litbook

Критика


«Немцы дошли до Волги…»0

Нынешний фестиваль в некотором роде юбилейный — пятый. Сразу же отмечу, что проводился он в 70-ый год русской победы в Сталинградской битве. Видимо, дабы подчеркнуть совпавшую «юбилейность», ведущие со сцены не единожды напоминали о том собравшимся. Кроме того, фестиваль этот был приурочен ко Дню России.

Вынесенная в заголовок фраза — «немцы дошли до Волги» — услышана мной в толпе «фестивалящего» народа, в каковую я угодила в качестве сопровождающего лица при несовершеннолетней дочери, поклонницы рок-музыки. Не отпускать ведь ребёнка одного на столь массовое мероприятие! Так думалось вначале. Потом, после 12-часового бдения под палящим солнцем, я уже философски размышляла о том, как далеко может завести материнский инстинкт... Впрочем, если дочери хоть рок помогает отвлечься от нервотрёпки в связи со сдачей распроклятого ЕГЭ — то пусть будет рок!

Признаюсь, что будучи с юности поклонницей «Битлз», «Квин», «Скорпионс», «Иглз», частично «Кино», я сама, тем не менее, не отношу себя к поклонникам рок-музыки в принципе. К безоговорочным противникам, понятно, тоже. Хорошая музыка хороша вне зависимости от жанра и существует по факту. Когда я была ребенком, отец видел во мне будущую пианистку, и меня, в процессе обучения возненавидевшую музыкальную школу, все-таки угораздило её закончить. Видимо, «добровольно-принудительная» классическая консонансная музыкальная прививка моей детской души (как прививка кори) позже не позволила мне всерьёз увлечься априори диссонансным роком. Хотя среди моих знакомых в юности было немало «рокеров».

Так что отношение к рок-музыке у меня неоднозначное. Как явление массовой культуры отвергать рок глупо. Но как явление музыкальной культуры принять рок-музыку могу лишь в виде исключения в лице наиболее талантливых её творцов и исполнителей… Обо всём этом думалось, когда мы с дочерью ехали в сторону посёлка Петра Дубрава, что под Самарой. Электричка была ранняя, одна из тех, что были пущены специально для фестиваля. Публика в вагоне являла собой шумное и пестрое скопище народа. Но уже просматривался, так сказать, специфический рокерский «мейнстрим» — молодежь с ирокезами и дредами. Некоторые парни, прихлебывая пиво, со знанием дела рассуждали о роке. Некоторые девушки, частично обнажившись, разрисовывали друг другу тела рокерской и фестивальной символикой… «Как же мы найдём ту поляну, где будет фестиваль?» — спрашиваю у дочери. «Как в “Гарри Потере” — иди вслед за пауками», — с усмешкой отвечает Стаська, иронически кивая на экстравагантных рокеров с экстремальными причёсками. Слава Богу, у дочери при всей её непонятно откуда взявшейся пламенной любви к року пока хватает ума не сделать себе ирокез или проколоть бровь.

(Кстати, о Боге. Как гордо озвучили устами ведущих фестиваля его устроители — «Рок над Волгой» благословил Патриарх Всея Руси Кирилл. Оставляю сие утверждение на совести организаторов фестиваля, так как ни сам Патриарх Кирилл, ни его самарско-сызранский наместник Сергий, ни кто бы то ни было в церковном облачении перед публикой не появились.)

…Итак, мы обретаемся в электричке. Наши «пауки» уже допили пиво, разрисовали тела. Все вместе выходим на станции с милым патриархальным названием «Дачная» и «гурьбом» направляемся к месту «феста». Жители посёлка Петра Дубрава, коих я заранее жалела как заложников места проведения столь неоднозначного и столь массового мероприятия, были, впрочем, мало похожи на несчастных: прямо возле своих домов-огородов бойко торговали пирожками, пивом, минералкой и прочими сосисками в тесте. Кое-кто из толпы время от времени выкатывался к этим импровизированным точкам продажи, чтобы моментально откатиться обратно. Вслед незадачливым покупателям незадачливые продавцы не без злорадства кричали: «Ничего, там втрое больше за это же заплатите!». Забегая вперёд, скажу, что когда мы в полночь, после фестиваля, пойдём назад к электричкам, эти же продавцы будут куда как более востребованы этими же, порядком измотанным фестивальным пивом и децибелами, покупателями.

На самом фестивале устроители торжественно объявили цифру 600 тысяч посетителей. Уточнённая впоследствии, она выглядела скромнее — 450 тысяч, но тоже впечатляла. Также утверждалось, что нынешний фестиваль собрал вдвое больше народу, чем прошлогодний. Так что действо сие было действительно массовым, тут никаких вопросов. Вопросы — и большие! — возникают, когда понимаешь, что фестиваль позиционируется ещё и как патриотическое мероприятие. Упор в освещении фестиваля сделан на информативно-поверхностную составляющую. Например, сколько грузовиков (девять!) заняла аппаратура «гвоздя программы» — немецкой группы «Рамштайн», сколько времени потребовалось на установку этой мощнейшей немецкой аппаратуры на русской фестивальной землице. Кстати, при трансляции фестиваля по каналу «ТВЦ» 12 июня «гвоздь фестиваля» остался почти за скобками трансляции. Думается, не только потому, что менеджмент «Рамштайн» якобы по контракту запретил тиражировать своё выступление на российском ТВ. Но и потому, видимо, что на «ТВЦ» нашлись умные люди, понимающие, что трансляция фестиваля без купюр может вызвать бурю возмущения народа. Одно дело созерцать, как солист «Рамштайн» Тилль Линдеманн осуществляет «художественное семяизвержение» из некоего фаллического прибора на восторженных своих почитателей, принявших на грудь пивка и пробившихся к сцене, и совсем другое — видеть это «патриотическое шоу» трезвыми глазами в День России по российскому же телевидению, не будучи фанатом «Рамштайн»!

Менее всего я ставлю целью данного повествования облить грязью фестиваль «Рок над Волгой». Ни в коем случае! Это действо дало мне немало поводов для размышлений — музыкальных едва ли не в последнюю очередь, скорее — социальных, психологических, исторических, патриотических, политических... И в первую очередь — идеологических. Фестиваль — во многом показательный срез-тест умонастроений современников разного возраста, социального статуса и профпринадлежности. Ведь на нём присутствовали не только студенты и школьники «рокового» возраста, но и люди, давно оставившие позади этот рубеж, но сохранившие любовь к рок-музыке…

Начну с главного. С патриотизма. Официальная патриотическая составляющая «Рока над Волгой» всячески педалировалась ведущими. Во-первых, фестиваль приурочен ко Дню России. Во-вторых, юбилейный пятый «Рок над Волгой» проводится в юбилейный год победы в Сталинградской битве. Официальным устроителем фестиваля является Правительство Самарской области. Правда, в этом контексте сразу возникает закономерный вопрос: «Почему в канун русского праздника и в год победы над немцами под Сталинградом гвоздём программы проводимого в России на Волге фестиваля становится немецкая рок-группа?». И уж если она стала «гвоздём программы», может, не стоит лишний раз упоминать нашу победу на Сталинградской Волге? И не повторять лишний раз слово «патриотизм»? А то какой-то странный патриотизм получается… Но, видимо, эти вопросы резонно адресовать в первую очередь организаторам фестиваля. А я так просто уверена: он состоялся бы и стал бы не менее массовым, если бы на сцене выступали только российские рокеры. А «Рамштайн», уж если кому-то так охота, можно было бы приурочить и ко Дню студентов, Дню молодёжи, и не делать так, что позиционируемое патриотическим действо уж очень отдаёт кощунством над памятью поминаемых всуе на фестивале победителей Сталинграда… Всем мало-мальски продвинутым поклонникам рока известно, что «Рамштайн», скажем мягко, не шибко-то дистанцируется от сатанистов и прочей нечисти… Но к чему тогда было задействовать благословение Патриарха?.. Как бы то ни было, обилие противоречий как раз полнее всего раскрывают суть прошедшего мероприятия. И их настолько много, что своё повествование-размышление я решила разбить на небольшие главки. Они помогут мне акцентировать основные энергетические (или болевые, как угодно!) фестивальные «точки». Это будут мои размышления и мои суждения. Я никому их не навязываю, но считаю своим долгом озвучить. Как говорится, это моё мнение, и я его полностью разделяю! Если кого-то я сподвигну на спор и на размышления, значит, цель данного повествования будет достигнута.



***

На входе, после процедуры проверки металлодетектором, мы прошли также процедуру «отъёма пищи и воды». Это делалось якобы в целях охранения публики от возможного отравления некачественными и скоропортящимися продуктами и напитками, взятыми с собой. Однако цены на еду и напитки внутри периметра фестиваля ярко продемонстрировали: «Любовь нечаянно нагрянет, когда на что-то надо жить». В данном случае — любовь устроителей к року, устроителей, которым-таки надо покрывать фестивальные расходы и платить гонорары музыкантам. Стоимость небольшой сосиски в тесте, равно как и шаурмы, стартовала от 250 рублей, цена поллитровой бутылки «Аква-Минерале» — от 50 рублей, обыкновенное мороженое в стаканчике тоже начинало отсчёт от 50 рублей. Цен на пиво (в продаже было исключительно «Клинское»!) не знаю, но вне зависимости от цен на него, пиво было более чем востребовано… Невольно вспоминается слоган рокеров-друзей моей юности: «Секс, наркотики, рок-н-ролл». Ныне он звучал бы, наверное, так: «Пиво, секс и рок-н-ролл» — у наиболее «продвинутых» рокеров и меломанов. Однако против истины грешить не буду. Там, где стояли мы с дочерью, а мы стояли достаточно далеко от сцены, шибко пьяных не было. А в меру нетрезвые вели себя вполне прилично и даже доброжелательно. И вообще, меня приятно удивило, что при всей явно мужской харизматичности фестиваля и преобладании мужского населения в социуме фестивальной поляны — не было пошлых драк и прочего кулачно-мордобойного выяснения отношений (чего я, честно говоря, более всего попервоначалу опасалась!). Люди были вежливы друг к другу. И стоило спросить у первого встречного, где, к примеру, пункт раздачи воды, тебе с готовностью все объясняли. Допускаю, что нам просто повезло с вежливыми людьми, но тем не менее это так.

Раз уж я заговорила о раздаче воды, то следует сказать, что её раздавали абсолютно безвозмездно в бесплатных же пластиковых стаканчиках. Туалеты тоже присутствовали, не без очереди, правда. Надо полагать, также бесплатно-благотворительные… Не дошли мы, к счастью, и до пункта оказания медицинской помощи — они тоже наличествовали на фестивальной поляне. Были и волонтёры в специальных майках с символикой фестиваля, собиравшие мусор, — к ним можно было обратиться с любым вопросом.



***

Я-то по наивности думала, что буду едва ли не самой «взрослой» посетительницей «Рока над Волгой». Поскольку я сталкивалась с представителями рок-культуры в юности, они в моём сознании так и остались юными навсегда. Так остаются молодыми… мёртвые. Впрочем, к тому же Виктору Цою, Фредди Меркьюри, Егору Летову и многим другим рокерам это утверждение применимо на сто процентов. Но оказывается, все эти годы, пока рок-культура была вне сферы моих интересов, её живые кумиры тоже взрослели вместе со своими наиболее верными фанатами. Для меня же рок-музыка по-прежнему ассоциируется с молодостью. Мол, какой уважающий себя взрослый человек, чего-то достигший в жизни, будет протестовать и в рваных джинсах скакать по сцене, круша гитарой всё на своём пути в пылу, так сказать, вдохновения. Однако ничуть! Те же Константин Кинчев, Борис Гребенщиков и прочие пережившие Цоя современники и ныне никуда не девались. А к ним добавились новые рок-группы — БИ-2, «Смысловые галлюцинации», «Мордор» и др. Правда, и Кинчев, и Гребенщиков протестуют ныне более цивильно, чем в юности. А то, что рок — априори протестная музыка, никто оспаривать не станет. Не будь он протестным — кто бы его слушал? Протест против пошлости, обывательства, женоподобной попсы, против того, что сегодня душа человека так часто заплывает жиром... В этом ключе вдруг подумалось о литературе… Лермонтов — самый рокерский поэт!

Допускаю, что коллеги писатели сейчас поёжатся, читая это мое утверждение. Для таких, особо блюдущих честь писательского мундира, перефразирую: Лермонтов — роковой поэт!. С этим не поспоришь… Насчёт того, насколько «рокерским» (что роковым — несомненно!) был Сергей Есенин — поразмышлять можно отдельно. Есенин, видимо, настолько Есенин, что он — и рокерский, и классический, и народный, и вообще — все жанры побеждающий и жанры презирающий. Как говорил Бетховен: «Композитор — это тоже поэт», —таким образом, гениальный немецкий композитор ставил поэзию даже выше музыки. В принципе, любой высокий профессионал, будь это алгебраист Хайям или физик Эйнштейн, боготворивший Достоевского, — в первую очередь поэты. А чем талантливее поэт, тем более он многогранен, как многогранна, по сути, жизнь. Таким вот «поэтом в музыке» был легендарный (и очень мною ценимый!) рокер Фредди Меркьюри, который вполне мог стать выдающимся оперным музыкантом. Но Фредди выбрал рок, и рок (в самых разных смыслах этого слова!) выбрал так рано ушедшего в мир иной Меркьюри.

…В ходе концерта ловлю себя на мысли, что новые группы — БИ-2 и «Мордор» — как-то бодрее звучат на фоне давно знакомых мне «Алисы» и «Гребня». Да и реакция публики на новых рокеров явно живее. Всё-таки рок, в отличие от классики, продукт, как бы это потактичнее сказать, — скоропортящийся, должен быть созвучен именно своей эпохе, и без контекста этой эпохи быстро «прокисает». Это классика жива во все времена, вне зависимости от привязки к эпохе. Даже изуродованный новейшими электронными аранжировками Моцарт слушается настолько современно, что понимаешь — сошедшую с небес музыку на грешной нашей земле даже совокупными нашими усилиями невозможно изуродовать в принципе. Наверное, когда грянет Апокалипсис и сметёт в назидание свихнувшемуся от своей самодостаточности человечеству всё живое с земли, то, говоря словами Тютчева,

Всё сущее опять покроют воды —

И Божий лик отобразится в них.

А ещё, наверное, будет звучать, как звучала за миллиарды лет до нас, космическая непобедимая музыка Моцарта или Рахманинова. Она существовала в пронизанном музыкой и словом Космосе-Логосе и до Моцарта с Рахманиновым, они просто услышали её и помогли нам её услышать…

…Не шибко заинтересованная происходящим на сцене я больше наблюдала людей на фестивале. Видя среди них тех, кто постарше меня, но при этом одет в «рокерский» «прикид» и подпевает происходящему на сцене (то есть человек в курсе современной рок-музыки, а не просто зашёл на фестиваль пивка попить), я думала о том, что, возможно, некоторые их них недовольны своим нынешним статусом и положением в обществе. Иначе бы вряд ли сюда пришли…

Впрочем, видимо, есть среди них и такие, для кого рок был и остаётся едва ли не самым ярким «приключением» в жизни. Может, всё у них хорошо, а причина — уходящая юность и попытки вернуться в неё, приобщившись к фестивальному действу… В их случаях любовь к року — лишь одна из форм «кризиса среднего возраста». Когда вот эта симпатичная дама, крепко за пятьдесят, подпевает «Алисе», а заодно и Кипелову, не хочет ли она таким образом продлить свою молодость? Другая её ровесница побежит делать ботокс на лице, а эта слушает рок. Тут есть о чём поразмышлять психологу! Ну а молодёжи, что говорится, сам Бог велел в 22 года быть рокером. А если у тебя парень рокер (бывает!), то конечно, отпускать его одного туда, где «пиво, секс и рок-н-ролл» в условиях, когда «на десять девчонок по статистике девять ребят» — глупо… У каждого свои резоны. Кого-то доводит до фестиваля борьба за личное счастье, кого-то — борьба с возрастом, кого-то — борьба с серостью офисно-планктонного состояния, кого-то — борьба за благополучие дочери… Что ж, вся наша жизнь — борьба!



***

А раз борьба, то должен быть авангард. Это я о «пробившихся» к сцене. С таким рвением, с каким они, внуки-правнуки победителей во Второй мировой войне, пробивались к сцене с немецкими исполнителями, пробивались, наверное, некогда их прадеды-деды к Рейхстагу! Являя примеры стойкости и отваги!.. Пробившиеся к сцене были вроде как на передовой — с риском для жизни, учитывая скопление постоянно напиравшего сзади народа. Устроители фестиваля время от времени прерывали выступление очередной рок-группы, на сцену выходила терпеливая девушка и по микрофону увещевала: «Ребята, сделаем дружно и медленно три шага назад от сцены, чтобы не было эксцессов. Пока три шага от сцены не сделаете, фестиваль не будет продолжен!». Слава Богу, очередного «издания» «Ходынки» не состоялось. Позже узнала, что некий юный идейный рокер, родом из Оренбурга, друг моей дочери, сумел пробиться именно в первые ряды к «театру военных сценических действий». И ему даже «посчастливилось» не только опалить часть бровей тотальными огненными спецэффектами «Рамштайна», но и лицезреть самую, как говорится, пафосно кульминационную часть фестивального шоу: когда солист немецкой группы, после «художественно» сымитированного на сцене гомосексуального полового акта, из устройства, призванного изобразить фаллос, изрыгнул в толпу возле сцены некую сверкающую жидкость, надо полагать, следуя логике, это был «образ» семенной жидкости. И всё это под радостно эйфорические крики толпы, подогретой пивом и «патриотизмом»… Видимо, гомосексуальная тема ныне настолько в «тренде», что даже в канун Дня России и юбилейный Сталинградский год без неё никак нельзя обойтись. Сие «художественное» семяизвержение на сцене продолжилось впечатляющим салютом под занавес фестиваля. Под салют и патриотизм у нас вообще многое можно списать… Когда небо расцветает салютом, недосуг задуматься, что в год Сталинградской битвы немцы пришли-таки на Волгу и на нас, внуков и детей победителей Второй мировой войны, обрушили со сцены свой «салют» — салют потомков побеждённых на потомков победителей. Да ещё, говоря в простоте, бабло гонорарное мы им за это отвалили немалое по линии Правительства Самарской области — из наших же денег. Такой вот художественный пересмотр итогов Победы!

Впрочем, к группе «Рамштайн» никаких претензий. Гости ведут себя так, как позволяют им хозяева. Если мы сами не уважаем себя, своих предков и своей славной истории, грешно требовать уважения со стороны гостей. Ну, чтобы те, к примеру, завершили своё выступление не «семяизвержением» на нас, но исполнением на немецком языке всемирно знаменитой русской песни «Катюша». Эта песня, кстати, тоже имеется в репертуаре «Рамштайн»! Почему же не она стала ключевой в выступлении группы? Это вопрос к устроителям фестиваля.



***

А ещё небезынтересно было понаблюдать, как реагируют собравшиеся на те или иные песни русских рок-групп. Какие флаги и майки одеты на собравшихся. Количество маек с надписью «Моя Родина СССР», «Мы русские, с нами Бог» и т.д. может успешно конкурировать с майками, на которых изображены кумиры рока. Стало быть, говорить о всех внуках-правнуках победителей Второй мировой войны, как об «иванах, победного родства не помнящих» было бы всё-таки не вполне справедливо. Они-то не виноваты, что организаторы-устроители фестиваля не оговорили с приглашёнными артистами репертуар, которые те вынесут на сцену!.. Отрадно, что краткое-попутное (надо же чем-то паузу заполнить, пока очередная группа подключает аппаратуру), объявление ведущих о том, что нынешний год — юбилейный для нашей Победы в Сталинградской битве, вызвал на удивление радостные крики толпы. И вообще, что показательно — песни российских рокеров, даже самые заурядные с точки зрения музыки (в тексты рок-композиций людям, даже мимолетно знакомым с основами стихосложения, я бы вслушиваться не советовала), вызывали особо бурную реакцию собравшихся в тех местах, где пелось о «революции», «свободе»… Кипелов с композицией «Я свободен» был вообще чуть ли не звездой, которую ждали и на которую специально ехали. И пели эту песню молодые парни, стоявшие неподалёку от нас, с такой яростью, словно они в крепостной неволе. С чего бы?



***

С самого начала фестивального действа я попутно отметила, что на поляне собралось немало неглупых по виду представителей сильного пола. Больше, наверное, только на футбольных матчах. Ребята спортивные, накачанные, и не так чтобы уж очень шибко налегающие на спиртное, стало быть, не путающие творческое «рок-первородство» с пивной «чечевичной похлёбкой». Возможно, нам просто повезло, мы стояли достаточно далеко от фестивального авангарда, пробившегося к сцене. Но ещё большее (и приятное!) впечатление оставила у меня женская часть фестивальной публики. В наш-то век «тоталитарного гламура и коррекции ногтей» девушки на рок-фестивале были достаточно просто, но со вкусом одеты. Практически ни у одной я не заметила гламурного макияжа и искусственных ногтей. Худышек-анорексичек тоже особо не наблюдалось. Правда, многие девушки и дамы не пренебрегали татуажем на темы рок-культуры. Так что, по всей видимости, «антигламурки» — рокерский ответ бабски женственным «попсовикам» и «попсовичкам». И, может, не следует так уж один в один отождествлять «пиво и рок-н-ролл». Дочь моя, к примеру, в свои почти 18 лет не курит, не пьёт, сквернословит в исключительных случаях (процесс сдачи ЕГЭ, видимо, один из этих немногих случаев!). Она не носит татуировок, не убегает из дома, не конфликтует с родителями… Но при всём при том моя дочь очень любит рок-музыку! И терпеть не может попсу, которая, видимо, у способной мыслить молодёжи ассоциируется именно с бабским гламуром и прочей «тупизной»!

Как-то в разговоре с известным самарским композитором я услышала поразившую меня информацию. Оказывается, среди заключённых, если учесть, что все мы родом из детства, кого только нет в формате школьной успеваемости — троечники, отличники, даже золотые медалисты. Нет только среди преступников тех, кто волею судьбы получил в детстве музыкальное образование. Один из самарских областных депутатов, будучи куратором «зон», в своё время услышав эту информацию, взял её на карандаш. И решил проверить на соответствие суровой действительности. Он специально при посещении мест лишения свободы в качестве депутата, уточнял, если ли среди заключённых люди с музыкальным образованием, полученным в детстве. И каждый раз с удивлением убеждался — таковых нет! Вывод из сказанного? Музыкальное образование, полученное в детстве, не только прививка от дисгармоничной-диссонансной музыки, но и залог добропорядочности гражданина. Видимо, соприкоснувшись с музыкальной классической гармонией, душа человеческая обретает особенную чувствительность ко всякого рода дисгармонии и греху. Кто знает, может, моё равнодушие к року, как музыкальной культуре, за редкими консонансными исключениями в виде «битлов» и «квинов», есть благодатное следствие пролитых мною в детстве за ненавистным фортепиано слёз? Может, именно те горькие корни ученичества дали моей душе сладкие плоды любви к музыке и гармонии? И может, дабы оградить своего ребёнка от неизбежных искушений в жизни, его стоит отдавать учиться в музыкальную школу? Хотя бы даже и добровольно-принудительно, как было в моём случае…



***

Говоря о фестивале с психологической, политической, патриотической, социальной, матримониальной, музыкальной и прочих точек зрения, нельзя обойтись без исторических параллелей. Ощущение некой слиянности с природой и с изначальной вольностью души, видимо, были не последними факторами существования Запорожной Сечи, разогнанной императрицей Екатериной Великой. Массовые фестивали, вроде «Рока над Волгой» или той же «Груши», видимо, дают возможность людям хоть ненадолго ощутить не столько свободу (так часто ныне декларируемую, но реально не существующую), сколько — волю, природную исконную волю человека, данную ему свыше. А слиянность с природой добавляет этому ощущению романтики. У запорожцев врагом был, как известно, турецкий султан, сочиняя письмо которому, запорожцы не стесняли себя в выражениях. На «Роке над Волгой» таким «турецким султаном», как становится очевидно из реплик окружающих, является попса. Обнаглевшая, безголосая, но при этом голо-систая бабская попса. Видимо, тут сказывается различное начало в разных музыкальных направлениях. У рока — выраженное мужское начало. Потому даже прекрасные представительницы рок-музыки не переполнены избыточной женственностью. В то время как в поп-культуре даже мужчины-исполнители весьма женоподобны.



***

Касаемо «Рамштайн», поющих на немецком языке, могу сказать одно (опять же, никому своего мнения не навязывая). Мне, в юности очень любившей мелодичный английский язык, последние десятилетия существования России в условиях зависимости от англоязычных стран, настолько, видимо, надоел вездесущий «инглиш», что хуже него только русскоязычная «попса». Впрочем, это тот случай, когда — оба хуже. У России, по определению императора Александра Третьего, при «наличии отсутствия» друзей, есть только два союзника — её армия и её флот. И оба наши союзника пребывают ныне не в лучшем, надо полагать, состоянии по причине так называемой конверсии, на поверку оказавшейся нашим односторонним разоружением. На немецком чётком языке, по определению Ломоносова, сподручно разговаривать с врагами. Может, мы слишком долго учили английский, и наше англоязычное «партнёрство» не принесло России победы... И уж если выбирать между английским и немецким, лично я последнее время предпочитаю последний! Хотя и знаю, что в истинном русском языке есть все лучшие качества всех языков мира, но сейчас, как говорится, не об этом…



***

Забавный и парадоксальный мы народ — русские! Толпой идём на «Рамштайн», немцы со сцены поливают нас как хотят — в канун Дня России и в юбилей нашего Сталинграда, — мы утираемся, радуемся, что приобщились к искусству. Зато после фестиваля, толпясь на перроне в ожидании электрички, вдруг начинаем азартно кричать: «Русские, вперёд!». И вся толпа с энтузиазмом подхватывает этот клич. Он лавинообразно нарастает, пока вдруг какой-то парень не закричит: «Ё…, куда вперед? Там же рельсы!». Стоим-то на перроне! Благодушно хохочем! Кто-то в толпе шутит об Анне Карениной, кто-то о Ельцине — мол, на рельсы только после них… Но ощущение всеобщей эйфории, единения ещё долго витает в воздухе. Чем не Запорожская Сечь! «Русские, вперёд!» Только не на рельсы!



***

И всё-таки грустно! Не потому, что фестиваль «Рок над Волгой» закончился. А потому, что это воистину какой-то рок. И не только над Волгой — над всей Россией. Я не против того, чтобы на Волге в год Сталинградской нашей Победы, пели под овации русских людей немцы из «Рамштайн». Но пусть поют «Катюшу», хоть даже на немецком языке! А ещё я не против, если бы в юбилейный год взятия нашими дедами Берлина под овации немцев возле Рейхстага пели русские рокеры на русском языке. А немцы бы в количестве полумиллиона человек кричали русским «Ура!». А почему бы и нет? Всё-таки не немцы, а русские победили во Второй мировой. И как так вышло, что с «лёгкой» руки власти дети-внуки-правнуки российских победителей стали фанатами немецкой группы… чуть не написала — группы войск. И когда мы наконец поймём на самом высшем уровне, что культура национальная — основа национального духа и часть воинства национального. Если мы не кормим свою армию, будем кормить чужую. Если мы не любим своих национальных поэтов (а музыкант, памятуя вышеприведенные слова Бетховена, тоже поэт!), будем вынуждены «любить» чужих.

И чему тогда удивляться, что господдержка патриотизма в том же Самарском регионе идёт в рок-формате (если немцев на Волге, конечно, можно считать российскими патриотами). И если так по факту, то не надо возмущаться, когда в том же городе Тольятти апологеты секс-меньшинств в формате флэш-моба выкладывают презервативы возле Вечного Огня. И тем в очередной раз «прославляют» Самару на всю Россию! При этом вполне искренне молодые тольяттинцы, выложившие презервативы у Вечного Огня, не понимают: а что тут такого? Ну презервативы! Ну у Вечного Огня! А чем это хуже рок-фестивальной имитации гомосексуального совокупления на сцене? Или чем хуже «художественного немецкого» семяизвержения на русскую публику в год Победы в Сталинградской битве в формате мероприятия, приуроченного к государственному празднику Дня России? Вы так и не поняли, о чём я? А я всё о том же — о государственной поддержке русского патриотизма, в которой мы вполне можем обойтись без немцев и без глумления над русской публикой, без «художественно-креативной» похабени, оплаченной нашими же налогами и из нашего же кармана.



P.S. Спустя буквально неделю после фестиваля, также недалеко от Самары, но на сей раз возле города Чапаевск, на старом, времен Великой Отечественной войны, военном полигоне «вдруг» началась серия страшных взрывов, принесшая многие беды жителям области и опять-таки стоившая налогоплательщикам немалых средств. Воистину: глупый платит дважды! Многие жители зоны бедствия были ранены, многие эвакуированы из своих домов… Целую неделю это ЧП и устранение его последствий в Самарской области силами всей России было едва ли не главным информационным поводом во всех масс-медиа страны. Но что самое поразительное — самые разные люди из самых разных регионов России, с которыми я до этого ЧП поделилась своими впечатлениями-размышлениями от фестиваля «Рок над Волгой» — все эти люди, писатели и читатели, не знакомые друг с другом, автономно друг от друга, пришли к одному и тому же выводу: трагическое ЧП в Чапаевске (жуткое созвучие!) — это возмездие всем нам за фестиваль, на котором имело место кощунство в отношении нашей Победы во Второй мировой войне. Мы своими налогами это оплатили, заплатим и кровью… В этом страшная метафизика бытия и, если угодно, высшая справедливость. А несчастные жители Чапаевска — такие же заложники «роковых» обстоятельств, как жители посёлка Петра Дубрава. Поэт сказал бы: «Но есть и Божий суд, наперсники разврата…», обращаясь к устроителям фестиваля «Рок над Волгой». Философ сказал бы: «Если вы бросите в прошлое воском, то будьте готовы, что прошлое ответит вам свинцовым залпом». Оно и ответило — свинцовыми залпами снарядов, многие из которых хранились со времён Второй мировой войны и словно пробудились от летаргического сна, чтобы разбудить, пусть с болью и кровью, но разбудить нас, неразумных потомков ветеранов Второй мировой войны. Победители, простите нас!

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1015 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru