litbook

Проза


Вступление0

Ночью стало совсем не по себе, начались схватки. Я спрыгнула с кресла, побежала на кухню к мискам. От запаха засохшей кильки едва не стошнило, я вернулась в комнату.

Было жутко страшно…

Не помню, как оказалась на матрасе рядом с мужчиной. Захотелось прилечь рядом. Мужчина проснулся, когда мои усы коснулись его уха. Я замурлыкала.

Вот бы погладил, подумала я.

И действительно, мужчина провел ладонью по моей мордочке.

Я заурчала громче, но мужчина не стал продолжать и снова уснул. Я будила его еще не раз, требуя ласки. Сонный хозяин перестал обращать на меня внимание. Тогда я по подушкам перешла к женщине. Разбудить ее было не так просто, но мне удалось. Хозяйка вздрогнула. Я легла рядом с ее рукой, обхватив лапами и мурлыча, чтобы меня не прогнали.

Схватки продолжались. Меня перенесли в отвратительную картонную коробку, откуда я выпрыгнула и прошлась по комнате, пометив пол кровавым следом.

Первый котенок родился мертвым, скончался из-за моей неопытности. Я долго не могла вытолкнуть его наружу. Наконец, котенок показался, я бросилась под столик… Первенец лежал передо мной, нужно было что-то делать, заняться им, но я совсем растерялась… Заворожено пялилась на него.

Вид трупа привел женщину в замешательство. Она воскликнула, что такая идиотка, как я, не может даже родить. Что все котята подохнут, а чуть позже сдохну и я. Она еще пару раз сажала меня в коробку, удерживала силой, но я все равно выпрыгивала.

Я забралась под компьютерный стол. Там, в пыли и спокойствии из меня выпал второй котенок. Красный, чуть подрагивающий мешочек, который сам собой прорвался и растекся кровавой лужей. Внутри лежал детеныш.

Женщина требовала, чтобы я занялась котенком. Она кричала, что я мать, и прочую чепуху. Детеныш запищал. Словно по чужому принуждению я принялась вылизывать его. Мной овладело совершенно незнакомое чувство…

Котенка положили в картонную коробку, в которую пришлось залезть и мне. Вскоре появились третий, четвертый и пятый, а еще через час последний – шестой. Котята начинали с жалобного писка, затем присасывались к моей груди.

Все пятеро (первого, умершего, завернули в черный полиэтиленовый пакет и куда-то унесли) лежали к коробке. Я мурлыкала, но внутри зарождалось нетерпение. Котята болезненно стискивали соски. Вдобавок меня терзала мысль, что это на всю жизнь, никуда от этой мороки не деться.

Я выскочила из коробки, подбежала к креслу и запрыгнула к мужчине на колени. Жутко хотелось, чтобы меня погладили, потискали, поласкали. Но через мгновение женщина схватила меня за шкирку и отнесла в коробку. Котята пиявками вонзились в мою плоть. Хозяйка погрозила пальцем и запретила вылезать.

- Теперь ты мать, - сказала он. - Заботься о своем потомстве.

Девятый том "Опустошителя" родовой судорогой проявляется в экзистенции читателя. Как нельзя помыслить себя вне семьи, точно так же нельзя помыслить себя вне инверсивного журнала #9, посвященного семье. Агота Кристоф, Фернандо Аррабаль, Эдуард Лимонов, Хосе Мария Инохоса, Алексей Лапшин, Валерия Мурысо и другие relatives суют вас в коробку с потомством и навязывают собственные представления. Внимайте им как школьным учителям, строгим и неуступчивым.

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Комментарии (1)
Алексей Зырянов [редактор] 24.04.2013 09:22

Даа, ну и вступление. Необычное... до жути.
Именно жуть какая-то пробирает внутри, когда такое читаешь.
Умеют же некоторые главреды оригинальничать.

0 +

Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 1003 автора
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru