litbook

Поэзия


Повод найдется+3

ВЛАДИМИР ЛАНГ

ПОВОД НАЙДЁТСЯ

Пародии

Стирала девочка бельё
 

Косило лунное бельмо,
Светило матово, нерезко.
Стирала девочка бельё,
Зайдя
           по щиколотки в речку…
………………………………….
Руками зябкими звеня,
Месила ситец, выжимала…

А. Тер-Маркарьян

Зайдя по щиколотки в воду,
Стирала девочка бельё…
Дай, бог, хорошую погоду!
Не замочи подол её!

Убога ведь и так бедняжка –
Лодыжки в уровень колен,
А вместо рук звенит медяшка.
Наследственность? Немецкий плен?

О мелкотемье злую фразу
Редактор как-то отпустил,
А сам бельё своё ни разу,
Поди, руками не месил.

Бесчувственный! Сухарь!! Отродье!!!
А у меня к бедняжке жалость:
Тут виновато мелководье –
Бельё-то – грязное осталось…

Зимняя сосна

И роща не ясна,
И даль в туманах тлеет.
И лишь одна сосна
Шумит и зеленеет.

Одна, и голый лес
При ней ещё пустее.
И снег и дождь с небес
Посыпались густее.

В. Сорокин

Сорокин Валентин,
Зачем писать пустее,
Чем мы того хотим

ЛАНГ Владимир Леонидович – врач. Автор стихотворных пародий и подражаний. Публикуется впервые. Живёт в Ростове-на-Дону.
© Ланг В. Л., 2013 

От вас, как корифея?

Учитесь языку
Толстого Алексея
Иль Льва, – пардон боку, –
Но он ещё «толстее».

Пишите без затей,
И станут ваши вирши
Народнее, простей,
Густее, да и ширше!

Не за это…

Не за силу, не за качество
Золотых твоих волос
Сердце враз однажды начисто
От других оторвалось.

Я тебя запомнил докрепка,
ту, что много лет назад,
без упрёка и без окрика,
загляделась мне в глаза.

Н. Асеев

Не за пышное количество
золотых твоих волос
полюбил Твоё Величество
не на шутку, а всерьёз.

Я тебя запомнил докрепка:
как другие – не орала,
без упрёка и без окрика
ты за мною зашагала.

Не за крепость, не за качество
молодых твоих грудей
полюбил твои чудачества,
от тебя хочу детей.

А люблю за то, наверное,
что уже который год
щи с говядиной на первое,
на второе – антрекот.

Я стихи читаю шёпотом –
улыбаешься, кивая.
Тихо в доме… Хорошо-то как,
что жена – глухонемая.


Пиры

…В людские не вмещаясь сроки,
У них не чаша, а ушат!
Всё пьют Гомеровские боги,
Всё жрут, горланят и грешат.

Края одежд, пируя, мочат!
И, жертвенный вдыхая чад,
До неприличия хохочут,
Танцуют, тискают девчат…

Е. Винокуров

Платон говаривал Гомеру:
«Уж не с сивухи ль ты ослеп?
Алкота чёртов, знал бы меру –
Тебя бы вылечил Асклеп…»

…А боги тоги в чашах мочат,
(У них не чаша, а ушат!)
То гомерически хохочут,
То платонически молчат,

То томно тискают наядок,
Дивяся прелести грудей,
То мудро падают в осадок…
Ну, в общем – всё как у людей.

Платон уже молчит. Он стар –
Одной ногой на крае рая.
Он и не смотрит на нектар
И ест икру, не запивая.

Счастье моё

Где ты, счастье моё большое?
Я топор куплю и пилу –
Стану плотником.
Всей душою
Потянусь к своему ремеслу…
………………………………..
…Нет светлей моего удела.
Что за счастье мне принесло
Расторопное это дело,
Просто плотничье ремесло.

Н. Старшинов

Где ты, счастье моё большое?
Две тетради с получки купил,
Пару ручек, перо простое
И большой пузырёк чернил.

Я куплет настрогаю к лету,
Повезёт – смастерю рубаю,
Дань отдам эпиграмме, сонету, –
А то что я? Пилю да рублю…

Надоело, как Пётр Первый,
Колотить, подгонять, смолить.
Я ведь плотник, но я не первый,
Кто профессию хочет сменить.

Не спастись ни тоске, ни грусти
От огня моего пера.
Разулыбится в захолустье
Лопоухая детвора.

Но детей я не избалую,
Не изнежу, не распущу –
Пристращу их, и про Вторую
Мировую войну напишу.

На простенке избы-читальни
Закрасуется мой портрет
В чьей-то рамке кривой, овальной –
Больше в хуторе плотников нет.

Нет светлей моего удела –
Что мне плотничанье принесло?
Распрекрасное это дело –
Поэтическое ремесло!

Какое счастье!..

Быть нелюбимым! Боже мой !
Какое счастье быть несчастным!
Идти под дождиком домой
С лицом потерянным и красным…

Александр Кушнер

Мне подвалило счастье вдруг –
Ах, невезенья ритм нарушен:
Забыл меня мой старый друг,
Он был и прежде равнодушен.

Хороший день – ушла жена,
И поломал под вечер ногу –
Занятно кость обнажена.
Минуты радости, ей-богу!

Мученье… Сладостно пищу…
А как приятны неудачи!
Зато я прямо трепещу
От вновь поставленной задачи:

Хотя б однажды, хоть бы раз
Изведать радость полным сердцем –
Засыпать свой открытый глаз
Мне хочется толчёным перцем.

Мне хочется, с ума сойдя,
Агонией своей упиться,
Забыть приятный шум дождя,
Опиться или утопиться.

Хотел стихи свои издать –
И вот пришла беда: издали.
Зато – какая благодать:
Мне гонорару недодали!

Муза и Ростов-на-Дону

В годы гражданской каждый из нас
Был удивительно молод!
Как лихо тогда штурмовали Парнас
Бойцы и певцы комсомола!

Пегасов седлали, как будто коней
В дивизиях Первой Конной!
Что муза?!
Врывались бесстрашные к ней:
Будьте моей законной!

И, пораженная прямотой
Сабельного удара,
Муза сдавалась дивизии той
Певцов мирового пожара!..
………………………………..
Под пеплом седин огонёк не погас,
Он будит в сердцах отголоски…
В степях за Каховкой гуляет Пегас,
Мечтая о шпорах светловских!

В. Жак. Пегас и Каховка

В прошедшие годы каждый из нас
Был удивительно молод!
Музу поймаем – и на Парнас,
Что нам нужда и холод?

Пегасов седлаем – и на Олимп
Муз и наяд арканить.
Что нам лавры, и что нам нимб?
Нам бы похулиганить!

И поражённые прямотой:
«Ну-ка, старухи, в койки!»
Музы сдавались коллизии той,
Музы – народ нестойкий!

Но годы летят, и дороги пылят,
Скрипим не в седле, в постели!
Опилки и порох тихонько струят
Отверстия в стареньком теле.

Под пеплом седин огонёк не погас,
Я музу поймал: «Простите!..»
– Пошёл ты, – ответила, – старый Пегас,
Что толку в твоём простатите?

Не всем кавалерам даю я отпор
И кавалеристам, однако
Хочу, – сказала, – узды и шпор:
Мечтаю о шенкелях Жака!

Матушка с ведром

…В горнице моей светло.
Это от ночной звезды.
Матушка возьмёт ведро,
Молча принесёт воды.

…Красные цветы мои
В садике завяли все
Лодка на речной мели
Скоро догниёт совсем.

Николай Рубцов

Буду, как бревно, лежать
В хате до ночной звезды.
Пусть поносит воду мать –
Ей не привыкать, поди.

…Старенькой моей ведро
Полное нести невмочь –
Видно, что болит бедро.
Я б, конечно, мог помочь.

…Только как помочь тебе?
Тяжек мой земной удел:
В думах о своей судьбе
Я вчера весь день гудел.

…«Садик полила?» – спросил.
Молча мама мне кивнёт.
Завтра из последних сил
Лодку мне чинить начнёт…

Падение

…Заметь стелется низкая, отчая.
Сердце, падая, молит беды.
То любовь окаянная, волчья
Заметает за нами следы…
…………………………………..
Я по лестнице памяти падаю
В эти вёрсты и эти снега,
И во мне предыконной лампадою
Ты сияешь бела и нага.

И с оборками юбка полощется
Над разгулом хамья и жулья…
В снежном кружеве морда у лошади,
В нежном инее шубка твоя…

Владимир Костров

У меня с моей милой прелестницей
Ни жилья, ни кола, ни двора.
Хорошо, что нечаянно с лестницы
Навернулся внезапно вчера.

Отчей заметью степь покрывается,
Сердце, падая, просит беды,
И зрачками глаза разливаются,
Словно линзы в стакане воды.

Я собою весьма раздосадован –
Не болит ни рука, ни нога,
И с вопросом маркизо-де-садовым:
Ты нага, или ты не нага? –

Обращаюсь к тебе, окаянная.
Ты зачем над разгулом хамья
Своей юбкой трясла, словно пьяная,
Или юбка была у жулья,

А ты в шубке, подёрнутой инеем,
Но под шубкой, увы, без белья,
Предыконной лампадкою, синяя,
Засияла, нагая моя?

Ты расчёской по саночкам треснула,
Я за косу тебя отодрал,
Но немножечко переусердствовал
И нечаянно вдруг оторвал.

И упала коса золотистая
Возле самой твоей головы.
О, любовь моя волчья, лучистая,
Так нагая ты или увы?

По целине

Зима такая добрая и нежная,
Морозы в меру, оттепелей нет.
Как белая страница, поле снежное
Зовёт меня шагнуть через кювет.

Иду по целине, сороки в сторону,
От зимней тишины звенит висок,
И поезду заснеженному скорому
Машу рукой, а он дает свисток…

Так на Руси в сердцах живёт братание,
Так друг за друга держится народ.
И куст калины говорит: «Глотай меня!..» –
И горечь ягод силы придаёт!

В. Боков

Сегодня рифма у меня не клеится –
Страница белая, как поле в феврале,
И силы нет, и не на что надеяться.
«Тойоту» б мне, хотя бы «Шевроле»,

Но эти, в Думе, – так налог повысили,
Что я пешком шагнул через кювет.
Сороки в сторону, вороны – тоже, высями.
Найду я нынче рифму или нет?
Мне куст калины говорит: – «Глотай меня!..» –
–«Пошёл ты, – говорю, – сперва поспей!»
Кто варит сталь, кто ловит в речке тайменя,
Я – целиной чешу среди степей

И поезду заснеженному скорому
Махнул рукой и дал ему свистка,
А машинист сказал о чём-то в сторону
И пальцем покрутил вокруг виска.

Детские воспоминания

Мамка мне пупок
Без узлов вязала,
Чтобы рос легок –
Только и сказала.

Не нажил дворцов,
Не кормил бы вошей,
Над землей отцов
Завился порошей.

Чтоб, биясь в сетях,
Лобызался с братом
Да в чужих клетях
Шуровал с мандатом.

Чтобы пел себе –
Ни земной, ни божий, –
Об иной судьбе,
Со своей не схожей.

О. Рожанская

 

Помнится, пупок

Мамка мне вязала.

– Ты расти, сынок, –
на ухо сказала.

– Вырастай большой,
добрый и хороший.
Не болей паршой,
Не страдай от вошей.

На земле отцов,
Мать его в печёнки,
Много подлецов,
Сплошь одни подонки.

Будь глазами зряч,
Хоть живот голодный,
Сердцем будь горяч,
Головой – холодный.

Будь душою чист,
Впрочем, и руками, –
Станешь ты чекист,
Чем потрафишь маме.

Вот и станешь сам
Шуровать с мандатом
По чужим домам,
По дворцам и хатам.

А тогда гуляй, –
Ни земной, ни божий –
Кого хошь сажай,
А чуть что – по роже!

У гражданских лиц –
А возьми хоть папу –
Рожи вместо лиц,
Всех их – по этапу!

Пусть мотают срок, –
Мамка мне сказала,
А сама пупок
Без узлов вязала.

Скрывать нечего

О чистота, куда ты делась,
И нынче как тебя назвать?
Любимый, я уже разделась.
Мне больше нечего скрывать.

Да, не красавица с обложки,
Простая, как мильоны тел.
На мне лишь мамины серёжки.
Скажи, ты этого хотел?

Я свой позор терпеньем множу.
Я понимаю – мой удел
Служить бесчувственному ложу.
И с платьем я сдираю кожу.
Скажи, ты этого хотел?

Л. Тараканова

«О имидж мой, куда ты делся?
Родная, я уже разделся
И плюхнулся в кровать.

Да, не красавец из журнала, –
Таких, как я, увы, немало,
Мне нечего скрывать!

Скажи, ты этого хотела?»
Родная строго поглядела
И, вдруг, с катушек – брык! –

Поскольку снял я со штанами
(Но это строго между нами)
Глаз, челюсть и парик.

Где спят мамонты

Нет, не зря в ледовитый торос
упирается русская карта:
одинаково страшен мороз
и для СПИДа, и для Бонапарта.

Поскользнувшись в родной темноте,
чертыхнёшься в морозных потёмках…
Вспомнишь – мамонты спят в мерзлоте
и алмазы хранят для потомков.

С. Куняев

Муравейником рынок бурлит, –
Мир страдает повышенным спросом…
Нет, не зря голубой кимберлит
Бог прикрыл ледовитым торосом!

На Руси, как всегда, гололёд.
Поскользнёшься, бывалоча, юзом,
Матюгнёшься – и снова вперёд
Пробираешься с импортным грузом.

Ни мороз, ни торосы, ни СПИД
Не страшат больше контрабандиста.
Вся страна уже больше не спит
С лёгкой (левой) руки теннисиста.

Только мамонты спят в темноте
И хранят для потомков алмазы…
Вспоминаются им в мерзлоте
Станислава Куняева фразы.

Повод найдётся…

День осенний наступает
Как обычно, как всегда.
Рябью морщится вода.
На прудах и на озёрах
Очень скоро, очень скоро
Вновь появится ледок.
Чем не повод нам для строк?

Наталья Обертышева

Наступает день осенний –
Повод для стихотворений.
Смолкли соловья рулады.
Чем не повод для баллады?
На столе стоит уха.
Чем не повод для стиха?
Вот он и написан вроде…
Чем не повод для пародий?

Рейтинг:

+3
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Комментарии (1)
Алексей Зырянов [редактор] 29.06.2013 22:45

Ну, просто отменные пародии! Столько много изюминок в подборке: и смех, и радость.

0 +

Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 995 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru