litbook

Поэзия


Способность к дыханью0

***

матрица серых дней больше не будет лета
счастье такой пустяк но затерялось где-то
вечер достал дождём только не надо плакать
пей с бергамотом чай в рифмы упрятав слякоть

этот минор и сплин просто прогноз погоды
слышишь дыши дыши ты из другой породы
где-то внутри тебя тихо играет флейта
…дворник смешной чудак пьёт и читает Фрейда


***

В ГОРОДЕ N…

В городе N тихо плавится лето, обрывки снов унося с собой.
Дни, как подкинутая монета, в руку ложатся не той стороной.
Ты затерялась в своих вокзалах, в рифмах, в отчаянных виражах…
Те, кто когда-то – на пьедесталах, ныне и присно – забыты. швах.

В городе N кто-то вылил масло, Аннушке – поздно! – уже не спастись.
Повесть дописана, счастье угасло. Всё так банально. Молчи и сожмись.
Если вокруг обступает сумрак, главное – в сердце зажечь свечу,
Жизнь проглотить, что горька, как микстура, и научиться ходить по лучу.

В городе N ночью бродят сказки, ты не тушуйся – поверь, прими.
Видишь – твой Кай, доставай салазки, досыта нежностью день накорми,
Чтобы растаяли лёд и чёрствость, чтобы рассыпался злой навет –
Лишь навсегда позабудь про хлёсткость слов, что окрашены в чёрный цвет.

В городе N зеркала туманны, кофе горчит и горчат слова.
Это провинция, где капканы странно похожи на кружева.
Где перемешаны, как в коктейле, сплетни, дороги и чудеса,
Где укрывают, как при обстреле.
Радуйся, детка: пока – жива.


***

Ты сама себе придумывала крылья
И прикидывалась птицей Метерлинка,
Разлетались все мечты дорожной пылью,
Разрывалась жизни ткань, как паутинка.

Этот город обещал в ладони – звёзды,
А швырял под ноги битые надежды,
Были строгими предъявленные счёты,
И в чулане тлели бальные одежды.

Слышишь, фея опьянявших переулков,
Как колотится зима в районе сердца?
Опустела враз любимая шкатулка,
Где ты складывала счастье так усердно.

И рассказами про коста дель аморе
Прекращай, душа, терзать свой тихий терем.
Оглянись – и в  этом тёмном коридоре
Каждый встречный обернётся цепким зверем.


КОРОЛЕВА

За минуту до вторника память нелепа.
Ночь молчит горячо. Передёрнет от гнева
наших бывших богов… Что им – зрелищ и хлеба?!
(ты пьяна, королева…)

нет уже ничего – ни любви, ни печали,
только привкус обмана и отблески блефа.
Ах, какой ерундой твои дни штамповали!
(всё отбрось, королева…)

Замок твой – из песка. Паутина забвенья,
Чей-то голос – далёк, фотография – слева…
И надменная тяжесть холодного чтенья….
(отрекись, королева…)

В вересковые заросли звёзды упали.
Ты уже не позволишь ни скуке, ни мгле,
Чтоб они о былом что-то сердцу шептали!..
(всё ушло, короле…)

нет былых королей.


ПАДАТЬ В НЕБО

Птицею – падать в небо
[камень? глоток? курок?]
Он ударяет первым,
Этот лихой стрелок.

Привкус мартини бьянко
Или смертельный яд?
Пей, не дури, беглянка.
[любят? щадят? казнят?]

На переходе – красный.
[только без тормозов!]
Корчится день атласный,
Нежность тебе вколов.


***

Петербургское время в ладони осыпалось медью,
Жёлтым цветом листвы, ароматом вчерашних потерь.
Нас окутала осень разлуки незримою сетью,
Нам открыла она в не-любовь уходящую дверь.

Мы упрямо в себе убивали способность к дыханью,
и меж реплик заглавных героев, иуд и шутов
Затерялись в словах, растворились – и по умолчанью
Превратили свой мир в зазеркалье без бурь и штормов.

Мы другие?!.. Нам хочется свежего воздуха, света,
Нам по крышам гулять и с звездою легко флиртовать!..
Ведь над нами – смеётся ли? плачет? – над Питером небо,
Повторяя, как мантру: лишь любящий – может дышать.


IF YOU…

Наступает зима… Но, быть может, не стоит об этом?
Я листаю страницы, неспешно роняя слова…
Мы в пути затерялись, растаяли в дымке, и где-то
Потеряли ключи от надежды и от волшебства.

Просто что-то не так, что-то вдребезги бьётся меж нами,
В Королевстве (наверное, Датском), висит тишина.

Драпируется боль – не словами уже, а бинтами,
Мы сполна пригубили равнодушья и мести вина.

Что ж, расстанемся тут – без прощаний и прочих идиллий,
Позабудем навечно нелепую жажду тепла
И на души примеряем шкуру холодных и скользких рептилий,
И попробуем быть равнодушно-бездумны, как в небе луна.

Только рвётся мотив сослагательный «If you…», и снова
Затопляется нежностью странно живая душа.
И неважно, что было вчера – завтра мы с полу слова
Всё, я верю, простим, на холодные пальцы дыша…


АЛИСЬЕ

когда случайные слова вдруг острой бритвой обернутся
и будто тысяча заноз, под кожу ласково вгрызутся,
когда останется лишь вздох – и обрывается дыханье, –
спасеньем станут не слова, а тихой музыки касанье.

И нет на свете ничего, что эту музыку разрушит,
её так трудно в нас убить – но ей легко обезоружить.

когда алисины слова кого-то вводят в заблужденье,
алиса прячется в себя, и выбирает заточенье
в том мире, где к ней каждый добр, где утро льнёт к щеке котёнком,
где из бетонной скорлупы слова проклюнутся цыплёнком…

И нет на свете ничего, что может этот мир разрушить:
так трудно нас в себе убить – но так легко обезоружить.


***

Вот такие времена:
Черновик летит в корзину.
Ты, грустя, вдыхаешь зиму,
Задержавшись у окна.

У всего своя цена.
У закрытой плотно двери,
У нечаянной потери,
У горчичного зерна.

Не проси и не грусти.
Завари с малиной чаю.
Разучись ходить по краю,
Боль и страх зажав в горсти.


СЛОВО

             Ты выйдешь вон, как бабочка из транса,
             Раскрыв прозрачный зонт над головой.
                                        Ольга Родионова


И в этот час – воскресный и сквозной –
В спрессованном до комнаты пространстве
Пытаюсь я, как бабочка из транса,
На свет лететь. И будет ерундой,

Что шаг поспешный кто-то не поймёт,
Что плачет небо в лужах под ногами,
Что зонт закрыт, и что под каблучками
Проколот шпилькой счастья хрупкий счёт.

И будут жаться мокрые цветы
К моей щеке, и будет робко биться
Там, слева, будто пойманная птица,
То слово, что спасёт от немоты.


АЛИСЕ
(искусство перевёртышей)

Улыбайся, читай Вознесенского вслух,
Вспоминай до озноба про питерский ветер,
Заглуши этот в сердце неистовый стук,
Поменяй всё местами – легко, на рассвете.

Преврати в смех внезапно пришедшую боль,
Измени, как трагедию в фарс, без оглядки.
Позолоту иллюзий бесстрашно уволь,
Из стихов и из жизни все выбрось закладки.

Вдох не в такт? жизнь не в слог? Не беда,
Не хандри. Перемелется всё, потеплеет когда-то…
Утечёт, как песок, как сквозь пальцы вода,
Эта скверная боль, что в ладони зажата.

Попытайся хранить, и беречь, и любить,
И стирая прошедшего швы и помарки,
Научиться попробуй читать и ценить
Между сказанных слов – золотые ремарки…
 

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 995 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru