litbook

Культура


Слово о старшем брате+1

10 мая известному не только в Башкортостане журналисту – публицисту, поэту, писателю и замечательному переводчику на русский язык десятков романов и повестей башкирских писателей, заслуженному работнику культуры БАССР и РСФСР, лауреату премий имени Степана Злобина и Мажита Гафури, моему старшему брату Марселю Абдрахмановичу Гафурову исполняется 80 лет.

В этот день и мне будет 77 лет. Так уж распорядилась судьба, о чем наш незабвенный дядя Мухамат по материнской линии шутил: «Ворошиловским стрелком» был ваш отец – Абдрахман Азеевич, дважды в десятку попал!

Но суть не в дате нашего рождения, а в том, что наш отец, человек от земли, сложивший голову в боях с фашистской гидрой на Пулковских высотах, защищая Ленинград, заложил в нас не только душу, но и общечеловеческие ценности – доброту к людям, честность, правдивость, готовность безвозмездно, в меру сил помогать обиженным, оскорбленным, униженным и обездоленным, в какую бы социальную пору мы не жили, а все это называется Человечностью, ибо Человек – чело века, то есть его лицо, которое, как зеркало, отражает и будни, и яркие праздники многосложного бытия нашего общества. Раздумывая об этом или над этим, я попытался выразить свою оценку нашему поколению – шестидесятникам, «питомцам хрущевской оттепели», внесшему ощутимый вклад в развитие литературы, искусства и в целом культуры нашего края, а может и страны...

 

Мы – зеркала, отлитые неплохо,

и от рожденья до последних дней,

мы отражаем целую эпоху

и сами отражаемся мы в ней.

 

Слова эти, безусловно, напрямую относятся и к юбиляру, Человеку, всю свою жизнь творившему «разумное, доброе, вечное», на поприще журналистики, литературы, искусства – в целом культуры, и в быту. Да, о человеке судят не только по его труду, но и по тому, кого он взрастил взамен себя. Его дети – дочь Светлана и сын Тимур продолжают не только его (нашу) фамилию, но и проложенную отцом «гафуровскую» стезю в самозабвенном творчестве, также на поприще журналистики и поэзии. Имя журналистки и поэтессы Светланы Гафуровой давно известно в республике по ее статьям, стихам и книгам. Тимур же, успешно окончив авиационный институт, занялся предпринимательством, и был для меня личностью несколько скрытной. Но, оказывается, он тоже исподтишка «кропал» стихи и в начале нынешнего года выдал в газете «Истоки» целую полосу очень даже добротных своих творений. Оцениваю их отнюдь не из родственных чувств...

Для меня брат тоже всегда был примером. Не скрою, и в пору детского и юношеского раздолья, когда он верховодил довольно «вольнолюбивой», мягко говоря, от безотцовщины аульной братвой (мы лазали по бахчам и огородам, прихватывая по ходу и кое-что иное во дворах односельчан), но не от «разбойного удальства», голод – не тетка, а дома – четыре пустых угла да больная мать, у которой тоже частенько не было во рту ни маковой росинки...

Но мы не пошли по кривой дорожке, сумели устоять. И в этом, безусловно, заслуга нашей незабвенной мамы, безграмотной солдатской вдовы, которая, не имея педагогических навыков, нашла к нашим опаленным и истерзанным военным лихолетьем сердцам, может быть, единственный в ту пору путь: скрывая горестные слезы, она твердила нам: «этиегезнен исемен саклагыз, пычракламагыз!» (храните свято имя отца, не запачкайте!). Не запачкали, мама, хотя нам, как и тебе, очень трудно было жить без отца. Мы выжили...

Да, выжили, выросли, идем по жизни честно, с высоко поднятой головой, и теперь уже находимся в возрасте «аксакалов». И хотя живем сегодня в другой стране, мы помним Советскую власть и благодарны ей. Она вскормила нас, пусть и не очень сытно, взрастила, выучила – дала высшее образование, оба успешно закончили Мраковское педучилище, а затем с отличием – брат Уфимский пединститут имени Тимирязева, а я – Башкирский государственный университет, и получили прекрасную специальность – учителя. Вот что написал об этом мой брат в своем сборнике воспоминаний и рассказов «Территория памяти»:

«Малограмотная мать, работавшая то кастеляншей (ведала постельным и нижним бельем) в детдоме, то мастерицей в швейной артели, сумела поставить на ноги нас, меня и младшего брата. Мы, деревенские полусироты, не имевшие никакой поддержки, кроме как со стороны государства, получили высшее образование, и, смею думать, стали довольно известными журналистами и литераторами. Мой брат, Мадриль, работал в республиканской печати, затем – собственным корреспондентом Центрального телевидения и радиостанции «Маяк» по Башкирии, в переломный момент в жизни страны был избран членом правления Союза журналистов СССР и народным депутатом Верховного Совета нашей республики, я – членом правления Союза писателей Башкортостана и депутатом Уфимского городского Совета. Не из бахвальства пишу об этом, а чтобы показать: не так страшен черт, как его малюют. И в прежние времена люди жили более или менее полнокровной жизнью, имели возможность и без толстой мошны проявить свои способности».

И хотя наша жизнь продолжалась по несколько иной стезе, мы и сегодня – учителя, ибо в каком бы жанре журналистики и литературы мы не работали, мы продолжаем «сеять разумное, доброе, вечное», передавая, мама, твой наказ нашим детям и внукам, и они тоже не позорят наши седые головы...

Здесь я должен сделать небольшое отступление, вернее – экскурс.

После отца, среди тех, кто стоял у истоков нашего воспитания и дальнейшей жизни, был учитель литературы и истории Николай Матвеевич Шарыгин, который в свою очередь учился у нашего отца и у нашего дяди Усмана Гумеровича Надырова, известного в округе мичуринца и радиолюбителя, что в ту пору было редкостью, одного из первых кавалеров ордена Ленина не только в Кугарчинском районе. Его именем названа одна из улиц в с. Мраково. Наставником нашим был и уже названный дядя Мухамат, который, находясь в рядах Красной Армии, был 22 июня 1941 года участником первого боя с фашистами у реки Буг... А затем, получив тяжелое ранение, вернулся в родной аул Увары, где вместе с женой – Фаткия-апой, более 40 лет учил уму – разуму уваринских детишек.

Аул Увары нам обоим с братом очень дорог, хотя в метриках у нас местом рождения значится райцентр Мраково. В Уварах Мухамат-абый и Фаткия-апа, добрая, немногословная, почти круглосуточно занятая у печки алачыка (летней кухни – хибарки), вокруг которой в ожидании съестного вертелись мы и трое ее братишек, спасли нас от голодной смерти.

А потом у нас появился отчим, и мы поочередно поступили в педучилище, где давали стипендию. Не большую, но все – таки эта была подмога маме...

И именно в педучилище наша учительница русского языка и литературы Ольга Николаевна Елеонская привила нам с братом любовь, прежде всего, к поэзии. Через ее руки и сердце прошли наши первые стихи, рассказы и информации... Вот текст моего короткого интервью, переданного в Мраково из Уфы по телефону, и опубликованного в районной газете «Слава труду» в канун встречи через 50 лет выпускников педучилища:

«Для нас Мраковское педучилище – это та серебряная ступенька, с которой началась наша творческая биография. А у истоков нашего журналистского и писательского творчества (брата и моего) стояла замечательный педагог Ольга Николаевна Елеонская, которой мы бесконечно благодарны. В целом Мраковское педучилище -уникальное учебное заведение, которое дало югу Башкортостана множество прекрасных педагогов и ученых».

Это были очень счастливые годы. Отдававшие нам свои души замечательные учителя навсегда вошли в наши сердца. И в первом ряду нашей памяти – О.Н.Елеонская, Отличник просвещения Российской Федерации, кавалер орденов Трудового Красного Знамени и «Знак Почета».

А старший брат был для меня примером и когда мы, отдав свой воинский долг Отчизне, – он в авиации, я на – Тихоокеанском флоте, пришли друг за другом в редакцию замечательной, можно даже сказать – «легендарной» республиканской комсомольско – молодежной газеты «Ленинец», в ряды ее прекрасного коллектива, где Марсель Гафуров прошел путь от литсотрудника до главного редактора и проработал в общей сложности 14 лет. Уместно сказать, что при его руководстве «Ленинцем» тираж этой газеты превышал 170 тысяч экземпляров, что нынешним редакторам республиканских газет и не снится...

В 1971 году по независящим от меня причинам меня перевели в редакцию газеты «Советская Башкирия», а через год туда же назначили зам. редактором брата. В «Советской Башкирии» он проработал еще 11 лет, а затем ушел, как говорится, на «вольные хлеба» – в писательство. Но не надолго – писатели Башкирии избрали его секретарем своей партийной организации и литературным консультантом. И можно сказать, что собственное творчество Марселя Гафурова, которое началось с первой заметки в газете «Пионерская правда» 65 лет назад, вновь отошло на второй план...

И тут я призываю на помощь Народного поэта Башкортостана, нашего земляка из Кугарчинского района Александра Филиппова, вернее, выдержки из его статьи «Писатель – призвание пожизненное»:

«Мы еще не знали друг друга, когда наши стихи впервые появились в республиканской печати – в одном и том же номере газеты «Ленинец». Даже сверстаны были рядом. (Было это 30 мая 1951 года. – М.Г.)._ Так мы познакомились заочно. А вскоре стали неразлучными друзьями, поступив в Уфе в пединститут имени Тимирязева, на факультет языка и литературы, где царила атмосфера поклонения поэзии. Как напишет потом мой друг, мы угодили «в первую послевоенную волну, которая выплеснула в литературу и журналистику очень заметное пополнение».

По окончании института Марселя призвали в армию. Три года службы стали годами бурного поэтического творчества. (Служба в Забайкалье, затем на Волге и под Москвой дала молодому поэту богатые впечатления о Родине. Получив специальность военного авиамеханика, он живет среди летчиков – М.Г.).

Его стихи часто появлялись в то время и в уфимских, и в московских изданиях – журнале «Советский воин», газетах «Красная звезда», «Советская авиация», «Комсомольская правда», были включены в коллективные книги «Я – солдат», «Любовью дорожить умейте».

В 1960 году в Уфе вышел в свет его поэтический сборник «Ранний снег». Все говорило об успехе, и вдруг поэт разочаровался, решил больше не писать стихи, стать просто хорошим журналистом... (Рами Гарипов подарил ему свою книгу «Песнь жаворонка» с надписью: «Марселю Гафурову – с большой обидой за то, что ты совершаешь преступление против поэзии. Может, вернешься – еще не поздно. Кто же еще, если не ты?»).

Правда, со временем его вновь потянуло к стихам. Поэтический дар не был утрачен, об этом свидетельствует, например, стихотворение «Шульган – таш», написанное в начале 80 – годов. Но дар свой Марсель Гафуров проявляет теперь главным образом в переводческой работе. Он переводит на русский язык то, что ему по душе, по вкусу в башкирской поэзии. В его переводе пришли к русскому читателю многие стихи Акмуллы, Рами Гарипова, Назара Наджми, Марата Каримова, Ирека Кинъябулатова, Сайфи Кудаша, Якупа Кулмыя, Мусы Сиражи, Рамиля Янбекова.

Нет худа без добра. Работа в газетах выдвинула Марселя Гафурова в ряд виднейших публицистов республики. Как очеркист он стал постоянным автором регионального литературного журнала «Урал». О качестве его очерков можно судить хотя бы по тому, что один из них был перепечатан из «Урала» ежегодником Союза писателей СССР «Шаги», в который отбирались лучшие очерки литераторов страны, другой очерк – газетой «Голос Родины», издававшейся для соотечественников, живущих за рубежом.

Своих книг Марсель издал не много, всего десять. Но его стихи, публицистика, очерки рассыпаны, не считая газет и журналов, еще по трем десяткам коллективных книг, изданных в Уфе, Москве, Куйбышеве. За всем, о чем он написал и пишет, видится родной Башкортостан – земли милее для него на свете нет.

Он много ездил, сравнивал. Побывал в Азербайджане, Казахстане, Грузии, в Прибалтике, пересек Сибирь; в Узбекистане с газопроводчиками прошел по Каракумам, Устюрту. Ездил и в дальнее зарубежье. И о каждой поездке отчитывался перед читателями. Помнятся его путевые записки «По следам железного каравана». «Британия с фасада», «В королевстве потускневших зеркал», «Там, у моря Ядрана» ... Итогом поездок в ГДР стала изданная в Москве книга «Сближение» – о дружбе Башкирии и округа Галле.

Марсель Гафуров много и увлеченно работает над переводом башкирской прозы. В его переводах вышли в свет романы Д. Исламова, Ф. Исянгулова, Д. Киекбаева, Н. Мусина, К. Мэргэна, Б. Рафикова, повести В. Исхакова, Р. Султангареева ... Башкирские писатели считают его лучшим переводчиком, но, к сожалению, он в этом деле «последний магикан». В связи с переживаемой Россией жестоким тотальным кризисом хорошая, умная книга стала словно бы не нужна, не нужны стали и переводы.

К счастью, у нас в республике в это тягостное время сумели создать отличный русскоязычный журнал «Бельские просторы». Марсель помогает ему и переводами – отмечен за них премией журнала, и своей прозой, всегда оригинальной, запоминающейся. .. .Порадовал он нас превосходным, на мой взгляд, эссе «История с детективом и просто история». Это страстная, хорошо аргументированная отповедь московским сочинителям, которые – кто по невежеству, кто по злому умыслу, – изменяя благородным пушкинским традициям русской литературы, клевещут на башкирский народ, пытаются показать его в зеркале кривды».

К сказанному надо добавить переводы книг Шагита Худайбердина, Тансулпан Гариповой, Зиннура Ураксина – всего тираж переведенных Марселем Гафуровым книг башкирских писателей составляет около миллиона экземпляров.

И, наконец, к юбилею в издательстве «Китап» готовится выходу в свет сборник избранных произведений самого Марселя Гафурова под названием «Что было – то было ...».

И еще. Я всегда боготворил, не слепо, старшего брата потому: что, во – первых, как внушала мне мама, он остался мне вместо отца, во – вторых, я многому научился у него по жизни и в творчестве, стараясь быть на высоте его планки. Впрочем, и сам по генам отца оказался не промах, а кое в чем и превзошел брата. Но и в этом есть его заслуга.

А сегодня есть повод сказать о Марселе Гафурове доброе слово, отнюдь не из родственных побуждений, и завершить очерк стихотворением, посвященным ему:

 

Что ждет с тобой нас – рай иль ад,

гадать об этом не пристало...

Немало выпало нам, брат,

от жизни почестей, немало.

Живем мы так, как долг велит,

а долг – он сердцем продиктован,

 нам сердце в Правде – верный щит,

 а ложь – страшнее, чем оковы.

Его не сможешь обмануть,

предать тем более не сможешь,

 и в этом нашей жизни суть

 и рано путь нам свой итожить.

Мы ошибались, и не раз,

но чаще правыми бывали,

лишь никогда мы напоказ

 своих побед не выставляли.

Бывает, нас чернит хула,

 но мы – то, мы – то ведь не лживы,

 нас вера в Доброту вела,

она жива и с ней мы живы.

И вновь встречаем зло в штыки,

и добываем Правду боем,

 и получаем синяки,

 но тем мы счастливы с тобою.

Что ждет с тобой нас – рай или ад,

 гадать об этом не пристало ...

Поэт – он пахарь и солдат:

Земля нам будет пьедесталом.

Рейтинг:

+1
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 998 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru