litbook

Non-fiction


Семейные истории. Часть 4. Пратусевич Лев Абрамович0

 (предыдущие части см. в №2,  №3 и №4 за 2012 г.)

 

Часть 4. Пратусевич Лев Абрамович

Нам не дано предугадать,

Как слово наше отзовется, –

И нам сочувствие дается,

Как нам дается благодать...

Ф.И.Тютчев

Предисловие

Четвертая часть семейных историй, подготовленная мною для публикации, построена иначе, чем предыдущие 3 части.

Опубликованные ранее материалы базировались целиком на документах и беседах, имеющих отношение к моим родителям, дедушкам и бабушкам.

Эту часть публикации я хочу посвятить Льву Абрамовичу Пратусевичу, чья судьба тесно переплелись с судьбами членов семьи Гольдбергов.

Лев Абрамович Пратусевич (1908-1957) был другом детства моего отца, а впоследствии – первым мужем его сестры Сары (Сони). У дяди Лёвы и тёти Сони было двое детей: дочь Алла и сын Миша.

Алла родилась в 1938 году, была с мамой в эвакуации в Сибири. Именно ей и тете Соне адресованы "Блокадные письма" и "Письма с Карельского фронта". Ценные дополнения Аллочки читатель мог найти в прошлых частях "Семейных историй".

От дяди Лёвы остались письма, написанные им с Карельского фронта жене и дочери.

Семён Гольдберг

Санкт-Петербург

23 октября 2012 года

Лев Абрамович Пратусевич

Лев Абрамович Пратусевич был другом детства моего отца и мужем его сестры Сони (Сары). Для меня он долгие годы оставался просто дядей Левой. Кадровый военный, связист, воевавший на Карельском фронте и награжденный боевыми наградами, он запомнился мне в военной форме, человеком внешне суровым и серьезным.

Дядя Лева умер от сердечного приступа в 1957 году, не дожив до 50 лет… Я помню его только по отдельным эпизодам, но день его смерти запомнил отчетливо. Я болел очередной ангиной и сидел дома на постельном режиме. Мы жили в коммунальной квартире на Большой Московской, где не было телефона. Зашла какая-то знакомая и сообщила о смерти дяди Левы. Отец был на работе и пришел, как обычно, поздно. Мама рассказала ему о несчастье, они стояли, обнявшись, и оба плакали. Я нередко видел маму плачущей, но отца – в первый раз. Я понял, что это действительно горе, и тоже заплакал…

Мы часто бывали у них в гостях по выходным дням в квартире на Тихорецком проспекте в городке Академии связи и в парке Сосновка, где все любили гулять, как в лесу. После войны и Академия связи, и парк находились на самом краю города. Дядя Лева увлекался фотографией и большинство семейных снимков поры моего детства сделаны именно им.

И Гольдберги, и Пратусевичи любили музыку. Отец играл на пианино, а дядя Лева – на скрипке. Я смутно помню, как в некоторые наши приезды они играли вдвоем, а мы с Мишкой (моим двоюродным братом) сидели в углу на маленькой скамеечке и слушали. Мне потом не раз припоминалось, что дядя Лева играл смычком… на гитаре.

Второе место наших пересечений – деревня Козье Загорье, где мы отдыхали довольно большой компанией летом 1953 года. В те годы там жил мамин брат Михаил.

И опять же – кроме непосредственных воспоминаний сохранились многочисленные фотографии, сделанные дядей Левой и маминым братом.

В переданных мне внучкой дяди Левы Юлей семейных документах я нашел автобиографию Льва Абрамовича и его письма с Карельского фронта. Полагаю, что они лучше расскажут о нем, чем мои скудные воспоминания.

 

Семья Пратусевичей, Минск, 1920-24 г. Родители дяди Левы Абрам Иосифович и Ревекка Зиновьевна, его сестра и брат. Дядя Лева сидит слева. Снимок этот, кстати, сделан им самим

Автобиография инженер-полковника Пратусевича Льва Абрамовича

Родился 15 сентября 1908 г. в г. Минске. Отец – Абрам Иосифович Пратусевич, еврей – до Октябрьской революции – учитель музыки; после Октябрьской революции – служащий, умер в 1942 г. в возрасте 72 лет. Мать – Ревекка Зиновьевна Пратусевич, еврейка – домашняя хозяйка, умерла в 1930 г. в возрасте 55 лет. Брат мой – Яков Абрамович Пратусевич, рождения 1899 г., женат – доктор технических наук, профессор Московского института железнодорожного транспорта, член ВКП(б) с 1920 г. Второй брат – Моисей Абрамович Пратусевич, рождения 1903 г. – военврач, погиб на фронте в 1943 г. Три сестры – Мина, Берта и Рахиль – врачи, проживают и работают в г. Москве.

Женился в 1937 г. Жена – Пратусевич Сарра Гиршевна – инженер-химик, работает младшим научным сотрудником в НИИ №43. Имею одного ребенка – дочь Алла 9 лет.

Я до 1925 г. проживал в г. Минске. В 1922 г. окончил семилетку. С 1922 по 1924 год занимался на общеобразовательных курсах (8 и 9й классы средней школы). В 1925г. поступил в Московский электротехнический НКПС, который окончил в 1929 г. Одновременно с учебой в техникуме с 1927 по 1929 г. включительно работал токарем по металлу в производственных мастерских техникума.

С июня 1929 г. по сентябрь 1929 г. работал техником 5-го участка службы связи и электротехники МББ ж.д. в г. Москве. С 6 сентября 1929 г. по ноябрь 1930 г. работал на строительстве автоматической блокировки участка Москва-Волоколамск МББ ж.д., занимал последовательно должности техника проектного бюро, бригадира и инженера монтажной группы.

6 ноября 1930 г. призван в ряды Красной Армии. Служил в роте одногодников 10-го полка связи (МВО), откуда в октябре 1931 г. был уволен в запас командиром взвода связи. В ноябре 1931 г. поступил в Московский энергетический институт, где занимался до 1 апреля 1932 г. 1 апреля 1932 г. был мобилизован в Красную Армию и зачислен в кадры. До июня 1934 г. служил в 150 стрелковом полку (МВО) в должностях командира взвода связи и помощника командира роты связи. С июня 1934 г. по ноябрь 1934 г. служил в 50 арт. полку (МВО) в должности начальника связи полка.

С ноября 1934 г. по июнь 1939 г. учился в Военной электротехнической академии им. Буденного. С июня 1939 г. по 23 июня 1941 г. работал младшим преподавателем кафедры военных радиостанций той же Академии. 23 июня 1941 г. приказом штаба ЛВО назначен в действующую Красную Армию помощником начальника связи по радио 14 Армии, где служил до октября 1941 г. С октября 1941 г. по март 1942 г. работал старшим помощником начальника связи по радио Кемской оперативной группы войск (Карельский фронт). С апреля 1942 г. по июнь 1942 г. – старшим помощником начальника связи по радио 26 Армии; с июня 1942 г. по июнь 1944 г. – заместитель начальника связи по радио 26 Армии. В июне 1944 г. по распоряжению Главного Управления Связи Красной Армии был вызван в Москву и назначен на должность мл. преподавателя кафедры военных радиостанций в Военную электротехническую академию им. Буденного, куда прибыл 1 августа 1944 г. С августа месяца 1946 г. по настоящее время работаю в должности преподавателя той же кафедры.

1 августа 1941 г. в момент потери связи 14 Армии в Кестеньгском направлении по специальному заданию начальника штаба 14 Армии выехал в район Кестеньга в группу полковника Гривнина, находившейся в полуокружении, и до 26 августа 1941 г. обеспечивал связь как внутри группы, так и со штабом 14 Армии. За выполнение этого задания в мае 1944 г. был награжден орденом Отечественной войны 2 степени. В ноябре 1944 г. награжден медалью «За боевые заслуги». В 1946 г. награжден медалью «За победу над Германией в Великой отечественной войне 1941-1945 гг.» В 1946 г. награжден медалью «За оборону Советского Заполярья» и орденом «Красная звезда».

С 1926 по 1930 г. состоял членом профсоюза железнодорожников. За время учебы в техникуме (1925-1929 гг.) состоял членом редколлегии стенной газеты. В 150 строевом полку состоял членом редколлегии полковой многотиражки. За время учебы в Академии выполнял разные задания по общественной работе. В 1938, 1945 и 1946 гг. работал оператором на избирательном участке. В 1946 г. был редактором стенгазеты парторганизации постоянного состава факультета радиосвязи. Последнее время являюсь руководителем кружка по изучению истории.

В апреле 1944 г. парторганизацией Штаба 26 Армии принят кандидатом в члены ВКП(б).

В декабре 1945 г. парторганизацией цикла радиосвязи ВКАС принят в члены ВКП(б), партбилет №7826638, выдан политотделом ВКАС.

Ни я, ни моя жена связи с заграницей не имеем.

Под судом и следствием не был.

8 сентября 1948 г.

Преподаватель кафедры ВРСт Военной краснознаменной академии связи им. Буденного инженер-полковник Л.Пратусевич. 

Отец жены – Гольдберг Гирш Иделевич – рождения 1882 г. с 1896 г. по 1907 г. служил в частных учреждениях бухгалтером. С 1907 по октябрь 1917 г. занимался торговлей. С Октябрьской революции работал бухгалтером в разных советских учреждениях. В настоящее время проживает в г. Ленинграде и работает бухгалтером на обувной фабрике. Мать жены – домашняя хозяйка – умерла в 1942 г. в период блокады в Ленинграде. Брат жены – Гольдберг Абрам Гиршевич работает преподавателем в 1-ом Ленинградском артиллерийском училище; другой брат жены – Гольдберг Борис Гиршевич, член ВКП(б), работает младшим научным сотрудником в Артиллерийском научно-исследовательском институте ВМС.

 

Лев Абрамович Пратусевич – 22 августа 1948 года

В купе поезда Москва-Ленинград

Письма с Карельского фронта

Здесь приведены 33 письма, написанные дядей Левой с 25.6.1941 по 6.6.1942, т.е. почти в течение года разлуки с женой и маленькой дочкой (Аллочке 14 сентября 1941 года исполнилось 3 года). Все они адресованы тете Соне и почти все направлены в Сибирь, где тетя Соня и Аллочка были в эвакуации.

Судьба была милостива к героям этих писем. Они остались живы, благополучно нашли друг друга, но тяжелых потерь избежать не удалось. Дядя Лева потерял отца, умершего в эвакуации в Новосибирске, а тетя Соня – мать (мою бабушку), умершую от голода в блокадном Ленинграде.

А я никогда не забуду то добро, что сделал дядя Лева для моих бабушки и дедушки в те тяжелые годы.

Письма эти наполнены и горечью разлуки и потерь, и иронией, и твердостью духа. Стоит вспомнить и детективно-ироническую историю чемодана дяди Левы с личными вещами, и неоднократную досаду на некоторых сослуживцев, которые не помогают, а мешают работать… Главное для меня состоит в том, что это правдивые документы, отражающие эпоху, страну и героев повествования – моих родственников.

Большая часть комментариев к письмам составлена моей двоюродной сестрой Аллой, дочерью дяди Левы.

 

Лев Абрамович Пратусевич – около 1939 г.

 

Лев Абрамович Пратусевич – около 1940 г.

Первое письмо – открытое письмо от 25.6.1941, 20 часов

Письмо направлено по адресу:

Ленинград 21, Проспект Бенуа, д. №1, корпус 107, кв.40, С.Г.Пратусевич

На письме стоят штампы: Медвежегорск, 23.6.41 (1a) и Ленинград 29.6.41.

 

Уехал я вчера от Вас и до 10:30 вечера ожидал того, кто вызывал, но когда он приехал, то сказал, что можно ехать, ибо уже все передано. Мы, конечно, очень были обижены за потерю времени, но ничего не поделаешь.

В поезд сесть было очень трудно. Вагон комбинированный, так что народу набилось много, и место освобождать не хотели. Но затем все же уступили.

Сейчас стоим на станции Пижма в ожидании отправки. Товарищ Потемкин, с которым мы ехали вместе, слез в Петрозаводске. Дальше еду с новыми знакомыми.

Что у вас слышно нового? Как Аллочка поживает? Ищет ли она еще Вовика (1b)? Какое впечатление осталось у дедушки и бабушки (1c)? Как ты себя чувствуешь?

Смотри, будь молодцом. Вместе с Верой (1d) устраивайте свои дела. Привет всем-всем. Написала ли ты в Москву? Ну, пока, всего хорошего.

Крепко целую, Лев

Примечания:

1a – В почтовом штампе – скорее всего – ошибка, т.к. и в 1-м и во 2-м письмах ясно указано, что Петрозаводск проезжали именно 25 июня, т.е. до написания 1-ого письма.

1b – Вовик – Владимир Конюховский, сын приятеля Пратусевичей Самуила Конюховского и Веры Писаревской, приятель Аллы по играм.

1c – Дедушка и бабушка – это родители тети Сони, супруги Льва Пратусевича (Гирш Иделевич и Тауба Абрамовна Гольдберги) – мои дедушка и бабушка.

1d – Вера – Вера Ноевна Писаревская – жена Симы Конюховского и подруга тети Сони. Тетя Соня с Аллой и Вера Конюховская с Вовиком потом ехали в эвакуацию вместе в одном вагоне и на одной полке.

Родители Веры Писаревской: отец – Ной Абрамович, работал на заводе им. Ломоносова, мать – Фаня Романовна, была домохозяйкой.

Второе письмо – открытое письмо от 27.6.1941, 7 ч. 40 м.

Письмо направлено по адресу:

Ленинград 21, Проспект Бенуа, д. №1, корпус 107, кв.40, С.Г.Пратусевич

На письме стоят штампы: Кандалакша, 27.6.41 и Ленинград 30.6.41.

Здравствуйте, дорогие Сонечка и Аллочка!

Уже третьи сутки, а все еще находимся в пути. Сейчас подъехали к станции Кандалакша. Двигаемся очень медленно; долго стоим на станциях. Приеду к месту назначения с большим опозданием. Но сие от меня не зависит.

Как Вы поживаете? Как Аллочка себя чувствует в новой обстановке (2a)? За время следования в пути мы отстали от событий, ибо газет в пути нет. Последний раз газету читали в Петрозаводске 25.6.

Придется сейчас пополнять запасы продовольствия, ибо они уже подходят к концу.

Ну, пока, всего хорошего. Будьте здоровы. Привет всем, всем, всем.

Крепко целую. Лев

Что пишет Сима (2b)? И Толя (2c)?

Примечания:

2a – Пратусевичи переехали в новую квартиру (адрес – на конверте) в марте или апреле 1941 года в военном городке при Академии Связи.

2b – Сима – Самуил Наумович Конюховский – коллега по Академии Связи и близкий друг Льва Пратусевича.

2c – Толя – Анатолий Корнеев – сослуживец и друг Льва Пратусевича и Симы Конюховского. Его сын Игорь учился потом с Аллой в 9 и 10 классах.

Третье письмо – письмо от 27.6.1941

Письмо написано в Мурманске, конверта нет.

Здравствуйте, дорогие Сонечка и Аллочка!

Сегодня в 19 часов (с опозданием на сутки) я приехал в Мурманск. Явился к месту назначения и застал здесь многих знакомых из Академии, в частности, Костя Романов (3a) здесь. Представился начальству и стал оформляться и устраиваться. Поселился я в местной гостинице; получил койку в комнате. Сегодня посплю здесь, а затем думаю утроиться в комнате вместе с Костей. Сейчас 22:30. Придя сюда, я первым делом умылся хорошенько. Затем зашел в ресторан, закусил. Напишу письмо, а затем лягу спать. Впечатления о городе пока передать не могу, т.к. я его еще не видел. Завтра с утра приступаю к работе.

Езда была не особенно комфортабельна, но требований предъявлять не приходиться.

Сейчас как раз слушаю ночной выпуск последних известий из Москвы. Сейчас еще совсем светло, светлее, чем в Ленинграде. Как вы поживаете? Как ты Сонечка себя чувствуешь? Как Аллочка привыкает к новой обстановке? Дома ли еще Абрам и Боря (3b)? Как у Вас там дела? Были ли еще налеты на Ленинград?

Что пишут Сима и Толя? Как ты устроилась?

Ну, пока, всего хорошего.

Крепко целую вас. Лев

Привет все, всем, всем.

Пиши по адресу: г. Мурманск, ул. Шмидта, д. №43, Междурейсовый дом отдыха. Л.А.Пратусевичу.

Примечания:

3a – Костя Романов – самый молодой из соучеников Льва Пратусевича по Академии Связи. После войны он служил в Закопане (Польша), откуда вернулся с молодой женой Галиной (красавицей и певицей). Их сын – Коля – учился потом с сыном Льва Мишей в одном классе. Костя любил потрепаться и не раз шутил с Аллочкой. Галина пела в самодеятельности Дома офицеров, а потом преподавала пение в 517 школе.

3b – Абрам и Боря (Бер) Гольдберги – родные братья жены Льва Пратусевича Сони.

Четвертое письмо – письмо от 29.6.1941

Здравствуй, Сонечка!

Пользуясь случаем пребывания у нас т. Хаханьяна, посылаю тебе писульку. Как у тебя дела? Как ты считаешь более удобным, высылать ли тебе по почте деньги, или выслать денежный аттестат, и тогда ты сможешь получать деньги в Ленинграде. Между прочим, я сейчас буду получать меньше. Оклад должности, на которую я назначен – 950 рублей. На днях вышлю тебе доверенность на право получения вклада из сберкассы. Книжки лежат в портфеле в застегнутом отделении. Сберкасса одна против Финляндского вокзала, а другая – на проспекте 25 октября (угол Полтавской), большой серый дом. Вкладом пользуйся в крайнем случае как резервом.

Начальство хочет меня использовать не на работе, на которую я призван, а на другой должности, ибо пока нет человека на той должности. Я отказался, но если прикажут – придется подчиниться.

Сообщи адреса Симки и Толи. Как самочувствие ваше? Написал вам уже 2 письма с дороги и одно отсюда в день приезда. Сообщи, получила ли ты письма и когда.

Ну, пока, всего хорошего.

Крепко целую. Лев

Пятое письмо – открытое письмо от 3.7.1941

Письмо направлено по адресу:

Ленинград 21, Проспект Бенуа, д. №1, корпус 107, кв.40, С.Г.Пратусевич

Обратный адрес: г. Мурманск, ул. Шмидта, д. №43, Междурейсовый дом отдыха, 3-й этаж, Пратусевич.

На письме стоят штампы: Мурманск, 4.7.41 и Ленинград 8.7.41.

Здравствуйте, дорогие!

Как поживаете? Получили ли мои письма и последнее письмо через т. Хаханьяна? Сонечка, как ты себя чувствуешь? Как Аллочка поживает? Как у вас дела?

Я жив и здоров. Работаю много. Не различаю, когда день и ночь, ибо все время светло. Так что даже потерял ориентировку в днях и числах. Я от тебя не получил еще ни одного письма. В первом письме я тебе сообщил свой адрес.

Что слышно у Абрама и Бори, где они сейчас? Получаешь ли ты письма из Москвы (5a)? Если да, то перешли мне их. Что пишут Сима и Толя? Сообщи мне их адреса. Как Вера поживает?

Привет всем знакомым и родным.

Сонечка, смотри – будь молодцом, не нервничай зря, береги Аллочку. Не забыла ли она меня уже. Ведь она меня не видит уже скоро месяц.

Ну. Пока, всего хорошего. Будьте здоровы.

Крепко целую. Лев.

Примечания:

5a – В Москве жили родственники Льва Пратусевича (отец – Абрам Иосифович Пратусевич, сестры и братья с семьями).

Шестое письмо – письмо от 15.7.1941

Здравствуй, Сонечка!

Вчера вечером вернулся сюда и застал два твоих письма с письмами Берты и Розы (6a). Я выезжал на два дня вперед. Сейчас ты, видимо, уже получаешь ответы на твои письма. Только что получил деньги и сегодня их тебе отправлю по почте, или – если примут – то по телеграфу. Напрасно ты думаешь, что я не интересовался вопросом денежного аттестата (6b), а другие уже все сделали. Дело в следующем: я мог тебе сегодня выслать аттестат, но надо точно указать, куда (т.е. на какой военкомат или другое военное учреждение). При том деньги будут выдаваться только там, куда адресован аттестат. Поэтому узнай точно, где тебе удобнее будет получать: в Академии, или в каком-нибудь военкомате? Тогда на август месяц я вышлю по указанному тобой адресу аттестат.

Что касается облигации, то зайди в финчасть к т. Кашкину и просто забери у него оставленные лично мною облигации. Я за них в ведомости расписался (на 135 рублей). Поэтому тебе не нужно никаких доверенностей.

Кого это уплотняют и почему? Ты зря не отдавай комнату, ибо никто не имеет права отбирать сейчас. Немедленно мне об этом сообщи. Учти, что ключи подходят ко всем дверям, поэтому надо хорошенько запирать комнаты, когда ты там не бываешь.

Как у вас там дела? Что нового слыхать? У меня особых новостей нет. Пока мне ничего не нужно. Обхожусь имеющимся.

Ты, Сонечка, смотри, зря не волнуйся и не переживай. Будь спокойна и выдержана. Что касается отъезда, то Аллочку одну никуда не отправляй, а если вместе с ней сможешь уехать, то другое дело. Во всяком случае, держись вместе с Верой, чтобы было удобнее помочь друг другу.

Ну, пока, всего хорошего.

Крепко целую, Лев.

P.S. Деньги получаю по старому + еще добавка на разные нужды.

Примечания:

6a – Берта и Роза (Рахиль) – родные сестры Льва Пратусевича.

6b – С аттестатами были большие неувязки. Тетя Соня и Аллочка выехали из Ленинграда в Сибирь 25 августа 1941 года. Уехала тетя Соня почти без денег и без вещей, взяв с собою лишь документы и фотографии. Из минимума взятых вещей большую часть пришлось потом обменять на продукты. Аллочка помнит, как мама была вынуждена отдавать что-то из одежды бабушки Таубы (ее матери) и каждый раз плакала…

Седьмое письмо – письмо от 20.7.1941

Здравствуй, Сонечка!

Вчера вечером вернулся с путешествия и застал сразу 6 писем: 4 от тебя, одно от папы (7a) и одно от Яши (7b). 15-го я уехал экспромтом и отсутствовал до вчерашнего дня. Перед самым отъездом я тебе отправил письмо, деньги (на адрес папы) и телеграмму о высылке денег. Думаю, что (ты) уже все это получила. Где ты сейчас находишься больше: у себя или у мамы? Куда лучше писать мне? Что у вас слыхать нового? Как все поживают? Как Аллочка растет и развивается? Ты смотри, не нервничай, тогда всегда будешь себя чувствовать хорошо.

Почему ты пишешь, что Вера сердится на Симу за аттестат? Раньше ты писала, что мол Сима вот выслал, а я нет. А сейчас – наоборот. Я не пойму, в чем тут дело. У меня новостей особых нет. Работаю много, сплю мало и т.д. Но самочувствие неплохое – уже привык к таким условиям.

Ну, пока, всего хорошего.

Будьте здоровы и бодры.

Победа будет за нами.

Крепко целую. Ваш Лев.

Привет всем, всем, всем.

P.S. Можешь написать мне по адресу:

Полевая почтовая станция №401. Штаб армии. Литер "С". Мне.

Напиши мне по этому адресу, и когда получишь от меня подтверждение об его получении, тогда будешь все время писать по этому адресу.

Получила ли ты деньги и когда?

Примечания:

7a – Папа – скорее всего речь идет об отце тети Сони.

7b – Яша – Яков Абрамович Пратусевич – старший брат Льва Пратусевича.

Восьмое письмо – письмо от 24.7.1941

Здравствуй, Сонечка!

Высылаю тебе доверенность в сберкассу. Я не помню № ее, а поэтому я оставил место, а ты возьми книжку, посмотри № сберкассы и вставь в пропущенное место. Поставь номера обоих касс, тогда ты сможешь использовать любую из них. Одна находится против Финляндского вокзала (рядом с баней, там, где почта на втором этаже); вторая касса (меньшая сумма) находится на Старом Невском (большой серый дом), кажется, угол Полтавской. Если у тебя захотят забрать доверенность, то спиши копию, чтобы ты могла представить ее в обе кассы. А дальше распоряжайся, как тебе удобнее будет. Сейчас 6:30 утра, а я еще не уходил со вчерашнего дня. Думаю, часиков в 9-10 удастся пойти поспать. Вчера я тебе написал письмо. Только что слушал последние известия; опять, гады, совершили налет на Москву. Ну, и сволочи. Ничего, за все с ними разочтемся.

Ну, пока, всего хорошего. По получении этого письма сразу подтверди получение доверенности.

Будь здорова и спокойна.

Крепко целую, Лев.

Привет всем, всем, всем.

P.S. Печатал доверенность на машинке я сам. Как видишь, кое-что получается.

Похвалился и все дело испортил. Стал складывать и разорвал. Пришлось другую печатать. Посылаю обе, авось пригодятся.

Девятое письмо – открытое письмо от 2.8.1941

Письмо направлено по адресу:

Ленинград 21, Проспект Бенуа, д. №1, корпус 107, кв. 40, Пратусевич С.Г.

На письме стоят штампы: Кандалакша Мурманской обл., 3.8.41 и Ленинград 7.8.41.

Здравствуй, Сонечка!

Вчера получил твою открытку от 24, а письма еще не получил. Сейчас еду вместе с двоюродным братом Веры – тем самым, о котором ты мне писала. Он оказывается под моим началом. Некоторое время буду отсутствовать на постоянном месте. Если смогу, то буду писать откуда удастся. Открытки при себе есть. Как вы живете? Все ли здоровы? Что-то последнее время от тебя редко получаю письма. У меня особых новостей нет пока.

Ну, пока, всего хорошего.

Привет всем, Лев.

Десятое письмо – открытое письмо от 8.8.1941

Письмо направлено по адресу:

Ленинград 21, Проспект Бенуа, д. №1, корпус 107, кв. 40, С.Г.Пратусевич

На письме стоят штампы: Кандалакша Мурманской обл., 9.8.41 и Ленинград 13.8.41.

Здравствуйте, дорогие!

Извиняюсь за долгое молчание, но это не по моей вине. Не было возможности и времени. Пользуясь отъездом т. Венденбаума обратно, пишу открытку. Я жив и здоров. Пока еще остаюсь здесь. Сколько времени буду – не знаю. Письма пиши по адресу ППС-401 и т.д., а оттуда мне их перешлют. Что нового у вас? Как все поживают? Что Сима пишет?

Привет всем, всем.

Лев

Одиннадцатое письмо – письмо от 19.8.1941

Действующая армия

Здравствуйте, дорогие!

Уже более 2-х недель, как я не имел возможности вам писать. Вы, видимо, сильно беспокоились обо мне. Я жив и здоров. Воюю с немцами. Как вы все поживаете? Как, Сонечка, ты себя чувствуешь? Как Аллочка поживает?

Я по телефону просил Костю Романова получить мое жалование и переслать тебе. Думаю, что он мою просьбу выполнит. От меня часто писем не жди, ибо возможностей посылки мало. Пользуюсь сейчас случаем и посылаю это письмо. Надеюсь, что оно дойдет до тебя. Твои все письма видимо лежат в Мурманске до моего возвращения.

Ну, пока, всего хорошего. Крепко целую всех. Привет всем, всем. Напиши обо мне в Москву.

Лев.

Двенадцатое письмо – письмо от 30.8.1941

Письмо направлено по адресу: Омск, Главный почтамт, С.Г.Пратусевич, До востребования.

Другой рукой адрес исправлен на: Омская обл., Ишимский р-н, Стрехнинский с/с, Колхоз "Красный Урал".

Обратный адрес: ППС №716, почт. ящ. №100, Л.А.Пратусевичу.

На письме стоят штампы: Полевая почта №716, 31.8.41 и Омск 18.9.41.

Наклеена полоска: Просмотрено военной цензурой.

Здравствуй, Сонечка!

Вернулся я на днях из долгого путешествия и говорил по прямому проводу с Костей Романовым. Он мне передал, что получил от тебя письмо о твоем отъезде в Омск. Передал мне, что выслал тебе 1700 рублей и сообщил твой адрес. Пишу и не знаю, получишь ли ты это письмо. Мне сюда прислали твое открытое [письмо] от 16.8, где ты пишешь, что собираешься уезжать в Омскую обл. Я писал письма в Москву и твоим родителям – не знаю, получу ли от них ответ. Мой адрес пока след.: ППС №716, почт. ящ. №100, мне.

Пиши по этому адресу.

Как вы с Аллочкой поживаете? Где вы находитесь? Что с собой из вещей захватили, и где все остальное? У меня сейчас при себе нет ничего. Даже полотенца нет. Просил Костю выслать мне мой чемодан. Мне Венденбаум передал, что Вера тоже собиралась ехать в Омскую обл. Вместе ли она с тобой?

Ну, пока, всего хорошего. Крепко целую. Лев.

Жду с нетерпением скорого ответа.

Тринадцатое письмо – письмо от 22.9.1941

Здравствуйте, дорогие Сонечка и Аллочка!

Наконец-то, я нашел Вас. Вчерашний день был для меня большим праздником. Я получил твои 3 открытых [письма] от 28 и 30 августа с указанием адреса. Мне их переслали, ибо я сейчас нахожусь не там, где был, а южнее (13a). Очень рад, что вы благополучно добрались до места. Как вы поживаете, что поделываешь ты, Сонечка? Как у тебя дела с деньгами? Я сам уже 2 месяца как не получал денег, ибо нахожусь с 30 июля не на постоянном месте работы. За этот период я прошел сквозь "огонь, воду и медные трубы", как говорят, но об этом расскажу когда-нибудь при встрече. Костя Романов, по моей просьбе, выслал тебе деньги в адрес: г. Омск, До востребования, как ты ему и писала. Сообщи, получила ли ты эти деньги.

Что касается денежного аттестата, то я его еще не высылаю, ибо отсутствовал сам все время. Вчера я написал доверенность одному товарищу, который едет туда, где я был, чтобы аттестат на тебя выписали на 800 рубл. Он мне его привезет в первых числах октября, и я тебе его вышлю. Кроме того, ему же я поручил получить зарплату за сентябрь.

Я жив, здоров, цел и невредим. Единственное, что плохо – это то, что не захватил с собой зимнего обмундирования. А нижнее, в котором я уехал, уже до того загрязнилось, что прямо страшно смотреть. Кроме того, чемодан мой остался там, где Костя, а я выехал без всего и сейчас так и разъезжаю. Но, думаю все же, что Костя пришлет мне мой чемодан.

Сонечка! Напиши подробно о своей жизни, как поживаете, как Аллочка. Она – видимо – меня уже совсем забыла.

Получаешь ли ты письма из Москвы и от родителей? Я за все это время ни от кого писем не получал, ибо все время был в движении. Напиши подробно о себе за весь этот период. Как устроились? Что делаешь? Где Вера и что она делает? Почему Вы вместе не остались, а разъехались (13b)? Где Сима сейчас? Получает ли Вера от него письма? Если знаешь, то сообщи мне его адрес. Я здесь сейчас на телеграфе (???) встретился с Алесковским (13c) и нахожусь под его начальством.

Ну, пока, всего хорошего. Жду с нетерпением твоих писем.

Пиши мне по адресу: Полевая почтовая станция №721, почт. ящ. №17, мне.

Привет всем знакомым, которые там с тобой находятся.

Примечания:

13a – Очевидно – на Карельском фронте

13b – Потому что хозяева, к сожалению вместе не брали.

13c – Алесковский – после войны – генерал, работал в Академии Связи, а его жена была законодательницей мод городка, приятельницей Веры Писаревской и Миры Сергиевской (тети Юрия Бунина, супруга Аллы Пратусевич).

Четырнадцатое письмо – письмо от 3.10.1941

Здравствуйте, дорогие Сонечка и Аллочка!

Давно я уже от вас не получал вестей. Получил лишь открытое [письмо] от 30.8 с указанием адреса, чему был очень рад. 13.9 получил из Москвы письмо, в котором мне сообщили твой адрес, а также адреса Розы, Мины (14a) и Жени (14b).

Как вы, дорогие, поживаете? Почему так редко пишите? Ведь я не мог писать, т.к. не знал, куда писать, а вы ведь знали мой адрес. Надеюсь, что сейчас буду чаще получать письма.

Сонечка, как у тебя денежные дела? Понимаешь, я никак не могу получить денежный аттестат, ибо нахожусь сейчас далеко от старого места. Писал туда и Косте Романову и другим, но все обещают, а никто не исполняет. Жду, на днях должен приехать оттуда один человек – может быть привезет. Тогда я тебе сразу вышлю. Я сам уже два месяца не получал денег в связи с постоянными переездами.

Получила ли ты деньги, которые тебе выслал Костя в августе месяце в адрес Омска до востребования?

У меня особых новостей нет. Видимо останусь здесь, где сейчас нахожусь. Получаешь ли ты письма из Москвы? Они мне писали, что от тебя получили письмо. Как Аллочка поживает? Почему она мне ничего не пишет!?

Берта мне писала, что они получили письмо от твоих родителей. Получаешь ли ты от них письма? Пиши подробно о своей жизни. Как устроились вы? Что делаете? Кто из знакомых имеется еще вместе с вами? Где Вера находится? Имеет ли она письма от Симы? Если знаешь его адрес, то сообщи мне его.

Сонечка! Как хотелось бы повидаться и о многом поговорить! Будем надеяться, что в недалеком будущем это осуществится.

Пиши мне почаще и больше. Буду отвечать тем же.

Ну, пока, всего хорошего.

Крепко целую, ваш Лев.

Привет всем знакомым.

Примечания:

14a – Мина – старшая сестра Льва Пратусевича.

14b – Женя – скорее всего это жена старшего брата Льва Пратусевича, мама Инны (Валентины) Пратусевич.

Пятнадцатое письмо – письмо от 29.10.1941

Здравствуйте, дорогие Сонечка и Аллочка!

До сих пор я еще не получил от вас письма сюда, зато отсюда послал уже много писем. Вчера я получил твое открытое [письмо] от 27.IX. Его мне переслали. 17-го числа я тебе выслал денежный аттестат и 500 рублей. Не знаю, получила ли ты мои письма. Я за это время больше ничего ни от кого не получил. Получаешь ли ты письма из Москвы и от родителей? Я написал в Ленинград письмо. Что у тебя слыхать хорошего? Как живете? Как ты устроилась с деньгами? Получила ли ты деньги, которые тебе Костя Романов послал в адрес Омского почтамта до востребования?

Я сейчас нахожусь здесь уже с 13 сентября, но пока сюда в этот адрес ни одного письма не получил. В прошлых письмах я тебе писал свой адрес. Можешь писать и до востребования. Вчера послал тебе телеграмму. Посылай и мне телеграммы – может быть скорее дойдут (15a).

Напиши подробно о своем житье, кто еще из знакомых есть там.

С Алесковским часто разговариваю по телефону. Говорил и с Потаповым, передал ему относительно его жены. До сего времени еще не получил свой чемодан и ничего при себе не имею.

Как Аллочка поживает? Что слышно от Симы? Получает ли Вера от него письма и держишь ли ты связь с Верой?

В общем, пиши обо всем и всех. Жаль, что никак не можем наладить переписку.

Ну, пока, всего хорошего. Будьте здоровы. Крепко целую. Ваш Лев.

P.S. Зашел сейчас на почту опустить письмо, и на всякий случай спросил, есть ли мне до востребования. Оказалось письмо, присланное мне из Мурманска с двумя открытками твоими от 14.9 и 17.9. Благодарю за поздравления с днем рождения (15b). Я о нем совсем забыл и лишь позднее послал вам письмо с поздравлениями.

Примечания:

15a – Интересно сравнить эту мысль с утверждением моего деда Гирша (отца тети Сони), что телеграмм в действующую армию не принимают… (см. блокадное письмо №8)

15b – 14 сентября 1941 года Аллочке исполнилось 3 года, а 15 сентября 1941 года Льву Пратусевичу исполнилось 32 года.

Шестнадцатое письмо – открытое письмо от 6.11.1941. г. Кемь

Письмо направлено по адресу: Омская обл., Ишимский район, Стрехнинский с/с, деревня Стрехнино, Сваловой М.Н. для Пратусевич С.Г.

Обратный адрес: К.Ф. ССР, г. Кемь, до востребования, Пратусевич.

На письме стоит штамп: КФ ССР, Кемь, (дату не разобрать).

Стоит штамп: Просмотрено военной цензурой.

Здравствуй, Сонечка!

Поздравляю с наступающим праздником. Желаю успехов и здоровья. Крайне удивлен отсутствием писем. Я отсюда отправил тебе первое письмо в середине сентября. За это время отправил много писем, телеграмм, деньги и аттестат, но еще ни одного письма не получил. Надеюсь, что все же, наконец, получу, и целой пачкой сразу.

Как вы, родные, поживаете? Как Аллочка поживает? Как ты, Сонечка, устроилась? Меня очень беспокоит вопрос о твоем финансовом положении. Не знаю, получила ли ты деньги, высланные тебе Костей в адрес Омского почтамта. Я свой чемодан все еще не получил. На днях опять говорил с Костей, [он] опять обещал, но так и не высылает.

Получаешь ли ты письма от кого-либо? Я ни от кого не получаю. Надеюсь, все же буду получать. Ну, пока, всего хорошего.

Будь здорова, крепко целую, Лев.

Привет Вере и Фокиной.

Семнадцатое письмо – открытое письмо от 19.11.1941

Письмо направлено по адресу: Омская обл., Ишимский р-н, Стрехнинский с/с, дер. Стрехнино, Пратусевич С.Г.

Обратный адрес: Полевая Почт. Станция №490, почт. ящ. №17, Отдел Связи, Пратусевич Л.А.

На письме стоит штамп: Полевая почта №490, 21.11.41

Стоит штамп: Просмотрено военной цензурой.

Здравствуйте, дорогие ребятки!

Наконец-то, сегодня получил первое письмо по этому адресу. Письмо от 23.X. Сейчас, надо полагать, что письма уже пойдут. Очень рад, что вы хорошо устроились. Деньги, значит, ты уже получила, и думаю, что сейчас уже и аттестат получила. Его я выслал 17.X на имя Сваловой для тебя (ценным пакетом). Ты спрашиваешь о чемодане. Так вот, до сего времени мне его еще не прислали. На днях мне прислали мой денежный аттестат, так что я уже тоже стал получать деньги. Пиши, нуждаешься ли в деньгах. Я получил здесь зимнее обмундирование: полушубок, валенки, ушанку, перчатки, телогрейку и брюки (см. фото ???). Так что не стоит высылать мне варежки. Сонечка! Очень рад за твои успехи. Поздравляю с хорошим самочувствием, хлебопечением и водоноской (17a). Смотри, будь молодцом и не пасуй. Мы еще свое возьмем. Рассчитаемся с гадами и тогда заживем.

Ну, пока, всего хорошего. Крепко целую, ваш Лев.

Привет всем знакомым. Вчера узнал по одной бумажке о том, что Жуков в наших краях находится.

Примечания:

17a – Успехи тети Сони в хлебопечении и водоноске – выпечка хлеба в русской печи и из речки под горой 2 ведра воды на коромысле – было делом непростым. А сколько раз за водой сходить надо? И чтобы ничего не расплескать и не облиться. А зимой еще и лед под ногами от пролитой воды…

Восемнадцатое письмо – открытое письмо от 27.11.1941

Здравствуйте, дорогие!

Получил сегодня ваше письмо от 5.11. В противоположность прошлому письму это дошло сравнительно быстро. Промежуточные твои письма, Сонечка, видимо где-то бродят. У меня особых новостей нет. Работаю много, а отдыхать приходится мало. Но это все пустяки. Что у тебя слышно нового? Получила ли ты уже аттестат и деньги, которые я выслал тебе еще 17 октября? Получила ли мои телеграммы? Телеграмму, посланную папе в Москву, я получил обратно с указанием, что адресат выбыл. Сообщи мне адрес папы, если ты его знаешь. Получаешь ли ты письма от Розы, Мины, Берты. Я написал Мине по указанному тобой адресу, но ответа еще не имею.

Сонечка, как твое здоровье сейчас, вошла ли ты в старую форму, или все еще нет? Смотри, возьми себя в руки. Будь доброй, сильной и крепкой.

Аллочка, крепко, крепко тебя целую. Скажи маме, чтобы она чаще и больше писала. Хорошо ли ты уже на саночках катаешься?

Сонечка, на днях получил письмо от Жукова. Пишет, что его семья тоже в ваших краях.

Ну, ладно, бывайте здоровы.

Крепко, крепко целую. Ваш Лев.

Привет всем знакомым.

P.S. Чемодан свой я все еще не получил. Обещают, обещают, а толку от обещаний мало.

Сонечка, сообщи мне обязательно адрес папы и им мой адрес. Я 17.10 посылал папе деньги, но, видимо, они до него не дошли.

Жду писем. Ваш Лев.

Девятнадцатое письмо – открытое письмо от 1.12.1941

Письмо направлено по адресу: Омская обл., Ишимский р-н, Стрехнинский с/с, дер. Стрехнино, Пратусевич С.Г.

Обратный адрес: ППС №490, п/ящ. №17, Отдел Связи, Пратусевич Л.А.

На письме стоит штамп: полевая почта №490, 1.12.41

Стоит штамп: Просмотрено военной цензурой.

Здравствуйте, дорогие Сонечка и Аллочка!

Сегодня, наконец, привезли мне мой чемодан, плащ и сапоги. Одеяло и кое-что другое конечно пропало. Но, хорошо, что и это привезли. А привез мне это т. Семилов (19a), который ездил туда, где Костя. Я Семилову дал телеграмму и он захватил на обратном пути вещи. Вчера мне звонил Алесковский, что он послал тебе от моего имени телеграмму, где сообщил, что я писем не получаю. Он не знал, что я уже получил от тебя письмо.

Как вы поживаете? Получаешь ли письма от Розы, Мины, папы, Берты и остальных. Я еще от них ничего не получил. Получила ли ты уже денежный аттестат и 500 рублей, которые я тебе выслал 17 октября. Как дела у Веры? Приезжала ли она к тебе и удалось ли ей переехать к вам? Получает ли она письма от Симы? Как Аллочка поживает? Она, видимо, уже выросла и стала совсем большой девочкой.

У меня особых новостей нет. Работаю много. Хозяйничаю сейчас один, ибо мой шеф уехал временно, а помощники такие, что на них надеяться нельзя.

Ну, пока, всего хорошего. Ваш Лев.

Привет всем родным и знакомым.

Примечания:

19a – Семилов – сослуживец Льва Пратусевича по Академии Связи, его сын Евгений потом сам закончил Академию.

Двадцатое письмо – открытое письмо от 17.12.1941

Письмо направлено по адресу: Омская обл., Ишимский р-н, Стрехнинский с/с, дер. Стрехнино, Пратусевич С.Г.

Обратный адрес: Д.К.А., ППС №490, п/ящ. №17, Отдел Связи, Пратусевич Л.А.

На письме стоит штамп: КФ ССР, Кемь, 17.12.41

Стоит штамп: Просмотрено военной цензурой.

Здравствуйте, дорогие Сонечка и Аллочка!

Только что получил два ваших письма за 15.11 и 17.11. Наконец-то ты получила аттестат. Весьма рад, что ты там сносно устроилась. Сонечка, пиши почаще, ибо письма ходят долго, так ты, чтобы не было перерывов чаще и больше пиши. Мне высылать ничего не надо. У меня все есть, Сонечка. Я написал Абраму, Боре и родителям, но пока ни от кого ответа не имею. Написал также в Новосибирск. На днях Алесковский уехал, получил другое назначение. Удивляюсь, почему у вас нет дров. Неужели леса нет совсем (20a)? Заранее поздравляю вас с наступающим Новым годом. Надеюсь, не далек тот день, когда гады будут изгнаны из нашей страны, и мы опять все вместе соберемся.

Ну, пока, всего хорошего. Привет всем знакомым.

Крепко целую, ваш Лев.

Примечания:

20a – В деревне Стрехнино на самом деле не было леса, одна степь. Рубить можно было только лозу у реки (ива, кустарник), а это было очень трудно.

Двадцать первое письмо – письмо от 29.12.1941

Дорогие ребятки!

Получил я сегодня два письма за 3.12 и 4.12 по обоим адресам. Ты, Сонечка, видимо, потеряла счет времени, ибо пишешь 3.XI, а возможно забыла одну палочку приписать.

Очень рад, что у вас там все в порядке и вы сыты и довольны. Некоторые находятся в худших условиях. Но это все пустяки. Главное все усилия направить на быстрейшую ликвидацию всех гадов, пробравшихся в наш огород.

Меня удивляет, что аттестат ты получила, а перевод на 500 рублей – нет. Ведь я их одновременно отправлял на одной и той же почте – 17.10.41. Если еще не получила и сейчас, то сообщи мне и я начну поиски.

Ну, о себе особенно писать нечего. Питаюсь я в столовой. Выбор не особенно богатый, но ничего, жить можно.

Живу, или вернее сплю, когда приходится, недалеко от места работы. Большую часть суток провожу на работе. Отдыхать иду в 3-4-5 часов утра.

До сего времени еще не получил ответы на свои письма, посланные Мине, Розе, Жене, Абраму, Боре и папе. Думаю, что скоро начнут поступать. Имеешь ли ты письма от Розы и Мины? Где сейчас Марк (21a) находится?

Вот пока все мои новости. Каждое письмо доставляет много удовольствия. Жду писем с нетерпением.

Дорогая Аллушенька, пиши мне, как ты поживаешь, и скажи маме, чтобы она чаще писала. Если нет бумаги, то буду в каждом письме класть лист бумаги (21b).

Ну, пока, всего хорошего. Крепко, крепко целую. Любящий вас Лев.

Привет Вере и Фокиной.

Примечания:

21a – Марк – Марк Моисеевич Подольский, муж сестры Льва Пратусевича Розы и отец Аллы Трускиновской.

21b – Действительно, не было ни чем писать, ни на чем…

Двадцать второе письмо – письмо от 2.1.1942

Здравствуйте. дорогие ребятки!

Поздравляю вас с Новым годом – годом новых побед и окончательного разгрома немецкого фашизма. Надеюсь, что хорошее успешное начало нового года является предвестником дальнейших побед Красной Армии.

Ждал я эти дни получить от вас письмишко, но пока ничего нет. Сегодня получил письмо от Жукова. Он уже 1,5 месяца не имеет писем от жены. Она, оказывается, расположена где-то рядом с тобой. Ее адрес: Омская обл., Аббатский р-н, Камышинский с/с, дер. Камышинка. Напиши ей письмишко и сообщи, что муж ее жив и здоров.

Как вы поживаете? Много ли получили писем за это время? Как Новый год встретили? Я пока ни от кого больше писем не получаю. Думаю, что все же должны мне ответить все, кому я писал, и тогда сразу получу много писем.

У меня новостей особых нет. Жив, здоров, работаю много. Фактически все время проходит в работе, за исключением часов сна.

Ну, пока, всего хорошего. Будьте здоровы. Желаю всех благ в новом году. Привет от меня всем знакомым.

Крепко, крепко целую. Ваш Лев.

Двадцать третье письмо – открытое письмо от 26.1.1942

Письмо направлено по адресу: Омская обл., Ишимский р-н, Стрехнинский с/с, дер. Стрехнино, Пратусевич С.Г.

Обратный адрес: 490 полевая почта, п/ящ. №17, отдел связи, Пратусевич Л.А.

На письме стоит штамп: полевая почта №490, 26.1.42

Стоит штамп: Просмотрено военной цензурой. Цена открытки – 3 коп.

Здравствуйте, дорогие Сонечка и Аллочка!

Получил я сегодня открытое [письмо] из Ленинграда от родителей от 8.1.42. Они получили мое письмо от 18.XI.41 (!) Пишут, что живы и здоровы. Письма получают редко, но не винят нас, а почту. Только что ходил обедать и опустил им открытое [письмо], а вернувшись к себе, застал твое письмо от 7.1.42. Оказывается, там у вас полит. экономию знают. Получаешь ли письма от Яши и папы, а также Розы и Мины? Сообщи мне их адреса. Известен ли тебе адрес Симы и остальных, сообщи мне его. Я вчера говорил по телефону с Семиловым. Он говорил, что будто был приказ о возврате кой-кого на свои места. Поэтому, возможно, и Сима вернулся. Но меня это пока не касается. Во всяком случае, переписку с ними я хочу завязать. Напиши Симе, пусть он мне напишет. Интересно знать, кто там сейчас из знакомых есть. Если знаешь адрес Миненко (23a), то и его мне сообщи.

Ну, у меня новостей пока нет. Все по старому.

Жду с нетерпением писем. Известно ли тебе что-либо о Моисее (23b)? Где он находится и известен ли его адрес?

Пока, всего хорошего. Крепко целую. Ваш Лев.

Примечания:

23a – Миненко – Миненко Федор Иванович, старший из учебной группы Академии Связи, где учился Лев Пратусевич, отец Аллиной одноклассницы и многолетней подруги Галины.

23b – Моисей – Моисей Абрамович Пратусевич – средний брат Льва Пратусевича.

Двадцать четвертое письмо – открытое письмо от 4.2.1942

Письмо направлено по адресу: Омская обл., Ишимский р-н, Стрехнинский с/с, дер. Стрехнино, Пратусевич С.Г.

Обратный адрес: 490 полевая почта, п/ящ. №17, отдел связи, Пратусевич Л.А.

На письме стоит штамп: полевая почта №490, 4.2.42

Стоит штамп: Просмотрено военной цензурой. Цена открытки – 3 коп.

Здравствуй, Сонечка!

Что-то давненько от тебя нет писем. Вчера была почта; получил открытое [письмо] от Яши и письмо от Абрама. Абрам пишет, что получил одновременно письма от меня, тебя, Бори и родителей. Что-то Боря мне не отвечает на мои письма. Яша пишет, что от тебя письма получает. От Розы еще ни одного письма не получил. Она, оказывается, сейчас находится в Уфе. В Новосибирск приезжал в командировку Марк. Возможно, он вернется для работы в Москву. Сегодня получил открытое [письмо] от Жукова. Он с ноября месяца не имеет писем от Жены. Она находится где-то рядом с тобой. Постарайся связаться с ней и напиши его адрес: ППС 280, 234 ОБС, Жукову В.М.

Как поживаете, как Аллочка растет? Абрам пишет, что, судя по твоему письму, Аллочка прогрессирует.

Ну, пока, всего хорошего. Крепко целую. Ваш Лев.

Двадцать пятое письмо – открытое письмо от 11.2.1942

Письмо направлено по адресу: Омская обл., Ишимский р-н, Стрехнинский с/с, дер. Стрехнино, Пратусевич С.Г.

Обратный адрес: 490 полевая почта, п/ящ. №17, отдел связи, Пратусевич Л.А.

На письме стоит штамп: полевая почта №490, 12.2.42

Стоит штамп: Просмотрено военной цензурой. Цена открытки – 3 коп.

Здравствуй, Сонечка!

Меня начинает беспокоить твое длительное молчание. Уже с 27.1 я не имел писем. Последнее письмо твое получил от 7.1. Мы сейчас с Барышниковым (25a) поменялись ролями. То я получал с каждой почтой письмо, а он не получал; сейчас он уже получил 5 писем, а я еще ни одного. Вчера опять, пользуясь случаем, отправил родителям в Ленинград вторую продуктовую посылку. О первой посылке еще сведений не имел, дошла ли она до них. Если они до них дойдут, то, конечно, очень им пригодятся.

Как поживаете? Почему вдруг упорно замолчали? Если ближайшей почтой не получу письма, то буду телеграфировать. Как Аллочка поживает? Она, видимо, уже здорово выросла.

Ну, пока, всего хорошего. Будьте здоровы. Крепко целую, ваш Лев.

Привет всем знакомым.

Примечания:

25a – Барышников – сослуживец и приятель Льва Пратусевича.

 

Дядя Лева в городке Академии связи, около 1947 года

Двадцать шестое письмо – письмо от 13.2.1942

Здравствуйте, дорогие Сонечка и Аллочка!

Вчера отправил Вам открытку, в которой сообщал, что не имею от вас писем. Сегодня зашел на почту и потребовал повнимательней проверить "до востребования", и оказалось, что есть 3 письма. Ну, и плохие же они! Ведь я несколько раз заходил, и мне все отвечали, что нет. Зря заставили меня беспокоиться. И так хорошо, что получил, наконец, письма (от 1.1, 14.1 и 16.1).

Вчера ночью пошел отдыхать в 3 часа. В 6 часов проснулся, ибо радио заговорило, и больше заснуть не мог. Это первый раз, когда я проснулся так рано.

Утром получил письма, но сразу прочесть не мог, ибо пришлось срочно выехать в одно место (на авто).

Ну, что же, если тебя интересуют все житейские мелочи, то изволь узнать их.

Живем мы в комнате вчетвером, но видим друг друга редко, ибо уходим и приходим в разное время. Я обычно прихожу позже всех. Они уже спят. Они уходят – я еще сплю. И так – каждый день.

Что касается питания, то дело обстоит следующим образом. Питаюсь я в нашей столовой. Завтракать редко приходится, ибо завтрак до 10 часов утра, а я ухожу с работы в 3-4-5 часов. Конечно, я не буду вставать в 8 часов, чтобы позавтракать. Поэтому, обедаю и ужинаю.

Далее тебя интересует вопрос с бельем. Здесь дело следующим образом обстоит: наш делоупр.(???) где-то, кому-то отдает стирать белье. Я ему отдаю и свое, и он приносит уже готовое. Так что мне остается только уплатить ему деньги и поблагодарить.

Ну, вот и все мои бытовые вопросы.

Остальное время все посвящено работе. Сейчас Барышников опять выехал на несколько дней, и я тут хозяйничаю один. А помощники наши такие, что если бы их не было, то было бы лучше, ибо знал бы, что никто не подведет. А так, поручишь что-либо сделать, а потом приходится все переделывать. Взрослые люди, а какие-то шляпы.

Ну, я тебе уже во вчерашней открытке сообщал, что, пользуясь случаем, послал вторую посылку родителям в Ленинград. Получили ли они первую, я еще не знаю.

Во всяком случае, буду очень рад, если они им помогут. Им все это очень пригодится.

Что у вас там нового слыхать? Как живете? Сообщи мне, наконец, адрес Симы и отругай его. Почему он мне ничего не пишет? Передай ему, что я ему все бока исколочу, когда увижу. Ну, и "кум".

Да, Сонечка, уже скоро 8 месяцев, как мы не виделись. Есть много о чем поговорить. Но, ничего, будет праздник и на нашей улице. Главное теперь – это уничтожить всех гадов, а уж там будем заниматься личными делами.

Смотри, будь молодцом. Как твое самочувствие? Как Аллочка поживает? Обо всем подробно напиши.

Ну, пока, всего хорошего.

Крепко, крепко целую, ваш Лев.

Привет всем знакомым.

P.S. Посылаю тебе открытку с адресом, ты ее мне заполненной обратно пришли.

Чтобы не получилось с письмами так, как в этот раз, пиши уж лучше по одному адресу.

 

Оригинал письма от 13.2.1942

Двадцать седьмое письмо – открытое письмо от 16.2.1942

Письмо направлено по адресу: Омская обл., Ишимский р-н, Стрехнинский с/с, дер. Стрехнино, Пратусевич С.Г.

Обратный адрес: 490 полевая почта, п/ящ. №17, отдел связи, Пратусевич Л.А.

На письме стоит штамп: полевая почта №490, 16.2.42

Стоит штамп: Просмотрено военной цензурой. Цена открытки – 3 коп.

Здравствуйте, дорогие ребятки!

Получил сегодня от вас 3 письма и два письма из Новосибирска. Очень рад, что у вас все в порядке. Только что звонил Семилов; он получил письмо. Говорит, что Рубинштейн со своими домочадцами находится в Томске. Яша пишет, что папа очень плохо себя чувствует и все время лежит. Переезд, конечно, сильно отразился на его здоровье. Сонечка, по твоим рассказам получается, что у вас там жуткая зима. У нас здесь морозов особых нет. Напрасно я тебе кажусь обросшим с большой бородой. Никакая обстановка не может особо сильно повлиять на личный туалет. Правда в августе месяце я имел аналогичный вид, и когда через месяц посмотрел на себя в зеркало, то мне смешно стало… Но теперь я уже совершенно без большой бороды. Ведь Абрам тоже на ходу брился (об этом он писал в последнем письме). Да, Сонечка, можешь меня поздравить с вторым стартом (???). Ну, пока, всего хорошего. Будьте здоровы. Поздравляю вас всех с днем 8 марта. Крепко, крепко целую. Ваш Лев.

Двадцать восьмое письмо – открытое письмо от 1.3.1942

Письмо направлено по адресу: Омская обл., Ишимский р-н, Стрехнинский с/с, д. Стрехнино, Пратусевич С.Г.

Обратный адрес: 490 полевая почта, п/ящ. №17, отдел связи, Пратусевич Л.А.

На письме стоит штамп: полевая почта №490, 2.3.42

Стоит штамп: Просмотрено военной цензурой. Цена открытки – 3 коп.

Здравствуйте, дорогие ребятки!

Что-то опять нет от вас писем. Вчера была почта, кое-кто получил, а я нет. Хотелось бы с каждой почтой получать письмо. Вчера говорил по телефону с Дворкиным (28a). Он получил письмо из Томска. Кое-что рассказал. По указанному им адресу я написал вчера Горбунову (28b) открытое [письмо]. Дворкина находится в Свердловске. Там, где Дворкин, находится и Музыка (28c). Мы с ним ежедневно говорим по телефону. По рассказу Дворкина 107 корпус жив и здоров. Там живет и сейчас одна из работниц их лаборатории в кв. №39. Она писала, что все там в порядке. Получила ли ты Сонечка письма от кого-либо за это время? Я все жду подтверждения из Ленинграда о получении ими посылок. На днях должны возвратиться те, кто ездил туда.

Ну, пока, всего хорошего. Крепко, крепко целую. Ваш Лев.

Привет всем.

Примечания:

28a – Дворкин – сослуживец Льва Пратусевича.

28b – Горбунов – сослуживец Льва Пратусевича, его дочь Людмила училась с Аллочкой в одном классе до перевода отца в Москву.

28c – Музыка – сослуживец Льва Пратусевича.

Двадцать девятое письмо – открытое письмо от 7.3.1942

Письмо направлено по адресу: Омская обл., Ишимский район, Стрехнинский с/с, дер. Стрехнино, Пратусевич С.Г.

Обратный адрес: 490 полевая почта, п/ящ. №17, отдел связи, Пратусевич Л.А.

На письме стоит штамп: полевая почта №490, 8.3.42

Стоит штамп: Просмотрено военной цензурой. Цена открытки – 3 коп. 

Здравствуй, Сонечка!

Сегодня опять пришла почта, все получили, а мне опять ничего нет. Но, зато я сегодня получил телеграмму из Ленинграда от папы от 23.2, где он сообщает, что первую посылку получили полностью, чему я очень рад. Просят выслать еще. Я ему телеграфно сообщил, что 11 февраля выслал вторую посылку. Сегодня ночью у нас было небольшое явление. Дом, где я жил, засветился (29a). Я возвращался домой в 03.30 утра и, конечно, попасть в дом уже не мог. Таким образом, мой чемодан, который я с таким трудом заполучил из старого места, приказал долго жить. В общем, я опять остался, как [сокол]. Правда, уже приняты меры, и видимо восполнимся.

Ну, пока, всего хорошего. Будьте здоровы.

Жду с нетерпением писем. Крепко целую, ваш Лев.

Примечания:

29a – Очевидно, речь идет о пожаре.

Тридцатое письмо – открытое письмо от 12.3.1942

Письмо направлено по адресу: Омская обл., Ишимский р-н, Стрехнинский с/с, дер. Стрехнино, Пратусевич С.Г.

Обратный адрес: 490 полевая почта, п/ящ. №17, отдел связи, Пратусевич Л.А.

На письме стоит штамп: полевая почта №490, 13.3.42

Стоит штамп: Просмотрено военной цензурой. Цена открытки – 3 коп.

Здравствуйте, дорогие Сонечка и Аллочка!

Получил вчера ваше письмо, чему был очень рад, ибо давно уже не имел от вас писем. Сегодня получил, наконец, первое открытое [письмо] от Розы и письмо от Абрама. Абрам пишет, что в один день получил два моих письма и твое письмо. Роза пишет, что Марк сейчас в Москве. Адрес мой она узнала от Мины. Видимо, мои письма до нее не дошли.

Как вы поживаете? Очень рад, что вы обеспечили себя всем необходимым. Я уже тебе писал, что получил телеграмму от папы из Ленинграда, о получении им первой посылки моей. Жду обещанного им подробного письма.

Как Аллочка, родная, поживает? Я слыхал, что она стала замечательной девочкой. Смотри, Аллочка, слушай маму. Скоро я приеду и привезу тебе Аню (30a), пирожное и лошадку, вот только погоню фашистов. Сонечка, что это ты так на Веру с Симой ополчилась? В чем там дело? Ты особенно не расстраивайся. Ну, ладно. Смотрите у меня, будьте обе молодцами.

Крепко, крепко целую. Ваш Лев.

Привет тете Фокиной.

Примечания:

30a – Аня – похоже, что это Аллина довоенная кукла, как и лошадка.

Тридцать первое письмо – открытое письмо от 6.4.1942

Письмо направлено по адресу: Омская обл., Ишимский р-н, Стрехнинский с/с, дер. Стрехнино, Пратусевич С.Г.

Обратный адрес: 490 полевая почта, п/ящ. №17, отдел связи, Пратусевич Л.А.

На письме стоит штамп: полевая почта №490, 7.4.42

Стоит штамп: Просмотрено военной цензурой. Цена открытки – 3 коп.

Здравствуйте, дорогие Сонечка и Аллочка!

На днях случайно узнал о поездке в Ленинград спец. вагона. Наспех собрал кое-что и послал посылочку в Ленинград родителям. Узнал я поздно, уже вечером, часа два ходил, пока нашел вагон. Послал им немного масла, консервов и табаку. Больше ничего под руками не было.

Вчера получил письма от тебя, Абрама и Яши. Абрам пишет из Вологды из эвакогоспиталя. Его направляют дальше вглубь страны. По его выражению, медикусы нашли у него какой-то авитаминоз (31a).

Сегодня уезжает туда, где Сима, один из моих подчиненных. Дал ему письмо к Симе. Пока от Симы ответа на мое письмо не получил.

Твою телеграмму о посылке получил. Как вы поживаете? Сонечка, почему твое письмо столь пессимистично настроено? Неужели ты думаешь, что мы уже не встретимся никогда. Чем вызвано такое настроение? Смотри, не хандри, а больше бодрости, настойчивости, и все будет в порядке.

Ну, пока, всего хорошего. Крепко целую, ваш Лев.

Примечания:

31a – Это лишнее подтверждение того, что мой отец был госпитализирован с диагнозом "Авитаминоз C".

Тридцать второе письмо – открытое письмо от 9.4.1942

Письмо направлено по адресу: Омская обл., Ишимский район, Стрехнинский с/с, дер. Стрехнино, Пратусевич С.Г.

Обратный адрес: 490 полевая почта, п/ящ. №17, отдел связи, Пратусевич Л.А.

На письме стоит штамп: полевая почта №490, 9.4.42

Стоит штамп: Просмотрено военной цензурой. Цена открытки – 3 коп.

Здравствуйте, дорогие ребятки!

Получил сегодня два письма от родителей из Ленинграда и ваше письмо. Папа и мама пишут, что получили обе посылки, которые здорово им помогли. Просят еще повторить. На днях я им выслал третью посылку небольшую, ибо узнал о возможности поздно и собрал, что было под руками. Я стоял перед дилеммой: ехал мой подчиненный в Новосибирск. Хотел я послать папе, но все же решил послать им. Пусть меня не осудят (32a).

Как вы поживаете? Пишите чаще и больше. Очень рад вашим письмам. Аллочка "прекрасно" пишет. Если будет Сима, то отругай его, почему он мне не отвечает на мои письма? Заставь его написать мне.

У меня сейчас работы по горло. Я жив и здоров (!) Жду ваших писем.

Крепко, крепко целую. Ваш Лев

Примечания:

32a – Это дилемма дорого стоила в те времена, ибо продуктовые посылки в Ленинград очень помогли родителям тети Сони, но, к сожалению, не спасли ее мать (и мою бабушку) от голодной смерти.

 

Оригинал письма от 6.4.1942

 

Тетя Соня и дядя Лева. Талока, Июль 1938 года

 

Тетя Соня, Лева и Аллочка. Ленинград, Сосновка, 8 мая 1949 года

Тридцать третье письмо – открытое письмо от 6.6.1942

Письмо направлено по адресу: Омская обл., Ишимский район, Стрехнинский с/с, дер. Стрехнино, Пратусевич С.Г.

Обратный адрес: 490 полевая почта, п/ящ. №17, отдел связи, Пратусевич Л.А.

На письме стоит штамп: полевая почта №490, 7.6.42

Стоит штамп: Просмотрено военной цензурой. Цена открытки – 3 коп.

Здравствуйте, дорогие ребятки!

Получил я на днях нерадостное письмо из Новосибирска о смерти папы. Видимо, Сонечка, тебе уже известно, что 12 мая папа умер. Тяжело мне было читать это письмо. Хотел написать сразу тебе письмо, но потом решил, что под впечатлением того письма, не стоит.

Итак, нет уже у Аллочки дедуськи Абрама. Жаль очень папу. На старости лет ему пришлось перенести много горя. Но… ничего не поделаешь. Такова уже человеческая жизнь.

Давно, что-то, я не имел писем от тебя и от Мины. Как вы поживаете? Много ли уже успели построек построить? Каковы твои посевы?

На днях получил письмо от Симы и от Толи. Ответил им обоим.

Как, Сонечка, у тебя денежные дела, нужны ли тебе деньги?

Ну, пока, всего хорошего. Крепко, крепко целую. Ваш Лев.

___
Напечатано в альманахе «Еврейская старина» #1(76) 2013 —berkovich-zametki.com/Starina0.php?srce=76
Адрес оригиначальной публикации — berkovich-zametki.com/2013/Starina/Nomer1/SGoldberg1.php

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 1022 автора
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru