litbook

Поэзия


"Еврей Аппела"0

 

Юлий Ким



"Еврей Аппела"

Притча в одном действии по сюжету Лиона Фейхтвангера

Композитор В. Дашкевич

ПРОЛОГ ЗМЕЯ



ПРОЛОГ ЗМЕЯ

Уже прошло, смотрите сколько лет,

А Бога у людей все нет и нет.

Есть миф, дурман, туман, самообман

Евреев, христиан и мусульман,

Язычников, поклонников огня,

Есть даже почитатели меня,

Возводят храмы и монастыри,

Стада коров влекут на алтари,

Взывают к небу, молятся, поют,

Как заведенные поклоны бьют,

Но стоит взять, прижать и носом ткнуть,

И - Бога нет. Господь! Не обессудь:

Напрасно сотворил ты эту тварь:

Любой сменяет душу на сухарь.

Рай, господа, по сути дела пуст,

Вы это слышите из первых уст.

Ну, мучеников полк. Ну, праведников взвод.

Апостолы... Архангелы не в счет.

Святых штук двести... Что до остальных,

Куда ни плюнь - младенец либо псих.

И если вы не тот и не другой,

То уж извольте следовать за мной!

Влачатся ГРЕШНИКИ в преисподнюю.

Ползи, ползи, поток убогий, крикливый, пестрый, многоногий,

Маркиз де Сад, козел безрогий, Вольтер унд граф Толстой,

Аптекарь, пекарь, математик, агностик, скептик и фанатик,

Болгарский парь, еврейский цадик - за мной! За мной! За мной!

Прошу покорно в двери ада: тепло, светло и врать не надо -

Ведь мне достаточно и взгляда для полного досье.

Я глаз протер, прочистил ухо, я жду хоть искры Божья духа,

Но кроме шкуры, страха, брюха - нет ничего, месье!

Прошу, возлюбленные чада! Прошу покорно в двери ада!

Тепло светло и много чада...

Внезапно замечает АПЕЛЛУ, идущего за плугом в обратном направлении.

Еврей пашет. И неплохо пашет! Умеют же, когда хотят. Эй! Почему ты идешь не туда, куда все?

При этом ЗМЕЙ принял вид обыкновенного человека.

АПЕЛЛА. У меня своя дорога.

ЗМЕЙ. Эй! А почему у тебя своя, а у них общая?

АПЕЛЛА. Ну, им там, наверно, больше нравиться ходить. Просторнее, удобнее.

ЗМЕЙ. Так что же ты? Присоединяйся!

АПЕЛЛА. Нет, не могу.

ЗМЕЙ. Да почему же?

АПЕЛЛА. Нет, не могу.

ЗМЕЙ. Да отчего же?

АПЕЛЛА. Нет, не могу.

ЗМЕЙ. Что тебе здесь? Кто тебе здесь? А там - смотри, какие люди!

АПЕЛЛА. У меня своя дорога.

ЗМЕЙ. Это дорога? Это пустырь, засеянный белыми камнями!

АПЕЛЛА. Да! Да! И я его одолеваю! Одолеваю! А когда одолею, это будет моя дорога. Или ты глухой?

ЗМЕЙ. Понимаю, понимаю, понимаю. Какой хитрый! Ты решил попасть туда?

Указывает вверх.

Блестящая идея!

АПЕЛЛА (громко, на ухо Змею). Я говорю, ты глухой! Ты меня не слышишь!

ЗМЕЙ (шепотом). Не кричи. Все я слышу. Хочешь скажу, о чем ты думаешь?

АПЕЛЛА. Ну и о чем же я думаю?

ЗМЕЙ. Ты думаешь, что ты святой.

АПЕЛЛА, А говоришь, что все слышишь.

Г р о м к о.

Я не святой! Я Апелла! Просто еврей Апелла!

Пошел пахать дальше.

ЗМЕЙ. Сначала все так говорят.

АПЕЛЛА.

Я Апелла, еврей Апелла,

Я живу на земле Иудеи,

Где давно живут иудеи,

Где растут священные камни

Для Ерусалимского храма.

О Иудея моя. Иудея!

Сколь великолепны твои холмы!

Сколь превосходны твои виноградники!

И прохладны ущелья!

Я Апелла, еврей Апелла.

Благодарствуй, о Господи Боже!

Мне не нужно ни меньше, ни больше:

Здесь моя земля Иудея,

Здесь моя жена, моя Лея.

О моя Лея, жена моя Лея!

Сколь великолепны твои холмы!

Сколь превосходны твои виноградники

И прохладны ущелья!

Вместе с женой

Слава Тебе, Бог Господь, единственный и единый!

Ты дал - Ты взял, Ты посеял - Ты развеял,

Ты свел - Ты возвел, как задумал, как затеял,

Ты здесь - Ты и там, и в постели, и в купели,

Не остави милостью Своею!

Начинают делать детей.

АПЕЛЛА

Здесь я бросаю зерно - и пожинаю колосья.

ПЕРВЫЙ младенец

Здесь выпускаю пчелу - и она возвращается с медом.

ВТОРОЙ младенец.

Здесь посылаю серебряный сикль - и мне воздается

сторицей.

ТРЕТИЙ младенец.

Вместе с Леей

Слава Тебе, Господи, аллилуйя!

Люди! Вы видите? Вот они! Получилось! Это мои дети! Мои дети! Сразу трое! Какие девять месяцев - девять минут, как быстро они пролетели! И вот, пожалуйста, мои мальчики, мальчики мои!..

ЛЕЯ. Почему только твои? Это наши дети.

АПЕЛЛА. Мои!!! Мои. Ты помнишь, сказано в Книге: Авраам роди Исаака, Исаак же роди Иакова, Иаков же роди..." - а я, Апелла, сразу роди и Авраама, и Исаака, и Иакова - мои! Наши - это коровы и козы, овны и бараны, но дети мои! Хорошо, твои тоже, корми их. укладывай, тут они твои, тут я ничего не могу поделать. О, Лея, Лея, как же хорошо мы потрудились, слава Господу!

ЗМЕЙ. Ты кощунствуешь! Ты кощунствуешь, Апелла, кощунствуешь! Эти дети - плоды греха!

АПЕЛЛА. Или ты глухой? Лея - моя жена. Жена!

ЗМЕЙ. Но ты прелюбодействовал с нею!

АПЕЛЛА. Нет! Нам завещано: плодитесь и размножайтесь, плодитесь и размножайтесь - завещано нам. Трижды познал я свою жену, троекратно славя Господа, и он дал мне тройню. Или ты слепой?

ЗМЕЙ. Да, но познавая жену, ты познавал женщину, а значит, испытывал сладострастие, издавал стоны - ты издавал стоны? Издавал, издавал!

АПЕЛЛА. Ну, я не знаю... я же не святой. Все стонут.

ЗМЕЙ (пародируя). Ах! А-а! О-о!

АПЕЛЛА. Я говорил тебе: я не святой.

Изгнал Змея.

КОЛЫБЕЛЬНАЯ ЛЕИ

Дети мои, дети - крепко, крепко спите,

Вон на темном небе - золотые сети,

Каждому на глазки - шелковые нити,

Чтобы наши детки спали крепко-крепко,

Словно дрозд на ветке, словно птица-дрозд.

Дай им, Боже, столько счастья, сколько в небе звезд!

Тем временем ЗМЕЙ отправляется в царство парфян.

ПАРФЯНЕ

Мы великие аршакиды - никому не прощаем обиды!

Мы великие аршакиды - никому не прощаем обиды!

Наши боги - великие боги, они одни в небесном чертоге!

Великий Ариман! Великий Ормузд!

Их голос грозен! Их волос густ!

Йе! Йо! Йеху!

ЗМЕЙ. О, царь парфян, великий Артабан! Сила твоя безмерна, а мудрость непомерна! А тем временем там, на холмах Иудеи, живут презренные иудеи, имеющие множество голов скотов, коров и быков, коз и овец, серебряных сиклей и золотых колец! И при этом они почитают некое божество, не зная даже имени его! И так они его почитают, что всем другим предпочитают!

ПАРФЯНЕ.

Мы великие аршакиды - никому не прощаем обиды!

АРТАБАН.

Йе! Йо! Йеху!

ПАРФЯНЕ.

Йе! Йо! Йеху!

Поход парфян на Иудею.

ПОХОДНАЯ ПЕСНЬ

Как мчатся по небу тучи лавиною сплошной,

Так мчится конница наша равниною степной!

Йе! Йо! Йеху!

Фаланги Искандера от нас бежали прочь!

Когорты гордого Рима нам тоже не страшны!

Йе! Йо! Йеху!

Грознее молнии блещет парфянское копье!

Быстрее беркута рыщет парфянская стрела!

Йе! Йо! Йеху!

ПАРФЯНЕ заняли Иудею и схватили Апеллу.

ПАРФЯНЕ. Мы, парфяне, великие аршакиды, никому не прощаем обиды! Отвечай, тварь земная, тля дрожащая, кто ты таков? И много ли у тебя голов скотов, коров и быков, коз и овец, жемчужных ожерелий и золотых колец, а также серебряных сиклей?

АПЕЛЛА. Я Апелла, еврей Апелла. Какие козы? Какие сикли? Что у меня есть? Ничего у меня нет. Семеро коров да семеро овец - и конец.

ПАРФЯНЕ. Эй, Апелла, еврей Апелла! Врешь, тварь земная, врешь тля дрожащая, семижды семь у тебя быков и семью семижды семь у тебя коров, и несметны стада твои козьи и овечьи - получай за это казни и увечья!

Бьют его.

АПЕЛЛА. Ай! Ай! Ай!

ПАРФЯНЕ. А чтобы не лгал, языком не молол, угоняем тебя в наш парфянский полон - и тебя, и жену с приплодом, и со всем твоим подлым родом!

Потянулась вереница евреев в парфянский полон.

ЗМЕЙ

Ползи, ползи поток убогий,

Презренный, бренный, многоногий.

О как скушны пути-дороги

Терпенья твоего!

Ну что еще вам ждать чего-то?

Ползи сюда, в мои ворота!

Так нет же, им еще охота

Поползать до того!

В парфянском плену Апеллу представили царю Артабану.

АРТАБАН. Эй, Апелла, еврей Апелла! Я царь парфян, аршакид Артабан. Сила моя безмерна, а мудрость непомерна. Огвечай, тварь земная, тля дрожащая: кто ты таков и каких почитаешь богов?

АПЕЛЛА. Я Апелла, еврей Апелла. Плохо мое дело, тихо мое слово... Един царь на престоле - един Бог на небе. Аминь.

АРТАБАН. Один бог? Один?

АПЕЛЛА. Един Господь, един.

АРТАБАН. Бедный Апелла, глупый Апелла. Всего один бог. И как же его зовут?

АПЕЛЛА. Имя Его священно, оно неизреченно.

АРТАБАН. Бедный Апелла, глупый Апелла - всего один бог, и тот безымянный. Нищий бог, слабый бог, маленький бог. Тебе с ним худо, тебе с ним пусто. Покажите ему наших богов: Аримана и Ормузда!

ПАРФЯНЕ вносят двух богов.

ПАРФЯНЕ

Велики наши боги - Ормузд и Ариман!

Огромны словно горы, сильны как ураган!

По земле идет Ормузд - крики, стопы, гром и хруст.

Чуть подует Ариман - закипает океан!

Их ноги словно башни, их руки словно кедры,

Их крылья словно тучи, глаза как черная ночь!

Йе! Йо! Йеху!

АРТАБАН. Вот настоящие боги! Вот поклоняйся кому!

ПАРФЯНЕ (хором). Вот настоящие боги! Вот поклоняйся кому!

ЗМЕЙ. Вот поклоняйся кому, Апелла!

АПЕЛЛА (тихо). Един Господь во свете и мгле...

АРТАБАН. Не слышу!

АПЕЛЛА. Един Господь на суше и на море...

АРТАБАН. Не слышу! Громче!

АПЕЛЛА. Един на вышнем престоле - един на грешной земле...

АРТАБАН. Един?

АПЕЛЛА. Как ты един на троне земном, так Он един на престоле небесном.

АРТАБАН. Значит, ты полагаешь, еврей, что твой Единственный всех сильней? Так возьмите его жену и детей и сбросьте их с крутого откоса!

АПЕЛЛА. Не надо! Артабан! Не надо!

АРТАБАН. Но если твой бог такой могучий, то пусть их спасет от смерти неминучей - пусть превратит, например, в голубей или просто невидимой дланью своей подхватит их и поднимет ввысь? Молись, Апелла, хорошенько молись!

ЗМЕЙ. Тебе что, детей не жалко ?

АПЕЛЛА. Я согласен! Согласен! Артабан! Я согласен. Я, Апелла, презренный еврей - я признаю твоих богов Ормузда и Аримана.

Великие боги - Ормузд и Ариман!

По земле идет Ормузд - раздаются гром и хруст!

Скажет слово Ариман - закипает океан!

Я признаю!..

АРТАБАН. Ты признаешь наших богов - значит, отрекаешься от своего?

АПЕЛЛА. Да! Да! Отрекаюсь! Только отпусти моих детей...

АРТАБАН. По-моему, ты со мной торгуешься, еврей. А если не отпущу, если все-таки сброшу, ты повторишь, что сказал?

АПЕЛЛА. Да! Да! Я отрекаюсь от Него! Я проклинаю Его! Я плюю на Него! И повторю это, сколько ты пожелаешь!

АРТАБАН. Так повторяй же!

По его знаку Лею и детей сбрасывают в пропасть.

АПЕЛЛА. Господи! Спаси и помилуй, Господи! Казни меня, возьми мою Лею, только помилуй детей, сделай это чудо, что Тебе стоит? Ты же раздвигал море до самого дна. Ты же послал манну небесную, Ты же спас Исаака от отцовского ножа!!! Спаси моих детей. Господи!

ХОР ЕВРЕЕВ.А! А! А!

АРТАБАН (посмотрев с кручи вниз). Вдребезги. Эй! Ты! Тварь земная, тля дрожащая! Всех хотел обмануть: меня, Артабана - царя парфян, наших великих богов и даже своего безымянного, слабого, бессильного - всех! А это грех. За это, еврей, будешь всю жизнь пасти моих свиней.

ПАРФЯНЕ.Ха! Ха! Ха!

ПАРФЯНЕ ушли.

ЗМЕЙ в стороне,

ХОР ЕВРЕЕВ (136-й псалом Давида)

Там, возле рек вавилонских,

Как мы сидели и плакали.

К нам приходили смеяться:

“Что вы сидите и плачете?

Что не посте не пляшете?”

О! О! О!

Ерушалаим, сердце мое!

Что я спою вдали от тебя?

Что я увижу вдали от тебя?

Глазами, полными слез?

Там, возле рек вавилонских,

Нет нам покоя я радости.

Там, под плакучею ивой

Арфы свои изломали мы.

Струны свои изодрали мы -

О! О! О!

Ерушалаим, сердце мое!

Что я спою вдали от тебя?

Что ж увижу вдали от тебя?

Глазами, полными слез?

ЗМЕЙ. Странное наказание. Ужасное наказание. Непонятное наказание. За что? Я не понимаю. Я не вижу смысла! Ты видишь?

АПЕЛЛА молчит.

Верный муж. Примерный семьянин. Щедрый сосед. За то, что отрекся? Но ты же не отрекался, ты же ваньку валял: “Я проклинаю Его, я плюю на Него”, - да, это богохульство, но это вынужденное богохульство, фальшивое богохульство! А настоящий-то крик, последняя-то просьба - к Нему! а не к этим. И вот пожалуйста: два крашенных болвана стоят как ни в чем не бывало, а невинные валяются в бездне...

АПЕЛЛА. Молчи. Они теперь там, в райском саду. Они радуются!

ЗМЕЙ. Да? Тогда отчего же ты плачешь?

АПЕЛЛА. Больно, вот я и плачу.

ЗМЕЙ. Вот я и спрашиваю, вот я и понять не могу: за что же тебе такая боль?

АПЕЛЛА. Ни за что.

ЗМЕЙ. Но это же несправедливо! А несправедливость - грех. Как же так: Бог - и несправедлив?

АПЕЛЛА. А Он меня не судит. Он меня испытывает.

ЗМЕЙ. Вывернулся... земледелец. Еще вопрос, кто из нас змей.

ХОР

Там, возле рек вавилонских,

Жив я единственной памятью.

Пусть задохнусь и ослепну.

Если забуду когда-нибудь

Камни, объятые пламенем,

Белые камни твои,

Ерушалаим, счастье мое!

Что я спою вдали от тебя?

Что я увижу вдали от тебя

Глазами, полными слез?..

Из парфянского плена ЗМЕЙ выводит Апеллу в Египет.

ЗМЕЙ

Пойдем, несчастный мой Апелла,

Пойдем скорей, пока стемнело,

Покинем здешние пределы

до утренней звезды.

Пойдем со мной как можно дале,

В тот дивный край, где нет печали,

Где может быть - хотя едва ли -

утешен будешь ты...

ХОР В ЕГИПТЕ

Прекрасен Египет на ранней заре,

Прекрасен Египет и днем на жаре,

Прекрасен Египет в закатном огне

И лунною ночью прекрасен.

Здесь каждому путнику тень и уют,

И свежая влага, и нежный приют,

И музыка льется, и птицы поют,

И сон его крепок и ясен.

В Египте - хорошо-хорошо!

В Египте - и зимою тепло!

В Египте - и ночами светло!

В Египте хорошо!

ЖЕНЩИНЫ

Пока прохладой дышит день - о дивная прохлада!

Пока блаженством дышит тень - о купи винограда!

Да отворится чистый ключ,

да обретется тайный клад,

да отомкнется чудный сад,

Где вся в цветах ограда!

ЛИЯ

Я очнулась среди ночи - никого со мною пет,

На моем просторном ложе лишь холодный лунный свет.

Я по городу пустынному бродила вся дрожа,

Но не видели, не ведали ночные сторожа,

Где ты, возлюбленный мой?

АПЕЛЛА

Я здесь, возлюбленная моя,

Я здесь, прекраснейшая моя,

Как поле, жаждущее дождя,

Я жажду тебя!

ЛИЯ

Мои братья наказали мне стеречь заветный сад,

Заповедали мне бережно пасти моих ягнят.

Для кого ягнята зреют, для кого цветет гранат?

Где ты, возлюбленный мой?

АПЕЛЛА

Я здесь, возлюбленная моя,

Я здесь, прекраснейшая моя,

Как поле, жаждущее дождя,

Я жажду тебя!

ВМЕСТЕ

Пусть подушкой в изголовье ляжет левая рука,

Пусть атласным одеялом будет правая рука,

Освежи меня плодами, соком ягод напои,

Ибо я изнемогаю от любви!

ХОР

В Египте - хорошо-хорошо!

В Египте - и зимою тепло!

В Египте - и ночами светло!

В Египте хорошо!

В дом Апеллы и Лии приходит ЗМЕЙ.

ЗМЕЙ. Хорошо тебе в Египте, Апелла?

АПЕЛЛА. В Египте хорошо.

ЗМЕЙ. Что же хорошего ты нашел в Египте?

АПЕЛЛА. Смотри: у меня был один шекель, один серебряный сикль, он у меня всегда где-нибудь в подметке. Сколько прошло? Ну, я не знаю: год, полтора, два - и вот у меня есть все. Может быть, тебе что-нибудь надо?

ЗМЕЙ. Да, но еще не время, еще не время.

АПЕЛЛА. Я здесь богаче всех, Змей.

ЗМЕЙ. Семижды семь у тебя быков и семью семижды семь у тебя коров...

АПЕЛЛА. Но главное - Лия, жена моя Лия, счастье мое!

ЗМЕЙ. Как однако ты быстро забыл...

АПЕЛЛА. Я ничего не забыл, Змей. Невозможно забыть то, что любил, а как я их любил, как без них сердце мое опустело! Но сердце не может пустовать, оно как поле, жаждущее дождя, иначе засохнет. И Бог послал мне Лию.

ЗМЕЙ. Бог? Бог? Опять Бог? Разве не я тебя вывел из парфянского плена и разве не я привел тебя сюда?

АПЕЛЛА. Ты, Змей, ты, но Лию послал мне Бог.

ЗМЕЙ. Если бы не я, ты пас бы сейчас парфянских свиней!

АПЕЛЛА. Спасибо, спасибо тебе.

ЗМЕЙ. А ты даже не зовешь меня в дом, не сажаешь за стол, не приглашаешь соседей!

АПЕЛЛА. Лия! Лия! У нас гость, мой спаситель, накрывай на стол - будем пировать.

АПЕЛЛА и ЛИЯ начинают накрывать на стол.

ЗМЕЙ. И позови соседей, соседей позови!

АПЕЛЛА. Соседи! Дорогие соседи! Милости просим к нам за стол, у нас гость, мой спаситель, будем пировать!

СОСЕДИ

Очень приятно! Очень приятно!

Как нам приятно - не передать!

Будем знакомы! Будем знакомы!

Очень приятно вас повидать!

Ну, расскажите! Что вы молчите?

Ну, как живете? Ну, как дела?

Не говорите! Что вы хотите!

Время такое! Ла-ла-ла-ла!

ПЕРВЫЙ ГОСТЬ

Славный Апелла! Добрый Апелла!

Дал мне две тыпщ - и хоть бы что!

ВТОРОЙ ГОСТЬ

Славный Апелла - взял меня в дело,

Кто меня взял бы? Больше никто!

ВМЕСТЕ

Славный Апелла! Добрый Апелла!

Как бы мы жили тут без него?

Ла-ла-ла-ла-ла - очень бы плохо

Ла-ла-ла-ла-ла - нам бы жилось!

АПЕЛЛА

Я Апелла, еврей Апелла.

Вот я выпью и вы со мной выпейте

За еврейское счастье в Египте,

Где за все мученья, лишенья

Мне Господь послал утешенье.

О моя Лия, жена моя Лия!

Сколь благословенны твои холмы,

Сколь желанны твои виноградники

И приятны ущелья!

ГОСТИ

В Египте хорошо-хорошо!

В Египте ничего никогда!

В Египте никто никого!

В Египте хорошо!

АПЕЛЛА. Благодарствуй, Господи, за все, что ты мне посылаешь!

ЗМЕЙ. Добрый Апелла! Славный Апелла! Скажи нам, глупым, объясни дуракам - почему ты не называешь Того, Кому молишься?

АПЕЛЛА. Ну хорошо, смотри. Зачем дают имя? Чтобы отличать от других подобных. Я еврей Апелла, другой еврей - Ицхак, третий Эфрусси. Но ведь Господь единственный-единый - от кого же мне отличать Его?

ПЕРВЫЙ ГОСТЬ. Мудрый Апелла, добрый Апелла, но тогда объясни нам, неразумным; как же ты молиться тому, кого не видишь?

АПЕЛЛА. Ну хорошо, смотри. Если я вижу Бога впереди - значит. Его нет сзади; если я вижу Его справа - значит. Его нет слева; а как же его нет слева, когда Он - везде? Как можно видеть Того, Кто везде?

ВТОРОЙ ГОСТЬ. Эй, Апелла, мудрый-премудрый Апелла, значит бог твой невидим, потому что он везде - а может, потому что он нигде? И не молишься ли ты пустоте?

АПЕЛЛА. Ха! Пустота! Хорошая пустота! Ничего себе пустота! Это в голове твоей пустота! А кто же, по-вашему, создал небо и землю, и свет отделил от мрака? Кто раздвинул морские воды, чтобы евреи ушли от погони? Кто меня любит? Кто со мной играет? Кто за каждый сикль дает пять или шесть? Кто послал мне Лию, мое счастье? Кто все дал мне, что у меня есть?

Вместе с Лией.

Ой ой ой ой - что такое на дворе?

Это праздник на дворе!

Ой ой ой ой. - кто такое там ко мне?

Это Янкель на коне!

У него усы такие - ой ой ой ой!

Лучше в мире не найти!

У него штаны такие -ой ой ой ой!

Здравствуй, Янкель, мальчик мой!

Ой ой ой ой - что такое на дворе?

Это праздник на дворе!

Ой ой ой ой - кто такое там в окне?

Это Ривка там в окне!

У нее такие косы - ой ой ой ой!

Лучше в мире не найти!

У нее такие очи - ой ой ой ой!

Янкель, мимо не пройди!

ВСЕ

Ой ой ой ой - Янкель едет на крыльцо,

"Здравствуй, Ривка!" - говорит.

Ой ой ой ой - Ривка лезет из окна,

"Здравствуй, Янкель" - говорит.

Он ее берет за ручку - ой ой ой ой!

Принимает важный вид,

"Хочешь быть моей женою?" - "Да! Да! Да! Да!

Очень!" - Ривка говорит.

Общий танец.

АПЕЛЛА. “Хочешь быть моей женою?”

ЛИЯ. “Да! Да! Да! Да!..”

ЗМЕЙ. Да! Да! Да! Говорил, говорю и буду говорить: всё! всё - дело рук человеческих, а больше ничьих! Он говорит - Божьих! А я говорю - больше ничьих! Кто был бы он, если бы не я? Парфянский свинопас, еврей, пожирающий свинину, ха! Я вывел его оттуда, я привел его сюда. У него был один шекель за щекой, и вот он стал тем, кем он стал. Шекель за шекелем, сикль за сиклем - и все сам, сам, больше никто! И все это - если бы не я. А если бы не он? Кем был бы ты, если бы не он?

ВТОРОЙ ГОСТЬ. Портовый вор по кличке Крыса.

ЗМЕЙ. А теперь ты у него в деле.

Первому Гостю.

А где был бы ты, если бы не он?

ПЕРВЫЙ ГОСТЬ. Я сгнил бы в долговой яме!

ЗМЕЙ. Но он тебя выручил. Вот кто ваш Бог! Ему кланяйтесь! Его почитайте! Лия, прекрасная Лия, десятый ребенок нищей семьи - если бы не он - кто она была бы теперь?

АПЕЛЛА. Замолчи!

ГОСТИ. Нет, почему же? Пусть говорит! Пусть скажет! Говори-говори! Говори-говори!

Удерживают Апеллу на месте.

ЗМЕЙ. Александрийская шлюха, каирская блядь - вот кто была бы Лия, но он перехватил ее у всех нас! А почему? Почему ему все, а нам ничего, а если хоть что-нибудь, то все равно меньше? Может, он и правда Бог? Да какой же он Бог? Он также пьет, жрет, срет и врет, как и все, только чуть хитрее, чуть ловчее, чуть счастливее - да неужели вы не скажете ему спасибо? Неужели не отблагодарите за все?

ГОСТИ

Большое спасибо! Большое спасибо! Большое спасибо!

Ты такой добрый! такой щедрый! такой богатый!

Мы хотим попользоваться! Можно нам попользоваться?

Совсем немножко попользоваться! Раз ты такой добрый!

АПЕЛЛА. Берите все, только уходите!

ГОСТИ

Он позволил! Он позволил!

Ну зачем же все?

Нам много не надо!

Мы немножко попользуемся и уйдем!

АПЕЛЛА связан.

ГОСТИ устраивают хоровод вокруг Лии.

ГОСТИ

Ой ой ой ой - что такое на дворе?

Это праздник на дворе!

Это праздник на дворе!

Это праздник на дворе!

Перебрасывают Лию друг другу.

Ой какая молодая - раз два три четыре

Лучше в мире не найти!

Полюби меня немножко - раз два три четыре

Кто желает - подходи!

АПЕЛЛА освободился.

Ой! Ой! Ой! Ой!

Гости разбежались. АПЕЛЛА опускается рядом с Лией. ОНА мертва.

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС

А я помню песню...

А слова не помню...

Хорошие слова...

Не помню про что...

Мне все время снится

Долгая дорога...

Такое наважденье!

Скорей бы прошло.

И настанет утро...

И откроют окна...

В голубом кувшине

Свежая вода.

Долгая дорога

Больше не приснится...

И слова вернутся...

Хорошие слова...

Не помню про что...

ХОР

Ерушалаим, сердце мое...

Что я скажу вдали от тебя?

Что я увижу вдали от тебя?

Глазами, полными слез?

Величественно входит РИМ.

РИМ

Великий Рим могуч и справедлив!

Над царствами законы утвердив,

Великий Рим величия достиг.

Рим справедлив и потому велик.

Еврей Апелла, жалкий иудей,

Законом Рима так же защищен,

Как самый благородный не-еврей.

Да будет так, как говорит закон.

Проходят в цепях недавние гости Апеллы. Тот сидит, молча покачиваясь. Рядом с ним опускается ЗМЕЙ.

ЗМЕЙ (серьезно). Ты любил ее, Апелла.

АПЕЛЛА. Я любил ее.

ЗМЕЙ. Ты ее любил даже больше, чем Лею, свою первую жену.

АПЕЛЛА. Даже больше, чем Лею.

ЗМЕЙ. Ты любил ее больше жизни.

АПЕЛЛА. Больше жизни.

ЗМЕЙ. Без нее все теряет смысл.

АПЕЛЛА. Все.

ЗМЕЙ. Лучше умереть, чем жить без нее.

АПЕЛЛА. Лучше умереть,

ЗМЕЙ. Ты хотел бы умереть?

АПЕЛЛА. Больше всего на свете.

ЗМЕЙ. У тебя ведь все равно больше никого не осталось.

АПЕЛЛА. Никого.

ЗМЕЙ. Ты даже не можешь молиться.

АПЕЛЛА. Не могу.

ЗМЕЙ. И скажем, чаша вина со смертельным ядом кураре...

АПЕЛЛА. Я осушил бы ее одним духом.

ЗМЕЙ (ставит перед ним чашу). Осушай.

АПЕЛЛА (в невыразимой тоске). Боже!.. Боже мой!

Тем временем РИМ, наказав насильников, величественно отправляется в Рим.

Эй! Куда вы? Куда же вы?

Вскочил, опрокинул чашу, потащился вслед,

Не бросайте меня, не бросайте...

Позвольте, я пойду вместе с вами.

Я пойду, держась за ваше стремя.

Я пойду, держась за край телеги.

Я не стану докучать все время,

И мои ночлеги будут поодаль.

Я Апелла, еврей Апелла.

Мне нигде нет жизни - только с вами.

В Риме не казнят меня парфяне.

В Риме не убьют мою жену.

ЗМЕЙ (с досадой). Трус, Эгоист. Ничтожество.

АПЕЛЛА

Я еврей, я Риму пригожусь.

Я могу лечить, я шью неплохо,

Я прошу вас, мне не надо много:

Дом и в доме место, где молюсь,

Мезуза над входом у порога,

Небольшой достаток ради Бога,

Раз-другой в неделю синагога,

Вот и все, а я вам пригожусь...

Пришел в Рим, нашел дом, сидит, молча покачиваясь.

В доме Апеллы в Риме.

СИРТАКИ (во главе с Лоей, третьей женой)

Каждый вечер, вечер каждый, летний вечер, вечер темный

Я тебя, любимый, жду-пожду.

Жду у дальнего овина, у калиточки укромной,

Жду у белой яблони в саду.

Обними меня вот так - и ты сам увидишь, как

Шелковый девичий поясок

Сам собой развяжется и у ног уляжется,

Сам собой уляжется у ног!

ЛОЯ. Ладно тебе, Апелла, ну, что ты все, ну что ты? Качаешься и молчишь, молчишь и качаешься. Ну иди, иди к своей Лое. Лоя хорошая девочка, родом из Афин, из самих Афин! Лоя была продана в рабство, Апелла выкупил Лою, сделал своею женою. Лоя любит Апеллу, иди, иди к своей Лое, давай покачаемся вместе.

Увлекает Апеллу на ложе.

Обними меня вот так, и ты сам увидишь, как -

Шелковый девичий поясок

Сам собой развяжется и у ног уляжется,

Как щенок уляжется у ног!

Качается вместе с ним.

О, мой горячий! О, мой могучий!

О, не жалей, не жалей, не жалей меня,

Сладостный мой!

О, мой нескромный! Мой неуемный!

О, мой единственный, мой дорогой!

У Лои начинает расти огромный живот.

АПЕЛЛА.

Лоя! Лоя! - что это такое?

ЛОЯ.

Ой, Апелла - как я пополнела!

АПЕЛЛА.

Лоя, Лоя! У тебя их двое?

ЛОЯ.

Ой, Апелла! Как я раздобрела!

АПЕЛЛА.

У тебя их двое!

ЛОЯ.

У меня их двое!

Вот оно какое у еврея семя!

От такого семя - вон какое бремя!

АПЕЛЛА.

Радуйся, Лоя! Славное бремя!

ЛОЯ.

Еврейское семя - ух какое злое!

О! О!

И появились два младенца: МАЛЬЧИК и ДЕВОЧКА.

АПЕЛЛА (баюкает их)

Дети мои, дети, крепко-крепко спите.

Вон, на темном небе - золотые сети,

Каждому на главки - шелковые нити,

Чтобы мои детки спали крепко-крепко,

Словно дрозд на ветке, словно птица-дрозд.

Дай им, Боже, столько счастья,

Сколько в небе звезд!

Удар музыки. Из колыбели поднимаются ЮНОША и ДЕВУШКА.

ЛОЯ. Какие красивые дети!

АПЕЛЛА. Единственное, что у нас с тобой получилось.

ЛОЯ. Это МОИ дети, Апелла.

АПЕЛЛА. Ты опять за свое.

ЛОЯ. Они греки, греки - заруби себе на носу! Вспомни ваш закон, иудейский: дети считаются по матери!

АПЕЛЛА. Здесь Рим, а не Иудея. А Риму все равно.

ЛОЯ. Они говорят по-гречески, они поют по-гречески, одеваются - их никто не считает за евреев!

АПЕЛЛА. Риму все равно.

ЛОЯ. Они водятся только с нашими, а ваших терпеть не могут!

СЫН и ДОЧЬ с ДРУЗЬЯМИ

Один раз весна приходит, один раз приходит лето,

А за ними осень и зима,

Ради алого заката, ради юного рассвета

Пей, гуляй, танцуй, сходи с ума!

Обними меня вот так - обниму тебя вот так

И ты сам увидишь как - и я сам увижу как

Шелковый девичий поясок

Сам собой развяжется и у ног уляжется,

Сам собой уляжется у ног!

День приходит, день уходит, не зевай, лови удачу,

Набивай карманы серебром,

Что сегодня я имею, то сегодня и потрачу,

И не пожалею ни о чем!

Зной и прохлада - сок винограда,

Эй, не жалей, не жалей, наливай полней, радость моя!

ЛОЯ. Какие же это евреи?

АПЕЛЛА. Риму все равно.

ЛОЯ. Нет, Апелла, нет, еврей проклятый. Риму не все равно. Там у них, в Сенате, один закон, а здесь, на рынке - другой. Я знаю, что говорю, я на рынке каждый день - ох, не любят вашего брата!

АПЕЛЛА. На рынке никакого брата не любят.

ЛОЯ. Но вас почему-то особенно,

АПЕЛЛА. Сегодня нас, завтра греков.

ЛОЯ. Апелла! Или ты слепой? Или ты не видишь? По всей улице еврейские дома отмечены белым крестом. Готовится погром, Апелла, ты можешь это понять?

АПЕЛЛА. Наш дом тоже отметили?

ЛОЯ. Пока нет. Но могут.

АПЕЛЛА. Чего ты хочешь от меня?

ЛОЯ. Уходи! Возьми свою книгу, свои свечи и уходи! Если ты любишь своих детей...

АПЕЛЛА. Ага! Все-таки моих детей! Моих! Ну так пусть же мои дети уходят вместе со своим отцом.

ЛОЯ. Куда? В Палестину? В эту грязную пустыню из великого Рима?

АПЕЛЛА. Или со мной в Иерусалим, или я остаюсь. Не мешай мне молиться.

Молча качается.

ЛОЯ. Ты хочешь, чтобы они тебя окончательно возненавидели? Хорошо. Дети мои! Идите сюда! Смотрите на него! Он не хочет уходить! Ему нравится жить среди чужих людей! Мы ему мешаем молиться!

ЛОЯ и ДЕТИ с ДРУЗЬЯМИ

Качайся, Апелла, качайся,

А после скажи нам, еврей:

Как много ты вымолил счастья

Для жизни еврейской своей?

Никто ваше племя не любит,

Никто вас на пир не зовет.

Кто глянет на вас, тот и плюнет,

Кто встретит - кругом обойдет.

Ты с нами смеяться не хочешь,

Тебе лишь бы только барыш.

Торгуешь, сидишь да бормочешь,

Бормочешь, торгуешь, сидишь.

Вставай, разгибай свою спину,

Увязывай жалкую кладь

И двигай к себе в Палестину,

Чтоб тут было легче дышать!

Вставай-вставай! Двигай-двигай! Давай-давай! Топай-топай! Иди! Иди!

АПЕЛЛА увязал узел и пошел. На пороге остановился.

АПЕЛЛА. Лоя! Лоя! Ты забыла - я тебе напомню: на Римском рынке дети считаются по отцу! Говорю вам: идите со мной!

ВСЕ. Давай-давай! Топай-топай!

Танцуют сиртаки.

АПЕЛЛА ушел.

ЗМЕЙ подкрался к дому и начертил белый крест.

АПЕЛЛА идет по пустыне. Устал, сел. Качается. ЗМЕЙ - поодаль.

АПЕЛЛА (говорит без выражения). Ерушалаим, сердце мое... Что я спою вдали от тебя... что увижу вдали от тебя...

Б о р м о ч е т .

ЗМЕЙ. Качайся, Апелла, качайся. Он не слышит тебя. Он покинул тебя, и теперь ты мой. Не так уж это и плохо, поверь. Многим нравится.

АПЕЛЛА. Змей ты, змей, "Мой, твой". Ну что ты себя равняешь с Ним? Что ты себя равняешь? Когда ты сам всего лишь палка в Его руке.

ЗМЕЙ. Я? Палка? В Его руке? Как это, как это, как это?

АПЕЛЛА. Ты подговорил парфян - и они убили мою семью. Ты опоил моих соседей - и они убили мою Лию. Ты продал мне Лою, и теперь мои дети плюют на меня. Но каждый раз Он был со мной, говорил со мной, а теперь молчит.

ЗМЕЙ. Потому что ты слишком гордый, еврей. Ты все думаешь: нет таких испытаний, каких не выдержит человек. А я говорю: нет такого человека, который выдержал бы все испытания, И практика постоянно меня подтверждает. Все! Покачался и хватит. Иди дальше, еврей, иди дальше, скоро увидимся, ты почти созрел, осталось совсем чуть-чуть, ступай же!

АПЕЛЛА поднялся и, было, двинулся. Как вдруг издали донеслось: “Эй! Апелла! Стой, тебе говорят!”

АПЕЛЛА остановился. Злые, растерзанные, задыхающиеся, догнали его, окружили и закричали на него - его ДЕТИ и ЛОЯ.

ДЕТИ и ЛОЯ

- Сволочь! Сволочь! Сволочь!

- Тебя убить мало!

- Подлая своточь! Мстительная сволочь! Еврейская сволочь!

- Зачем ты пометил наш дом белым крестом?

- Назло нам пометил, назло!

- Самому плохо, так пусть и другим будет плохо!

АПЕЛЛА двинулся дальше.

- Куда же ты? Эй!

- Ты хочешь бросить нас?

- А чего еще ждать от него!

- Нет, пусть посмотрит, пусть увидит, что сделали с нами!

- Смотри, смотри, что они сделали с твоими детьми!

- Они все разграбили, все сожгли, у нас больше нет ничего!

- Они избивали нас до самых ворот, а потом выкинули как собак!

- Тебе мало наших страданий?!

И тогда АПЕЛЛА остановился - и вдруг набросился на них с кулаками,

АПЕЛЛА. А-а-а-а!

Бьет их, сильно бьет.

Что я вам говорил? Что я вам говорил? Я говорил - идите со мной? Я говорил, что в Риме дети считаются по отцу? Кому вы теперь нужны? Никому не нужны! В Риме вы евреи, В Палестине вы изгои. Вот вам! Вот вам! Вот вам!

ЗМЕЙ. Все. Он мой.

АПЕЛЛА. Господи! Наконец! Наконец Ты слышишь меня, а я Тебя! Я ждал! Я знал! О-о, какой Ты! Неожиданный! Невероятный! А он говорит. Ты покинул меня. Никогда! Ни единой минуты! Эй, вы! Я иду в Иерусалим, а вы - куда хотите.

И пошел в Иерусалим. А за ним потащилась его СЕМЬЯ.

ЛОЯ и ДЕТИ

- Эй! Куда же ты? Неужели ты нас оставишь?

- Разве у тебя совсем нет сердца?

- Эй! Апелла! И тебе не стыдно?

АПЕЛЛА.

Ерушалаим! Сердце мое! - вот я иду к тебе.

Что я спою вдали от тебя? - ничего не спою.

Что я увижу вдали от тебя? - ничего не увижу.

Глазами, полными слез...

Вдруг заплясал,

Я Апелла, я еврей Апелла,

Я наверно самый незадачливый еврей!

Вот со мною все мое семейство,

Самая худая изо всех худых семей!

Я Апелла - плохо мое дело,

Все, что было - все сгорело, нету ничего!

Мои дети меня ненавидят,

Потому что больше у них нету никого!

Кричит на семью.

Танцуйте! Танцуйте! Или вы оглохли? Танцуйте, вам говорят!

Те неохотно подчиняются.

Ой что было - что со мною было!

Все со мною было - гибель, горе и беда!

Ой что будет - что со мною будет!

Лишь бы только Бог меня не бросил никогда.

Я Апелла, все мое сгорело,

А что уцелело, то пока еще живет!

Ой кто скажет, что это такое,

Что во мне само собою пляшет и поет?

Вместе с хором.

Ерушалаим, сердце мое!

Что я спою вдали от тебя?

Что я увижу вдали от тебя

Глазами, полными слез?

ЗМЕЙ (в стороне). Вывернулся еврей, ускользнул. Еще вопрос: кто из нас змей...

Конец

 

 

Напечатано в «Заметках по еврейской истории» #4(163) апрель 2013 berkovich-zametki.com/Zheitk0.php?srce=163

Адрес оригинальной публикации — berkovich-zametki.com/2013/Zametki/Nomer4/Kim1.php

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 995 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru