litbook

Критика


Дорогой пилигримов0

«Если душой откликнуться на чью-то душу, то из этого что-то получится и, несомненно, что-нибудь важное для всех» – такие мысли пришли мне в голову, когда я взял в руки три последних номера «Пилигрима». В них, как по цепочке, один за другим проходят человеческие судьбы, разбитые и разбиваемые сердца, мотивы одиночества, отчаяния, маргинальные ситуации – все, чем живёт юность и прекрасная студенческая пора. Пёстрая и мозаичная складывается картина. Это, несомненно, отзвук сложного времени, выпавшего на долю пишущей молодёжи и  её наставников, когда все «стали жить чёрно-бело и скупо» (Светлана Хохлова). Но главное, что в этом не совсем стройном  хоре  вырисовываются контуры любви, добра, милосердия, стремления заглянуть в глаза прохожему и дать духовную пищу страждущим. И это у большинства авторов прекрасно получается.
     Существование такого литературно-художественного издания – веяние времени и отражение умонастроения молодого поколения нулевых. Здесь очень много людей, которым ещё остра человеческая боль и которые ещё не забыли, «как пахнут цветы». Они откликаются на всякие (с точки зрения простого обывателя) мелочи – красоту улиц, полей, лугов, жизнь домашних любимцев. Им дорог шум дождя, они ищут созвучия в природе и космосе, своих юных мечтаниях и любовной страсти, и из этого всего рождается некая аура доброго соучастия в непростой жизни после миллениума. В этом несомненная заслуга шеф-редактора Нины Александровны Козорез, руководителей действовавшего при журнале литературного объединения Дмитрия Соснова, Игоря Федоровского, Марины Вылегжаниной. 
       Особо следует отметить богатство поэтических рубрик представленных выпусков, многообразие стилистики, форм и жанров поэтического самовыражения при самом различном уровне социальной проникновенности стихов. Достаточно многообразна прозаическая составляющая журнала, включающая в себя не только  небольшие социальные и лирические миниатюры, которые представляют собой отчасти и «пробу пера», но и довольно серьезные повествовательные циклы.
      Есть немало ярких статей в смежных разделах «Публицистика» и «Критика», благодаря которым молодёжное сообщество стало более сплоченным: молодые имена получили поддержку и прямую связь с Омскими союзами литераторов, критиками. Знакомясь с литературной деятельностью профессионалов, начинающие авторы показывают в журнале и литературные поиски, и собственные удачи.  Знаменательно, что журнал не потерялся в литературном пространстве города и дал возможность творческого развития многим  выдающимся литераторам. В этом ключе важной и полезной оказалась литературная критика Бориса Осипова, Ирины Гореловой, Марины Безденежных, Татьяны Четвериковой, благодаря которой появилось ощущение прозрачности создаваемых молодыми авторами образов, проявились возможности их творческого роста и работы над собой.
      Украшением журнала стали классические переводы Евгения Фельдмана, показывающего высокий уровень поэтического осмысления исторического контекста в стихах Редьярда Киплинга. На мой взгляд, взаимодействие дебютантов, молодых авторов и маститых  имен очень полезно и продуктивно в плане становления их стиля.
       Особо следует отметить юмористические подборки Андрея Козырева (сцены из трагедии общества поэтов-анонимов), полные параллелизмов, намеков, неологизмов (словознатец, небокопченье, обнесчастливила;  перифразов, фразеологизмов). Чего стоит только «Ум от горя!» Всякая постановка  этой сатирической пародии невозможна без громкого раскатистого и, думается,  очищающего смеха. Тонким юмором проникнута фольклорно-мифологическая новелла Аполлинарии Батюшкиной «Похищение Европы».
       Яркую эмоциональную окраску журналу придает его художественное оформление самими студентами. Обложки журнала – то загадочно таинственные виды города, измененные  видением художника, поднимающегося на высоту птичьего полета, то  бравурная яркая карусель, вмещающая в себя все краски детства, то унылая скоморошья пустынь среди колоброда воспоминаний – это далеко не полный перечень образных ассоциаций, воплощенных художниками на обложках.
     Это талантливо сделанные, полные драматизма и взволнованности рисунки-символы Серафимы Орловой, удачно дополняющие собственные и чужие строки, мягкие и проникновенные штриховые, пастельные романтические и сатирические иллюстрации и загадочные лирические ландшафты Дмитрия Иванова, передающие настроение автора. Интересно  сочетание сатирически обостренных образов в иллюстрациях Н. Овчинниковой и поистине экзистенциальных зарисовок В. Плотниковой. Личностным своеобразием наполнены  графические  ассоциации Марины Вылегжаниной. Интересны её полные задорного юмора заставка к пьесе Дарьи Решетниковой «Убийство перед завтраком» и графический образ поэтессы  в сцене Андрея Козырева «ОПА».
   Если структурировать все произведения журнала по тематическому принципу, то получается своеобразный расклад «сценок из студенческой жизни»: 1. творчество и художественная жизнь студентов, 2.  «природное созвучие души», 3. любовь и молодость (лирика Аполлинарии Батюшкиной); 4. отношения  «отцов и детей», 5. возвращение в детство, 6. жизнь и смерть (Анна Котова «Загадка»), 7. философия любви и одиночество (например, стихи Елены Чач, Игоря Федоровского, Николая Эйхвальда), 8. картины  Омска, 9. созвучия и параллели в искусстве (Марина Вылегжанина, Андрей Демин), 10. непрагматика жизни души (Светлана Дмитриева); 11. к вере через неверие (Анатолий Талапин), 12. потребность в духовном братстве  (Варвара Маслова «Игрушковые души»), 13. мотивы социального протеста (стихи Тимофея Зубарева), 14. любовь и смерть (Марина Вылегжанина «Обреченные»), 15. язык искусства, вечная тема поэта и поэзии (Андрей Козырев), 16. любование «спрятанной» красотой мира (Станислав Радзиевский), 17 мечты о семейном очаге  (Наталья Елизарова «Садовник»), 18. вера в добро и красоту души (лирическая новелла  Анастасии Карпеты «Зимой»); 19. неожиданное для себя открытие мира (Галина Рымбу), 20. вера в бессмертие (Александр Иванилова «5 мг амброзии»), 21. историческая проза (рассказ Марины Вылегжаниной  и Анны Максимовой «Карамболь»), 22. отношения к «братьям нашим меньшим» (стихи Марины Кузнецовой «Мой пёс, страдалец и философ…»; пронзительно по-чеховски трогательный рассказ Натальи Елизаровой «Любовь на коленях»), 24. глубоко-философское истинно ахматовское воплощение темы дружбы (Вероника Шелленберг «Зимнее»). Бросается в глаза обилие прекрасных метафор, фразеологизмов и деталей в рассказе Натальи Елизаровой: «нежная невесомость твоих пальцев»,  хозяин кошки – «необыкновенный, родной, мой», «на седьмом небе от счастья», «острая, пронзительная, подавляющая тишина», «голос твой был прежним  – проникновенным, ласковым, полным обожания и надежды». В этих строчках чувствуется  добрая, отзывчивая  и тонкая душа автора.
       В одной трети из них просматривается связь с литературными и художественными традициями (И. Бродский, Н.Некрасов, А.Пушкин, А. Кутилов, М. Пришвин, А.Чехов, В. Шукшин, М. Светлов, Е.Евтушенко; А. Тарковский,  И. Бергман).
     Немало написано о большой и малой Родине. Эта тема наполняется мотивом социального протеста в стихах Ивана Соснина: («в избах-склепах окошек кресты надломились…»). Эту же мысль продолжает Андрей Козырев: «…я врезался в память /Вечной родины. Все её боли и горести /Я несу в этом бронзовом сердце веками. /Боль без меры. Без слова. Без мысли. Без голоса»). Эта тема прозвучала также в стихах Марии Селюк «Но, может быть, восставшая от снов, / Вдруг запоет усталая Россия?» и Галины Рымбу «Город мой, скажи мне, а ты смог бы /Любить меня также сильно, как  я тебя?», Степана Князева («Впервые плачу о себе и о России»). Есть она и в поэзии известных авторов:  Д. Соснова и Б. Осипова («Покинутая Русь»).
     Совсем почти ничего нет по теме войны, за исключением драматического стихотворения «Гетто» из цикла Марины Кузнецовой «Эхо войны»).  Почему-то почти забыта тема материнства и отцовства, кроме стихотворений Д. Соснова  «Колыбельная» и Александра Седова «Дочке».  Совсем почти нет произведений для детей, за исключением разве что игриво-трогательной   сказки  Евгения Груздова «Мальчик и воздушный шарик».
    Признаюсь, был потрясен слогом и образами повести Серафимы Орловой «Созвездие Гончих Псов», в которой глубоко раскрыта тема мечты о несбыточном как главном противоречии современной жизни. Это глубокое психологическое расследование с исповедальными мотивами и «дрожащей свечой в ладонях», захолонувшимся от бега и любовного очарования сердцами, полное афоризмов (напр. «Люди не щадят тех, кто им полезен».). Однако к меланхолическим ноткам автора хотелось бы о себя  добавить:  «Надежда всё же  умирает последней». Как бы вторит Серафиме Дарья Плаксунова в рассказе «Огонёк». Понять, что «сердце – не игрушка» (Н. Заболоцкий) помог автору образ нетленного огонька – огонька сердца и души, который горит в глазах её героев Жени и Матвея.
        Признаюсь, у меня сложилось двойственное отношение к сатирическому  «рассказу о человеке, который играет в бога» Аполлинарии Батюшкиной. С одной стороны, демонстрация бравады и скепсис главного героя программист Константина с бойфрендами, Гарри Поттером и другими идолами современности оправдывается его стремлением «быть не толпой. Быть личностью. Быть прозрачной каплей дождя, вырвавшейся из серости туч. Быть собой, оставаясь со всеми» и верой, что «у этого мира всё-таки есть шанс». Однако никакого оправдания не может быть  тому, что автор как бы разделяет вместе со своим героем невозможность выхода из плена зависимости от курения, алкоголя, наркотиков, Интернета, его спокойному лицезрению на сосуществование  «скинхедов, панков, готов, эмо, ролевиков и растманов». При этом, как мне представляется, душевная деградация и  распад личности соседствует с появлением суицидальных настроений и показного эротизма. Такой подход не может не  нанести  душевного  урона молодой, неокрепшей душе юного читателя.
       Тоскливо-пессимистическое настроение остается от стихов Алины Ломовой, не оставляющих места надежде: «поплачь, когда память повиснет промокшею нотой, шепчи подсознаньем тоски предвесенний мотив…». В тематике  произведений журнала есть также спорные мистические картины смерти (Дмитрий Дзюмин), будущего, уход в зазеркалье (Дарья Решетникова), поиск экзистенциального смысла жизни (Игорь Егоров «Метаморфозы Овидия», стихи Светланы Хохловой), распада личности (Сергей Васильченко), попытка показа поиска «путей» спасения человечества  (пьеса Игоря Федоровского «Дом, в котором живу я, или Крыша поехала»). Но при этом возникает вопрос, что наряду с уважительным отношением к традициям русской литературы, которая в свою очередь черпала своих архетипы из народа, нечасто в произведениях молодых авторов можно встретить связь с фольклорной традицией, народной душой. Хотелось бы также увидеть побольше  фантастики, оптимистических картин будущего, в которое нельзя не верить! В целом по журналу можно высказать пожелание, что читательское восприятие журнала во многом выиграло бы, если бы он имел рубрики согласно его тематике.
Журнал может и должен возродиться и стать важным для молодёжи пространством творчества, высокой духовности, нравственной культуры, зеркалом души нового поколения россиян.

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1016 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru