litbook

Поэзия


Гай Валерий Катулл "Аттис"0

Быстро, быстро мчится Аттис соленой гладью морскою,
В темноту Фригийского леса быстрой ногой вступает,
В те места среди чащобы, где присутствует богиня.
Там,  подстегнутый безумьем, в тех местах живущим духом,
Он срывает острым камнем орган мужескаго пола.

И лишь только ощутила, что теперь она не муж и
Что все кровь на землю каплет, пятна свежие повсюду, 
То рукою белоснежной быстро же тимпан хватает,
Твой, о твой тимпан, Кибела, Преждесущая всех Матерь.
И, стуча по бычьей коже, по тимпану нежным пальцем
Громко голосом дрожащим всех содельцев созывает.

-Галлы, о, скорей идите, вместе в роще собирайтесь,
Поспешите скорей, Диндимены- владычицы агнцы, 
Чужаки, что искали места себе для пристанища,
Оскопившие себя,  как я, смело за мной идите!
Одолевшие поспешно волны соленого моря,
Телом своим отныне  Венеры дары ненавидя,
Взвеселите скорее госпожу  исступленьем духа.
Думать нечего, скорее вы за мною поспешайте
Во фригийский дом Кибелы, фригийские рощи ея,  
Где кимбалы глас подают, где тимпаны отвечают,
Где Фригиец песню тянет, на флейте тонкой играет,
Где Менады головой качают, увенчанны плющом,
Где раздается священное возглашенье обряда,
Где вереница паломников превозносит  богиню,
Устремимся туда скорей - плясать наш танец  трипудий.

Так призывала спутников Аттис, пол свой изменивши.
Голос ее дрожит,  отвечают ей хриплые крики, 
Голосят кимвалы  в ответ,  рокочут хрипло тимпаны,
Склоном зеленым Иды хор в спешке неистовой мчится.
Бешено дышит вожак, толпу за собой увлекает,
Подгоняя тимпаном, ведет за собой предводитель.
Словно дикие телки, что ига стремятся избегнуть,
За вождем своим бешеным мчатся стремительно галлы.

И как только в дом Кибелы ворвались, его достигли,
В сон глубокий погрузились, отвергая дар Цереры.
И во сне, в его покое умягчилось их безумство.
Но лишь солнце осветило золотым великим глазом
Воздух белый, освященный, землю твердую и море,
И прогнало прочь подальше ночь  копытами коней и
Ускользнувшая в дремоту пробудилась ныне Аттис,
Из обьятий Пасифеи   вновь на свет она вернулась. 

Так теперь спокойной стала прежде бешеная Аттис,
Принялась усердно думать, что же было, что случилось,
И умом спокойным, трезвым доходя до самой сути,
Устремивши взоры к морю, на простор его широкий,
Где отечество осталось, голос жалобный он подал.

"Прародитель мой, отечество, учитель мой, наставник,
Как я мог тебя оставить, словно раб, склонный к побегу,
Господина покидая, унестись к вершине Иды?
Как животное из стойла убежать,  ворота вырвать,
Как помешанный забиться средь лесов в глухую нору?

Где искать тебя, отечество,где же, где ж ты осталось?
Как хочу я взор горячий устремить  к твоим вершинам 
В краткий миг, покуда дух мой  от безумия избавлен.
Неужели эта роща станет мне привычным домом?
Где отечество- ревнитель, прародитель, достоянье?
Нет меня на стадионе, нет в гимнасии, палестре,
Из несчастнейших несчастный, горевать отныне буду.
Сколько раз душа менялась, до чего ж я докатился?
Был я женщиной, мужчиной, был подростком, был ребенком,
Цвет гимнасия предбывший, украшение атлетов,
Кто ко мне домой не рвался, кто не обивал пороги,
У кого весь дом цветами сверху донизу был убран,
О, со мною  расставались лишь когда всходило солнце!
И теперь мне быть менадой, быть себя бесплодной частью?
Пребывать в чащобах Иды, чья вершина скрыта снегом?
Неужели жить я должен посредине гор фригийских?
Здесь живут одни лишь лани, дикий вепрь по лесу рыщет, 
Жаль мне, жаль, что я так сделал, как раскаиваюсь горько!"

Долго жалобно стенали его розовые губы,
И не раз ушей богини,  повторяясь, прикоснулись.
Льва тогда освободила разъяренная Кибела,
На отбившегося агнца напустить его решила.
Поспеши, она сказала, прогони скорей безумца,
Устраши его, чтоб снова в лес дремучий он вернулся.
Как бы сильно не стремился, он в моей пребудет власти!
По спине хвостом хлестни и угрожай избить до смерти,
Оглашай окрестность рыком, чтобы все вокруг дрожало,
Ярко-красной дикой гривой потрясай в свирепом гневе.

Пробудила речь богини льва обузданную  силу.
Сам себя воспламеняя, дикий зверь вперед стремится.
Прибежал на берег моря, белой пеной увлажненный,
Там, где Аттис тосковала, у морской стенала глади.
Лев шагнул- безумец вздрогнул и в леса как зверь  пустился
И всю жизнь, все дни до смерти   оставался там рабыней.

О богиня, о Кибела, госпожа горы Диндимы,
О великая богиня, обойди меня в заботах:
Призывай других, послушай, посылай другим восторг свой.


            


примечания:


*  Это  эпиллий  в  александрийском  духе;  написан  особым размером - галлиямбами (галлы - жрецы богини Кибелы).
** Аттис - жрец малоазийской богини Кибелы.
*** Диндимена - культовое имя богини Кибелы.
**** Менада - вакханка.
***** Церера - богиня, покровительствующая произрастанию злаков.
****** Пасифея - богиня сновидений.
******* Ида - гора во Фригии (в Малой Азии).
********   Гимнасий   -   здания  у  греков  для  гимнастических  игр и упражнений.
*********   Палестра   -  место  гимнастических  состязаний  и  борьбы.
Упоминание  о  гимнасиях  и палестрах, которые были у греков, говорит о том, что  это  или  следы  использованного  Катуллом  греческого  оригинала,  или сознательная стилизация.} прим.  из книги  «Хрестоматия по античной литературе». В 2 томах. Для высших учебных заведений. Том 2. Н.Ф. Дератани, Н.А. Тимофеева. Римская литература. М., "Просвещение", 1965

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 995 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru