litbook

Non-fiction


«Лучшего доктора, чем творчество, нет!»0

Евгений Степанов родился в 1964 году в Москве. Окончил факультет иностранных языков Тамбовского педагогического института в 1986 году по специальности «французский и немецкий языки», Университет христианского образования в Женеве в 1992 году и аспирантуру факультета журналистики МГУ в 2004 году. Кандидат филологических наук. Литератор, издатель, культуролог. Читал лекции в университетах России, США, Швейцарии, Румынии. Генеральный директор издательства и типографии «Вест-Консалтинг». Издатель и главный редактор журналов «Дети Ра», «Футурум АРТ», «Зинзивер» (Санкт-Петербург) и «Другие», газет «Литературные известия» и «Поэтоград». Член редколлегии журнала «Крещатик». Стажировался в издательстве «Bayar-press» (Франция) и газете «Leadger independent» (США). Член Президиума МГО СП России, член Русского ПЕН-центра, президент СП ХХI века. Почетный гражданин штата Кентукки (США). Лауреат Отметины имени Отца русского футуризма Д. Д. Бурлюка. Работал в газетах «Семья», «Совершенно секретно», «Ступени», «Век», «Крестьянская Россия», журналах «Мы», «Столица», «Трезвость и культура» и других. Как поэт, критик, мемуарист, интервьюер печатался в таких изданиях, как «Дружба народов», «День поэзии», «День и Ночь» (Красноярск), «Поэзия», «Вопросы литературы», «Юность», «Журнал Поэтов», «Членский журнал» (Нью-Йорк), «Столица», «Крещатик», «АКТ» (Санкт-Петербург), «Черновик» (Нью-Йорк), «Ex libris НГ», «Новое русское слово» (Нью-Йорк), «Собеседник», «Совершенно секретно», «Семья», «Вечерняя Москва», «Московская правда», «Московский комсомолец» и во многих других. Автор нескольких книг стихов, прозы, вышедших в России и за рубежом, а также культурологических монографий.

Сегодня Евгений Степанов отвечает на вопросы Станислава Айдиняна.

СТ.А.: Евгений, Вы основали несколько получивших признание, широко известных изданий. Какова концептуальная основа каждого, их принципиальное отличие друг от друга?..

Е.С.: Станислав, все наши журналы разные, хотя все посвящены поэзии. «Дети Ра» – поэзии регионов, «Зинзивер» – Петербургу, «Футурум АРТ» – авангарду, а «Другие» – визуальной поэзии. Еженедельная газета «Поэтоград» показывает все направления развития русского стиха – от наивного до классического. То есть в итоге мы стараемся не повторяться. Все наши журналы и газеты – это инструменты по сбору информации для готовящейся в издательстве «Вест-Консалтинг» 3-х томной Антологии современной русской поэзии. Первый том выйдет уже в этом году. Сейчас я вычитываю корректуру. Помогает мне мой заместитель, поэт и литературовед Владимир Коркунов. Он уже нашёл десяток ошибок и опечаток.

СТ.А.: Если бы Вы планировали своё собрание сочинений то, наверное, отдельный том составила бы поэзия, другой – литературоведческие сочинения, возможно, был бы и том эссеистики, так вот – как бы Вы составили возможное собрание и что в Вашем творчестве для Вас – важнейшее?..

Е.С.: Я написал более 30 книг. Это и романы, и повести, и рассказы, и стихи, и научные книги, и развлекательные, и переводы, и биографии, даже книги о плакатах и карманных календарях Госстраха. Словом, я попробовал себя в разных жанрах. Также я всю жизнь – с четырнадцати лет – веду дневник. Печатаю его на страницах журнала «Дети Ра». Очень многие люди мне говорят, что это главное моё произведение. Не исключаю, что они правы.

СТ.А.: Расскажите, пожалуйста, о Союзе писателей ХХI века!

Е.С.: Союз писателей ХХI века (сайт – www.writer21.ru) создан в феврале 2011 года, зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации. Президентом Союза избрали меня, вице-президентом – поэта и культуролога Арсена Аркадьевича Мелитоняна, председателем ревизионной комиссии – Игоря Александровича Харичева. Союз писателей ХХI века – общественная организация, объединяющая современных писателей из разных стран, налаживающая переводческие контакты, содействующая членам Союза в публикациях и продвижении на книжном рынке.

Союз писателей ХХI века (совместно с Холдинговой компанией «Вест-Консалтинг») издаёт журналы «Дети Ра», «Крещатик», «Зинзивер», «Футурум АРТ», газеты «Литературные известия», «Поэтоград», альманахи «Илья», «Другие», осуществляет информационную и техническую поддержку крупнейшего Интернет-портала «Читальный зал», создаёт передачи о литераторах для телеканала «Диалог». Союз писателей ХХI века – некоммерческая организация, который существует за счет пожертвований и членских взносов. Сейчас нас уже около 300 человек. Это могучая, серьёзная организация.

СТ.А.: Вы упомянули про членские взносы… На что они тратятся?

Е.С.: Взносы мы все до копейки сдаём в банк Москвы, а потом проплачиваем услуги фирмы, которая создаёт членам Союза писателей ХХI века персональные веб-страницы. Больше мы пока взносы ни на что не тратим.

СТ.А.: А на журналы и газеты СП ХХI века?

Е.С.: Журналы я по-прежнему финансирую из собственного кармана. Мне так комфортнее и спокойнее. Я не хочу, чтобы кто-то думал, что мы печатаем авторов в наших журналах за деньги. Такого никогда не было и не будет.

СТ.А.: Подразделён ли Союз на секции, или это «монолитная» организация?..

Е.С.: Да, у нас есть отделения и секции в Москве, Санкт-Петербурге, Татарстане, в Германии… Фактически – это международный СП.

СТ.А.: Какие из встреч с талантливыми писателями, поэтами, художниками Вы считаете для себя значимыми, памятными?..

Е.С.: Я с 17 лет дружу с поэтом и филологом Сергеем Бирюковым, который оказал на меня большое влияние. Дружил с Татьяной Бек, Геннадием Айги. Эти люди во многом меня сформировали. Я много лет по-товарищески общаюсь с Юрием Милорава, Константином Кедровым, Еленой Кацюба, Андреем Коровиным, Евгением Харитоновым, Мариной Кудимовой, Павлом Лукьяновым. Без этих людей я не представляю своей жизни.

СТ.А.: Можно ли считать Вас путешественником, что интересного вынесли из поездок за рубеж?

Е.С.: Нет, я не путешественник. Но я провёл вне Москвы, моей Родины, более 12 лет – в русской провинции, на Украине, в Киеве, во Франции, Америке, Польше, учился в Женеве, в университете. Это не было путешествием. Я там жил. Точно также, как все местные жители. Поехать куда-то на недельку отдохнуть – это не мой стиль. Я, например, ни разу не был на отдыхе в Анталье…

СТ.А.: Если бы у Вас была возможность из одной минуты Вашей жизни чудесным образом сотворить год, который принадлежал бы исключительно Вам, что бы Вы жизненно и творчески сделали в безраздельно Вам принадлежащем времени?..

Е.С.: Я бы уехал в мой любимый город Рассказово Тамбовской области и писал бы эссе и мемуары. О людях, которых встретил на своём пути, о своих родных и близких, о любимых писателях и книгах.

СТ.А.: Что наиболее сложно в  жизни творческого человека?

Е.С.: По-моему, всё легко. Творчество, созидание – это счастье. Когда я пишу, мне становится хорошо. Это вид аутотренинга. Я пишу только для себя и для нескольких моих друзей. Когда узнаю, что мои книги становятся бестселлерами, очень удивляюсь. Ей-богу, я не кокетничаю. Мне главное – выговориться, сказать о наболевшем. Лучшего доктора, чем творчество, нет. А если твои сочинения нужны ещё кому-то, так это вдвойне счастье. А если тебе за это ещё и платят, то … как говорится, лучшего не придумать.

СТ.А.: Кто из классиков русской литературы для Вас наиболее важен? Предложите, пожалуйста, свой оценочный рейтинг знаковых для Вас литературных имён Золотого и Серебряного веков.

Е.С.: У меня достаточно банальный выбор: Пушкин, Толстой, Бунин, Чехов (как драматург), Вересаев… Я очень люблю стихи Волошина, Есенина, стихи и письма Марины Цветаевой, статьи Хлебникова…

СТ.А.: Какие качества современной поэзии у авторов представляются Вам наиболее важными, существенными и ценными, каковы Ваши критерии оценки поэтического произведения?

Е.С.: Это сложный и очень важный вопрос. Во-первых, нам всем надо осознать, что такие критерии действительно существуют. И оценивать поэтический текст можно только в рамках определённых критериев, в рамках определённых жанров и поэтик. Глупо сравнивать поэтику, скажем, Бориса Слуцкого и Геннадия Айги. Это разные миры. Но поэтику, например, Сергея Гандлевского и Марины Кудимовой, работающих в традиционной силлабо-тонике, сравнивать можно и должно. Для меня очень важны: словарь поэта, рифменная система, метафорический ряд, звукопись, масштабность мировоззрения, созвучность времени…

СТ.А.: А кто для Вас более значимый поэт – Гандлевский или Кудимова?

Е.С.: Конечно, Кудимова. В силу тех причин, о которых я говорил выше.

СТ.А: Вы пишете докторскую диссертацию, посвящённую современной русской поэзии, на кафедре сравнительной поэтики РГГУ, где многие годы работал легендарный стиховед Михаил Гаспаров. Как продвигается работа?

Е.С.: Мне нужно ещё два года – и я напишу монографию. После этого с Божьей помощью можно будет и защищаться (Впрочем, я никуда не тороплюсь. Лучше быть хорошим кандидатом наук, чем плохим доктором). Книга получается объёмной – примерно 450 страниц. Это анализ строфики, форм, фигур, тропов современной русской поэзии, поэтических направлений и групп. Такая небольшая энциклопедия. Пытаюсь самому себе ответить на вопрос, что же такое поэзия. В общем, я близок к умопомешательству с этой докторской.

СТ.А: Я читал в Вашем дневнике план Вашей диссертации, и мне понравился Ваш подход. Вы не исключаете ни «сомнительных», с точки зрения обывателя, имён, ни круга проблем, связанных с ними. В том и состоит научный подход, как мы знаем, имена и течения должны быть собраны и проанализированы.

Е.С.: Да, это именно так. Я исследователь не только литературы, но и литературного процесса. Я не могу в работе о поэзии конца века не сказать про концептуалистов (Пригов и т.д.) и соц-арт (Иртеньев), я должен дать им оценку. Таковы законы жанра диссертации (тем более, докторской). Я знаю хорошо, что это не поэзия. Это опять-таки тексты (талантливые!), написанные в другом жанре. Но это знаю, видимо, только я грешный. А в сознание литературной общественности эти фигуры внедрены как поэты. Если про них не написать, книга (диссертация) окажется неполноценной. Просто неполной… Я рассматриваю литературные направления, группы, а не только отдельных поэтов. Иначе бы я написал другую книгу.

СТ.А: Расскажите чуть подробнее, если можно, о задаче книги.

Е.С.: Эта книга (диссертация) не о тех поэтах, которых я люблю (хотя, разумеется, там есть и такие), но, прежде всего, о том, что есть. Задача следующая: дать панорамную (более или менее) картину поэзии середины ХХ-начала ХХI века. И расставить акценты. Что такое хорошо и что такое плохо? Это мой взгляд на то, что есть. На то, чему уже дали оценку многие другие исследователи (Кулаков, Северская, Фатеева, Зубова, Азарова, Бирюков, Сапгир, Шайтанов, Евтушенко, Орлицкий…). Вместе с тем, я ввожу в литературоведческий контекст ряд новых групп и имен: Дикоросcы, СПЕКТР, Другое полушарие, Валерий Прокошин, Юрий Беликов, Юрий Влодов, Евгений В. Харитоновъ… О них пока нет обширной литературоведческой литературы.

СТ.А: Не хотелось ли Вам расширить Вашу книгу «Профетические функции поэзии, или Поэты-пророки» (2011)? Были ли чудесные, либо пророческие случаи в Вашей жизни?

Е.С.: Конечно, хотелось бы. Я создал только эскиз книги о поэтах-пророках. Эта тема бесконечна. А жизнь… Любая человеческая жизнь – чудо. Для меня главное чудо – это встреча в 17 лет с женщиной, с которой мы по сию пору вместе. Уже более 30 лет. Это настоящее чудо и счастье.

Беседу вел Станислав Айдинян

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 997 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru