litbook

Non-fiction


Косберг сработал!+1

 



Семёну Ариевичу Косбергу исполнилось бы 110 лет.



Ставший легендарным брендом призыв Юрия Гагарина: «Поехали!» известен и понятен всему миру, а вот последовавший вслед за этим восторженный возглас: «Косберг сработал» мало кому известен. Возможно, восторг космонавта был вызван своевременным отделением третьей ступени и успешным выведением ракеты на космическую орбиту. А, возможно, Юрию, от переизбытка радостных чувств захотелось сразу же оповестить создателя этой самой ступени с отличной работой его детища. Впоследствии «компетентными органами» космонавту было сделано соответствующее внушение о недопустимости разглашения государственной тайны. Общеизвестно, что весь процесс ракетостроения от начала проектирования до старта являлся государственной тайной. Держался в секрете также состав топлива и технология энергообеспечения двигателей.



Что же касается строго засекреченных фамилий ракетостроителей, то тут существовал «двойной стандарт». Спустя некоторое время после начала космических полётов последовали высокие награды, и имена некоторых творцов ракет всё-же стали доступны для всенародного прославления. В печати и на радио оглашались имена Сергея Павловича Королёва, Валентина Петровича Глушко, Михаила Кузьмича. Янгеля и других. Имена оглашались, но не все, не было среди них имён конструкторов причастных к ракетостроению и космонавтике в равной мере, с вышеупомянутыми героями. Только узкий круг специалистов мог знать о Борисе Евсеевиче Чертоке, Льве Рувимовиче Гоноре, Науме Львовиче Уманском и Семёне Ариевиче Косберге. Все они внесли весомый вклад в развитие космонавтики в СССР, но по странному стечению обстоятельств не вписывались они в титулы «великих». По какой причине? Только ли профессиональная засекреченность? Да, нет же, схожесть у всех одних национальных признаков, заставляет думать о другом.

Опять всплывает неприятие властями имён учёных и конструкторов еврейской национальности. Без них, ну, никак обойтись нельзя в любом разделе науки, а тем более в освоении космоса. Обойтись нельзя, но замолчать ведь можно. И много лет имена активных строителей космических кораблей не оглашались. Многие из них были отмечены высокими правительственными наградами и званиями, однако народу об этом знать не полагалось. Наверное, все эти гениальные ракетостроители уже покинули наш «бренный мир», но и это событие не стало поводом для рассекречивания имён. Правда, в последние годы чуть-чуть приоткрылся занавес секретности и в «Википедии» и в поисковых машинах интернета появились кое-какие материалы о замечательных первооткрывателях космоса. Но скольким людям на планете доступна электронная энциклопедия? Многим людям, до сих пор, не известны их имена.

Одним из этих особо засекреченных ракетостроителей был Семен Ариевич Косберг. Он родился 14 октября 1903 года в небольшом белорусском городке Слуцке. Так, что текущий год можно назвать юбилейным. Именно 110 лет тому назад в многодетной еврейской семье кузнеца родился мальчик, которому было суждено свершить гигантский, по своему значению, трудовой подвиг, стать пионером и новатором в ракетостроении, одним из первооткрывателей космических далей. Общеизвестно, что гении рождаются, а таланты развиваются. Трудолюбие, напористость и любознательность вот составляющие таланта, обретённые Семёном с детства, именно они помогали ему преодолевать различные трудности, с избытком, встречавшиеся на его жизненном пути. Семейный уклад способствовал выработке этих замечательных качеств. Его отец Арий Косберг, хотя и славился на всю округу своим кузнечным мастерством, но видимо большого достатка оно в семью не приносило и, наверное, поэтому он, поддавшись уговорам друзей, в 1906 году эмигрировал в Америку. Уехал пока один, решил себя испытать на самом «прогрессивном» по тем временам, конвейере заводах Форда, но, монотонная, до полного отупения работа, быстро наскучила ему, и он возвратился обратно в Слуцк, в свою кузницу, в которой он был и хозяином и творцом. Кузнец в одиночестве не может делать свою не лёгкую работу. Кто-то должен поворачивать и подставлять под удар кузнечного молота разные стороны раскалённой болванки, кто-то должен постоянно сжимать и разжимать кузнечный мех и следить за поддувом воздуха в горн. И этими помощниками поочерёдно становились сыновья умелого кузнеца. Вот с этой мальчишеской поры у Семёна появилась тяга к технике и новаторству. Работа в кустарной кузне приучила его работать с металлом и огнём. Нелёгкий труд Семёну нравился, но он не собирался быть кузнецом и, несмотря на усталость, с 1917 по 1919 год учился в Слуцком коммерческом училище, а в 1924 году завершил среднее образование на вечерних общеобразовательных курсах. С 1925 по 1926 гг. служил в Красной Армии. После демобилизации работал слесарем на ленинградской фабрике имени С. Халтурина. В период 1927–1929 гг. учился в Ленинградском политехническом институте, но, окончив два курса, ощутил в себе непреодолимую тягу к конструированию летательных аппаратов, перешел в Московский авиационный институт, который окончил в 1930 г.

В 1931 г. С.А.Косберг был направлен в Центральный институт авиационного моторостроения, где прошел путь от инженера-конструктора до начальника исследовательского отдела, создававшего систему непосредственного впрыска (НВ) топлива в головки цилиндров авиационных моторов. Подобное революционное открытие пришло на смену карбюраторному впрыску и совершенно изменило технологию сгорания топлива. Талантливый инженер и энергичный организатор С.А.Косберг в 1940 г. был назначен заместителем главного конструктора, а уже через год становится начальником крупного конструкторского бюро Народного комиссариата авиационной промышленности.




Началась Великая Отечественная война и появилась срочная необходимость в новых научно-технических разработках, которые позволили бы превзойти врага по качеству и количеству вооружений, и с этой целью исследовательские и производственные мощности были созданы в глубоком тылу страны. Семён Косберг в октябре 1941 года приказом Верховного Главнокомандующего возглавил проектирование и производство агрегатов непосредственного впрыска в городе Бердск около Новосибирска. В невероятно тяжелых условиях небольшая группа энтузиастов, не имея основательной производственной базы, вскоре создала и запустила в серийное производство совершенно новый агрегат непосредственного впрыска для авиационных двигателей. На авиационных заводах страны только создавались полигоны для проверки качества выпускаемой продукции, но уже агрегаты Косберга устанавливались на боевые самолёты. Использование этих двигателей существенно улучшило полётные характеристики (скороподъёмность, манёвренность, скорость и дальность полёта), которые гарантировали преимущество советских истребителей по сравнению с лучшими немецкими машинами Фокке-Вульф и Мессершмидт.

Бесспорное превосходство системы подтверждалось в воздушных боях с немецкими пилотами, и уже в 1943 году на всех недавно созданных поршневых двигателях истребителей генеральных конструкторов С. А. Лавочкина, бомбардировщиках и торпедоносцах А. Н. Туполева стали устанавливаться агрегаты непосредственного впрыска. С 1942 по 1949 гг. серийными авиационными заводами было сдано в эксплуатацию более 30000 агрегатов «косбергского» типа.



Со своей избранницей на всю жизнь

В послевоенные годы, в связи переходом авиатехники с поршневой на турбореактивную, ОКБ Косберга, уже находясь с 1946 года на Воронежской земле, значительно активизировало свою работу. Мировая наука вплотную подошла к проблеме освоения космоса, но для полётов в «небесные дали» требовалась совершенно новая мощнейшая техника, и прогрессивные разработки уже разросшегося проектного бюро вполне соответствовали этим требованиям.

Конструкторское бюро, возглавляемое Семёном Ариевичем Косбергом, выполняло заказы своевременно и качественно. Коллектив КБ души не чаял в своём руководителе. По воспоминаниям его бывших подчинённых сослуживцев он был для них родным отцом. Все они были членами одной семьи и поэтому все задачи, и даже сверхсложные, были им по плечу. Их статус поднимался до всесоюзного уровня и, естественно, самые видные ракетостроители вели переговоры с С.А. Косбергом на равных.

Но такое крепнущее содружество было не по-нутру партийным боссам. Как-то руководителя КБ вызвал 2-ой секретарь Воронежского обкома КПСС тов. Косоплёткин, и, указав на еврейское засилье в коллективе, предложил освободить от занимаемой должности нескольких ведущих специалистов. Семён Ариевич спокойно согласился с выдвинутым обвинением, и предложил начать увольнение с него самого. Это была явная антисемитская акция, но жаловаться на юдофобского руководителя было некому.

1-ый секретарь обкома тов. Хитров был из той же когорты ненавистников, и он, вне всякого сомнения, вдохновил 2-го секретаря, ведающего промышленностью, на этот разговор.

Меня очень заинтересовали эти две персоны, которые были в те времена «удельными князьями» и чинили на местах ничем неограниченную власть. Арабская пословица гласит: «Лучший повелитель тот, кто умеет повелевать собой». Эти «повелители» повелевать собой не могли. Вот только один отзыв Капитолины Кожевниковой, спец. корреспондента газеты «Комсомольская правда» о г-не Хитрове, который я нашёл в интернете:

-- «Надо сказать, что первый секретарь Воронежского обкома партии Хитров отличался невежеством, даже безграмотностью, хамством и невероятной жестокостью по отношению ко всем тем, кто ниже его по чину и по рангу. Если он вызывал "на ковер", все знали, что ничего хорошего это не сулит. Говорили, что бывает и так, что после проработки человека увозила скорая помощь».

В Воронеже главный конструктор с семьёй, долгое время, жил в малогабаритной квартире, но когда строился многоквартирный дом, специально для КБ, сотрудники на общем собрании единодушно решили, что негоже их руководителю жить в квартире, в которой даже не было кабинета, а посему была вынесена резолюция: предоставить ему нормальную полногабаритную квартиру. Но строгое «партийное око» не дремлет и, как это было принято, С.А. Косберг был вызван на бюро. Обсуждение, правда, было недолгим. Секретарь прямо начал с обвинений:

-- «В то время, когда люди испытывают большую нужду в жилье, Вы переселились в хоромы – это знаете ли нескромно».

Был дан ответ:

-- «Да, действительно я наконец-то обрёл квартиру, в которой могу жить и работать, квартира у меня хорошая, но преодолевая свою нескромность, хочу внести предложение: я готов поменяться квартирами с любым из вас».

Почему-то желающих совершить такой обмен среди партийных бонз, не нашлось.

Вот в такой затхлой обстановке неприкрытого шовинизма пришлось работать человеку, прославившему отечественную науку, стремившемуся вывести СССР к звёздным высотам.

Главный конструктор ракетно-космических систем С. П. Королев уже к середине 50-х годов был одержим идеей посылки советской ракеты на Луну. Ему хорошо были известны созданные С. А. Косбергом образцы авиационных ракетных двигателей, знал Сергей Павлович и о его творческом содружестве с главными конструкторами страны и он понял, что это именно тот человек, который способен решить сложнейшие задачи космоплавания. 10 февраля 1958 г. произошла встреча С. А. Косберга с С. П. Королевым, положившая начало их сотрудничеству. Этих людей объединяли одинаковые свойства ума и характера — одержимость и беззаветная преданность науке. Двухступенчатая ракета-носитель конструкции С. П. Королева успешно вывела на орбиту три первых искусственных спутника Земли. Однако дальнейшее изучение космического пространства было невозможно без третьей ступени, которая обеспечила бы разгон корабля до второй космической скорости. Такой заказ ракетостроителей поступил в ОКБ и уже через 9 месяцев, за рекордно короткий срок, был выполнен. Это был первый отечественный ЖРД, запускаемый в условиях, близких к состоянию невесомости и глубокого вакуума.

Применение третьей ступени с новым двигателем дало возможность увеличить массу искусственных спутников Земли с 1400 до 4500 кг и достичь второй космической скорости, что позволило осуществить уже в конце 1958 года полеты космических кораблей в район Луны и на Луну, облет Луны и фотографирование ее обратной стороны. За творческий вклад в эти полеты С. А. Косбергу была присуждена ученая степень доктора технических наук, он был удостоен Ленинской премии.





С.А. Косберг в первом ряду с С.П. Королёвым и Ю.А. Гагариным

Космонавтика в те времена не стояла на месте и, буквально через год после полёта к Луне, в ОКБ Косберга поступил новый ответственный заказ: создать агрегат для третьей ступени более совершенной и, главное, высоконадежной ракеты «Восток», применявшейся при запуске ориентированных спутников Земли с возвратом их на Землю. С помощью этой РН выполнены задачи мирового значения, и прежде всего — запуск в космическое пространство первого космонавта Земли Ю.А. Гагарина.

Коллективный подвиг первопроходцев советской науки и техники 12 апреля 1961 г. навсегда вписал имя С. А. Косберга в историю космонавтики. За личный вклад в этот исторический полет он был удостоен звания Героя Социалистического Труда.





В день получения звания Героя Социалистического труда. В первом ряду первый слева С.А. Косберг, в центре Л.И. Брежнев

Этот успех окрылил всех, кто участвовал в создании ракеты поднявшей в космос человека, первого человека на планете Земля. Окрылил, но не вскружил головы и уже через год определяются новые задачи планетарного масштаба. Не без участия Воронежского ОКБ были созданы двигатели для РН «Протон».

Появление ракеты подобного класса — крупное достижение ракетно-космической техники. С помощью этой ракеты решены такие важнейшие задачи, как вывод на околоземные орбиты тяжелых автоматических станций, запуск возвращаемых автоматических станций «Зонд», запуск межпланетных космических аппаратов, взятие проб лунного грунта, совершение посадки на Марс и Венеру, вывод долговременных орбитальных станций «Салют», «Мир» в космос и спутников на стационарную орбиту. Отработка и сдача в эксплуатацию упомянутых двигателей была закончена уже без Семена Ариевича.

Пишу я этот очерк не только потому, что хочу воздать должное одному из первооткрывателей космоса в 110 годовщину его дня рождения. Есть ещё одна причина, которая меня заставила сесть к компьютеру и написать очерк об этом выдающемся человеке. Причина это – огромное уважение к человеку, который своим трудом, своими умом и талантом смог из кузнечного подмастерья, преодолевая все жизненные трудности и невзгоды, стать учёным мирового масштаба.

Однажды мне посчастливилось пообщаться с этим удивительным человеком. Наша встреча произошла в доме моей сестры, муж которой - родной племянник Семёна Ариевича. За давностью лет, уже и не помню по какому поводу состоялось застолье, но хорошо помню, что даже на досуге этот человек не мог обходиться без дела. Он вёл стол, и вёл его так умело, как многоопытный тамада. Ещё одну особенность мне удалось подметить: Семён Ариевич умел слушать, что совершенно необычно для людей с таким "кипучим" темпераментом. Он был очень прост в общении, но его простота была не от простодушия, а от ума. О таких в народе говорят: "сшит из ума человек".

Когда я стал писать этот очерк, я попросил мою сестру и её мужа написать воспоминания о Семёне Ариевиче и вскоре получил 5 листов рукописного текста. Написанное, вполне может составить основу отдельной статьи, но я решил совершить плагиат, и некоторые эпизоды из жизни моего героя включить в мой очерк.

Семён Ариевич был простым в общении с людьми, весёлым человеком. На работе был окружен всеобщим почитанием. Всепрощенцем его назвать нельзя, но справедливость в решении всех административных вопросов была возведена им в степень. Все нарушения на предприятии и проступки сотрудников рассматривал лично и всегда объективно.

Где бы он ни был дома ли, на даче, он, действительно, не мог обходиться без дела: то ему вздумается занятья портняжным ремеслом и он, вполне профессионально мог подшить подолы жениных и дочерних юбок, подшить свои брюки, соорудить жене модную шляпку. На даче решил самостоятельно починить крышу домика, но, не удержавшись на коньке, упал и сломал при этом ногу.

Любил работать, но и любил отдыхать, причём, отдыхать активно, посидеть на речке с удочкой, сходить в лес по грибы, за ягодой.

Очень чутко относился к своей жене Иде Моисеевне и к детям: сыну Грише и дочери Тане. Всегда помогал своим родственникам и родственникам жены, особенно в годы войны.

Однажды Яша с Розой, будучи молодожёнами, пришли их навестить, но, в прихожей их встретила тётя Ида и сказала, что у дяди сегодня высокие гости из столицы, и будет лучше, если они придут в другой раз. Ну, что же, бывает и молодые, конечно же, подались за дверь, Они уже вышли на улицу, а вслед за ними выбежал дядя Сёма в домашних тапочках, и, догнав их, сказал: да, никакие самые высокие гости не могут помешать ему принимать его родных.





На ноябрьской демонстрации дядя Сёма с моей сестрой Розой и племянницей Лилей.



Вот ещё один эпизод из воспоминаний:

«Один очень состоятельный французский винодел завещал свой винный подвал конструкторам и космонавтам той страны, которая первая пошлёт человека в космос. После триумфального полёта с Юрия Гагарина, вагон с французскими винами попал в СССР и, естественно, часть этого дара перепала Воронежскому ОКБ. Так, у дяди Сёмы появился «неприкосновенный запас» изысканного вина. Как то молодые Косберги пригласили нас на встречу нового года. Родители уходили куда-то в компанию, а нам дядя Сёма нам сделал поистине царский подарок - он выделил из своего НЗ несколько бутылок превосходного французского шампанского. Помнится, у этого вкусного напитка была своеобразная особенность: сколько бы ты не выпил, сознание не затуманивается, а ноги почему-то не ходят. Было очень весело и мы, конечно, засиделись и, когда мы рассказали об этом старшим Косбергам, возвратившимся из гостей, дядя Сёма, очень смеялся и сказал, что он специально нам оставил такое шампанское, чтобы мы не разбежались и дождались их прихода. Встречу нового года мы продолжили уже вместе».

Весёлым, жизнерадостным человеком был Семён Ариевич, жил полнокровной жизнью, излучая положительную энергетику на всех, кто когда-либо с ним общался.

И тем трагичнее был финал его жизни. В конце декабря 1964 года он попал в автомобильную катастрофу. Каждая катастрофа случается не по запланированному графику, а по нелепой случайности. Именно так случилось в тот трагический день. С. А. Косберг прилетел в Воронеж из Москвы, с какого-то важного правительственного совещания, но из-за непогоды самолет был вынужден приземлиться на военном аэродроме. Он очень торопился в свое КБ, чтобы собрать какие-то нужные бумаги и тем же самолётом возвратиться в столицу. К великому несчастью в этот день на дорогах сплошной гололёд и его авто не удержалось на обледенелой дамбе и, перевернувшись упала в глубокий кювет. Шофёр не пострадал, отделался лёгкими ушибами, а Семёна Ариевича доставили в областную больницу. И, наверное, зря… Лучше бы в обычную районную больницу, в которой внимательные врачи точно бы распознали болезнь. А в хирургической клинике, возглавляемой профессором Радушкевичем, по-видимому, не нашлось специалистов, которые могли бы тщательно прощупать, прослушать и простукать попавшего в аварию человека, чтобы достоверно диагностировать последствия травмы. Был поставлен диагноз «сотрясение головного мозга» и, соответственно этому было назначено лечение. С учётом масштаба личности были привлечены самые видные специалисты из Москвы. Сравнительно спокойная картина продержалась несколько дней, и Семён Ариевич уже надеялся встретить новый год в кругу семьи, но «судьба-злодейка» повела события по худшему сценарию. Катастрофа в брюшной полости разразилась 1-го января 1965 года, а 3 января Семёна Ариевича Косберга не стало. Он умер от нераспознанного разрыва кишечника. Читатель вправе спросить, как такое могло произойти в клинике возглавляемой «прославленным хирургом»? Мой ответ, бывшего хирурга, таков: «лучше бы он лечился в районной больнице».

Выдающемуся конструктору С.А. Косбергу еще не было 62 лет.

Ровно через год, тоже при нелепых обстоятельствах, ушёл из жизни Генеральный конструктор и руководитель всей программы космических исследований Сергей Павлович Королёв. Ему было всего 60 лет.

Конечно, дело их продолжают, их ученики и последователи, они тоже дерзают, и тоже иногда добиваются кое-каких успехов. Но и всё-таки уход столь масштабных личностей, не мог не отразиться в дальнейшем на качестве всех космических исследований и не потому ли сегодня ракеты взрываются на старте, или даже не набрав комической скорости, падают на землю.

Семёна Ариевича похоронили с армейскими почестями на Новодевичьем кладбище в Москве. Весь отряд космонавтов пришёл проститься с покойным. Память об этом выдающемся человеке увековечена в названиях кратера на Луне и улиц в родном городе Слуцке и в Воронеже.





Памятник на Новодевичьем кладбище

 

 

Напечатано в «Заметках по еврейской истории» #9(168) сентябрь 2013 berkovich-zametki.com/Zheitk0.php?srce=168

Адрес оригинальной публикации — berkovich-zametki.com/2013/Zametki/Nomer9/Farber1.php

Рейтинг:

+1
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1015 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru