litbook

Проза


Тётушка Лень+43

Сидела на подоконнике в подъезде тётушка Лень и мечтала: вот бы поймать толстенького мальчика или пухленькую девочку, а то всё очень вредные старички и старушки попадаются, совсем лениться не желают.

Вдруг слышит: кто-то сверху спускается. Ну так и есть: хороший, упитанный мальчик в зелёной курточке и вязаной шапочке идёт, не торопится. «Вот удача, — думает тётушка Лень, — ищешь, ищешь, а тут само в руки плывёт. Такому только покажи, как это делать, а уж лениться он сам постарается». Сидит тётушка Лень, а мальчик спускается. Поравнялись, Лень и спрашивает:

— В школу идёшь?

— В школу, — грустно сказал мальчик.

Тут тётушка так расписала прекрасную жизнь лентяя, такие золотые горы наобещала, что мальчик долго уговаривать себя не заставил, вернулся домой и лёг в постель, а тётушка Лень в кресле развалилась, нежится и учит:

— Мама с папой придут, а ты скажи: «Голова болит...». И в школу ходить не надо, и сладостей, каких хочешь, дадут.

— А если врач?

— Не переживай, я сто двадцать семь врачей вокруг пальца обвела, двести сорок две медсестры и даже одного профессора. Уж это я умею.

— А если я устану?

— Нет-нет, что ты, что ты, — от лени ещё никто не уставал.

И правда: и мама, и папа, и даже дяденька врач поверили мальчику, и это было так здорово, что он даже подпрыгнул на постели, когда они ушли.

 А тётушка Лень сразу переполошилась:

— Ты что? Ты что? Ляг и лежи, — ты лениться должен, а не прыгать.

— А что — мне теперь и попрыгать нельзя?

— Хочешь стать самым знаменитым в мире лентяем, значит, лежи, а известность к тебе сама придёт. Понаедут телевизионщики, понабегут газетчики, и пойдёт о тебе слава, как о самом великом лентяе, а ты — знай себе лежи, и ничего делать не надо.

Мальчик тут же лёг, и хотя ему очень хотелось попрыгать, но стать великим лентяем ещё больше хотелось. Но как-то странно получалось: мальчик лежал и худел, а тётушка Лень полнела и полнела. И располнела так, что едва помещалась в кресле. Правда, её почему-то, кроме мальчика, никто не замечал. А он слабым голосом спрашивал её:

— Когда ж телевидение приедет?

— Скоро, скоро, потерпи чуток.

— Устал я очень...

— Нет уж, нет уж, — взялся лениться, ленись до конца. От лени ещё никто не умирал.

Тут в дверь зазвонили, застучали — бабушка приехала. Как внука увидела, родителей пожурила, и — на телефон, и давай своих знакомых врачей обзванивать. Пришли семь врачей, все в белых халатах, все в очках. Такие болезнь сразу найдут и из мальчика выведут. Они чай пьют, температуру у мальчика меряют, язык смотрят, лоб трогают, руками разводят и говорят в один голос:

— Нет, медицинской науке такая болезнь не известна. Может, эта редкая болезнь только в одном экземпляре, только у этого мальчика.

Бабушка врачей молча выслушала, до двери проводила и тут же позвонила тому врачу, который её в детстве лечил. Он хоть и на пенсии, а ума у него — палата. Пришёл старичок, в комнате сел, чай пьёт, на мальчика не смотрит, температуру не меряет, в рот не заглядывает, всё с бабушкой о том, о сём болтает, старые времена вспоминает.

 Тётушка Лень сначала переполошилась, а видит — врач старенький своё дело или забыл, или не помнит, — успокоилась и говорит мальчику:

— Ну, что я тебе говорила, семь врачей провела, а уж этот-то нам не страшен.

Тут дедушка врач третью чашку чая допил, лысинку платочком вытер, на мальчика посмотрел, потом на бабушку, а тётушка Лень в кресле сидит и над старичком посмеивается. Но доктор почесал свою светлую голову и сказал:

— Странный случай, где-то я уже это встречал, — и, повернувшись к бабушке, добавил:

— Оденьте мальчика! Я, кажется, нашёл лекарство — в своё время оно мне очень помогло.

Тётушка Лень засуетилась, забегала, запричитала:

— Ой, забирают моего мальчика! Столько сил потратишь, столько здоровья изведёшь, пока хорошего лентяя вырастишь, а придёт лысый докторишка, и все мои труды насмарку.

Мама с папой тоже засомневались: столько докторов больного смотрели, а хитрую болезнь не высмотрели, а тут какой-то доисторический доктор хочет едва живого мальчика на улицу тащить. Но бабушка — на то она и бабушка — настояла. Уж как ни старалась тётушка Лень, а одели мальчика и на улицу повели, а Лень рядом идёт, — тяжело ей, при её-то полноте гулять, а что делать — не бросить же его в чёрствые руки врача. А старичок мальчика во двор вывел и говорит:

— Пошли.

Идут, а Лень рядом плетётся, тяжело дышит и мальчика упрашивает:

— Не торопись, не торопись, а то я не успеваю...

А врач командует:

— Быстрее.

Прошли немного, врач опять командует:

— Ещё быстрее!

Тут тётушка Лень стала отставать и просит:

— Мальчик, мальчик, не бросай меня, не ходи с ним, он тебя замучит.

А врач знай своё — быстрее да быстрее... Так тётушка Лень и отстала, села посреди дороги и заплакала:

— Ой, украли моего мальчика, ой, обманом выманили, бросили меня одну-одинёшеньку… А всё гадкий докторишка, я бы таких и на километр к больным не подпускала. Пришёл, мальчика скрал, меня сиротой оставил.

Доктор мальчика домой привёл и говорит бабушке:

— Кажется, он стал выздоравливать.

А мама с папой спрашивают:

— Что за болезнь — такая редкая и медицинской науке не известная?

— О, — сказал доктор, — эта неизвестная медицинской науке болезнь называется — idnavia.

Мама, папа и бабушка с уважением посмотрели на доктора, который знает болезнь, неизвестную медицинской науке.

— А как она по-русски прозывается? — осторожно спросила бабушка.

Доктор вытер платочком свою светлую лысинку, вздохнул так, словно сообщал миру величайшее открытие всех веков и народов, и тихо сказал:

— Idnavia по-русски называется — «лень обыкновенная».

— Лень?! — переспросили мама, бабушка и папа в один голос.

— Да, самая обыкновенная детская лень, — ответил доктор.

После этих слов доктора в комнате стало так тихо, что было слышно, как за стеной у соседа тикают часы. Первой очнулась бабушка и спросила:

— И какое лекарство вы пропишете мальчику?

— О, — сказал доктор, — самое лучшее лекарство — это подметать и мыть пол, чистить картошку, выносить ведро, бегать в магазин…

— А школа? — спросила мама.

— Обязательно! И физкультура, и утром зарядка!

— Всё? — спросил испуганно мальчик.

— Ну а остальное на усмотрение мамы и бабушки.

— А если… — хотела спросить мама.

— Ну если… То лень вернётся — и тогда-а…

А тётушка Лень, брошенная на улице, сидела на земле и плакала — все шли мимо, и никто не обращал на неё внимания. Тут она увидела хорошенькую, пухленькую девочку, поднялась, отряхнулась, заулыбалась и сказала:

— Девочка, а хочешь я научу тебя лениться, я сделаю тебя величайшей лентяйкой мира, все будут восхищаться тобой!

— Что вы, что вы, у меня художка, потом гимнастика, а ещё почитать охота и телевизор посмотреть. Спасибо, спасибо, не надо, не надо!

— Что за гадкие дети пошли, совсем лениться не хотят! Я бы на их месте… Ау, дети, где вы? Кто хочет полениться?

Рейтинг:

+43
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Комментарии (1)
Ирина Пономарёва 27.06.2013 21:35

Анатолий Матвеев замечательный детский писатель!

0 +

Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 995 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru