litbook

Поэзия


Аист – на «бис!»0

Валерию Рыльцову

…где-то, на миссури, вспомнишь о россии.

рифма рефлексует… ясени осипли…

голуби воркуют… дальше – ни в какую!..

родину лихую – с воплем «аллилуйя!» –

бесы зацелуют: раша?! – шуры-муры…

пьянки-перекуры… осени-осины…

миф опубликуют страстные мессии.

домыслы абсурдны? в пасынках – асуры.

замыслы подсудны? ссыльные всесильны.

вымыслы паскудны? ария россини.

…кама камасутры. сирины ассирий. 

в краски режиссуры звуки замесили:

рыкают профуры в камеры-обскуры.

гены голосуют: выскочи по ксиве!

аспиды – в уссури. гении – в пассиве.

белые басили: красное – на синем…

правнуки панкуют – бабки паникуют.

родину такую, родину сякую,

всякую, любую любишь без дрессуры,

где-то, над миссури, плача о россии.

 

Факультатив для биографов

 

Мой эпический герой, отскучав,

Отчекрыжит Чингисхану Янцзы –

И команчи, зарычав в басмачах,

Очамчырят янычарам язык.

Избегает вензелей на золе

Даже муза из заумных матрон.

Покраснеет на заре Мавзолей.

Побледнеет беспардонный Дантон.

Мой панический герой овдовел.

Слава богу, поэлладит жена!

Аки пёрышко, скольжу по воде…

Героический вдовец – с бодуна.

Протрезвеет в мичиганской тюрьме. 

Магаданит Амстердам блатаря.

Обыграет Бурлюка в буриме:

Три наяды – в киноряд января!

 

Мой лирический герой, протруби

За себя и за меня: дважды – сто! –

До последней, запредельной любви:

Нострадамус – минус дама! – нон-стоп…

Бизнес-классом на Парнас – Мистер Икс.

В Арзамасе монпарнасит дублёр.

Черновицкий черновик перекис.

Под Фалёнками поёт буква ё…

Геральдический изгой, отдохни!

Балабол, оберегай Балатон.

Государевых мужей трудодни –

Трубадуровых ночей обертон.

Из Ваграма телеграмму отбей:

кукарача курага какаду

Барабаню эсэмэской тебе:

обормот обэриут обалдуй

…Мой мифический герой, не впервой

После драки кулаками махать,

После первой, помечтав о второй,

Над Невою выдавать петуха!

Биографий поразительных – тьма.

Монографий подозрительных – тьмы.

Грибоедов, мой герой – от ума.

Вознесенский, мой герой – скрымтымным!

 

* * *

 

Наталье Н. Сутуловой-Катеринич

…если сможешь, пойми… ну а лучше – убей! –

не за грех, а за домысел подлый,

за позорную страсть блефовать без червей,

за тупые и злые аккорды.

 

прокажённый певец в искажённой стране

надирается вдрызг – карты биты:

изменяя себе, изменяет жене –

получается с… Пушкиным квиты.

 

говорят, без грехов скучен русский поэт.

(Александр Сергеич, простите…)

облучок. Натали обронила лорнет –

и погибнет мятущийся мститель.

 

для дуэли моей не хватает царя.

(семь дантесов звонили сегодня).

а талант не пропить – расстарался зазря!

(обрыдалась паскудная сводня).

 

на коленях уже: пощади, Натали!

ты красива, умна, своенравна –

вот и Пушкин в дверях: мол, печаль утоли –

золотая моя Николавна…

 

Филфак: запись на полях неоконченной курсовой

«Своеобразие языка и композиции

в произведении Л. И. Брежнева Малая земля»

 

Уж лучше – мордой в грязь, чем ангельские годы

блаженной несвободы and старческий маразм.

До рвоты водку пить, смеясь несовременно:

жжёт тоненькая нить духовного рентгена.

И приглашать волхвов на бешеные свадьбы –

до третьих петухов гулять и жрать оладьи.

Уж лучше промолчать, чем праведные оды

«Герою всех народов» до одури кричать!

…Уйду сторожевать. (О, счастье – дверью хлопнуть!)

Декан, кусай свой локоть. Вот только жалко мать.

 

1977

 

оратай сонника

 

…у кафетерия (близ капитолия)

живёт мистерия а-ля история.

cудьба обидела, увидев: грация,

жену овидия, вдову горация.

верлибру верная – до… санатория,

гетера нервная – ура, виктория?!

отыщешь в имени иное знание:

победу выменял на орден знамени.

сожгут георгии (под евпаторией)

знамёна оргии в кострах истории.

кольраби ордена – в огне мистерии.

кадриль (близ!) одера – гарольд в истерике.

ораву в сто теля прокормит горлинка

плюс аристотеля (без… алкоголика!)

а у писателя и у мыслителя –

по три читателя и три губителя.

ау, мыслители! уа, мечтатели…

увы, числители, мы – знаменатели…

луна единственна?! (крутилось более…)

строка убийственна: яге – егория!

в моих трагедиях – твои комедии.

послушай генделя без… википедии!

отцентив пенсию, ценю испанию.

люблю валенсию – готов к изгнанию!

в мирах антонимов парят омонимы –

от сан-антонио до сан-японии.

оратай сонника – в стон оратории.

бордо (без… тоника) – в моей истории.

в моей мистерии – чифирь от фрунзика.

враг бухгалтерии – бог кукурузника.

близ квинтэссенции долой сентенции!

сенсаций терции – в сердцах флоренции…

 


* * *

Ты мне задолжала ни много ни мало –

Четыре прощанья на зябком вокзале: горят, как скрижали…

(Пронзительное признание и вера презрительно-сонная.

Чем пахнет память? Духами? Озоном?)

Ты мне задолжала… Порезче? Полегче? –

Печалью пожара оплавлены плавные плечи…

(Заласканное послание – испорченная борзая.

Чем пахнет память? Сиренью? Слезами?)

Ты мне задолжала… Как славно! Как горько! –

И нежность, и жалость, и славу, и гордость.

(Изысканное молчание – мальчишеская бравада.

Чем пахнет память? Бензином? Помадой?)

Ты мне задолжала ни мало ни много –

Полжизни, пожалуй… Я – раб остального.

 

1971, 1975

 

* * *

…наши кавказские войны. ваши кремлёвские бредни.

мальчики, будьте спокойны – девочки служат обедни.

 

пасынки крымских комедий. римских руин героини.

вечно чревато намедни медью смертельной гордыни.

 

с нами по-прежнему баре и полицаи в законе.

свят президентский гербарий. рожи на каждой иконе.

 

разве иными словами можно сказать о России:

боги останутся с вами, жертвы кровавых насилий!

 

голос с крутого обрыва друга, пророка, поэта:

рифма родного наива – в нимбе чужого рассвета.

 

ритмы чужого заката – в рощах орущего Ржева.

голос поэта, собрата: боже, блаженная дева!

 

муза камчатского Блока – в шлейфе чикагского шлака.

скрипка грустит одиноко – нота прекрасна, однако.

 

горькая песня? поспорим… весело сэру Маккартни.  

sorry – в старинном миноре! – ссора в мажорном поп-арте.

 

Аист – на «Бис!»,

или Перемолчи Вечность

 

Через Читу – в Китай. Felicita брусчатки.

Олово… Серебро… Золото? – Налетай!

«Детство»? Перечитай. Вычеркни опечатки.

Вовремя – бес в ребро? Время жевать минтай…

Долгие – до утра! – главные разговоры.

Праздные старики пастырям на черта?

Выкурив блок «Петра», хором – про «беломоры»…

Кто из троих, прикинь, лозунги начертал?!

Дедушка Цыплаков? Гвардии Вышекрышин?

Может быть, псих Летун высмеял дураков?

Партия чудаков – Сёма, Микола, Гриша.

«Наш президент – болтун!» – сольники сквозняков.

«Наш президент – птенец!» на херъ! – кроваво-красным. 

Лебеди-журавли осени предрекут.

Враг Цыплаков – стервец! Лекарь – орланом страстным.

И Вышекрышин влип. Всем летунам – капут!

Чакры пересчитай. Очерк перепечатай.

«Юность»? – Журнал в очаг. С юностью поболтай.

Честная Гюльчатай, рядышком – правнучатка?

Чайки рябят в очах… Через чердак – в Китай?!

Прочерки птичьих стай. Челюсть. Печать свинчатки.

Девушка, пара фраз!.. Вечности – недосуг…

Зрелость перелистай. Чертополох в сетчатке.

Якобы – was ist das?.. Вроде – косяк на юг…

Черти в печах чудят. Ангелы сушат крылья.

Кащенко. Жёлтый щит – вдребезги! – мальчик Кай.

Звёздочек чистый ряд – целая эскадрилья.

Вовремя – кур в ощип?! Время лакать «Токай».

Вечность перекричав, юность переиначить?

Фауст в Сочах зачах? Аист – на «Бис!» – завис?

Вечность перемолчав, старости сверхзадачи

В чёрных сожги ночах, чокнутый фаталист!

 

Ты мой постскриптум, Peter S

 

Сыну

 

– Звук потерян… Звук, отец, утрачен…

– Эй ли? Ой ли? Ай ли? Не поверю! 

Вновь. Опять. Сначала, милый мальчик, –

Я – за кадром. Я курю за дверью.

Вновь. Опять. Сначала. Эта мука

Мне, увы, знакома. Сорван голос.

Звука нет? Но стих придёт без стука.

И жена укажет адрес: «Южный полюс».

– Звука нет! Не будет. Не надейся…

– Эй ли? Ой ли? Ай ли? Или-или?

Ты – уже мужчина. Не младенец.

Мы с тобой по первой рюмке пили.

Ты уже – мужчина. Были боли.

Били небылицы, неудачи.

Ты не можешь больше? Дальше – боги?!

Вновь. Опять. Сначала. И – иначе!

Ты не можешь дольше? Ой ли? Ай ли?

Я – за дверью. До сих пор за дверью.

Вслушайся: рояль, апрель, Вивальди

Россыпью капель вернут потерю.

Вслушайся: валдайский колокольчик –

Эй ли? Ой ли? Ай ли? – серебрится.

Звук вернётся – выше, чище, звонче!

Что ему синицы и границы?

Звук вернётся – радостный, без «если…»

Только улыбнись: сегодня утром

Диктор о тебе в программе «Вести»

Скажет: «Познакомьтесь с баламутом!»

 

1997, март – апрель

 

Аквариум… bella vita

 

Классический сюжет для мелодрамы –

Трагедия (зигзагом!) в оригами:

Парижские интрижки рижской мамы –

Мартышке на сберкнижки (с матюгами!)

Ах, дети, это время или место?

Секунды соревнуются с веками.

Прабабушка – желанная невеста –

На карточке с чужими желваками.

Ах, внуки, это место или время?

Оболганы богами и врагами,

Шли прадеды, германии беремя,

Пространства раздирая сапогами…

Безумцы! Из огня нырнув в полымя,

Бросаемся на Вечность с кулаками.

Нам хочется казаться молодыми,

Вам колется блазниться стариками.

Тридцатники накинув и отринув,

Портреты украшаем васильками.

Ундина, замахнувшись на полтину,

Картину дорисует с дураками.

Горгона хороводит с гармонистом,

Мороча романистов Мураками.

Плотина между возрастом и смыслом

Нависла над седыми рыбаками.

Мария! Аритмичная молитва

Пронизана слезами и грехами.

Латиница хоральна: …bella vita.

Кириллица сакральна: …чортъ – во храмѣ!

Божественный сюжет для поэллады:

Хохочущий пацан в зрачке гурами.

Аквариум. Сестрёнка. Маскарады.

И семь заветных знаков в анаграмме.

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1015 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru