litbook

Поэзия


Семафорное0

*  *  *

В оконной раме зажелтело лето.

Мне от рожденья ближе холода.

И оттого пытаюсь безбилетной

Добраться в раскаленных поездах.

Но лето тиражирует года,

И, значит, не сумею незаметно…

 

 

*  *  *

 

Февраль не дает покоя.

Что ж это такое?

Дрожащей рукой начинаю повесть,

И вот он: по строкам помчался поезд

Вдоль­поперек меня.

Синеют губы от ручки гелевой,

Невыразима греховность дня:

Мне по подъездам бродяг расстреливать,

А им приговаривать здесь меня.

Но прикрывать все беды на свете

Так популярно в моей стране.

Февраль беснуется. Белый ветер

Сыпет в глаза мне колючий снег.

Ведь я никогда не укроюсь

В эту мнимую шаль.

Закончив новую повесть,

Я прогоню февраль.

 

 

Календарь

 

День субботний, как день воскресный,

Для кого­то еще свят.

Я тебя не любила б, если…

Если б это была не я.

Поминутно назад пятясь

Или вырвав – с лихвой – лет,

Не смогу различить пятниц,

Понедельников и сред.

Но попутно с травой сорной

Позабытых давно дат

Бог могучим своим корнем

Прорастает сквозь календарь.

День воскресный, как день субботний:

Почитание святынь.

Ты у Бога меня отнял.

Но у Бога имен сотни,

И одно из них – ты.

 

 

Семафорное

 

Если красный – к тебе – шар.

Если синий – домой. Глобус.

У меня затяжной жар:

По­бермудски проста область

Под названием Душа...

 

 

Эскиз

 

Снег, снег, снег…

Теперь ты все знаешь обо мне:

О неумытой, измятой, выросшей.

О том, кого к октябрю выношу

Не знает никто­никто.

Физиологии старый том

Читай. Может быть, будет впрок.

Но – между нами и между строк:

Если бы Бог ограничился томом,

Мы бы не знали вдвоем истомы,

А в одиночку – смертной тоски.

 

Богу по статусу не с руки

Каждому свой выдавать эскиз.

 

 

*  *  *

 

Бог­мальчик доходил с трудом

До всех уже известных истин.

Был перфокартой новый дом,

В которую никто не вписан.

 

Пока от дома в стороне

Искала я земную нишу,

Бог прописал меня в окне

Хоть небольшом, но незажившем:

 

Что стекла есть, что нет стекла,

И даже слишком много света

(Я сплю, не выключая ламп,

Забывши попросту об этом).

 

Бог прописал других жильцов,

И новый дом стал кодом новым,

Бог­мальчик – Богом­мудрецом,

А я – частичкою основы.

 

И, завершив одно из дел –

Судьбу десятка душ устроив,

Бог удалился молодеть –

Решать кроссворды новостроек.

 

 

*  *  *

 

Перестирала душу в пятый раз –

Осела и для тела стала ближе,

Но пятна те же – родом из Парижа:

Неощутимы для сторонних глаз,

А я их и в ночи кромешной вижу.

 

 

Титаник

 

В противовес практичной Тане,

Любовь имевшей не одну,

Я ненадежна. Я – Титаник,

Рожденный, чтобы затонуть.

 

В противовес сердечной Тане,

Сумевшей стольких излечить,

Меня саму под воду тянет

И у меня одни ключи.

 

Да, невозможно не заметить

Ее живой пытливый ум,

А в голове моей – не ветер –

Неутихающий тайфун.

 

Когда зима совсем настанет

И порт закроют кораблю,

Я напишу прекрасной Тане,

Что я любила и люблю.

Выбор

 

От нежности осталось только «не» –

Лишь соприкосновение улыбок.

И то – во сне.

Но боли тоже нет.

Срастаясь в недоверчивое «либо»,

Наедине

Мы делаем свой выбор.

 

 

Змеи

 

Ночь провести в берлоге,

Утром куда­то деться...

Ломится из­под ребер

То, что зовется сердцем.

Все, что воспето детством –

Выдуманным числом –

Все получил в наследство

Мой ядовитый слог.

Логово пахнет телом

Так, что пройти боится

Каждый, кому не спится,

Каждый, кому нет дела,

И потому в пути...

С истиной не шути!

Под воспаленной кожей

Железы варят яд.

Змеи, как твари божьи,

Боли не причинят.

Их целовать боятся,

Им целовать дано.

Встретиться – как расстаться –

И раствориться в ночь...

 

 

Арестант

 

Превозмогая поезда,

Как разорвавшиеся жилы...

Стоять лицом к стене, затылок

Руками нервно обхватив.

Я – арестант. Уже в пути –

К тебе. Неизлечимый случай

Нам не сулит благополучья.

Нам только б подходящий шрифт –

Не пресловутый Times new roman...

В вагоне спится по­другому:

На удивленье – без стыда.

Но, не добравшись до искомых,

Я покидаю поезда.

Мне бесполезно по врачам –

В ногах не чувствую опоры.

И расходились невзначай

Два рейса – северный и скорый,

Чтоб заново пути начать.

 

И Таня мне ответит кратко

По доброте своей души:

«Любить – люби, живи в достатке,

Но не влезай в чужую жизнь.

Придет весна, и порт оттает,

И первый айсберг выйдет в рейс…»

 

Но я назло практичной Тане

Останусь жить. В противовес.

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1016 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru