litbook

Проза


Из романа «Пирамида астрала»0

Виктор Кувшинов

 

Родился в 1962 году в Петрозаводске, наполовину финн, наполовину русский. В Финляндии уже 17 лет. Профессия – молекулярная биология растений (генная инженерия), доктор наук (Ph D.), доцент. Автор двух десятков научных публикаций. В 2012 году вышли в свет две новые книги «Лэя» и «Пирамиды астрала» в серии «Наши там».

 

 

 

 

ГЛАВА 9. ЗА ПОРОГОМ

 

Из  романа «Пирамида астрала»

…Голова болталась слева направо, как боксерская груша. Меня нещадно хлестали по щекам, щипали и кололи. Наконец я проснулся, набрал в грудь воздуха, чтобы на полную возмутиться неуважительным отношением к моей персоне, и вдруг увидел склонившееся надо мной испуганное лицо Федьки.

– Уф-ф! Очнулся, – счастливо отдувался он. – Какого лешего ты удрал посреди полета? Вот, зараза, напугал. Я один посреди галактики, несусь незнамо куда, а этот идиот исчез и даже не предупредил.

– Где я? – вылез из меня «умный» вопрос, пока я пытался сообразить, почему и как Федька приперся ко мне в комнату, да еще нахально колотит меня, требуя каких-то объяснений.

Постепенно память и здравый рассудок стали возвращаться, но события всплывали почему-то в обратном порядке.

– А чего ты в моей спальне делаешь? – я оглянулся и запоздало понял, что нахожусь не у себя, а у Феди. Тело затекло и ныло, как после долгого лежания в одной позе. И с головы моей свисала сетка с электродами. – Так, это я ж у тебя в квартире, а не у себя…

– А то где? – удивился друг. – Ты вообще где пропадал?

Я начал понемногу восстанавливать события в хронологическом порядке:

– Да нигде. Я просто страшно испугался этой черной дыры, догоняющей нас сзади и что Земля пропала вместе с Солнцем… – здесь я осекся и уже совсем тихим голосом продолжил. – И оказался у себя в спальне, а потом… – тут я замолчал на еще более продолжительное время.

– Что «потом»? – нетерпеливо спросил Федька и продолжал по инерции меня ругать. – Идиот! Испугался красного смещения. Мы же скорости света достигли. Вот все и сделалось красным, а потом совсем почернело.

– А потом… я прошел к кровати и ОТКИНУЛ ОДЕЯЛО! Ты понимаешь?! И лег в кровать, закутавшись в него! И вообще, было темно, как ночью… а сейчас еще и не вечерело даже... а ты меня разбудил… здесь!

– Ты что, хочешь сказать, что каким-то образом по-настоящему материализовался у себя в квартире, да еще и ночью? Может, тебе все приснилось?

– Спал, будучи вне тела? Странно. Но уж больно все было реально…

– Я как потерю обнаружил, сразу сюда кинулся, а тебя живым нигде нет: ни в подпространстве, ни в пространстве… и что мне оставалось делать? Вот и стал колотить твои телеса по всем местам, чтобы разбудить. Но главное, что ты проснулся. Жалко, конечно – до звезд так и не долетели.

– Слушай, Федь! Надо ехать ко мне, проверить: если постель разобрана, то я там побывал, – пришла наконец мне идея, как установить, посещал я свою спальню или нет.

Физик без лишних вопросов вскочил и вперед меня побежал проверять мои гипотезы. Каково же было мое удивление, когда мы нашли мою кровать прибранной, как будто никто на ней и не спал.

– Ну вот! А то материализовался он, понимаешь ли. Пить надо меньше, – ворчал Федя, глядя на мою кровать.

– Что пить? – рассеянно спросил я, лихорадочно соображая. – Нет, слишком реальный сон был. Ты помнишь нашу встречу с теми шизиками на Юпитере?

– Да уж.

– Так вот, в последний момент они подумали, что мы «прыгаем» через астрал. Типа чего и спрашивали?

– И каким местом это относится к твоей спальне?

– А если я задержался в астрале, а не выпал сюда, в подпространство? Я же ведь думал, что Земли больше нет и с испуга не знал, куда конкретно прыгать, вот и размазался мыслью по астралу. А там – эти астралийцы говорили, – что угодно можно себе вообразить.

– Ну что ж, вполне жизнеспособная гипотеза. После того, что тебе все приснилось или что ты сбрендил, она, наверно, самая вероятная. Кстати, может, еще какое-нибудь объяснение надумал?

– Да есть одно, но уж совсем бредовое. Если я каким-то образом вдруг прыгнул вперед во времени.

– Ага, и сегодня ночью ты встретишься сам с собой в постели. Счастливо! Таких сексуальных экспериментов я еще не видел, – издевался надо мной приятель.

– Так я ж и говорю: бредовая идея. Давай лучше думать, как проверить, был ли я в астрале или нет и как туда опять попасть, если я там все-таки был?

– А чего тут думать! Надо повторить весь опыт с начала. Вспомни все мельчайшие детали. Потом я тебя еще раз попробую разогнать до скорости света, если хочешь.

– Нет, думаю, скорость света здесь ни при чем. Скорее, тут мой испуг сработал. Второй раз мне не удастся испугаться так сильно, тем более после твоих объяснений. Лучше сделаем так: сейчас еще отдохнем и потом опять «выйдем», а я попробую медитировать «там» на тему моего сна – может, что и получится.

– Почему бы и нет? Давай! Только все дела заброшены… но это все ерунда.

– Кто бы говорил! У меня скоро проблемы со здоровьем начнутся от долгого лежания. Но уж больно интересно…

Пока физик гремел посудой на кухне, пытаясь сообразить скорый ужин, я предался думам. Что-то не давало мне покоя в цепочке событий. Вот я тащусь за Федькой в космосе. Вот пугаюсь, «закрываю глаза» и оказываюсь надолго в полной тишине и темноте…

Вот, нашел! Почему у меня в ушах стоял этот звон колокольчиков? Потом он стал утихать, я открыл глаза и оказался в своей спальне. В реальной комнате. Все органы чувств говорили мне, что я дома. Но я так стрессанулся, что не придал этому значения, а с облегчением завалился спать, даже не вспомнив, что на мне должна быть сетка с электродами. «Уснул», можно сказать, мгновенно. Что же, надо попробовать попасть в ту загадочную комнату!

Вечером мы с Федей пребывали у своих, лежащих на моей кровати, тел и пытались закинуть меня в виртуальную спальню. Мы стояли, что называется, «опустив руки» после нескольких неудачных попыток, в ходе которых я только мигал, на время исчезая из Фединой видимости да еще немного перемещаясь по комнате. Сколько я ни представлял несуществующую спальню, все равно оказывался в своей, натуральной, рядом с терпеливо ожидающим чуда физиком. Я понимал, что делаю что-то не то, но вот что – было загадкой. Наконец до меня дошло:

– Федь «слетай» куда-нибудь. А то вдруг ты фонишь и сбиваешь меня с панталыку? Давай хоть эту возможность исключим из опыта. Потом возвращайся, и если меня не застанешь – опыт удался. Поэтому сразу меня не буди, дай мне «там» побыть подольше.

– Принято к исполнению! – Федька послушно исчез, улетев прямо через стену.

А я остался экспериментировать. Пару раз безуспешно «прыгнул» по спальне и окончательно понял, что так ничего не добьюсь. Остановился, «закрыл глаза» и стал вспоминать в деталях, что тогда произошло. Вот я пугаюсь и оказываюсь в полной темноте… что дальше? Должен быть звук бубенчиков.

Я вслушивался до «звона в ушах», и вдруг, на грани слуха, действительно стал пробиваться легкий перезвон, как будто от очень далеко проезжающей упряжки лошадей. Потом звук затих, но я не спешил «открывать глаза» и продолжал вслушиваться. Ага, вот он снова появился! «Та-та-та, та-та-та». Что-то он мне напоминает? А звук тем временем приближался, но как-то блуждая слева направо и обратно. Потом вдруг до меня дошло, где я этот звук слышал! «Джингл беллс, джингл беллс» – это же звук упряжки рождественских оленей Санта Клауса. Я их еще в свою поездку за кордон до тошноты наслушался. Да и у нас не лучше. Так и споешь рекламу: «Праздник к нам с собой несет… (что-то там еще)… кока кола».

Как только я вспомнил, откуда мне известен этот звук, колокольчики стали звучать громче, явно направляясь ко мне. Я решился «открыть глаза» и увидел себя висящим в абсолютной темноте. А издалека, делая красивый вираж, ко мне приближалась упряжка северных оленей. За вожжами на облучке саней сидел красноносый бородатый дядька, сильно смахивающий на Тима Аллена из известного фильма «Санта Клаус». Упряжка летела в черноте, ничем не подсвечиваемая, но ясно видимая, как под ярким солнцем. Только я подумал о странной неестественности происходящего, как под моими ногами развернулось поле белого, сыпучего и искристого снега.

– О-хо-хо! – по киношному весело прокричал Дед Мороз, и олени спикировали ко мне в снег, подняв тучу морозной снежной пыли. – Кто тут меня дозывается уже который раз?

Стряхивая снег с плеч, я заметил, что стою уже по-зимнему одетый, в теплой куртке и каких-то мокасинах, а с синего неба сверкает солнышко. Вдали завиднелся хвойный лес, тоже укрытый снегом. Изо рта и ноздрей оленей шел пар, клубясь в ритме их частого дыхания.

– Здравствуйте! – произнес я, обалдело уставившись на Деда Мороза, соскакивающего с саней.

– Приветствую вас, молодой человек! Я – Санта Клаус! – торжественно произнес он, снимая рукавицы и протягивая руку. – А вас как звать-величать?

– Женя! – почему-то по-детски представился я и задал еще более детский вопрос: – А вы что, настоящий Дед Мороз будете?

– Нет! – возмущенно воскликнул он. – Я – Санта Клаус! – и поднял вверх указательный палец, явно долженствовавший показать значительность хозяина этого пальца. – У меня больше всего поклонников.

– А-а, извините! Я первый раз здесь.

– Так чем могу помочь? Если вам непременно нужен Дед Мороз, то могу подвезти, – со вздохом произнес мой странный собеседник, явно удручаясь тем, что перед ним не его почитатель. Я уцепился за эту идею:

– Отлично! Хотелось бы посмотреть, как он там поживает.

– А что старику сделается? – сказал, всхрапнув и повернув голову к нам, передний олень в упряжке.

– Рудольф, я тебе слова не давал, – возмутился Санта Клаус поведением мохнатого болтуна.

– Очень надо! – презрительно взглянул на хозяина олень и отвернулся.

– Да, несколько староват Дед Мороз, – обрадовался Санта Клаус возможности указать на недостатки коллеги и, приглашая меня жестом в сани, продолжил. – Но ничего, покряхтывает. Да и с внучкой его, Снегурочкой, не соскучишься! Ну, садись, поехали! Хей-гой-гой!

Под этот ковбойско-индейский вопль олени припустили в небо, взметнув облако снега, и мы оказались опять в кромешной тьме. Олени стремительно мчались, отмеряя копытами километры невидимой поверхности. Скоро впереди показалась стена северного сияния, красиво переливающаяся в полной темноте голубыми и зеленоватыми тонами. Пока я любовался ею, наши сани под веселое гиканье Санта Клауса влетели прямо в середину светящегося занавеса.

Мир взорвался вокруг всеми цветами радуги, и мы уже неслись по заснеженной улице какого-то праздничного городка. По бокам стояли прянично нарядные бревенчатые домики, украшенные резными наличниками. Наконец мы подъехали к большому, тоже бревенчатому зданию с широким крыльцом.

– Добро пожаловать в Клуб Санта Клаусов! – крикнул мне возница.

– В клуб Дедов Морозов! – басовито смеясь, возразил большущий старик, стоявший в распахнутых дверях. Его убеленная сединами борода и шуба, обшитая красным шелком, ясно говорили, кто появился перед нами.

– Опять начинается! – послышался недовольное ворчание Рудольфа со стороны упряжки.

– Все, голубчики, спасибо! Бегите в стойло! – крикнул оленям Санта и поднялся на крыльцо следом за мной. – Проходи, Женя, это, как ты, наверно, догадался, Дед Мороз.

– Да, проходи, посмотри на место наших вечных споров! – похохатывал в бороду высокий старикан.

– А кто еще сейчас здесь? – спросил Санта.

– Да финский Йоулупукки. Остальные неизвестно где бродят.

– А Женя к тебе, насколько я понял, – сказал Санта Деду Морозу и, уже обращаясь ко мне, продолжил. – Заходи, мы всегда рады гостям!

Мы зашли в просторный, но уютный холл, с массивным столом у светлых окон и огромным камином у противоположной стены. Напротив очага стояло несколько глубоких, обитых зеленым плюшем кресел и журнальный столик, заваленный почему-то не журналами, а бутылками и закусками. В одном из кресел сидел благообразный дедушка в очках, тоже убеленный сединами. Санта скинул шубу и оказался в свитере и синих суконных штанах, заправленных в замшевые унты. Я тоже скинул куртку, и мы прошли к камину.

– Детей не привели с собой? – хитро улыбнулся благообразный старикан.

– Да нет! Пей свою «Коскенкорву»! – усмехнулся Санта.

Очкастый старик довольно крякнул, достал из-за пазухи бутылку финской водки и налил в маленький стеклянный шкалик перед собой.

– Это Йоулупукки, а это Женя! – коротко представил нас Дед Мороз. – Присаживайся! – потом безнадежно махнул рукой на благообразного старца. – Все норовит в одиночку пить. Разве это по-божески?

– Вот поживете с мое – сами запьете. Это процесс философский. Но и за компанию не откажусь, – оживился Йоулупукки и, указывая на стол, предложил. – Однако угощайтесь!

– Итак, молодой человек, – начал Дед Мороз, называя меня то на «ты», то на «вы». – Зачем же вы к нам пожаловали? И кстати, сразу должен объяснить одну вещь. Здесь у нас нечто вроде дискуссионного клуба. Мы хвастаемся друг пред другом, а наши гости выносят свои суждения, кто и в чем лучше других. Давай сделаем так: ты нас рассудишь, а мы тебе поможем, чем можем.

Я лихорадочно соображал, как бы так приврать, чтобы и они рассказали, как побыстрее попадать в астрал, и в то же время не напугать их нашим нестандартным появлением. Поэтому избрал тактику побольше спрашивать и поменьше говорить:

– Я очень благодарен вам за прием и с удовольствием послушаю ваш диспут и, конечно же, постараюсь быть непредвзятым в оценках.

Если бы я знал, на что я подписался, то наверняка сбежал бы сразу. А вам было бы интересно битый час слушать, какое место обитания важнее: Северный полюс, Корватунтури в Лапландии или Великий Устюг? Или о ком раньше упоминают в летописях? Или у кого больше почитателей и так далее, и так далее? Причем все это в сопровождении топаньям ног, криков и длинных сцен ораторского искусства. При этом надо было высказывать свое мнение и стараться сильно не обидеть не вполне нормальных собеседников. Мне повезло, что их было только трое, а не все пятнадцать, о которых то и дело упоминали присутствующие. Вконец вымотанный и опасающийся, что Федя начнет меня будить на Земле, я попытался прояснить ситуацию со своим положением и взмолился:

– Мне очень понравились ваши доводы, и должен признать, каждый из вас имеет в чем-то неоспоримые преимущества перед другими. Это делает вас уникальными и востребованными. К сожалению, я очень спешу и прошу вас помочь мне советом.

– Вот так всегда! – воскликнул Санта. – Ни один гость еще не сказал прямо, что я лучше всех. Ладно, что ты хотел узнать?

– Вы знаете, я совсем недавно в астрале.

– Это и так понятно! Чтобы мужик нами интересовался, покрутившись тут годик-другой, слишком маловероятно. Вот если бы ты помоложе был да женского полу, то, может, у нас и задержался.

– Да, у меня проблема с возвращением в астрал после того, как я выхожу оттуда, – врал я, как только мог. – Вот и сориентировался на колокольчики оленей.

– Надо было «динь-дон» слушать, а не «джингл беллс», я бы на своей тройке мигом земляка подхватил! – сразу бросился хвастать Дед Мороз.

– Подожди, – остановил его Санта серьезным тоном. – У парня, наверное, нарушена фиксация астральных объектов в памяти, – и, уже обращаясь ко мне, спросил: – Тебя, что, не учили запоминать занавески?

– Какие занавески? – чувствуя, что «сажусь в лужу», переспросил я.

– Пирамидальные коды! Вроде того, который ты видел, когда мы сюда въезжали. Да откуда ты взялся такой? – все больше удивлялся Санта.

Мне пришлось привирать дальше, чтобы вытащить из них очень нужную нам информацию, и я проканючил:

– У меня сложный случай. Я не учился ничему. Сам по себе.

– Так ты что, дикий? Нет, дикие сюда подняться не могут. Но как же это тебя угораздило? А я-то думал, такого уже и не случается, – видимо, мой собеседник принял меня за какой-то дикий или пиратский вариант и решился-таки помочь. Я молчал, как мышь, боясь спугнуть удачу, а Санта продолжал объяснять: – На первое время вспоминай нашу пирамиду. Помнишь северное сияние?

– Да.

– На него тебя откуда угодно выкинет. А если наше общество надоело,  сделай себе астральный якорь и гуляй, где хочешь! Когда захочешь вернуться, вспомни его и все дела.

– А что такое астральный якорь?

– Экий же ты невежа! К ангелам не обращался? Эти-то спасители-хранители вроде как обязаны таких просвещать, – Санта продолжал сокрушаться. – Ну что с тобой будешь делать? Слушай: астральный якорь – это любая твоя воплощенная яркая фантазия, в которой ты можешь пребывать в свободном астрале. Желательно, чтобы она не была идентична какому-нибудь месту на Земле или в пирамидах, типа нашей, чтобы тебя по ошибке не выкидывало в другое место.

– А много таких пирамид? – не удержал я своего любопытства.

– Ну все! Достал, темнота! – воскликнул Дед Мороз. – Пошли, сейчас я тебе придам ускорения, а как окажешься в «свободном полете», так и создавай себе якорь! Дальше сам разбирайся, только поосторожней там.

С этими словами он встал и, взяв меня за плечо, повел к дверям. Я только успел попрощаться с другими бородачами и подхватить куртку. Выведя на крыльцо, он ухватил меня за шиворот и отвесил такого смачного пинка, что я торпедой взмыл в небо. Летя кувырком, пробил их занавеску и, на мгновение увидев северное сияние за собой, оказался в полной темноте.

Итак, я в астрале. В настоящем. Вокруг меня пустота. И как же мне создать якорь? Надо представить какое-нибудь место, которое не похоже ни на какие, ранее видимые мной пейзажи. Я задумался… и представил домик на берегу речки, стоящий на лужайке, заросшей травой. Но пейзаж вокруг него был не простой: за домом росли банановые деревья и пальмы вперемежку с нашими елками и березами. Такого на Земле я уж точно нигде не видел! Открыв глаза, я узрел перед собой воображаемый пейзаж и довольно огляделся.

«Хорошо, что комаров не напредставлял!» – подумал я и тут же услышал занудный звон насекомых. «Если они еще и кусаться будут…» – и сразу же почувствовал первый укус. Надо бежать в дом! – с отчаянной мыслью я помчался к постройке. За мной уже неслась туча надоедливых насекомых. Заскочив в дверь, с удовольствием отметил наличие камина и дров в нем. На каминной полке лежал коробок спичек. Все, что нужно человеку для счастья! Быстренько развел огонь и устроился в уютном кресле. А затем сидел расслабившись, слушал треск горящих поленьев и радовался возможности спокойно проанализировать ситуацию.

Можно поздравить себя с успехом – это, похоже, действительно астрал. Что я узнал о нем? Довольно много. Во-первых, у меня есть ориентиры для возвращения. Потом этот якорь, придуманный мной, и дедоморозовская, как ее там… пирамида, кажется. Почему, кстати, пирамида? Или я что-то не так «перевел»? Наученный опытом общения с «инопланетянами» на Юпитере, я сомневался, что все правильно понял в речах Дедов Морозов.

И вообще, не придумал ли я все? Может, это сон? Нет, не бывают сны настолько предметными. К тому же я, может быть, еще и слышал случайно от финского студента о Йоулупукки, но запомнить его имя было почти невозможно. А название горы, где он живет в Лапландии, и подавно незнакомо. Как там оно было? Корватунтури, кажется. Надо будет проверить, когда вернусь на Землю. Да, все-таки Деды Морозы хоть и были слегка сумасшедшими, но вполне самостоятельными личностями. У меня просто фантазии на все это не хватило бы.

Во-вторых (или в каких там?), я могу создавать какую-никакую реальность, а вернее, иллюзию вокруг себя. И это здорово! Всегда мечтал иметь такой «домик в деревне». Даже не так: домик на берегу речки… или озера? А, ерунда – это можно будет подправить на свой вкус. А какой у меня лес за домом! Люди у нас на Земле по грибы ходят, а я заодно и по бананы с кокосами смогу ходить…

Отлично! А от комаров придумаю какой-нибудь вечный репеллент – и все дела. Есть ли что-нибудь «в-третьих»? Да, существуют какие-то ангелы, о которых все говорят и которые должны чему-то учить. Только не те ли это типы, которые Ташу угробили? Так что пока надо быть поосторожней. И еще: надо как-то сюда ребят привести. Но это уже задачи, а не достижения.

И, как всегда, вопросов оказалось больше, чем ответов. Передо мной опять, как и месяц назад, лежал новый, совершенно не изведанный мир. Или миры. Или ничего, кроме моих фантазий? Нет, про фантазии я уже уяснил – мне все это и в горячечном бреду не приснилось бы.

Итак, что и как делать там, где ничего не видно и ничего не известно? Опять, во-первых, ТБ – техника безопасности то бишь. Не высовываться почем зря. А если не высовываться нельзя или невтерпеж, то высовываться помаленьку. Это чего это я? – эк загнул, что и не разберешься. В общем, как обычно: высунулся, получил по носу и деру домой, пока всего целиком не схавали. Дальше надо позвать Ташу. Если она выйдет к нам или ее отпустят, то сразу все станет понятней и проще. А сейчас надо потихоньку начать исследовать окрестности, но только как?

Я понял одно правило астрала: пока не получишь ориентир, никогда не найдешь нужное место. Мы вообще не могли войти в астрал, пока я случайно не зацепился за эти оленьи бубенчики. В реальном-то мире таких красивых бубенцов нет. Вот я и задержался в астрале, вызывая Санту по колокольчикам. Чем не объяснение? Во всяком случае за неимением лучшего для успокоения дурака и это сойдет.

Дрова в камине стали прогорать. Сколько же я уже здесь тусуюсь? Нет, на первый раз, наверное, хватит. Пора домой! Кстати, а попаду ли я туда?

Но все оказалось в порядке. Когда я открыл глаза, предо мной уже была моя спальня, в которой мое полудрагоценное тело безмятежно отдыхало на кровати. Феди, естественно, в округе уже не наблюдалось. Интересно, куда это он смотал? Но, пролетев по квартире, я нашел приятеля, слушающего музыку в гостиной комнате. Подглядывать за ним я посчитал несолидным делом и поспешил занырнуть в свою бренную оболочку.

 

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1015 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru