litbook

Поэзия


На траве лежит человек0

 

*  *  *

Это как с домом возле железной дороги. Пока поезда ходят, можно отправиться всей семьей к бабушке в деревню и останавливаться на каждом полустанке, а дом будут встряхивать проходящие вагоны. А когда поезда не ходят, нужно добираться автобусом – тесным и по-летнему душным. У мужчины, сидящего впереди, могут волосы оказаться жирными и потными. Жидкими. Покрытыми перхотью, как сахарной пудрой. Нет, нужно покупать машину. И все-таки – дом не так-то просто разрушить. И в конце концов, понимаешь, что громыханье вагонов действует под вечер убаюкивающе…

 

Благодарю

за то, что я не слепой,

различаю цвета, не теряю зренье по вечерам.

Благодарю за то, что я не глухой,

не немой, не глухонемой.

О, благодарю за то, что у меня есть пальцы -

мне не приходилось работать на лесопилке

или в кратере, наполненном бомбами,

не приходилось ночевать на атомной

электростанции или на вокзале,

набитом мошенниками.

Благодарю за то, что у меня есть ноги и мое

лицо не коверкает тик, что у меня

нет целого букета всех этих ужасных болезней

и снов.

Благодарю.

Но в жизни мне не везло!

 

Победитель

А еще я бы мог руководить

фирмой.

Впрочем…

Я бы также мог

написать роман.

 

Впрочем…

 

Я бы мог в один прекрасный день

сочинить симфонию.

Впрочем…

Я бы мог одной левой

наладить отношения.

 

Впрочем, что за чёрт…

Еда пригорела.

 

Дом

В коридоре перегорела лампочка.

Отключили горячую воду.

В батареях позвякивают льдинки.

Тараканы митингуют на кухонной стенке.

Возле дома соседа

раздался ружейный выстрел.

Вздыхаю с облегчением.

 

Время мимолетно, заботы вечны

Карл Селтер увидел, как

товарищ Сталин

входит в комнату.

Так и есть:

опять отключили

горячую воду.

 

*  *  *

В старину самолеты летали ниже

И над улицей парили мужские шляпы

И дамы носили крахмальные нижние юбки

И даже древние стены

Достраивало воображение

И никто не спешил  разрушить

Наши воздушные замки

И краски были цветные

 

А теперь

Всего

Стало больше

И беда настигает скорее

Свою случайную жертву

 

*  *  *

На траве лежит человек. Люди проходят мимо. Мне из окна не видно: пьян человек, мертв человек, или – и то и другое. В двух метрах от человека девочка торгует открытками. Изобильно-цветные виды Таллинна. Красив, возвышен, широк. Ни пятнышка на старинном обличье. Спрашиваю: давно ли здесь лежит человек. А я почем знаю, – отвечает девочка. Не пьяна ли она, – задаю я вопрос. А я почем знаю, – отвечает девочка. Я спрашиваю: а что вы вообще знаете. А я почем знаю, – отвечает девочка. Мне захотелось облить красивый начес девчонки каким-нибудь жутким вонючим ядом, но я сам остановился именно что в двух метрах от лежащего на траве человека. Я ведь не убивал его. Я захожу в дом и звоню в полицию. Приезжают через полчаса. Я прикидываю: человек может быть важным дипломатом с важнейшим кодом на внутренней части слухового канала. Или спортивной знаменитостью, рожденной на Бермудских островах, у которой было тяжелое детство. Мало ли что еще можно себе представить. Выясняется, что человек пьян.

 

*  *  *

и я бы мог

отсечь твою голову

и прикрыть твое тело

пурпурным плащом

эти мысли

выводят на улицу

мама и дочь колготятся на кухне

ель умирает

у мусорного ведра

последний фонарь

сбереженный с эстонских времен

в полутьме сыплет зернышки света

может быть в самом прекрасном на свете

тупике

 

Перевод с эстонского Е.Г. Скульской

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1016 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru