litbook

Non-fiction


АМБИДЖАН: американская благотворительность0

 

Памяти Марка Борисовича Миллера.

В начале нового тысячелетия в приморском городке Израиля, жителем которого я являюсь, состоялось представление книги «БИРОБИДЖАН: МЕЧТЫ И ТРАГЕДИЯ»[1]. С содержанием исследования собравшихся познакомил его автор Давид Вайсерман, а руководил встречей Марк Борисович, сын еврейского писателя Бузи Миллера. Меня заинтересовала эта тема. Я познакомился с Марком Борисовичем, и, часто с ним встречаясь, расспрашивал его о судьбах писателей Биробиджана, творивших на идиш. Так я приобщался к истории формальной еврейской автономии на Дальнем Востоке.

«Дальневосточная осень разной бывает: то льют дожди, то совсем сухо. Утром прохладно, и даже холодно, но, одевшись потеплей, к полудню приходится под лучами солнца раздеваться. Таким был в Биробиджане день 1 сентября 1947 года, когда воспитанники еврейского детдома, созданного на деньги богатых евреев из Америки, впервые пошли в свою еврейскую школу учиться на родном языке».

Этим вступительным абзацем начинались воспоминания М. Цехтика[2]. Познее они появились в Интернете (http://shkolnik08.livejournal.com/20576.html). Мемуарная заметка меня и заинтересовала, и заинтриговала: за год до уничтожения в СССР всех еврейских учреждений вдруг(?) организуется еврейский(!) детдом. Но в статье осталось не проясненным, к примеру, сколь долго воспитанники учились в школе на языке идиш. Как читателю, мне также не хватило сведений о судьбе директора детдома Хазанского, инвалида войны и офицера и иных подробностей этой неординарной истории.

В надежде найти эти сведения я перечел некоторые главы книги Д. Вайсермана. Удивительно или нет, но биробиджанский историк фактически отрицал, что такой детдом в Биробиджане был организован. С первых же строк одной из глав своего труда, названной «”Амбиджан” нам поможет», он, цитируя зарубежных авторов В. Коларца и В.З. (вероятнее, Б.-Ц. – Бен-Цион) Гольдберга, сообщавших об увеличении еврейского населения Биробиджана за счет детей, сирот войны, тут же оппонирует им обоим: «Однако в действительности ничего подобного не было»[3].

Книга Д. Вайсермана насыщена ссылками на архив ЕАО, цитатами из документов. Но, видимо, в этом случае автор не стал разыскивать в архиве сведений об этом детдоме, а доверился 1-му секретарю Хабаровского крайкома партии А. Ефимову. Тот в своем докладе утверждал: «... никаких еврейских сирот войны в ЕАО не поступало…»[4]. Нет сомнений, что Моше Цехтику, прибывшему эшелоном из Винницкой области, нет смысла придумывать для биографии биробиджанские строки, и такой детдом к 1947 году, действительно, был создан, правда, не в тех масштабах, о которых мечтали инициаторы этой идеи. Упоминания о детдоме, как не странно, все же обнаруживаются и на страницах самой книги Д. Вайсермана.

В июле 1949 года в столице ЕАО состоялась YII областная партконференция, которая подвела черту под политической карьерой лидера коммунистов автономии А. Бахмутского и явилась стартовым сигналом к массовым репрессиям в области против интеллигенции еврейского происхождения. С основным докладом–обвинением выступил уже упоминавшийся А. Ефимов. Ограничусь краткими цитатами этого обвинительного выступления, ибо впечатляет, как один и тот же факт докладчик ловко использовал, как компромат, и отрицал его. Обвиняя руководителей области за длительные связи с Американо-Биробиджанским комитетом («Амбиджан»), за прием от него подачек, а также за компанию по созданию детдомов в ЕАО для сирот войны, докладчик, в частности, сказал: «В этой телеграмме (Сталину – Л.Ф.) излагалась просьба разрешить облисполкому ЕА организовать два детских городка для еврейских детей-сирот на две-три тысячи человек. <…> Впоследствии оказалось, что в области не было никакой материальной базы для проведения в жизнь подобного мероприятия. Не оказалось в Советском Союзе и подобного контингента, нуждающегося в устройстве. <…> И вот ради этих несуществующих сирот «Амбиджан» начинает сбор средств»[5]. А несколько ранее докладчик обвинял руководителей ЕАО в проявлениях буржуазного национализма, упомянув «…организацию специального еврейского детского дома и огульное зачисление всех его воспитанников в еврейскую национальную школу»[6]. Можно найти строки о детдоме и в иных местах текста, принадлежащие как самому автору[7], так и документам, им цитируемым (например, об отстранении Хазанского от должности директора детдома в 1950 году)[8].

Надеюсь, что короткая история национального детдома в ЕАО еще заинтересует исследователей, особенно, тех, кому доступны архивы ЕАО. Сам же я попытаюсь рассказать предысторию его создания, опираясь на факты из книги Д. Вайсермана и иные источники.



Абрам Гершков беседует с новыми переселенцами из Винничины. 1947

С первых же шагов воплощения идеи строительства в Приамурье Еврейской автономии советского типа посильную экономическую помощь и активную политическую поддержку оказывали через благотворительное общество «ИКОР» коммунисты США. Стоит упомянуть, что тогда «ИКОР» возглавляли Илья Ватенберг и Леон Тальми, ставшие известными по расстрельному «Делу 2354», названному историками «Дело ЕАК». Вслед за «ИКОРом» появилось и общество «Американо-Биробиджанский комитет» («Амбиджан»), руководителей которого беспокоила судьба еврейских жителей стран - соседей нацистской Германии. Они обратили взор на Дальний Восток и незначительную часть еврейских семей успели переправить в ЕАО. Но террор НКВД 1930-х годов на всей территории Советского Союза прервал как благотворительную деятельность «ИКОРа», так и проект «Амбиджана».

С началом войны с нацистской Германией СССР неожиданно обрел союзника - «Амбиджан». Этот этап своей благотворительной деятельности АБ-комитет начал с поддержки Красной Армии. Как выяснил Д. Вайсерман, «в течение 1942 года и первой половины 1943-го «Амбиджан» отправил <…> подвижные госпитали, тысячи ручных часов, медикаменты, некоторые виды одежды, американские художественные фильмы…». Помощь Комитета не осталась без благодарности. Её телеграфом руководителям, членам и друзьям «Амбиджана» выразил маршал Г. Жуков[9].

Победа под Сталинградом способствовала новому направлению в деятельности АБ-комитета. В апреле 1943 года он получил «добро» от Советского правительства на оказание помощи воспитанникам детского дома и санатория «Серебряные пруды» в Сталинграде. Когда-то, на исходе прошлого столетия, мне довелось читать материалы о 3-ем радиомитинге еврейской общественности СССР, проведенном в Москве накануне III Пленума ЕАК. Наряду с воинами, партизанами, поэтами слово получил воспитанник детдома-санатория «Серебряные пруды» В. Бальцевич. В своем коротком выступлении юноша благодарил товарища Сталина за заботу о сиротах, и мне не были понятны причины приглашения на митинг юного сталинградца. И лишь теперь стало ясно, что это была не явно выраженная публичная благодарность «Амбиджану», взявшему на себя значительную часть расходов по содержанию сирот из «Серебряных прудов». «Амбиджан» к благотворительности привлек и Русскую Православную церковь США: в 1944 году в его составе появилась русская секция.

Теперь можно было не бояться обвинений в национализме и приступить к главной задаче АБ-Комита – спасению европейских евреев. На сей раз АБ-комитетчики обратили внимание на судьбы еврейских детей, осиротевших во время 2-й Мировой войны. Они выступили с предложением помощи в создании детского городка в Биробиджане для еврейских сирот из Польши, Румынии, Венгрии, Болгарии. В конце июля 1944 года разрешение правительства СССР было получено[10]. Правда, не ясно, касалось ли оно иностранцев, или только советских сирот.

Контакты по превращению этой идеи в явь «Амбиджан», несомненно, начал через ЕАК. В начале 1944 года оттуда на имя А. Н. Бахмутского, 1-го секретаря обкома ЕА пришел запрос, сможет ли ЕАО принять большое количество еврейских детей-сирот. О положительном ответе можно догадаться: на хозяйственно- партийном активе ЕАО, тут же собранном, обсуждался вопрос о помощи сиротам. 30 мая московская «Правда» напечатала статью А. Бахмутского об областной компании по сбору средств детям, пострадавшим от германской оккупации. А 4 июня на имя И. Сталина была направлена телеграфная просьба на разрешение организации в области двух детских домов для приема от 2 до 3,5 тысяч еврейских сирот. Вайсерман считает, что ответа руководители области не получили, но далее приводит текст приветственной телеграммы Сталина работникам службы пути станции Ия, собравшим для детей-сирот средства деньгами и облигациями на сумму 185 300 руб[11].

Прямые контакты «АМБИДЖАНа» с руководителями ЕАО начались, без сомнения, после следующей телеграммы: «Общественные и административные организации Биробиджана глубоко тронуты проявленным вниманием к нам в связи с десятилетием ЕАО – Биробиджана. Считаем целесообразным принять шефство «Амбиджана» над вновь организованными (?- организуемыми- Л.Ф.) двумя городками на 3500 еврейских детей-сирот, пострадавших от гитлеровских разбойников, над тремя существующими детскими домами в Биробиджане, Валдгейме, Известковой, двумя ремесленными училищами Биробиджана, где готовятся кадры квалифицированных рабочих промышленности и артелей области, музыкальной школой, биробиджанской больницей.

Передайте привет и наилучшие пожелания всем членам общества «Амбиджан».

С приветом, представители Биробиджана Гольдмахер, Кушнир, Гросс»[12].
Кто же те люди, которых Д. Вайсерман называет «официальными лицами на переговорах с американцами», и когда был подписан этот текст?

Если Гольдмахер И.А. был депутатом Верховного Совета СССР от ЕАО, а Кушнир С.В. - секретарем обкома ВКП (б) по пропаганде, то Гросс (Штофенмахер) И.М. – ветеран труппы БирГОСЕТа. Именно в такой комбинации мы встречаем фамилии биробиджанцев среди тех, кто подписал документы 3-го радио-митинга еврейской общественности СССР и III Пленума ЕАК, состоявшихся в 1-й декаде апреля 1944 года.

А далее переписку с американцами уже вел председатель облисполкома Михаил Зильберштейн. 11 мая 1944 г. он благодарит американских благотворителей за их готовность принять активное участие в деле устройства в области сирот. А уже 7 июля сообщает, что «Заканчиваются работы по открытию первых детских домов, устройству еврейских детей-сирот, пострадавших от немецко-фашистских захватчиков…» и выказывает желательность в ближайшее время получить из США комплекты зимней и летней одежды, обуви, постельных принадлежностей, продуктов питания. Для обучения детей ремеслам потребуются станки, швейные машины, инструментарий. Для электрификации детдомов требуется все, начиная от генераторов и кончая электролампами. На этом «заявку» прерву, лишь отмечу, что она красноречиво свидетельствует о той степени обнищания административной единицы – ЕАО, не успевшей создать задел экономического благополучия перед войной и растерявшей в военное время немногое из сделанного. Д. Вайсерман не прослеживает удовлетворение «заявки» М. Зильберштейна, ни по времени, ни по объему. Но то, что область не была готова принять сирот без материальной помощи со стороны, сомнений вызывать не должно.

А как отнеслось государство, правительство к идее поселения сирот еврейского происхождения в ЕАО? Пожалуй, положительно. Интересен в этом отношении документ, публиковавшийся краеведом А. Рашковским из Кирова–Вятки в Интернете не единожды. Вот что он, в частности, сообщал: «Первым нашел приведенные ниже документы американский профессор Холмс, который изучает в архивах города Кирова историю взаимоотношений школ и органов управления образованием в 30-40-х годах прошлого века. Он не оставил их без внимания и поделился информацией с известным вятским архивистом В. С. Жаравиным, который, зная мой интерес к данной теме, сообщил мне реквизиты этих недавно рассекреченных документов.
Первый документ – письмо заместителя наркома просвещения РСФСР генерал-майора(!?) Борисова от 23 февраля 1945 г. № 811с.

«Распоряжением СНК СССР от 30 января 1945 г. № 1467р в Еврейской автономной области организуется детский дом, который должен быть укомплектован еврейскими детьми-сиротами. Прошу проверить по детским домам наличие детей-сирот, владеющих еврейским языком и могущих быть переведенными в этот вновь открываемый детский дом. Одновременно проверьте наличие воспитателей и учителей, владеющих еврейским языком. О количестве детей-сирот и педагогов сообщите немедленно».

Наш областной отдел народного образования долго собирал данные по детским домам Кировской области, а их было в то время около четырехсот, да и штаты сектора детских домов раздуты не были. Все сотрудники этого сектора были предельно перегружены работой. И вот в наркомат просвещения был отправлен ответ от 2 июля 1945 г. № 57с. «На ваше письмо сообщаем, что по нашим данным в Кировской области еврейских детей-сирот 20 человек, но они не владеют еврейским языком. Есть 15 человек педагогов и воспитателей, владеющих еврейским языком, но все они эвакуированы из Ленинграда (большинство) и южных областей европейской части СССР». (ГАКО, фонд Р-2342, опись 2, дело 64, лист 73).

Видимо никто из педагогов и воспитателей не согласился ехать в этот вновь открываемый детский дом. Очень вероятно, также, что областные власти не хотели отпускать педагогов и воспитателей, а их в то время очень не хватало. В пользу этой версии говорит, например, то, что к письму не приложен список педагогов и воспитателей, владеющих еврейским языком».

Можно предположить, что и другие тыловые области РСФСР, принявшие значительное количество эвакуированных из западных областей страны предприятий с работниками и их семьями, получали аналогичный запрос и реагировали подобным же образом. И еще одно замечание к информации А. Рашковского. Еврейских детей-сирот, конечно, было много. Но близкие и дальние родственники часто не спешили от них освобождаться, а предпочитали оставлять обездоленных детишек под своей опекой.

В конце 1946 года началось организованное переселение в Еврейскую автономию добровольцев-евреев, в основном, из Украины. Правда, оно не приобрело массового характера. С одним из винницких эшелонов в Биробиджан прибыл М. Цехтик с младшим братом и другими сиротами. Мне не известно, сколько их было всего. 20? 50? Но далеко не две-три тысячи, как о том мечтали руководители «Амбиджана» и ЕАО. Дети влились в специально созданный детдом и начали посещать школу с восстановленным в ней обучением на языке идиш.

Но… компания по борьбе с «космополитами» сократила историю этого национального по форме и социалистического по содержанию детского учреждения. И никогда более не предпринимались попытки увеличить еврейскую составляющую в составе населения «еврейской» автономии.


[1] Вайсерман Д. «Биробиджан: мечты и трагедия», Хабаровск, 1999

[2] Цехтик М. «Наш детдом», «Еврейский камертон», Т.-А. 4 ноября 2004.

[3] Вайсерман Д. Там же, стр. 193.

[4] Там же, стр.281

[5] Там же.

[6] Там же, стр. 279

[7] Там же, стр. 367

[8] Там же, стр. 368

[9] Там же, стр.198

[10] Там же, стр.199

[11] Там же, стр.202

[12]Там же, стр.200.

 

 

Напечатано в «Заметках по еврейской истории» #9(168) сентябрь 2013 berkovich-zametki.com/Zheitk0.php?srce=168

Адрес оригинальной публикации — berkovich-zametki.com/2013/Zametki/Nomer9/Fljat1.php

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1004 автора
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru