litbook

Non-fiction


А.В.Колчак как символ национального примирения0

«Бьёт набат, бьёт набат Интернационала,

Пламя Октября в глазах бойца.

Есть у Революции начало,

Нет у Революции конца!»

4 ноября 2005 года впервые после многих десятилетий забвения в нашей стране отмечали  День народного единства. Эта дата была выбрана в память взятия Китай-города многонациональным воинством Минина и Пожарского, одержавшим в 1612 году знаменательную победу над польскими интервентами и предателями-боярами, присягнувшими польскому королевичу. А когда-то давно, задолго до Октябрьской революции 1917 года, в далёком 1649 году подвиг тот народный был увековечен указом царя Алексея Михайловича, повелевшим считать государственным праздником религиозный праздник почитания Казанской иконы Божьей Матери (22 октября по старому стилю + 12 дней = 4 ноября по новому стилю), с которой патриотическая армия Минина и Пожарского шла на Москву.

То давнее Смутное время закончилось, и страна успокоилась, грабежи и убийства мирных людей множеством мародёрствующих шаек прекратились, народы России получили возможность жить по закону и богатеть своим трудом. Ещё не раз интервенты всех мастей бывали биты русским оружием и непобедимым русским духом, и Матерь Божья, «Заступница усердная», была почитаема на Руси и в каждом храме, и в каждом доме.

Но вот сменилась эпоха, большевики-безбожники упразднили иконы, ограбили и взорвали многие храмы, убили множество священнослужителей. Взамен природной вере русских они учредили новую религию. Народное единство собирала теперь икона В. Ульянова, она висела в каждом доме и в каждой коммунистической церкви – так называемой «Ленинской комнате». Святую Троицу составили Маркс, Энгельс, Ленин. Мессией признан Сталин... немало «коммунистов-староверов» нынче ждут его воскресения… Да, коммунизм в России по сути был религиозным учением – и мировоззренчески был всеохватен, и нетерпим к инаковерующим, и суеверия плодил. Теперь глядите, как резво недавние правоверные адепты «научного коммунизма» ринулись обратно, в лоно Церкви! И Церковь этому рада…

… рада толпе суеверных материалистов, в лучшем случае агностиков. Глядя на такую паству, не так давно вышагивавшую под кумачовыми знамёнами, хочется язвить: «почём опиум для народа»? Наркоманское в коммунистах неистребимо. Они перманентно находятся «под кайфом», вдыхая прямо из городского воздуха свой церковно-парткомовский идеологический суррогат! Вечно «вторые», эпигонствующие озлобленные неудачники, не желающие принять здравую реальность, в которой нужна частная инициатива, ум, личное мужество и социальная ответственность. Как иначе, ведь наш город буквально пропитан коммунистической пропагандой!

Статуи «вождя краснокожих» в неумеренном количестве, отдельные памятники и мемориальные комплексы «павшим» поджигателям Мировой революции, улицы с названиями, «отражающими революционное прошлое» – Маркса, Ленина, Тухачевского, Фрунзе, Коммунистическая, Интернациональная, различных деятелей и юбилейных дат Великого Октября и Советского государства – на слуху, ежедневно, ежечасно произносимые горожанами, эти слова зомбируют сознание. И всё притом, что практически ничего самобытного, исторически Омского, в такой топонимике города нет; мы живём словно «на выселках» Москвы или Питера… какая-то «сибирская слобода», которую можно по-хозяйски «ощипать» (так в Санкт-Петербурге душевно приняли сбежавшую от нас «Сибнефть», оставив наш городской бюджет без 10 млрд рублей налоговых отчислений). С горем пополам, под раздражённое бухтение членов КПРФ, бывшему губернатору удалось восстановить разрушенный большевиками Свято-Успенский кафедральный собор в центре города, построить Христорождественский собор на Левобережье, восстановить несколько часовен, начать реставрацию Второй Омской крепости, увековечить имя основателя Первой Омской крепости (Бухгольца) на карте города. Научной общественностью начато изучение исторических архивов, издаются книги по истории города и края. Коммунистам 70 лет было недосуг – они строили свой, новый мир, проклиная «царизм».

Долгое время монументальная пропаганда коммунистов оставалась неухоженной – «красным» недосуг бывало даже подмести мемориалы, подновить то, что выкрошилось и проржавело, отмыть «вождя» от следов жизнедеятельности пернатой «контры». Всё это «хозяйство» восстанавливается и содержится за счёт налогоплательщиков-горожан, ведь, как заявлено прежними городскими властями, «сегодня мы не делим на своих и чужих жертв той братоубийственной войны».

А вот и неправда, делим! До сих пор, несмотря на положительные результаты опроса общественного мнения, не возведён уже готовый к сборке памятник адмиралу Колчаку. Не выделены средства на восстановление важного исторического объекта – Воскресенского собора, первого в нашем городе строения из камня, разрешение на строительство которого было дано ещё императрицей Екатериной Петровной по просьбе генерал-поручика И. И. Шпрингера. Нет даже мемориальной доски самому Шпрингеру – основателю Второй Омской крепости, инженеру-фортификатору, превратившему рядовое укрепление оборонительной линии фронтира в полноценный город с европейской культурой. Фигура, по своему статусу и значимости сравнимая с губернатором Аляски – А. А. Барановым. Молодёжи в наших школах краеведение преподаётся отвратительно, и они вырастают в уверенности, что всё самое славное в истории родного края совершили «красные». Обывателю в итоге кажется, если кто поднимает вопрос об устранении такого перекоса исторической памяти горожан, тот ему личный враг, посягающий отнять привычное сомнамбулическое мироощущение, растревожить и снова сбить с толку, как в конце 80-х годов прошлого столетия.

Тогда на мутной волне Горбачовского авантюрного эксперимента общество попыталось очистить окружающую среду от следов коммунистической идеологии – восторженно сносили памятники одиозным персонам, возвращали старые названия улицам, городам. Однако новый базис патриотизма, мыслившийся диссидентами как возврат к культурным ценностям прежней России, так и не сложился – слишком уж ретиво бывшая «фарца» кинулась обирать страну и «опускать» жизненный уровень сограждан до «рационального» с их точки зрения. Народ разочаровался, обозлился и мало-помалу повернулся покаянным лицом вновь к наследникам коммунистического Эдема а-ля Брежнефф.

К слову, хороший был дядька, не злой, не кровожадный. При нём народ разленился, отвык трудиться и на той склонности к халявному благополучию был словлен новыми «западниками» за то самое, что отличает «росияну» от русского человека – за революционный атавизм: «Мы наш, мы новый мир построим, кто был ничем, тот станет всем». Потом, в одночасье, обнищав, все они ругались – кто на козни «заговорщиков», кто на медленные и половинчатые реформы. Таким образом, противостояние «белых» и «красных» не изжито до сих пор. Только теперь Гражданская война протекает вяло, в «холодной» фазе, приняв форму культурного размежевания. Традиционно сильным административным ресурсом «красным» пытается сопротивляться частная инициатива. О театре «Белая столица» я уже писал («Наши в городе»). Хочется отдать дань уважения автору ещё одной инициативы, весьма показательной для иллюстрации самого процесса. Речь идёт о владельце ресторана «Колчакъ», А. К. Ремизовиче. Личность это яркая, экспрессивная, артистически одарённый человек с высокой самооценкой. Это раздражает многих, и потому у Алексея Константиновича не счесть недоброжелателей – благо, поводов для критики он предоставляет немало, совершенно не стесняясь «антиобщественных» проектов. Активный и азартный, совмещает увлечения экстремальными видами спорта, охоту, фитнес и культурный досуг, реализуя себя «статусно».

Интернет-аналитики называют А. К. Ремизовича омским Полонским, клянут его за то, что подсказал нынешнему мэру Двораковскому (которого В. В. Путин всенародно назвал «поросёнком») идею убрать с улиц нашего города электротранспорт. И этот мэр, горе-рационализатор, таки успел угробить одно из троллейбусных предприятий города, вынудив работников, теряя в заработке, спешно искать себе новые профессии, уезжать в другие города. Раздражает народ и амбициозность Ремизовича-бизнесмена, признанного Арбитражным судом банкротом по иску двух банков и одного частного лица, но каким-то непостижимым образом сумевшего снова «встать на ноги», вступить в Союз предпринимателей, аж в первую гильдию. Не остался незамеченным общественностью и эпатажный поступок «омского Полонского»: спустя полгода после банкротства по его указанию в угол здания, в котором размещается досуговый центр «Колчакъ», лепщик Иван Тютюнник вмонтировал соответствующую скульптурную композицию за пару миллионов – четырёхметровый барельеф-фонтан, изображающий самого адмирала на носу деревянного корабля… подчеркнув этим, за какие именно заслуги Колчаку сей памятник возведён – за научные исследования, а вовсе не за карательные меры.

Я задавался вопросом, что этот поступок – а это поступок! несомненно! – означает? Всего лишь эпатаж, всего лишь пиар-ход, что позволил через скандальную известность вмиг «уделать» конкурентов? Может, так оно и выглядит, если не принимать к сведению некоторые важные особенности стиля жизни самого А. К. Ремизовича. Ради какого «пиара» в его семье пятеро детей, причём у всех чисто русские лица и имена, хорошая русская речь? Вряд ли эпатаж… Скорее, дань уважения Русской культуре, атмосферы которой так не хватает в современной российской действительности. Дань культурной традиции я усматриваю и в том, что здание досугового центра «Колчакъ» – фактический «новострой» – единственное в городе из проектов застройки исторической части города, архитектурно вписанное в старинный ансамбль, гармонично, как-то очень бережно. Подобные поступки как раз в духе Екатерины Павловны, императрицы, в правление которой Омск стал превращаться в город. В. О. Ключевский когда-то сказал, что она сочетала парадоксальным образом новые европейские веяния с благочестивой отечественной стариной.

Фигура адмирала Колчака – самая спорная из всех деятелей патриотического лагеря времён Гражданской войны. Память его увековечена и в Москве, куда он стремился, и в Иркутске, где он был без суда зверски убит большевиками и оставлен без погребения. Непримиримая же позиция Омских коммунистов, настаивающих на какой-то формальной реабилитации (но ведь осуждён-то адмирал не был!), есть не что иное, как намеренное затягивание «холодной» Гражданской войны. Очевиден страх КПРФ перед утратой доминирования её пропагандистского ресурса в топонимике города и в мировоззрении горожан, стремление не признать вину своих предшественников и вождей в развязывании той братоубийственной бойни, которая вызвала к жизни жёсткое патриотическое сопротивление.

В заключение отмечу вот какой, прямо-таки мистический момент: нынешняя дата 4 ноября, День почитания иконы Казанской Божьей Матери, годится и для НОВОГО события гражданского примирения и согласия точнее некуда. Именно 4-му ноября по старому стилю соответствует нынешнее 16-е ноября – день рождения русского учёного-океанографа адмирала А. В. Колчака, вождя Белого движения и Верховного правителя России. И состоится оное однажды и навсегда – именно в городе Омске, когда коммунисты по адресу Колчака перестанут исходить своей надоевшей всем конструктивно мыслящим людям иррациональной «классовой» злобой.

 

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1015 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru