litbook

Культура


Мессия явился и живёт в Тель-Авиве0

 

Борис Э.Альтшулер

Мессия явился и живёт в Тель-Авиве

1.

Во время последнего посещения Израиля в октябре прошлого года моё внимание привлекли рекламные щиты на Приморском шоссе, мелькавшие во время езды по сторонам скоростной дороги. Особенно часто они возникали возле Герцлии. На многих из них была фотография благообразного Любавичского Ребе с густой бородой и умными глазами, а под ними текст, который я не запомнил дословно, но смысл его заключался в том, что Мессия (Машиах) уже явился и живёт в Тель-Авиве. Заинтересовавшись, я, честно говоря, был разочарован тем, что для встречи с Мессией у нас уже не оставалось времени. Мы ехали к родственникам жены из Арада в Нетанию, это был последний день пребывания в Израиле, — надо было ещё встретиться, посидеть и поговорить с роднёй, в том числе и с ультраортодоксами, походить по красавице Нетании, а потом как-то добраться до аэропорта Бен Гурион и успеть во время отдать взятый напрокат лимузин.

Нeтании, какой она была лет тридцать назад, больше не существует. Сегодня это большой разросшийся, приморский израильский город между Тель-Авивом и Хадерой со 180-тысячным населением, вполне сравнимый по своей площади и населению, например, с немецким Саарбрюккеном. Когда въезжаешь туда на машине, то просто подавляет панорама новостроек, очень напоминающих контуры высотных домов где-нибудь в Манхеттене в Нью-Йорке. Нашли нашу улицу в самом центре, где сейчас расположились беженцы из Эритреи и Судана. Жизнь этих людей проходит в хламе, в который они успели превратить предоставленное в их распоряжение жильё. Объехав по указанию навигатора африканцев, мы довольно быстро нашли дом родственников рядом со старым стадионом, который скоро будут сносить, чтобы на его месте построить новый микрорайон престижных высоток.

Наступил шабат. После встречи, ахов и охов, просмотра старых фотографий и пентхауза отправились пешком к другой двоюродной сестре, живущей в ультрарелигиозном квартале Кирьят-Цанц. На границе Кирьят-Цанц нас встретили полицейские барьеры, выставленные самоуправлением района для того, чтобы не нарушить святость Субботы. В 32-градусную жару хасиды-цанцы в белых чулках, чёрных лапсердаках и «штреймл» из лисьего меха на голове чинно разгуливали по улицам с детьми и старыми родителями. Непосвящённому надо к этому привыкнуть. Когда-то, в далёком 1975 году я впервые увидел их по приезде в Израиль и вид хасидов меня тогда потряс, но сейчас, когда стал немного образованнее в истории и еврейской религии, воспринимаю это уже как само собой разумеющееся.

Двоюродная сестра жены, к которой мы в качестве «апикойрес»[1] поднимались вместе с пожилыми хасидами в специально для Шабата сконструированном лифте, вышла в своё время замуж за офицера пограничной службы МАГАВ с вязаной кипой на голове. Они вели поначалу обычный ортодоксальный дом и соблюдали кашрут. После выхода на пенсию супруг продолжил изучение ТАНАХа и Талмуда в ешиве и получил смиху[2] раввина. Поэтому теперь в ухоженной и залитой израильским солнцем квартире, полной детей и внуков, больше не было светской литературы в виде газет и журналов. На пульте для чтения лежала ТОРА, открытая на недельном отрывке.

Шабат подошёл к концу, и нас потянуло к морю, к променаде с лифтом, на котором желающие спускаются к пляжу. Будто взятые напрокат из сейфов алмазной биржи Рамат-Гана загорелись чудесные драгоценности — вечерние огни этого приморского города. Мы вернулись в центр Нетании в поисках ресторана, чтобы отпраздновать нашу встречу и отъезд. Прошли мимо развороченного взрывом дома, выглядевшего как после террористической атаки. Но причиной огороженной разрухи были не террористы, а взорвавшийся газовый баллон на кухне ресторана. Тогда оплакивали немало жертв, но до сегодняшнего дня страховщики всё ещё не выяснили до конца детали, поэтому с восстановлением ждали. Израильтяне привели нас в им известный ресторан, где мы замечательно поужинали. Вообще в Израиле можно прекрасно поесть, а уж еврейская кухня — важная часть нашей национальной культуры.

Подвезли родственников домой, попрощались, включили мотор машины и наш навигатор, который по каким-то причинам отказывался указать направление аэропорта Бен Гурион. Вновь поднялись к родственникам и попросили помощи. У тех также ничего не получилось с навигатором и мы решили в конце концов ехать ночью по маршруту автобусов через Кфар-Сабу. Время поджимало, но в конце концов мы всё-таки удачно добрались до аэропорта и, немного поплутав, доехали до места отдачи прокатных автомобилей. Служащие фирмы забрали машину, мы рассчитались, нам подписали все бумаги. Но, оказывается, это ещё не был сам аэропорт. Надо было ждать транспортное такси для того, чтобы собравшуюся группу туристов-автомобилистов организованно отвезли на посадку.

2.

На такси нас всех повёзли к терминалам на посадку, до которой ещё оставалось больше трёх часов. Ехали мы от места сдачи прокатных автомобилей где-то минут пятнадцать. Непосредственно перед аэропортом царил на первый взгляд дикий хаос. Шофёр объяснил, что нам очень не повезло: со своим рейсом Air Berlin мы попали прямёхонько в чрезвычайное положение — в огромную толпу брацлавских (бреславских) хасидов-паломников. В 1793 году Россия поглотила колыбель хасидизма в Подолии, где располагалась резиденция правнука БЕШТа, рабби Нахмана из Брацлава. В 1798 году рабби Нахман совершил поездку в Эрец-Исраэль, побывал в Цфате и в Тверии, но из-за наполеоновских войн не смог добраться до Иерусалима. Предчувствуя близкую смерть, рабби решил поселиться в Умани на Украине, где за несколько лет до его рождения произошла Уманьская резня. «Души умерших там за веру, — говорил он, — ждут меня». Выдающийся мистик скончался 16 октября 1810 года от чахотки и был похоронен на еврейском кладбище рядом с погибшими от резни во время восстания гайдамаков — Колиивщины. Ныне Умань наУкраине является одним из важных центров паломничества хасидов — до 25.000 человек во время Рош а Шана.

В центре учения рабби Нахмана стоит отношение цадика к своим приверженцам. По его понятию цадик — это душа, хасиды — тело и они взаимно дополняют друг друга. Хасид «должен прилепиться к цадику», жадно прислушиваться ко всем его словам и, отбросив всякие мудрствования, отречься от всех собственных суждений и мыслить только умом цадика, ибо «это — основа благочестия». Однако хасид должен при этом ещё как-то оставаться свободным... В самом цадике, как, впрочем, и в Торе, и в Каббале, скрыты две силы, смертоносная и животворящая, — и от свободного выбора зависит какой силе хасид подчинится. Но и цадик нуждается в хасидах, ибо его собственное озарение есть постижение Божественного и совершается только через паству.

Рабби Нахман настаивал на необходимости непрестанного нравственного самоочищения и утверждал, что уныние — худший враг веры. Мистик, он ввел в хасидизм с его музыкой, танцами и песнями совершенно новый элемент поэзии народных сказок. До ребе Нахмана хасиды лишь рассказывали друг другу истории о прославленных цадиках. Сказки и притчи Нахмана часто представляют собой аллегорические сказания о принцессах и героях, а его поэзия вылилась в чудесные гимны еврейской ортодоксальной литургии.

Тем временем рейс самолёта для паломников в Умань был в очередной раз отменён, что в свою очередь вызвало почти полный инфаркт аэропорта и панику собравшихся. Хасиды бегали по всем помещениям в надежде найти какую-то возможность ещё до Рош а Шана оказаться у могилы рабби Нахмана и при этом непрестанно молились. Которые поживее, пораскинули мозгами и переключились на Киев, — оттуда, якобы, ушлые маршрутные такси за два часа довозят до Умани. Кто-то решил с горя лететь аж через Москву. Так вот они бродили, гуляли и бегали по аэропорту, находя всё новые варианты маршрутов и новые бечёвки для баулов. Один из пожилых хасидов с длинной белой бородой тоже бегал вместе со всеми, но почему-то с мандолиной в руках, которую время от времени пощипывал. Брацлавские пульсировали как огонь в печке, не проявляя никаких признаков усталости. Персонал полностью переключился на эту клокочущую и пульсирующую толпу, чтобы разгрузить залы и препроводить всех к посадке.

К соседнему столу с креслами подошла семья ультраортодоксов: красивый и высокий глава семьи с просветлённым лицом и его супруга с тремя детьми, самый маленький спал в коляске. Они чинно сидели, беседовали и смотрели друг на друга. Отец что-то долго говорил своей супруге, потом сыну. Несмотря на явную любовь и нежность отношений, никаких контактов, рукопожатий и поцелуев.

Наконец подошла наша очередь и у меня обнаружили избыточный вес багажа. Ушли в небытие громадные чемоданы-гармошки, все сегодня подходят к прилавку своей лётной линии с почти одинаковыми по размерам чемоданами на колёсиках весом не более 26 кг. Избыточный вес моего багажа был значительным, поэтому я пренебрёг предложением симпатичной стюардессы перепаковать содержимое чемодана в ручную кладь и пошёл искать офис для оплаты штрафа. Цена оказалась очень недурной, — пришлось выложить 70$ US. Наконец-то мы прошли досмотр и были уже налегке, с маленькими чемоданчиками ручной клади по дороге в зал ожидания нашего рейса. Здесь тоже всё ещё толпилась довольно большая группа молящихся хасидов со своим темпераментным рабби в ожидании дополнительного рейса на Киев.

Повсюду были брацлавские и, самое ужасное, нельзя было пробиться в туалет – такие там стояли внушительные очереди широких хасидских спин перед кабинами. Я обречённо побежал искать какие-то другие удобства, но меня везде опережали брацлавцы. Наконец все улетели, оставив после себя лужи на полу и заложенные комьями противной мокрой бумаги стульчаки. В самолёте мне вновь не очень повезло: я оказался соседом здоровенного арийского вида израильтянина-блондина с голубыми глазами. Засыпая, еврей-ариец в течение четырёх часов постоянно норовил прикорнуть на моём левом плече.

3.

Уже в Берлине я вспомнил о заинтриговавшем меня дорожном щите с рекламой мессии из Тель-Авива. Потом прочитал в Интернете сообщение о рабби Шмуэле Фортман-Апарци. Рабби открыл в декабре 2012 года свой офис в одном из самых престижных районов Тель-Авива, в Флорентине. Справа от офиса находится суши–бар, слева – лонж коктейль бар. Рабби скромен, женат, работает с трудными подростками. Недавно тысячи флаеров со словами ободрения и призывом соблюдать семь заповедей Ноаха на тигринском языке (tigrinya — разговорный язык Судана и Эритреи) были по его инициативе распространены в южных кварталах Тель-Авива — Неве-Шаанан и аТиква, где обосновались мусульманские беженцы.

Рабби Шмуэль Апарци — маленький любавичский хасид с длинной бородой и умными глазами — открыл новую «Школу пророков им. Каина и Авеля». В своей основной профессии Фортман-Апарци инженер, разрабатывающий компьютерные программы и, кроме того, отец пяти детей. Это первая и, очевидно, пока единственная школа (или религиозная академия) такого профиля. Родившийся в уральском Магнитогорске в типичной советской еврейской семье рабби Апарци преподаёт на иврите и на русском. Вскоре планируется курс на английском. Интерес к штудиям очень велик, потому что их посещают и неевреи.

Рабби Апарци определяет четыре уровня пророческого обучения:

1.                  Основной курс.

2.                  Специализация на пророческих дисциплинах.

3.                  Прямой Божественный контакт.

4.                  Настоящие пророчества, которые дозволено достичь лишь избранным Богом.

Самого себя рабби Шмуэль видит где-то на втором уровне, но близко к третьему. В стране, которая по мнению многих становится всё более религиозной и идеологизированной, он видит иудаизм как источник духовности, а не как религиозную или политическую догму. Поэтому для него речь идёт не о литургии, а «больше о практических вещах» как, например, трактовка сновидений или контакты с ангелами.

Ангел в понятии рабби-инженера – это энергетическое поле человека. Всё больше эзотерически заинтересованных молодых израильтян проявляет интерес к школе р. Апарци и отказываются для этого от поездок в Индию или Китай. В академических кругах специалистов по иудаизму учение Апарци вызывает глубокий скепсис. Ведь никого нельзя научить стать Моцартом или Эйнштейном, поэтому р. Апарци — фрик, тронутый. В своё оправдание он называет себя совершенно нормальным социальным элементом, курсы которого, как и используемые публикации и источники, абсолютно кошерны. Восемь лет Апарци изучал Тору и Талмуд, Евангелия, книги о даоизме в Китае и мудрости Будды. Говорят, что среди наиболее известных ученых, изучавших Каббалу, следует упомянуть Аристотеля, Исаака Ньютона и Зигмунда Фрейда. В принципе рабби Апарци хочет привести людей к гармонии с собой. Основной курс длится десять часов и в заключение слушатель получает диплом школы Каина и Авеля с, как её определяют хохмачи, «Каиновой печатью». Основной курс стоит 200 шекелей (40 евро), от пожертвований не отказываются. За эту цену рабби Шмуэль научит слушателей института пророчествам, объяснит, как следует выглядеть пророку Израиля, как общаться с Божьим духом и ангелами, как надлежит толковать сны и сновидения — и избавиться от ночных кошмаров.

C точки зрения христиан и иудеев все библейские пророчества либо исполнились, либо исполнятся в будущем, что по мнению верующих, доказывает непогрешимость и богодухновенность Библии. По убеждению популярного израильского писателя, журналиста и блогера Владимира Лазариса «скоро на всех углах в городах и весях Израиля, где до сих пор стояли только уличные музыканты, появятся евреи ветхозаветного вида (нечесаные волосы или лысины, косматая борода по пояс, рубище и миска с пеплом для посыпания головы) и громоподобными или визгливыми голосами начнут стращать народ Израиля всякими кошмарами, рядом с которыми любой фильм ужасов покажется мультфильмом»[3].

Период так называемого позднего пророчества закончился где-то сто лет после возвращения евреев из Вавилонского плена в Иерусалим, а в Талмуде стоит, что пророками после разрушения Второго Иерусалимского Храма являются «дети или глупцы».Шмуэля Фортман-Апарци, «крутого рава с Флорентина», не задевает, когда его об этом спрашивают. О нём уже сообщал немецкий журнал Der Spiegel.[4]

После повального увлечения Каббалой, которая раскрывает тайный смысл Торы — от Мадонны до Михаила Задорнова — и маркетинга тысячелетних еврейских тайн этого религиозного учения раввином Шрагой Файвелем Бергом и его «Центром изучения Каббалы» в десятках стран и в более чем 50 региональных филиалах во всём мире, на рынке духовности появился ещё один аттракцион – еврейское пророчество, которому можно научиться в Израиле, в Тель-Авиве.

 

Примечания

[1]  Термин «апикойрес» – безбожник. Ашкеназская транскрипция древнееврейской адаптации имени Эпикура в ее латинизированной форме

[2]  Посвящение в раввины, благословение к служению и документ, подтверждающий такое посвящение и разрешение служб (раввинский диплом)

[3] http://www.vladimirlazaris.com/zametki93.HTML

[4]  Julia Amalia Heyer: Jesaja in der Abendschule. Global Village: Ein russischstämmiger Rabbi bildet in Israel Propheten der neuen Generation, Der Spiegel, Nr.7, 09.02.2013, S. 90

 

Напечатано в «Заметках по еврейской истории» #4(163) апрель 2013 berkovich-zametki.com/Zheitk0.php?srce=163

Адрес оригинальной публикации — berkovich-zametki.com/2013/Zametki/Nomer4/BAltshuler1.php

 

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 997 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru