litbook

Проза


Под стопой Одина+58

- Прочь, негодяи! Покрошу! - толсторожий крепыш, упакованный в «железный джек»1, стоя враскоряку возле сельской кузницы, угрожал огромным двуручным мечом. - Вам не пройти, приблудные псы! Убирайтесь к своему Длинноногому сассенаху2! Не видать ему нашей дани!
Несколько пеших солдат в обержонах, по виду действительно напоминавших обносившихся английских йоменов, опасливо переминались с ноги на ногу на почтительном расстоянии.
- Опомнись, Гобан Мак Шенах! - звонким голосом воскликнул невысокий молодой воин. - Того Эдварда проклятые кости крысы в склепе обглодали!
- Это всё Баллиол! Он шлёт своих шпионов далеко на север, чтобы снова? Эдвард Шотландский принёс оммаж Эдварду Английскому - ему нет дела до свободы Шотландии! До тех пор, пока жива будет хотя бы сотня из нас, не поддадимся английской власти!3 - Мак Шенах безумно хохотал, бросая дерзкий огненный взгляд на пятерых воинов, не решающихся подойти.
Задрав голову и вытянувшись в рост, он походил на жирного суслика, который стерёг выводок. Водя носом по ветру, кузнец шумно вдыхал бледно-серый дым костров, что полыхали в этот летний день на обочинах дороги. Он улыбался мрачно и широко пустой улыбкой человека, которому нечего терять.
«Тёмная волчица» Лаурина спешно прикидывала тактику нападения. Экую выковал себе необыкновенную громадину4! Пока дотянешься - в лапшу изрубит. Конечно, можно продырявить ему глупую кочерыжку, не прикрытую кольчужным капюшоном, метнув копьё, но ?добрый кузнец? нужен был живой и невредимый. Таурус велел собрать лучших воинов, всех до единого.
- Ждёте подкрепления, да, собаки? - Гобан опустил меч на плечо. - Вам и вдесятером не одолеть меня! Зарублю! Вы - паршивые гниды на пузе свиньи!
Вдруг Лаурина заметила позади кузнеца стремительное движение. Из-за спины мужчины вынырнул здоровенный сутуловатый парнище и обхватил того поперёк груди массивными длинными руками. От неожиданности Гобан разжал хват - тяжёлый меч сполз и брякнулся оземь у его ног. Что произошло дальше, никто не понял. В воздухе мелькнули ноги кузнеца, его немаленькая туша грохнулась в пыль; миг - и парень уже сидит на спине поверженного, удерживая обе кисти на излом.
Мак Шенах лежал, яростен и напряжён, в безумстве багровое лицо перекосило гримасой. Он рычал, как лев, рвался, силясь освободиться, казалось, вот-вот лопнут набухшие вены у него на висках. Разбросав ноги, левой рукой удерживая руки противника, правой парень потянулся к голове Гобана и заломил её назад.
Усмирение произошло так быстро, что лишь теперь Лаурина смогла рассмотреть неожиданного союзника.
На вид ему можно дать лет пятнадцать, не больше. Крепко сбитый, широкоплечий, длиннорукий, как здешние аборигены, пикты. Но светлые ?льняные? волосы и бородка, голубые глаза с длинными ресницами выдавали примесь скандинавской крови. На парне была надета шерстяная рубаха, продранная на локтях и во многих местах прожжённая, шерстяные же, до щиколоток, штаны.
- Слюнявый юнец... - подумала «Тёмная волчица». - Едва вызрел, а уже плющит железо? Кем же, кроме подмастерья, мог быть этот крепыш? Не сын, явно - не похож? Не местный?
- Эй! Не скрути башку старому индюку!
Воины спеленали кузнеца пеньковой верёвкой по рукам и ногам, подтащили и прислонили тушу в сидячем положении к булыжной стене. Чтобы не орал, заткнули рот пучком травы.
Подросток стоял, тяжело переводя дух, и нагло пялился на начальницу отряда.
- Ты из какого клана, герой? - ?Тёмная волчица? взглядом смерила парня с головы до пят: футов семь будет!
- Приблудный он, не видишь что ли! - захохотал Мак Шенах, перекусив и выплюнув кляп.
Лаурина резко повернулась к пленному.
- Что, пришёл в себя, вояка? Где бычка подманил, небось, в Аргайле на побережье?
- Поди-ка сам и приблудил! - грубо захохотали воины, сойдясь в кучу.
Парень шмыгнул толстым кривоватым носом, насупился, сжав обветренные губы. Видно было, что этот деревенский увалень обижен, но уходить он не спешил. В голове юнца с трудом рождалась единственная, но очень важная фраза.
- Иду с вами! - наконец выпалил он.
Сокращая время перехода, воины двигались не по проезжим дорогам, а по охотничьим тропинкам, почти напролом через горы и теснины.
С кузнецом вышло нехорошо... Зато у них новое приобретение - подмастерье Гобана, возможно, окажется полезен не только в кузнице, но и в отчаянной рубке. Молод и силён, решителен, достаточно ловок и, отметила Лаурина, недурен собой, пусть не слишком разговорчив...
Географически рельеф Хайленда не благоприятствует путешествиям в том направлении, которого старались придерживаться сотоварищи Лаурины. Древние горные хребты тянутся с северо-востока на юго-запад, то есть всякий раз, перевалив через горы, воины были вынуждены снова лезть вверх. Приходилось то брести по низине, то карабкаться по скале на очень приличную высоту, тропой дровосека просачиваться сквозь лесные завалы, перебираться через узкие промоины верховий маленьких, но злобных горных речушек. Сейчас же отряд медленно продвигался вдоль границы болота5, превратившего мелководное озеро в невысокий пологий торфяной холм. На общем пёстром фоне мхов то здесь, то там высились клочки розового вереска, белой пушицы...
Хотелось пить. Шеффри нёс за спиной тяжёлый меч, по причине своей уникальности не имевший ножен. Ноги иногда проваливались по колено в мокрое. Парень ещё никогда в жизни не удалялся от жилья на такое расстояние и кроме кузницы да деревни ничего не помнил. Он, конечно, знал, что Гобан ему не родной, но другого-то не было? Кузнец гонял парня без жалости, но напрасно не обижал. Кормил и поил всегда вдосталь, а к сельским девкам на праздники не отпускал - прятал что ли? Или силу его мужскую берёг, молотом махать? Поэтому, наверное, Шеффри отважился восстать против своего хозяина и кормильца - впервые увидел вблизи молодую женщину. Да какую!
- Пересохло? - слева шёл воин в жёлтом льняном акетоне с круглым щитом-баклером на животе. У него за спиной, как у фирболга, висел кожаный мешок, из мешка выглядывали тростниковые трубки волынки.
Шеффри кивнул.
- Нагнись, зачерпни мох — пей... Это чистая вода, синий мох убивает заразу6.
Вода была невкусной, но жажда отступила. Парень с благодарностью поглядел на советчика, решив, что отплатит при случае добром.
Вёл отряд проводник-горец, «мохноногий». В отличие от льняной и шерстяной деревенской одежды, для переходов по высокогорьям здешние обитатели предпочитали одеваться теплее - в оленьи шкуры. В какой-то момент проводник свернул на ему одному известную тропинку и двигался, петляя между небольшими, но коварными озерками - «окнами». Рухнув в такое окно, человек может там и остаться, если начнёт барахтаться с перепуга. Надо лечь на живот и без суеты стараться подтягивать себя к бережку. Или смирно лежать и ждать, когда тебя обнаружит случайный прохожий, ну, или фермер - тысячу лет спустя, после расчистки торфяника под картофельное поле7 найдёт тебя, целёхонького, законсервированного магией дуун-ши8? Неким чудом горцу удавалось не проваливаться - он даже не взмок, хотя остальные члены отряда к вечерней заре походили на выдр. Из последних сил выползли они на сухое, встряхнулись. Решили заночевать на этом островке.
Ночь в горах наступает быстрее, чем на равнине. Стиснутая хребтами лощина заполняется тьмой в считанные минуты. Похолодало, заморосил дождь. Семеро спутников сидели кружком, теснясь к костру. В ожидании горячей овсянки и напитка из сосновых иголок грызли копчёную оленину. Воин с забавным именем Банван9 священнодействовал над висящим на костре котлом.
- Ловко ты свалил кузнеца, приятель! - поддел Шеффри сосед, отшвырнув обглоданную рёберную кость и сплюнув. - Бороться у пиратов научился?
Шеффри нахмурил брови. Он не помнил... Кстати, отчего?
- Да ладно, - пожал плечами сосед. - Не хотел я тебя обидеть, парень. Завидую просто. Тебе бы сам Фэрганем экзамен устроил - вот кто боец!
Шеффри не хотелось разговаривать, да он и не умел распространяться подолгу. Эт-то ж не кувалдой махать и не кулаками? Он поискал глазами того воина, который днём на переходе помог ему советом. Патрик смазывал оружие.
- А жаль, что хозяин этого меча спятил, - продолжал сосед Шеффри, помолчав. - Тебе надо было и кольчужку забрать у Гобана - по горам носить здоровья бы хватило, даром что молод. Ну, а ринешься с мечом в битву, лучники тебя издалека и подстрелят как оленя. Хороши у саксов лучники! Хотя и наши не хуже.
Запахло кашей. Банван разливал в подставленные деревянные миски.
- Помолчи-ка, Уистен, - оборвал разговорчивого воина сосед справа. - На, парень, горячего поешь? Да не гляди такими глазами на Лаурину: твой меч для её ножен великоват! - неожиданная сальная шутка вогнала Шеффри в краску и он, опустив очи долу, поспешно принялся за еду.
Спать располагались на месте тёплого кострища. Набросали сосновых веток и расстелили плащи, улеглись, плотно прижавшись друг к дружке. Начальница отряда удостоилась отдельного шалаша. Выставили часового: что же, что вокруг болото! Если они пробрались на этот островок, значит и чужие могут? Первая смена досталась Патрику. Воин не спеша вынул из-за правого голенища баллок10, выбрал дерево повыше, кривее прочих, и с силой вогнал клинок в его толстый ствол. В скоротечном ближнем бою, если что, отобьётся секирой да баклером, обезоружит врага? А так спокойнее11.
Лаурина долго ворочалась. Холодно одной. Темнота, болотная сырость, крик птицы в ночи? Или местная нечисть разгуливает под луной? Луна круглая, полная. Хруст ветки где-то поблизости, совсем рядом! Лаури нащупала кинжал и взялась за рукоять. Отодвинулась ветка, заслонявшая выход из шалаша со стороны поляны, на которой ночевали воины.
Девушка сделала вид, что крепко спит, а сама, превратившись во взведённую пружину, вытянула из ножен острое лезвие?
Большое и тёплое тело осторожно прилегло рядом с ней, сильная рука нежно обняла? «Почему нет?» - решила «Тёмная волчица» и спрятала кинжал... Долго лежали в обнимку. Парень согревал её не хуже печки, не делая попыток овладеть, легко, едва прикасаясь, охватив грудь и живот прямо по многослойной прошитой ткани обержона.
- Ты чего меня гладишь, как козу? - тихо шепнула девушка.
Шеффри замер, пойманный с поличным.
- Телок, девками не балованный! - Лаури повернулась к парню лицом, улыбнулась. - Не бойся. Не зарежу... Хотя ты, воин, правда, сильно рисковал... Отчаянный! Или дурень.
Рука девушки прошлась по волосам, по плечу, по груди неожиданного любовника. Тот крупно дрожал. Лаурине показалось, что этот парень её боготворит. Не как невесту - как маму... Фу ты! Что с таким делать?
- Иди к мужчинам, пока они тебя не вытащили за ноги и в болоте не утопили, Мананнану12 на съеденье.
- Пускай! - разлепил губы парень. - Я никого не боюсь. Теперь пускай!
- Да как будто не за что! - хихикнула Лаури. - Как дёшева твоя жизнь, однако, парень! Отдашь за меня?
Шеффри Мак Дар глядел на неё в темноте горящими глазами, едва дышал.
Лаурина привлекла его к себе, обнимая плечи.
На этой ночёвке отряд потерял проводника. Проснувшись наутро, Лаурина обнаружила остывший труп «мохноногого» без признаков насилия. Ночные караульщики ничего подозрительного не видали, не слыхали и, как могла случиться смерть одного из спящих, не могли объяснить. Несчастного оставили непогребённым.
- Маркхэм был язычником. - Тихо сказал Дикон. - Но мы ведь не станем швырять его тело в болото, иначе всем нам несдобровать.
- Клянусь спасением души, Дик прав. - Подтвердил Уистен.
Взялся вести отряд Патрик. Вторым ступал Шеффри, страховал. Остальным это обстоятельство придавало уверенности: если кочкарник выдержал такого детину, им, мелким да лёгким, опасаться нечего. За спиной послышался вскрик - и всплеск! Шеффри оглянулся: Банван, оступившись, скользнул в «окно» - в ужасе кричал, колотил руками по воде и вырванному мху, но незримая сила влекла его к островку, оставляя взбаламученную полосу грязи, которая тут же вязко смыкалась, замирая навек. Не прошло и нескольких минут, крики смолкли, над болотом повисла вязкая тишина?
- Кау! - голосом выпи трясина всплакнула, выведя людей из ступора.
Вот так, не скормили трясине тело покойника, нечисть обиделась и сама для себя выбрала из них лакомую жертву - поросёнка13.


1 Кольчуга с капюшоном.
2 Сассенах - презрительное название англо-саксов шотландцами; Длинноногий - Эдуард I Английский.
3 Фраза из Декларации независимости Шотландии.
4 Двуручные клейморы (англ. claymore - claidheamh mor - гэл. большой меч и, возможно, слав. меч-кладенец) в середине XIV века в Шотландии практически не встречались. Первые упоминания о клейморе относятся к 70-годам XIVвека.
5 Склоны нагорий Шотландии и западных островов покрыты слабо дренированными сфагновыми болотами и вересковыми пустошами на сухих участках (uadream.com).
6 Сфагновый мох верховых болот выделяет йод и действительно стерилизует болотную воду.
7 Анахронизм. Картофель в Европу привёз в 1580 г. монах Нероним Кордан.
8 Эльфы в Шотландии.
9 Banbhan - ирл. муж. имя: поросёнок.
10 XIII - XVII вв. - обоюдоострый нож с прямым клинком, предшественник дирка (шотландский охотничий нож, кинжал, кортик).
11 Суеверный ритуал: защита от нечисти.
12 Божество водной стихии (моря, озёр, болот).
13 Свинья - священное животное Мананнана.

Рейтинг:

+58
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1016 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru