает то, о чём другие и не догадываются.

Луна живёт высоко в небе, это огромный и всевидящий глаз, от которого ничего не может укрыться:

Я луна на небе звёздном,

То всё светом заливаю,

То гляжу в окошко поздно,

То надолго исчезаю…

 

И снова возникают у читателей ассоциации…

 

С большой лирической силой писала Валентина о «своём босоногом детстве». Ну, а как чувствуют себя дети в обществе безжалостного чистогана? Они прыгают с крыш на твёрдый асфальт и разбиваются насмерть. Это погибает наше будущее. Подростки не хотят жить в этом обществе, в котором их заставили жить, где всё покупается и всё продаётся. Они не видят для себя перспективы в мире, где самые гуманные люди, дававшие клятву Гиппократа, отправляют домой умирать детей, стариков, потому что у тех нет денег на операцию. «Это ваши проблемы», — равнодушно говорят они нуждающимся в помощи. Что ж, американская фраза гнилого прагматизма хорошо прижилась у нас. Подростки не видят для себя перспективы в мире, где за учёбу в институтах надо платить большие деньги, где оценки и даже дипломы покупаются.

Прыжок с крыши — страшный, чудовищный — это грозное предостережение обществу, в котором хорошо живётся только ворам и мошенникам, которые воруют деньги у народа и России. И уезжают за границу. Так из России исчезают и наши миллиарды. Нет, в таком обществе, где «люди гибнут за металл», молодёжь жить не хочет. И тысячи молодых, здоровых, талантливых прыгают в бездну, чтоб не иметь никакого отношения к безобразию, которое творится в стране, где единственный фетиш — это деньги.

 

Но вернёмся к книге Валентины Новиковой. Вот что ещё интересно в её поэтическом сборнике: когда прочитаешь все её стихи, появляется ощущение особой композиции — вечного круговорота жизни и природы. Такова архитектоника книги. И тут надо отдать должное составителю и редактору сборника Нине Витольдовне Смирновой, которая не только выбрала из большого количества стихотворений Валентины Новиковой для первой книжки самые лучшие стихи, не только вместе с Валентиной выправила их, довела до ума, но и выстроила стихи в таком порядке, чтобы соблюсти эту интересную архитектонику.

Совершают свой круговорот птицы — журавли, ласточки, грачи. Весной они опять летят на Родину:

Ещё мороз, и белый снег кружит,

Из тёплых стран через моря и горы

И день, и ночь к нам ласточка летит, —

Зовут её родимые просторы…

                          («Ласточка», стр. 17.)

 

Совершает свой круговорот и человек. Его движение подчиняется движению Земли по орбите вокруг Солнца.

Эта мысль нашла выражение в эскизе «Вращение круга» (стр. 53). Проходит жизнь человека, вращается Земля. Вращению Земли и подчиняется его жизнь. Строки из одного слова. Но эти слова кажутся тяжёлыми золотыми яблоками, так как до отказа набиты судьбой человека, а его судьба подчиняется законам природы.

Финал стихотворения:

Блики

   Луна

      Я одна

 

Где-то вдалеке конец жизни. Но это не страшит героиню. Так назначено природой, и «каждый умирает в одиночку»:

Часы идут, отсчитывая вечность,

И по орбите шар земной летит…

Мы в эту жизнь, как в космос бесконечный,

Не зря пришли, чтоб навсегда уйти…

                                     («Часы идут», стр. 124.)

 

В этом поэтическом сборнике мы познакомились с лирической героиней. Мы видим стойкую, мужественную, мудрую, скромную и любящую Отчизну, гражданственную женщину, умеющую прощать даже врагов и совсем не умеющую злиться, какая бы беда с ней ни приключилась. Это настоящая русская женщина, поэтесса Валентина Новикова. Перед такими женщинами преклонялся «народный печальник» Некрасов. И героиня сборника очень похожа на Некрасовских женщин, которые и «коня на скаку остановят», и «в горящую избу войдут». Что бы ни происходило с нею, она благодарна жизни:

Спасибо тебе, жизнь, что я ещё живу,

За солнце в небе и прекрасную весну.

За хоровод снежинок и мороз

И за рассвет, что новый день принёс.

                  («Моя жизнь», стр. 161.)

 

Да, для Валентины Новиковой начался новый день её жизни — она наконец-то вошла в литературу первой своей книгой «Белый снег Отчизны», стихи из которой многие её земляки знают уже наизусть. Она та самая роза на ветру, которая всё преодолеет на своём пути, чтобы подарить людям счастье приобщения к высокой поэзии.

Рейтинг:

+35
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1015 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru