litbook

Поэзия


СТИХИ0

Валерий Пайков

 

Доктор медицинских наук, профессор (Санкт-Петербург). С 2000 года живёт в Израиле. Автор девяти стихотворных сборников, публикаций в периодике Израиля, Италии, России, США. Участник коллекции «120 поэтов русскоязычного Израиля» (ЭР.А, М–Т-Авив, 2005). Член Союза русскоязычных писателей Израиля.

 

Я УСПЕЮ

 

Всё оставлю на осень,
когда ливни, и в доме печально,
и никто не попросит
повторить всё былое сначала
и вернуться к привычке
слушать звёзды, поднявшись на кровлю,
что когда-то привита,
и внезапно разрушена с кровью,
непонятно откуда,
объявившимся, новым пророком.
Та игра неподсудна
даже небу – за давностью сроков...
Слава Богу, что осень,
что дороги от влаги набухли.
Я сумею, но после,
когда смолкнут последние буквы,
распадутся на искры,
освещая проёмы земные.
Я успею, как листья,
прозвенеть вам свои позывные.

 

НА ВЕЧНУЮ ТЕМУ

 

Когда море сольётся с небом
и продлится землёй синей,
обращусь я последним снегом,
превращусь в осторожный иней.
Я остался таким же верным –
одолел и костры, и ветры,
непонятные злые веры,
чтоб укутать тоской светлой
каждый вздох твой
и шорох каждый
веток тонких, бледных, усталых.
Что осталось нам после кражи
наших жизней? – Любовь осталась.
Я украшу её корону
переливом алмазных граней.
Я и словом её не трону,
я и в мыслях её не раню.
Буду только кружить и падать,
словно свет, что едва забрезжил
на листвы золотые пряди

и на дом твой, где всё, как прежде.
 

 

И МОЖНО ВСЁ ПРОСТИТЬ

 

Что мне ещё искать, каких ещё подвижек?..

Осенний Колизей с подсветкой изнутри.

На брошенном столе глухие вздохи книжек,

и жидкий свет в окно проснувшейся зари.

 

Тяжёлый серый плеск закованного Тибра –

всех ангелов с моста как ветром унесло.

И нет уж смысла ждать. И встречи – только игры

без права победить. И, может, повезло.

 

И счастье есть – бродить по переулкам Рима,

и руки греть в ночи над светом Алтаря

с надеждою в душе, что всё преодолимо,

что мой последний шаг, наверное, не зря.

 

Не думать, почему всё создано для бойни,

и даже блеск небес на то, чтоб ослепить,

и у цветов шипы, чтоб после было больно...

Но есть любовь одна – и можно всё простить.

 

ЧЕЛОВЕК

                               

Человек начинается с горя...

                                                                     Алексей В. Эйснер

 

Человек начинается с боли

материнской – до крика, до вопля.

Человек начинается с «Вот я!»,

с ощущенья немыслимой воли.

Человек начинается с неба,

ослепившего брызгами сини,

со штриховки дождя или снега,

с раскалённого ветра пустыни...

 

Человек завершается горем,

от которого в космосе тесно,

человек завершается песней,

бесконечной, мучительной, хором –

и другого не найдено средства,

не избыть его силою любою.

Человек завершается болью

одного неутешного сердца.

 

 

 

 

ЖИЗНЬ

 

Бросил камень – пошли круги

по воде, тишине грозя...

Не считал, что кругом враги,

не считаю, что все – друзья.

 

От соседей не прячу сор,

даже если они не спят.

Не кричу по углам, что вор,

не кричу, что, как ангел, свят.

 

Не спешу подходить к мечу,

и не прячусь – под стать ужу.

Если можно молчать, молчу,

если нужно сказать, скажу.

 

Избегаю лукавых губ,

не стараюсь сдержать смех.

Не твержу, что с рожденья глуп,

не твержу, что умнее всех.

 

Я всегда понимал, что свет

оборвётся, как ни кружись,

что намного сильней, чем смерть,

для живого страшна жизнь.

 

 

МАРИНА

 

                             Памяти Марины Цветаевой

 

Сострадала, живя страстями,

обжигая мужчин и женщин,

не гадая, что с нею станет

завтра – нет на земле женьшеня

и другого, покруче, корня,

чтобы легче жилось и проще.

Не могла она быть покорной –

возбуждало движенье против,

вопреки заповедным нормам.

Вопреки назиданьям пресным

из души извлекало горло

серебра молодые песни...

Пой, Марина. Пока я слышу

перебор твоих струн сердечных,

я на грустной земле не лишний,

я для отчих полей не встречный.

Пой, Марина. Твой голос чистый

утешает меня – из бездны.

Оставайся сверкнувшей искрой,

оставайся тоскою нежной,

бесконечной, как ты умела,

безоглядной и бескорыстной,

средь огня – моим снегом белым,

и звездой над последней крышей.

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 995 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru