litbook

Поэзия


Постинфарктный цикл0


Больница имени Н.Семашко Орёл.
8 ноября – 18 ноября 2012.

                                                                 Юлии Энгельгардт

1.

За каждым поворотом – тайна.
Рогатый вепрь ждёт овёс.
Проект спесивого дизайна
Ущербной плесенью пророс.

Сознанья простоты безглазой
Теряют коды и слова.
Бренчат обыденные стразы
На шее скользкой. Спит молва

О безотказных утешеньях.
Родился белолицый мавр.
Потребовал его крещенья
Реликт оживший – динозавр.


2.

Инфаркт Любовь душил в своих объятьях,
Перекрывая сердцу кислород.
Шутили над Любовью люди: «Знать бы,
Кто победит, а кто наоборот.

Любовь хрупка, трагически ранима,
Ей коронарный киллер бой даёт.
Ни ишимия пробежала мимо.
Любовь инфаркт отсрочила, и вот

Сверкнуло солнце над больною темью,
Рассыпались смертельные крючки.
Любовь на белой птице правит всеми.
Кто ждёт её, страданьям вопреки.


3.

Заходит на посадку жизнь,
Мечтая о приволье взлёта.
Лелеет горькая полынь
Потехи сладкого компота.

Удачник руку протянул
Споткнувшемуся мирозданью.
Покинул робкий караул
Зал прошлогодних заседаний.

Воинственные петухи
Сточили в поединках клювы.
И лишь подкова у блохи
Заказы слала стеклодуву.


4.

Расставлены флажки. Трубит сигнал.
Для гона зверя спущена борзая.
Но волк от доезжачих убежал,
Зато попался голоногий заяц.

Ретивые охотники мертвы.
Живой осталась дикая природа.
Подняли седолунные волхвы
Безмолвный гимн растоптанной свободы.


5.

Прогнулось бытиё пол анекдот,
Украшенный глумливыми цветами.
Ожесточился пафосный комплот,
И, пряча злость, смеётся вместе с нами.

Прилипчивая старость бьёт в набат,
Рутинные советы презирая.
Стреляет в воздух чокнутый солдат.
Зачем и почему – ещё не знает.


6.

Под звуки медленного танго
Танцуют юные мустанги.
Их музыкально-тонкий слух
К аплодисментам громким глух.


7.

Врата открыты, я вошёл.
Что за пространство предо мною?
Из белых облаков помол
Разлёгся свежею мукою.

Старик в залатанных портках
Меня с улыбкой кроткой встретил.
Спросил его: «Здесь рай иль крах?»
Он ничего мне не ответил.


8.

Декретное время любви оборвалось,
Пластинка сомнений затёрта до дыр.
Но ты в моём сердце навеки осталась,
Приказ выполняет судьба-командир.

Я чувствую мощь энергетики новой.
Тобою наполнен уверенный час.
Напрасно старается Мерлин суровый:
Ему не отнять то. что создано в нас.


9.

На жёлтом поле дядька странный
Долбил секирой истукана.
Чем больше наносил он ран,
Тем крепче выглядел болван.

Когда секач закончил дело,
Секира резко похудела.
А истукан – он был и есть.
С ним вера, мужество и честь.


10.

Нет звёзд на небесах ярче глаз твоих.
Нет солнца в галактике светлее тебя.
Я пою песнь любви. Счастлив материк,
Где каждый день восходит, смеясь, заря
Твоей красоты и нежности.


11.

Василиск с мандрагорой поссорились крепко.
Потеряла сознанье пустая земля.
Но растёт без помех толстощёкая репка.
Воевать с ядовитой травой ей нельзя.

Потому что у репки в родителях – сказка,
Воплощение добрых, как праздник, начал.
Василиск с мандрагорой не ведали ласки.
Их никто не любил и в друзьях не держал.


12.

Сюр-сонет

Нострадамус заплакал – будущее скрыто.
Реализм обиделся на Рене Магритта.
Сальвадор Дали подал на развод с Галой.
Клара у Карла кораллы не крала.

Графоманы отказались от стихопродукции.
Шерлок Холмсу изменила дедукция.
Антарктика на Арктику иск несёт в суд.
Цезарь жив-здоров, но скончался Брут.

Тряхнула уставшим телом наша Земля.
Реки в горы сбежали, долины – в моря.
Жизнь прекрасна и удивительна – чудо-кайф.
У Депрессии муж любимый – мистер Драйв.

Галактическая Дума отменила Закон Бытия.
Сумасшествие устаканилось. А причём здесь я?


13.

Мой идеал зеленоглазый –
Весенней радости творец.
Тебя я полюбил не сразу,
Но глубоко и прочно. Жнец
И швец ушли искать работу
На обывательской стезе.
А я с тобой всегда в полёте,
Как вспышка молний при грозе.
В твоей улыбке жизнь ликует,
Созвездья новые творя.
Мелодий светлодивных струи
Пропели: «Я люблю тебя!».


14.

Одинокие домики маленьких станций,
Как детишки, застывшие в сумрачном трансе.
Рядом лес, там росли без присмотра опята.
Я к ним в гости ходил. Это было когда-то.

А теперь лес упал, заросли полустанки.
На засохших озёрах спят утки-подранки.
У планеты Земля прединфарктья синдромы.
Разошлись в гласных буквах слова-палиндромы.

Просто жизнь такая – поблёкли страницы
Моей старенькой книги. Легко ли явиться
В новодельскую сущность чужих ареалов,
Если время от сердца живого отстало?


15.

Многое отнято: бег и поездки,
Шум поездов и полёт в небесах.
В дымке теряется берег турецкий.
Стигмы растут на мозольных руках.

Площадь шагреневой кожи мельчает.
Ритм замедленный строит барьер.
Только Любовь, здравый смысл теряя,
Юность несёт, как депешу – курьер.

 

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1015 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru