litbook

Проза


Piccola Italia per la Stampa+1

Здравствуйте, мои дорогие, или – Ciao carissimi!
В этой небольшой заметке хотелось бы рассказать о нескольких наблюдениях об Одессе, её архитектуре, жителях и одесском русском языке!
И если позволите, я начну с одного нашего иностранного гостя, что ни на есть самого настоящего итальянца Роберто, приехавшего в Одессу продолжить изучение русского языка, – который он, кстати сказать, знает очень и очень неплохо
То, что всем итальянцам нравится Одесса – это факт! И знакомые преподаватели итальянского языка, работающие как переводчики на разных конференциях, презентациях и с группами туристов говорят, что итальянцы влюбляются в Одессу «С первого взгляда и навсегда!» – «In un’occhiata per sempre!» Им здесь очень комфортно и они чувствуют себя у нас как дома. Наши улицы исторического центра напоминают им родные города средиземноморья. Итальянцы говорят, что Одесса очень напоминает Геную, и вообще североитальянские портовые или южнофранцузские приморские исторические города – очень много похожего с Марселем, например!
Первое яркое языковое впечатление от Одессы произошло у Роберто на Привозе, где он услышал выражение «делать базар» – «О! – подумал я, – говорил он потом мне, – это же как в итальянском: “fare mercato” – “делать рынок”, то есть делать покупки! И я говорю дома во Флоренции: “Vado a fare mercato” – “Я иду за покупками”, “я иду делать базар”! Здесь я найду с людьми общий язык!»
С некоторого времени, устав от бесконечного английского, я увлёкся итальянским языком – мотивы этого увлечения неясны мне самому, – но интересно здесь то, что сразу начались лингвистические открытия самого неожиданного свойства!
Открытия ассоциативного совпадения по звучанию, прямого заимствования форм слов и, как и бывает в местах соприкосновения разных культур, прямого дословного перевода фраз и выражений.
Замечательная одесская «фрукта», сопутствовавшая летними жаркими днями всем детям в центральных кварталах города, общим скопом обозначавшая всё многообразие даров с прилавков Привоза, – «Будешь фрукту? Фрукту надо кушать!» – и по звучанию, и по обобщающей масштабности всего фруктового ассортимента, идущего на стол, есть прямое и бескомпромиссное соответствие итальянскому «frutta», так же обозначающему только столовые фрукты и отличному от «frutto» – то есть плодов вообще, в широком смысле.
Или замечательное по своей выразительности «я тут ходю ногами». Логика нам здраво подсказывает: уточнение «ногами» здесь излишне, так как если я не еду на чём-то, то идти могу только ногами. Не так просто обстоят дела у итальянцев, ведь кроме «andare a piedi», то есть «идти ногами» итальянцы с помощью глагола andare (ходить, ездить) умудряются ещё ездить верхом – «andare a cavallo», ездить на машине – «andare in macchina», плыть под парусом – «andare a vela», мчаться во весь опор – «andare a tutto gas», и даже «andare per via aerea» – лететь (на самолёте)!
А когда кто-нибудь чихнёт, вежливый итальянец скажет ему: «stia bene!» – «чтоб тебе было хорошо!», то есть, «чтоб ты был здоров!» или даже разовьёт эту мысль до «stammi bene!», то есть «чтобы ты был мне (для меня) здоров!» («mi» – значит «мне, меня»). И как вам нравится этот дословный перевод, а? Правда, ведь он напоминает что-то наше родное и очень-очень знакомое!
А ведь весь фокус и вся соль перевода этого итальянского пожелания в сослагательном наклонении (Modo congiuntivo), в форме которого «stiа» стоит глагол «stare» – находиться, быть, продолжаться, поживать, чувствовать себя. Глаголы в сослагательном наклонении употребляются в итальянском языке, когда описываемые события и факты ожидаются, желаются, субъективно характеризуются и т.д. В русском языке отдельной формы глагола для сослагательного наклонения нет, а выражается оно различными вводными модальными словами и конструкциями, например: «чтобы ты был…»
Всё-таки влилась, растворилась в нашем одесском народе частичка народа итальянского, приехавшего когда-то на эти пустынные степные земли у моря в новостроящуюся юную Одессу! А то чем иначе объяснить, что, как и одессит, с помощью глагола «занимать» («Ой, он такой хороший человек, он всегда займет денег!»), итальянец может глаголом «avanzare» (ссужать, одалживать, давать взаймы, авансировать) выяснить, кто у кого сколько одалживал и занимал: «Quanto avanzo da te?» – «Сколько (я) авансировал (одолжил) тебе?» или же «Сколько (я) авансировал (занял) у тебя?». И: «Quanto avanzi da me?» – «Сколько (ты) авансировал (одолжил) мне?» или же «Сколько (ты) авансировал (одолжил) у меня?»
Дополнительная сложность возникает от того, что «da te» равнозначно переводится и как «от тебя, у тебя», и как «тебе, к тебе». То же и с «da me». Вот и попробуйте разобраться в этой головоломке! То есть не имевший высшего филологического образования разноплеменной торговый народ при переводе с языка торговли итальянского на общераспространённый русский и обратно запросто мог, в понятии авансировать совместив «одалживать» и «занимать», переводить «Quanto avanzo da te» и как «Сколько занял у тебя», так и «Сколько одолжил тебе», «Сколько занял тебе» – и понимание в такой беседе происходит исключительно по контексту, в котором уж никто не ошибётся, кто кому одолжил и кто у кого занял. Чувствуете, что всё так же запутанно и туманно, как и в одесской фразе? И кое-какую ясность в это вносят только окончания глагола в первом «avanzo» и втором «avanzi» лице, – но почему-то в настоящем, а не в прошедшем времени. Уф!
Я спросил у Роберто, как же так получается, что предложение «Vado da Laura» можно перевести «Иду к Лауре» и «Иду от Лауры», и как они сами не путаются? Роберто задумался, – похоже, что впервые над этим вопросом, – потом улыбнулся и, пожав плечами, ответил: «Наверное, для итальянцев это неважно!»
Но главное и наиболее известное русскоговорящему миру наше лингвистическое достижение, – за исключением одесского акцента, конечно же, – это знаменитые и неповторимые «Две Большие Разницы» Упоминаемые и по центральным российским каналам – разве что не чаще, чем в самой Одессе, – и одесситами, и не одесситами с извинительно-восторженным добавлением: «Как говорят в Одессе!»
Совершенно случайно наткнувшись в итальянско-русском словаре на выражение «Una grande differenza» – «Большая разница», я замер в волнительном предчувствии. «Una» – это опускаемый при переводе на русский неопределённый артикль или числительное «один»? Ведь пишутся и произносятся они одинаково…
Надо сказать, что в Одессе первой половины XIX века итальянский язык господствовал в торговле, коммерческой документации и на бирже, и без знания его вы не могли вести дела. Торговые дома Ливорно, Неаполя и Генуи проводили крупные торговые сделки в Одессе… Банки были в основном французские, кофейни держали греки…
А неискушённым в филологии продавцу и покупателю самых разных национальностей в какой-нибудь итальянской (а может и не итальянской) лавке в Одессе в начале XIX века могло показаться, что где «Одна большая разница» – «Una grande differenza», там могут быть и «Две большие разницы» – «Due grandi differenze»! – особенно если такой же товар в соседней лавке лучше, а хозяин этой не хочет сбавлять цену! «Ma tra questo e quello ci sono due grandi differenze!» – «Но между этим и тем есть две большие разницы!», –  темпераментно обменивались мнениями покупатель и продавец. Да и сам Роберто, поясняя использование одного итальянского слова, вдруг взял да и выстрелил фразой: «Due differenze insieme!» – «Две разницы вместе». Ну чем он не одессит!
Верно, верно сказал великий Пушкин об Одессе своего времени в сохранившихся стихах из десятой главы «Евгения Онегина»:

Язык Италии златой
Звучит по улице весёлой…

Рейтинг:

+1
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 1014 автора
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru