litbook

Культура


В память о сыне (к 55-летию со дня рождения Олега Чертова)+2

Кто кончил жизнь трагически – тот истинный поэт…..      
          В. Высоцкий

Олег Чертов был убит в 37 лет.
«Возраст для русского поэта – фатальный. Такова судьба высокого поэта», – писала вдова Т. Чертова. А дочь Анна говорит: «Мой отец – гений».
Хочу поговорить о Сыне…
Сын…Сынок…Малыш…Подросток…Юноша…Мужчина…
Особенно счастлива мать, когда рядом с ней находится внимательный сын. Мы, родители, привыкли к мыcли, что обязаны учить детей, считая, что имеем на это право. Растёт ребёнок, взрослеет. Но мы всё время считаем, что стоим выше их по опыту, образованию, способностям.
А так ли это?
Стоит задуматься над тем, в чём они превзошли нас, своих родителей. Стоит в суете остановиться, найти время понаблюдать, проанализировать и построить, может быть, новую линию поведения отношения к ребёнку.
Я так и поступала.
Радость и гордость мне доставляли сыновья: Сашенька и Олежек. Оба были добрые, ласковые, заботливые, чуткие, любимые и любящие.
Оба сына выросли патриотами, оптимистами, умеющими увлечённо отдаваться работе. Помню, как однажды после сложного боевого похода на атомной подлодке приехал Саша, и мы пошли с ним погулять по Набережной. Был морозный день. Пурга мешала идти и разговаривать. А сын спокойно напевал песню. Я удивилась: ”Сынок, так неуютно, а ты поёшь…” ”Это вы на Земле не понимаете, какое счастье ходить по ней", – ответил он.

 

* * *

Прошло более 20 лет, а я хорошо помню уверенный голос Сына, его мудрые слова. И с тех пор я окончательно поняла, что у детей надо учиться тому, что они знают, что усвоили, в чем превзошли нас…

* * *

Олег погиб неожиданно. Погиб в 1996 г. Время не залечило рану в сердце, не уменьшило боль, страдание, горечь потери. Все годы я думаю о нём, разговариваю с ним каждый день. (Таков удел страдающей матери). И уверена я в том, что он мне помогает, оберегает, заботится. Такое ощущение не покидает меня.

* * *

После защиты диссертации Олег стал работать преподавателем в Технологическом институте.
Однажды мы с ним пошли пешком в центр города: он – на лекции к себе, я в институт Повышения квалификации учителей. Сына удивило то, что мне предстояло проведение шестичасовой лекции. Он поинтересовался, как читается большой теоретический материал. Я  рассказала, что подготовленную лекцию повторяю во время двухчасовой ”проходки”. Знание материала позволяет уверенно и свободно работать, не заглядывая в запись. Олег откровенно улыбнулся и сказал: «Отлично. Расходимся. Я иду вперёд и повторяю лекцию”.
Лекцией своей Сын был доволен. Студенты  тоже. Так “родился” настоящий лектор.

* * *

Хочется рассказать, как формировался характер Олега. Некоторое время он занимался археологией, ездил в экспедиции. Это способствовало развитию интереса к прошлому.

* * *

Готовя материал к печати, несколько раз посмотрела на книги, стоящие в шкафах, и подумала, что нет ни одной, чтобы её не прочёл Олег. Русскую классику он знал досконально, даже ту, которую не вводили в список обязательного чтения. Знал хорошо и иностранную литературу, особенно классическую 18-19 веков.

* * *

Я внимательно следила за чтением детей. У нас было много книг: полные собрания сочинений классиков, огромное количество произведений для детей, репродукции музеев, комплекты грампластинок, диафильмов. Поощрялось увлечение детей коллекциями монет, значков, открыток, марок. Увлечение в семье захватывало всех. Не было трагедии в том, что иногда одни занятия заменялись другими. Основной задачей было увлечение детей, стремление заинтересовать желанием познать неизвестное, развить наклонности, научить беречь время, не тратить его на пустые, ненужные безрассудные занятия, увлечения. Радовались дети от общения с рыбками, хомяком, попугаем. Но значительное внимание уделялось чтению сказок, просмотру диафильмов, заучиванию стихов наизусть. Именно всё это способствовало умственному развитию и формированию характера.

* * *

Любознательный Олег был младшим в семье. С раннего детства этот подвижный, шустрый, весёлый мальчик всегда находил занятие: лепил, резал, клеил, очень любил патефон, часами слушал детские песни и сказки, смотрел диафильмы.
Почему-то с восторгом постоянно подробно рассказывал сказку: ”Липунюшка”. Очень радовался, что Баба-Яга сердилась и никак не могла справиться с умной и находчивой девочкой. Глаза малыша горели от восторга. Он тормошил сидящего рядом и с радостью показывал, как Липунюшка садилась на лопату, чтобы Баба-Яга не затолкнула её в печку…
Сказки для Олега остались любимым жанром на всю жизнь. Они его успокаивали своим остроумием и победой Добра над Злом.
Любил он сказки и считал их вечными, верными учителями детей. Всегда приобретал “Сказки мира” и Андерсена. Может быть, смешным покажется разговор с Олегом. Было время, когда ежедневно показывался мультфильм «Ну, погоди!». Уже будучи взрослым, он сказал: “Не люблю зайца! Ну и зануда он. Жесток по отношению к волку, - помолчал и добавил серьёзно, без признаков смеха и юмора.  – Маленький, а гадкий”.

* * *

Бабушка Варя, работая на кухне, без устали, терпеливо помогала мальчику запоминать буквы. И уже в 5 лет он хорошо читал крупные заголовки газетных статей. А дедушка быстро научил внука хорошо играть в шахматы. И это увлечение осталось у Олега на всю жизнь любимым занятием.

* * *

К старшему брату Саше приходила преподаватель по музыке. Игра на пианино увлекала старшего и, конечно, поднимала его авторитет в глазах младшего. Лёша (так мы дома называли Олега), внимательно прислушиваясь к старательной игре брата, однажды робко сказал, что тоже хочет научиться играть. И научился. Музыка осталась постоянным увлечением, которое позже реализовалось в развитии навыках игры на гитаре. И на всю жизнь Олег сохранил бережливое отношение, «уважение» к музыкальным инструментам.

* * *

Общение со старшим братом и его друзьями  приблизило Олега к знакомству со школьными проблемами и задачами. В подростковом возрасте он увлекался стрельбой, борьбой, позже – волейболом, баскетболом, ходьбой, многочасовыми походами, системой йогов, покорением гор. И всем он увлекался с радостью, т.к. знал, что развивается умственно и физически.

* * *

Учёба в школе и институте проходила всегда успешно. Постоянная познавательная занятость научила Сына ценить время, экономить часы для полезного чтения. Увлечённость познания была для него так велика, что постоянно вечерами он имел потребность поделиться новым. И он был прав. Умение узнавать новое и желание рассказать кому-нибудь известное всегда способствует лучшему запоминанию и рождению порою новых мыслей, открытий, обобщённых суждений. Иногда разговор познавательного характера доходил до двух часов ночи. Не хотелось мне, матери, быть только слушательницей. Вот и приходилось порою кое-что подчитывать новое, чтобы можно было принять участие в беседах. Эти вечерние разговоры были для нас важны. Плохо, когда человек замыкается в процессе познания. Он «заглушает» в себе то, что узнал, и становится «немым». И быстро забывает многое.  Очень важно иметь потребность рассказать, поделиться со слушателем, что способствует развитию не только памяти, но и логическому мышлению, накоплению словарного запаса, формированию навыка речевого стиля.
Годы учёбы в институте и Ленинградском университете – годы старательного умственного развития. Он хорошо выучил английский язык, греческий, латынь, грузинский, позже – чешский, мог разговаривать по-немецки, понимал французский. Он считал, что достаточно знать хорошо 2 языка, остальные заучиваются легко и быстро. Сын свободно занимался переводами. В США читал лекции на английском языке, преподавал латынь в Омском медицинском училище.
Думая об Олеге и читая воспоминания друзей и знакомых о нём, я встречаю очень важные слова для характеристики Сына как личности.
Да. Он был незаурядным человеком, одарённым, остроумным, целенаправленным, целеустремлённым и при любой усталости, загруженности весёлым, т.к. считал святым делом не быть грузом для окружающих, не давить их плохим настроением и влиять психологически. Он умел себя контролировать, беречь дружескую атмосферу, быть бескомпромиссным. Главное для него было чтение. Оно его радовало в любое время и возвышало процессом насыщения неизведанным.

* * *

На его столе постоянно лежали различные книги: трактаты по риторике, политике, философии Цицерона. Он изучал по его сочинениям эпоху гражданской войны в Риме. Прочитав роман Р. Джаваньоли «Спартак», Сын увлёкся историческими материалами о вожде крупнейшего восстания рабов до н.э. А узнав о гибели вождя в бою с Крассом, стал искать в библиотеке материал о нём. Так он узнал, что Красс с Цезарем и Помпеем входил в 1-й триумвират. И началось увлечение Цезарем. Сын изучил его «Записки» и «Юлианский календарь». Вот так цепочкой шло изучение мира.
Сначала – Античность (история и культура Древней Греции и Рима), потом эпоха Возрождения. Изучались труды деятелей, великих мыслителей, в которых находил он рассуждения о цели и смысле жизни, о безграничных возможностях человека, его воли и разума. Доказательством серьёзной работы может явиться обилие незнакомых для широких читателей слов, которые встречаются в его стихах: Каин, Авель, Икви, Бетани, Ркони, вериги, Гелати, Ваграти, Агнец и др. На столе постоянно появлялись произведения Данте, Леонардо да Винчи, Рафаэля, Тициана, Рабле, У. Шекспира, М. де Сервантеса, сонеты Петрарки, новеллы Боккаччо и трактат Эразма Роттердамского «Похвала Глупости». Позже Олег перевёл на русский язык трактат Эразма Роттердамского «О приуготовлении к смерти» и защитил диссертацию.
Знание мифологии является определённой ступенью развития человеческого общества.  Оно даёт огромный пласт представлений, мыслей, суждений, необходимых для формирования взглядов, мышления. Ведь в мифах отражена природа, общественные формы, народная фантазия. Можно сказать, что различные формы истории человечества увековечены в мифах. В них ставятся извечные вопросы о жизни и смерти, о загадке этих явлений, о стремлении их объяснить.  Олег познал, что в мифах говорится об открытии огня, целебности полезных ископаемых, о значимости ремёсел, о далёких сказочных морских и воздушных путешествиях, о покорении неба, морей, океанов, сооружении подземных городов. Он узнал и понял, что волшебство развивает воображение, рождает мечтательность, фантазию. Из мифов Сын узнал имена богов, легендарных героев, которые сначала очеловечивались в его детском сознании…

* * *

Глубокий след оставила в нём философия Платона, который утверждал, что любовь к высокой идее рождает духовное совершенство. Был Сын и учеником Сократа, который утверждал важность самопознания, истинного блага. Сократа мы дома все любили и считали воплощением «идеала мудреца».

* * *

Для Олега важно было при чтении умной книги найти дух обновления. И я старалась по мере возможности хоть немного прочитать, просмотреть те книги, которые его интересовали. С гордостью вспоминаю, как он, обняв меня за плечи, похвалил за то, что по его совету прочитала трактаты Цицерона и 35-й том из сочинений В.И.Ленина и даже законспектировала. Откровенный разговор по прочитанным произведениям, к удовольствию обоих, затянулся до 3 часов ночи. Всё это способствовало сближению и единению мышления.

* * *

Часто меня спрашивают, какие книги особенно любил Сын.
Любил и ценил произведения Пастернака, Булгакова, Ахматовой, Мандельштама, очень Бродского, Достоевского, Вл. Соловьёва, Арс. Тарковского, Д.Андреева. Трепетно Олег берёг книги: «Бег», «Белая гвардия», «Мастер и Маргарита» М.А.Булгакова, «Браться Карамазовы» Ф.М.Достоевского. По-деловому оценивал «В окопах Сталинграда» В.П.Некрасова, «Горячий снег» Ю.В.Бондарева, произведения К.М.Симонова, М.А.Шолохова, И.Г.Эренбурга, Б.Н.Полевого, А.Т.Твардовского, Б.Ш.Окуджавы. Тема войны была для Сына священной. Он переживал, читая об ужасных последствиях страшной войны.
Любил Олег Родину свято, чутко относился к участникам ВОВ. Уважительно слушал их рассказы, тепло относился к каждому защитнику. А в один из юбилейных концертов, посвящённых Дню Победы, когда прозвучала песня Тухманова «С Днём Победы», сказал: ”Какой умница! Никогда подобную песню никто не сочинит. Святую вещь создал!”
Патриотический дух был свойственен для всех членов семьи. Порой до утра мы смотрели все международные матчи, соревнования, бои. Гордились Родниной и Улановым, Пахомовой и Горшковым, хоккеистами. Помню многословный восторг Сына после прослушивания триумфального концерта Н.Бабкиной.


* * *

Приходилось Олегу бывать за границей, но не было желания покинуть родные места. «Никогда не надо оставлять Родину. Она – наш дом!» – размышлял он.
У нас с ним был разговор в последнюю субботу перед его убийством. Я спросила, есть ли у него ощущение опасности. Он ответил просто: «Никто меня не тронет, так как я депутат Городского совета». И добавил: “У меня врагов нет… Нет врагов у меня”.

* * *

Олег был чувствительным, добродушным, порядочным человеком, который торопился жить, торопился многое сделать, успеть… не опоздать…
Любил Сын посещать кладбище, ухаживать за могилами умерших. В такие дни он подолгу с дочкой Аней переходил от одной могилы к другой, рассуждая вслух о людях. Обязательно он посещал Новодевичье кладбище и монастырь, поклонялся могилам святых и мыслителей. Интересна запись в дневнике: «Я долго сидел на старенькой скамеечке, касаясь пальцами тёплой чугунной решётки его могилы (Вл. Соловьёва ). Мои пальцы помнят и другую решётку, осеннюю, холодную, в лавре Достоевского. Оба раза губы мои шептали неслышную молитву. Дух мой взывал к учителям, и тихий прозрачный холодок ответа сотрясал меня до глубины, до слёз».

* * *

Имел Олег ранимую душу. Он был очень чувствительным человеком, поэтому переживал за тех, кому приходилось бороться за жизнь своих суждений, мыслей, утверждений. Поэтому он уважал и ценил поэта А. Твардовского не только за поэзию, но и за гражданскую позицию, за политическую смелость: публикацию «запретных» произведений. Любил, ценил, преклонялся перед Солженицыным, Сахаровым, Высоцким. Трагичным днём было для него убийство А. Меня. Вечером Сын сказал: «Теперь убивать будут смелее…»
Вообще-то он умел предвидеть развитие талантливых людей, радовался их успехам и ценил индивидуальность. Среди таких были Даль, Искандер, Л.Быков, младший Дворжецкий, С.Юрский, А.Миронов, Б. Гребенщиков, В.Шукшин, С. Любшин.

* * *

Многие нуждались в его радушном слове. Олег обладая искусством красивой речи, с душой проводил лекции на предприятиях, учебных заведениях, на встречах с избирателями.
Знакомы были омичи с яркими его выступлениями в газетах и журналах, по радио и телевидению, когда он выполнял роль комментатора, оппонента, потому что был многосторонне развитым, образованным человеком.
Любил Олег посещать детдом с подарками, уделял внимание больнице и библиотеке, прикреплённым к Шинному заводу. Заводчане до сих пор вспоминают его внимание и заботу о рабочих.
Однажды он провёл с преподавателями педучилища политинформацию, отвечая на вопросы в течение трёх часов, поразив всех глубокими знаниями.
Отличался Сын и умением слушать с улыбкой, не прерывая говорящего даже тогда, когда стоило. Я спросила его об этом. Он откровенно ответил: «В это время я размышляю о том, что слышу».

* * *

Любил Олег русскую речь, Русский язык, говорил ясно, чётко, умно, красиво, избегая пустословия. Очень уважал он Д.М.Лихачёва за бережное отношение к языку и называл его  «настоящим интеллигентом, болью и совестью страны». Он считал, что именно Лихачёв – защитник национальной культуры и национального языка.
Примечательно его размышление: «В шумных московских гостиных и питерском вежливом равнодушии довелось мне наблюдать скорбные перемены в русском языке. Язык теряет свою главнейшую и самую обыденную функцию – функцию общения человеческого. Не говоря уже о клятве, это слово встречается только в беллетристике и совершенно выключено из современного сознания. За всю жизнь я ни разу не слышал, чтобы кто-то сказал: «Я клянусь!», только бездумно употребляются выражения: «Боже мой! Господи! Черт возьми»…
Аксиологическая шкала показывает самый низкий уровень ценности этических понятий русского языка. «Честь, добро, нравственность (не говоря уж об умершем слове «добродетель»), даже «тщеславие», «честолюбие» – негативные понятия – всё это… пустые звуки, не обладающие какими-либо мотивационными потенциями. Современное сознание не реагирует на подобные слова.
…Умирает язык Пушкина и Достоевского».
А позже он пишет: «Не сужу я, нет, не сужу. Просто тяжко, тяжко человеку в сетях мёртвых слов... «Давит власть бездушных слов» (Гумилёв)».
Ещё позже было утверждение: «Но, пока жив русский человек… будет тоска прорываться в живом слове», и «Язык всё-таки жив…»

* * *

Любил Олег мыслить, рассуждать. И в этом процессе он предстает удивительным человеком. «На себе самом я понял, почему подлость всегда имеет преимущество превентивности и неожиданности. Всякое исследование требует спокойствия и твёрдости духа, анализ действенен при нормальном пульсе, а обобщения возможны  при «холодной» голове. Но попробуйте не сорваться на гнев при встрече с подлостью, на гнев и презрение! И если вам это удастся, значит, вы что-то потеряли».
Интересно и другое размышление: «Видит Бог, мне не разобраться в побуждениях и мотивах подлости. Даже когда в психологии будет создана теория мотивации, причины подлости останутся белым пятном.»

* * *

Стихи у Олега, конечно, сложные и необыкновенные. Они написаны богатым языком, изысканным стилем. Ясные мысли учат размышлять. Стихи пророческие, удивительные, созвучные с заботами сегодняшнего дня. Что о них говорят читатели?
А.Плетнев в статье «Поэзия - молитва» с эпиграфом «Мертва земля, где убиен пророк» высоко оценил созданный Олегом «поэтический мир», который помог ему пройти в вечность, так как он – Поэт-Пророк.
А.Плетнев пишет: «За десятилетие с лишним до смерти,…когда ещё несокрушимо крепка была держава, Олег Чертов предвидел будущий её разор и поругание и свою мученическую смерть, будет просить Господа:

«За плечами – закат. Темнота впереди.
Всё мрачнее душа,
Всё безрадостней бремя.
Отпусти меня, Господи, освободи!
Нет. Не время!»

Его мысли в стихах многим понятны. Д. Соснов пишет: «…ведь голос поэта был особым, не спутать ни с кем…»

«Но, однако, однако,
Он особо в стихах отмечал
Проявленья Божественных знаков,
Создавая духовный очаг».

Преподаватель литературы Л.Б. Кудякова провела с учащимися литературные конференции по теме «Наследие Олега Чертова», материалы многих мероприятий об изучении творчества помещены на сайтах в Интернете.

* * *

Любил Олег книги, считая их лучшим подарком. Они учили его дружбе, пониманию людей, умению уважать их, помогать в работе и в личной жизни. За советы и нужные предложения его называли «энциклопедией».  Его речь часто украшалась крылатыми выражениями и ещё больше привлекала к себе внимание.
Помнятся слова, сказанные однажды им в нужный для меня момент: «Не следует отчаиваться, если исчезает утешение». В записях есть такие выражения:
«Мне понятна тоска умирающего»,
«Самое трудное и тяжёлое – это любовь к Богу и родителям»,
«Я чувствую, что где-то умирает человек».

Есть слова с очень непривычным смыслом:
«И возвратится прах в землю, чем он и был,
а дух возвратится к Богу, который дал его…»
«Боже, спаси меня благодатью Своею!»

Олег знал, понимал, любил религию. Безусловно, на религиозное сознание оказали влияние «Библия», «Книга Экклезиаста», «Книга притч Соломоновых», «Книга премудростей Соломоновых». С интересом он изучал философию и религию китайцев, индийцев и других народов.

* * *

Человеческому интеллекту требуется многое. Надо всегда помнить, что Человека воспитывает всё: общество, социальный строй, искусство. Не стоит забывать, как велико влияние на человека лучших мастеров слова, композиторов, певцов… А как важны были фильмы: «Блокада», «ЧП», «Гусарская баллада», «Цирк», «Полосатый рейс» и многие другие. Олег считал, что литературу, искусство и науку ХХ века можно назвать «золотыми». Действительно, славу России приносили Козловский, Вертинский, Лемешев, Кристалинская, Пахмутова, Гагарин, Королёв, Калашников, Кошкин и многие другие.
Пропуская через себя гордость и благодарность за людей, приносящих славу Отечеству, он с тревогой писал: «Изобразительное искусство умирает…» «Трагедия оказывается в нехватке энергии» и дальше – фраза, заставляющая задуматься: «Познав мир красоты, пронизывающий мир, Пикассо возомнил себя Творцом и замкнулся на своём духовном потенциале. И ничего во всей Вселенной благословить он не хотел».

* * *

Любил Сын картошку, вареники, пироги с капустой, любил кормить друзей бабушкиными щами и блинами. Дом часто посещали институтские ребята. Бабуля всех кормила, поила горячим чаем и внимала их смеху, весёлым рассказам. Некоторые питались в течение месяца, пока родители были в отъезде. Даже сейчас многие приходят и вспоминают добрым словом дом и время. А я уже порой забываю, чьи это друзья: старшего сына Саши или Олега. Возраст разный, но все свыклись, сдружились и с теплотой вспоминают о встречах, проведённых в нашем доме.

* * *

Очень давно, точнее, в юношеские годы, Олег протянул мне кипу исписанных листов:
– Что это? – спросила я.
– Дарю свой дневник, свои мысли. Ты поймёшь, смеяться не будешь. Я свои тайны доверяю тебе. Тебе, только тебе.
И я всё годы умилялась словам размышления и откровения, по-матерински восхищаясь.
Кроме рассуждений о времени рождения русского языка и влияния Нестора, первых священников, служивших русскому престолу, в дневнике есть интересные выражения:

«Мир богат знаниями»,
«Если человек умеет любить, то он любовь даёт другим»,
«В трудностях и опасностях рождается человек»,
«Детей НАДО учить любить родителей!»,
«Счастлив человек тогда, когда его понимают, любят и он делает то, что хочет»,
«Важно научится состраданию, тревоге за будущее»,
«Ощущение вечности утрачивается из-за суеты, непонимания важности взаимоотношений, разумного отношения к жизни»,
«Гельвеций, разбирая человеческие качества, назвал зависть самым чёрным, самым беспощадным из людских пороков».

* * *

Олег признается, что особенно любил дождик, потому что он властвовал над ним, словно «Божественное омовение». «Было тихо, мирно, людей на улицах почти нет, скамейки пустые. Никто никому не мешал. Хорошо думалось. Думалось почему-то о Пикассо, о Стравинском». Почему о них? Возможно, потому, что они по-своему преодолевали трудности.

* * *

Конечно, очень Олег увлекался политикой. Печатал материалы о депутатах, администраторах, о власти, о деньгах и налогах, о политике и политиках, об оборонных предприятиях. Многое теперь, конечно, утратило актуальность, но тем было очень много… Я же не хочу о них говорить, так как из-за них и поплатился он жизнью.

* * *

Поражал Олег умением анализировать, сравнивать суждения писателей, стараясь понять индивидуальность каждого: Тютчева и Блока, Ахматову и Брюсова, Мандельштама и Волошина, Цветаеву и Есенина. Терпеливо учился он у Н.Бердяева и С.Булгакова  (русского экономиста, философа, который после долгих лет сомнений перешёл к религиозной философии, а затем – к православному богословию).


***

Листая письма, написанные сыном, невольно вспоминается доброе, ласковое лицо. Заботливые строки до сих пор излучают душевную энергию, радуют, обогревают душу, вызывают слёзы… Писем много, я храню их… Даже почерк, кажется, воскрешает в памяти внешний облик Сына.

* * *

Свой путь Олег Чертов прошёл достойно. Он открыл собой удивительный мир, путь к которому, может быть, следует взять для подражания. Правильно говорят, что эстетический человек живёт мгновением, философский – всей жизнью, а религиозный – вечностью.

* * *

Конечно, своими мыслями, словами, откровениями Олег прошёл сквозь меня. Его стихи, наполненные религиозными понятиями, являются философскими произведениями, которые не только удивляют оригинальной строкой, но и заставляют глубоко задуматься над каждым словом. Порою я вижу в стихах предугадывание, виденье будущего.
 
Когда мы веру до конца утратим,
  Среди мирских соблазнов и сетей,
  Последней нас оставит Богоматерь –
  Своих безумных немощных детей.
   
  И будут заигравшиеся дети
В закатных ускользающих лучах,
  В пустом дому, на вымершей планете
  Смотреть на остывающий очаг.
   
  Тогда зловеще заскрипят ворота,
  Войдёт беда в незащищённый дом,
  Но Богоматерь явится сиротам
  Берёзою пречистой под окном.

  Как дети после тягостной разлуки,
  Бежав из дома собственного зла,
  Переплетём с ветвями наши руки,
  Припав губами к молоку ствола.

Моё сердце греют отзывы людей, которых приходится встречать, когда они проходят мимо его могилы на кладбище. Мне, матери, не стыдно за него. Я им горжусь и по-прежнему восхищаюсь, преклоняюсь перед его умом, порядочностью и перед доброй памятью, оставленной о себе.
Он был хозяином своей жизни.
Моё откровение, может быть, кому-нибудь поможет понять творчество Чертова Олега Владиленовича, человека нашего времени.

Рейтинг:

+2
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 997 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru