litbook

Поэзия


Предчувствие тепла+18

МАРТ

Думала – какие там сюрпризы! –

Сходен с прошлым новый год земли.

А под утро крыши и карнизы

Струйками сосулек поросли...

 

Ну и что? –

                        А солнце лижет стену,

Воробьи забыли неуют –

Телевизионную антенну

Облепили дружно и поют.

 

Бег ручьев – он родственен разбою.

Оценив его величину,

Дворники решили – черт с тобою!

Управдом не знает, что к чему.

 

Век живу – весна одна и та же.

Неизменен мир, но вижу в нем

Новое, негаданное даже...

Я сама меняюсь с каждым днем.

 

 

*  *  *

О любви? – опять не хватит слов,

Да в словах она и не такая.

Вспомни, как звучит, не умолкая,

Колокольня без колоколов,

 

Как стоит на давнем берегу,

Гулкая от берега до крыши...

Я молчу. И что сказать могу

Громче тишины и выше...

 

 

*  *  *

Ах, какие мы оба калеки! –

Не нисходит на нас благодать.

Даже тощие южные реки

Умудряются море создать,

 

Даже птицы, проведав про вьюгу,

Забывают обычный разлад,

Собираются в стаю – и к югу,

А весной прилетают назад.

 

Нам бы свадьбу сыграть честь по чести

Или плюнуть – уйти кто куда...

Полбеды, что не можем быть вместе,

Что расстаться не можем – беда.

 

 

*  *  *

Мы в силах летать до звезд,

А можем, кто поскромней,

Прожить в самолете час,

Щекочущий, как нарзан.

Но техника – лишь этап,

А в общем, дело не в ней,

И люди это поймут,

Поскольку верят глазам:

 

Им виден не самолет –

Серебряная строка,

Летящая в синеве.

Поэзии нет конца!

Над смуглой, как хлеб, горой

В небо поют облака,

И липы кидают ввысь

Огненные сердца.

 

 

*  *  *

Говорят, у нее

                 были предки в Польше,

Говорят, до него

                 ей никто не был мил,

Говорят, любила его

                  даже больше,

Чем он ее не любил...

 

 

Мы похожи с ней.

                         А глаза и брови –

Ну один к одному!

                         Я ли ей не родня!

И походка, и рост...

                        Что до польской крови,

Так и это есть у меня.

 

А различье – одно:

                        вся душа, все поры

Изнывают –

                        я столько лет без огня!

Как мне холодно с ним –

                        с чудаком, который

Безответно любит меня!

 

Придавили сердце мое,

                        словно льдиной,

На душе ощущается

                        недород...

Счастье в том, говорят,

                        чтобы быть любимой,

А выходит – наоборот:

 

Я завидую ей –

                       той, что родом из Польши,

Ей, старухе,

                       которой один лишь был мил,

 

И она любила его

даже больше,

Чем он ее не любил...

 

 

ЕСЛИ

Если город на дымной подушке

Видит снова волшебные сны,

Если лес от корней до макушки

Обновился в припадке весны,

Если вой леденящий и длинный

Бросил в небо затравленный волк

И, снижаясь, косяк журавлиный

Режет воздуха парусный шелк,

Если где-нибудь рядом Иуда

И еще один год за спиной –

Жизнь идет. Спать спокойно я буду:

Все, что надо, – случится со мной.

 

 

ДВОРЕЦ НА ПЕСКЕ

Пусть волны залижут дворец мой, как свежую рану,

Его я в минуту отлива построю опять.

А если не будет прибой его стены ломать –

Что строить я стану?..

 

 

КОНЕЦ СВЕТА

Зря кручина замутняла дали –

Близок, мол, нерадостный финал,

Зря над нами ангелы рыдали –

Ведь живем, хоть он уже настал.

 

Только уж не волка, не изменника,

Сеющего тьму и клевету, –

Нам теперь собрата, соплеменника

Страшно встретить ночью на мосту...

 

 

ВОПРОСЫ

Когда его проклял друг и родня,

Она, погрустнев, спросила:

«За что ты, чудак, полюбил меня?

Ведь я совсем не красива...»

 

А он улыбнулся в ответ и сказал:

«За все: за походку, голос, глаза».

 

А годы спустя, на исходе сил,

Она рванулась в вопросе:

«За что? За что ты меня разлюбил!

За что, окаянный, бросил!»

 

А он усмехнулся в ответ и сказал:

«За все: за походку, голос, глаза».

 

 

*  *  *

Мы умрем с тобой в третьем тысячелетье,

Даже если вечером – все равно на рассвете,

Потому что на вдохе, на старте века.

Это важно для суеверного человека.

 

Здесь нам все знакомо только в наброске.

Здесь уже не бывали Бунин и Бродский.

Ну а мы, не задумываясь, сиганули

Под мгновенья, сгустившиеся как пули.

И живем теперь, хорошо ли, плохо.

Человека редко красит эпоха.

Чаще он один, как циркач на шаре,

Лишь собою спасаем и украшаем.

 

 

*  *  *

Предчувствие тепла...

Мы были так живучи,

Что можем представлять

Научный интерес.

И смутно на душе.

Так праведника мучит,

Привыкшего к земле, –

Предчувствие небес.

 

А может, мы и впрямь

Диковинной породы?

Иначе кто бы смог,

Удачей не храним,

Не зная ни любви,

Ни Бога, ни свободы,

Прожить изрядный век

Предчувствием одним?..

 

 

*  *  *

Или тепло перешло все границы,

Или мороз проявил мягкотелость,

Только – взгляни: возвращаются птицы.

Родины захотелось.

 

Вроде бы любят, каются вроде,

Но в холода забывают приличья

И – улетают.

                          Глаза отводит

Грешная стая птичья.

 

Их бы прогнать!

                           Но в лесах наших темных

Любят заблудших и непутевых.

 

Так возвращаюсь к тебе, мой нестрогий.

Мешкаю на пороге.

Рейтинг:

+18
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Комментарии (1)
Надя Делаланд [автор] 26.07.2013 15:38

Замечательные! :)

0 +

Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 995 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru