litbook

Non-fiction


Алиса Ханцис: «И вянут розы в зной январский»0

«Русская премия» – одна из самых престижных литературных наград, присуждающаяся авторам, живущим за пределами России и пишущим по-русски. По итогам конкурса определяются победители в трёх номинациях: крупная проза (повести и романы), малая проза (повести и сборники рассказов) и поэзия (поэтический сборник). Среди лауреатов Русской премии –  Дина Рубина, Бахыт Кенжеев, Владимир Гандельсман и многие другие выдающиеся писатели русского зарубежья.

В этом году на конкурс поступило 416 заявок от писателей из 36 стран мира. 25 апреля 2013 года в Москве состоялась церемония награждения лауреатов международного литературного конкурса «Русская Премия» по итогам 2012 года. В номинации «крупная проза» на этот раз третье место жюри конкурса присудило молодому писателю Алисе Ханцис за роман «И вянут розы в зной январский», который должен выйти в издательстве «Астрель-СПб» в мае 2013 года. Алиса любезно согласилась рассказать нам о себе и о своём творчестве.

– Алиса, Вы впервые участвуете в литературном конкурсе?

– Нет, у меня уже было два опыта. В 2009-м я послала рассказ на конкурс произведений о музыке и музыкантах «Бекар». Рассказ прошел незамеченным, и я решила больше не пытать счастья. Вообще, я не очень азартный человек и, например, никогда не покупаю лотерейных билетов. Для меня конкурсы – больше лотерея, чем способ проверить свои силы, ведь еще никто не изобрел точного мерила для оценки искусства. Но есть случаи, когда оказаться среди победителей очень важно. В прошлом году мой первый и пока единственный роман был отмечен в специальной номинации конкурса «Рукопись года», который проводится издательством «Астрель СПб». Лауреаты получают реальный шанс на издание своей рукописи – что может быть лучше для новичка? Сейчас моя книга готовится к печати, и, надеюсь, что скоро она уже появится в книжных магазинах российских городов.

– На конкурсе «Русская премия» был отмечен Ваш роман «И вянут розы в зной январский». О чём эта книга?

– О ярких, талантливых молодых людях, живущих в непростую эпоху и в непростой стране; о вечной борьбе старого и нового; и о том, что быть собой иногда сложнее, чем нам кажется.

– Вы родились в городе Набережные Челны, теперь живёте в Мельбурне. Какими судьбами Вы очутились в Австралии?

– После окончания школы я уехала учиться в Москву, а потом нашла там работу по специальности. Вместе с работой у меня появился доступ в интернет, и, конечно, я использовала любую свободную минутку, чтобы найти там что-нибудь интересное. Я отношусь к поколению, которое выросло в довольно скудном информационном поле. При этом у меня всегда была масса увлечений. Я интересовалась далекими странами, покупала путеводители и влюблялась в города, как влюбляются в артистов – на расстоянии. Так я полюбила Мельбурн. А потом случайно познакомилась с жившим там соотечественником. А он оказался человеком моей мечты. Такая вот сказочная история.

– Когда Вы почувствовали что Вы – писатель?

– Я, пожалуй, и сейчас не чувствую себя настоящим писателем. Два главных элемента моего творчества – стремление придумывать истории и любовь к слову – были со мной с самого детства. Написанное слово меня гипнотизировало, я читала с трех лет и рано потянулась к толстым книгам, в которых не понимала и половины. Сочинять сама начала лет с шести, подростком писала короткие зарисовки. Значительно позже появились более-менее «настоящие» рассказы, а переезд в Австралию сделал невозможное: заставил меня взяться за большую прозу. Долгое время я думала, что это не мое, мне было интересней ловить сиюминутное или рассказывать истории в минималистическом духе. Оказалось, что в жанре романа я чувствую себя еще привольней. Хотя, конечно, работа с большой формой требует иных навыков, так что приходилось учиться на ходу, методом проб и ошибок.

– В своё время вы ушли с факультета журналистики. Почему?

– Поступление туда было формально закономерным и случайным по сути. Я никогда не мечтала о журналистике как профессии – меня больше привлекала зоология и иностранные языки. При этом я с пятнадцати лет писала статьи в местные газеты, и журфак МГУ казался естественным продолжением моей «карьеры». К сожалению, я не сразу поняла, что занимаюсь не своим делом: учеба на первых курсах была действительно интересной. Но я не жалею, что ушла.

– По образованию Вы – профессиональный корректор. Как это влияет на Ваше собственное творчество?

– Назову первое, что приходит в голову. Я писала диплом по авторскому тире в произведениях Аркадия Аверченко, и это помогло мне развить особый слух к скромному, на первый взгляд, знаку препинания. Тире – невероятно богатый знак, оно позволяет передавать интонацию, обострять значения слов и вносить новые оттенки, а уж в создании ритма этому знаку просто нет равных. Авторская пунктуация – важный инструмент в арсенале писателя, и им не стоит пренебрегать.

– Кто Ваши любимые авторы?

– У меня много любимых книг, но если представить их все на одной полке, то там почти не будет собраний сочинений, только разрозненные тома. Среди исключений – Набоков, Стивен Фрай и Вирджиния Вульф, с которой я чувствую невероятную близость, несмотря на разные культуры и разное время. А из недавних открытий – Ольга Славникова.

– В наше время «обратная связь» с Россией не потеряна: можно звонить, общаться по интернету, ездить в гости. Правомерно ли в наше время понятие «писатель русского зарубежья»? Изменилось ли Ваше творчество после того, как Вы покинули Россию?

– Мне кажется, что человек, переселившись в другую страну, неизбежно меняется, и происходит это не только потому, что он лишается постоянного контакта с родиной – физического или информационного. Это я, конечно, теоретизирую, поскольку из живых примеров могу рассматривать только себя. А мое собственное восприятие среды и, как следствие, творчество изменились очень сильно. Живя в России, я все время находилась в двух параллельных мирах: один окружал меня в реальности, второй я придумывала. Второй был более ярким, интересным, и именно он вдохновлял меня на творчество. У меня нет ни одного рассказа, где действие происходило бы в России. А в Австралии мне впервые захотелось оглядеться и соединить, хотя бы частично, эти два мира. Я писала о Мельбурне, каким он был сто лет назад, и при этом мечтала сделать его, реальный и нынешний, легендарным – как, скажем, конандойловская Бейкер-стрит, чтобы читатель захотел приехать сюда и увидеть своими глазами места, «где всё происходило». Ведь Австралию так мало знают за границей, а уж о ее литературном облике и говорить не приходится.

А теперь я начинаю переосмысливать для себя Россию. Я стала еще больше, чем прежде, ценить свой родной язык, но для этого мне пришлось уехать.

– Алиса, большое Вам спасибо за интересную беседу. Мы от всего сердца желаем удачи Вашему первому роману и с нетерпением ждём его выхода к широкому читателю в этом году.

Беседовала Наталья Крофтс

Австралия, 2013

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 995 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru