litbook

Поэзия


Ромашки на белой кошме0


подборка стихотворений

 

*   *   *

Я рассыплю ромашки на белой кошме,
На которой мы подняты будем.
И тотчас прилетит к ним оранжевый шмель
И потянутся губы верблюда.

На верблюжьей спине ты погладишь бархан,
Позовёшь меня голосом слабым.
Я начну кулаком бить в большой барабан,
Чтобы люди спешили на свадьбу.

Захотят нам под гусли исполнить дастан.
Но его мы послушаем мельком.
Ты наденешь платок и льняной сарафан.
Я надену чапан с тюбетейкой.

Мы по горсти пшена бросим в чёрный казан.
И тогда только станем мы ближе.
Ты впервые посмотришь мне прямо в глаза,
Скажешь: «Я хорошо тебя вижу».

И народ твоё тюркское слово поймёт.
И залает от счастья собака.
И польётся кумыс, бражный солод и мёд
В деревянной избе с шаныраком.


ЦВЕТЫ ВИНОВАТЫ

Прячется солнце, хотя ещё рано.
Моет лысые скверы февраль.
У кареглазой старушки в тюрбане
я покупаю цветущий миндаль.

Ты принимаешь букет, но не рада.
Слёзы. Во мрак уплывает пальто.
Я догоняю тебя. Иду рядом:
– Ну нет в это время других цветов!

Взрыв. Из метро не вернуться. Потеряна
ты – укрывает земля.
Разве я знал, что по старым поверьям
дарят к разлуке цветы миндаля.


ЗЕМЛЕДЕЛЕЦ

Тащу за собой плуг –
Пишу письмо на поле.
Усталость, боль терплю.
Но ты письма не видишь.

А строки – без излук,
Прямы они, но полы.
В их бороздную полость
Я сею горсти букв.

Но колос и латук,
Из мягких, рыхлых полос
Не тянутся к теплу –
Ты позабыл язык наш.

Покинули мы земли
Её азы презрели,
Ушли, не жили подле –
Молчишь за нашу подлость.

Но мой рабочий плуг
Не будет знать покоя,
Пока грозою зычной
Ты не подашь нам голос.

Ведь ты простишь нас, вдруг
Посев водой напоишь.
И превратится в луг
Распаханное поле.


ЖИЗНЬ СПИТ

Жизнь спит. И не растёт трава
На месте древнего балбала,
В песчаный прах растёртого, –
Здесь время некогда вращало
Невидимые жернова.

Жизнь спит, но вечно так не будет –
Когда-нибудь её усталость
Пройдёт совсем, начнутся будни.

- Что делаешь ты, буйный ветер? –
Проснувшись, спросит вдруг она.
И ветер коротко ответит:
- Разбрасываю семена.


ТАРЕЛКА

Мне подарили тарелку без дна.
Хотели, наверное, сделать обидно.
Но не смущает меня белизна,
Когда сквозь неё крылья облака видно.

Я залатаю в тарелке дыру,
Закрою сухой, задубевшей лепёшкой.
Тёплого супа в неё наберу.
И выпущу плыть деревянные ложки.

С первым прохожим тот суп разделю.
Лепёшка размокнет, вернётся обратно,
По ртам разойдётся. И тот, кто был лют,
Отныне начнёт называть меня братом.


*   *   *

Сломанная ветвь
Обратилась в змею,
Выскользнула из рук,
Уползла.

Но в палец ужалить успела.

Теперь  мои ноги
Уходят в землю,
И тело листвой покрылось.

Теперь только ветками,
Будто змеями,
Смогу я тебя обнять.


*   *   *

Сквозь окна наших лиц
Мы видели друг друга.

Потом твой дом разрушили,
Тебя забрали,
Спрятали
В кармане неба чёрного,
Стянули его молнией.

Пошёл последний дождик.
Я заплакал.


*   *   *

Моя любовь перетекает
из строчки в строчку,
как по трубочкам –
водопровод чувств.
И у самого края
письма, у последней точки
ты глазами пьёшь её,
будто из крана –
превращается
сердце твоё
в водоём.

И напившись, насытившись, песню поёшь ты,
что сильней любых писем, быстрей любой почты.
Ты поёшь, потому что знаешь – ответа
лучше песни нет.


МУЗЫКА

Струны натянуты на рогах быка.
Седой пастух играет на них –
Из синей долины, где спят облака,
Зовёт духов предков своих.

Тучи проснулись – беременны все.
Тянут их вниз животы и бока.
Долгожданный дождь омывает степь –
Предки услышали старика.

В концертном зале ты играешь на арфе –
Свидетель жизни тебе нужен.
И я, как будто к Омеге Альфа,
Иду послушать и стать твоим мужем.


БЕЗМОЛВИЕ

Медленно-медленно
Уходим в забытье –
Некому петь о нас.

Родился ребёнок.
Ты молчишь.
Умер старик.
Ты молчишь.
Мы бьём тебя.
Ты молчишь.

Бог не слышит нас –
Ты молчишь.

Почему?
Отрезали язык тебе,
Колокол?


МОЛИТВА ПУТНИКА

Помоги мне, Мой Бог, разбить глиняные сапоги!
В них пришли сюда ноги с горбатых и долгих дорог.
Грязь обсохла, мешает босым мне войти в Дом Саги.
А Твой Рог всё трубит и зовёт туда, где я дорог.

Дай мне полный росы Твой большой Живоносный  Кувшин,
Чтобы глина размокла и смылась ручьём бирюзы!
Потому что зовут меня добрые братья в Кущи
И, как сёстры в серьгах, провожают меня берёзы.

Огради от хулы! Я в молитве целую змею,
В твои руки несу, обхожу все поля и холмы.
Я на пёсью жену даже криво взглянуть не смею,
Не тяну горлом страшную песню, не пью хаомы.

Помоги мне, Мой Бог! Не хули! Дай разбить сапоги,
Чтобы чистым лететь в Твою Высь после грязных дорог.
Пусть ругаются Демоны Бурь и другие боги.
Лишь к Тебе я иду, хотя путь мой и долог-долог.

 

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 1004 автора
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru