litbook

Поэзия


Время, которого нет0

На земле

         Wir alle fallen. Diese Hand da fällt.
         Und sieh dir andre an: es ist in allen.
         Und doch ist Einer, welcher dieses Fallen
         unendlich sanft in seinen Händen hält.
                  R. M. Rilke

На небе зелёном — опавшие звёзды,
хрустящие кромкой сухой.
Просыпались солью морозные слёзы,
ивовой скользнув бородой.
Шафранной дорожкой, как линией жизни,
уходишь к созвездью айвы,
которое в детстве, и ныне, и присно —
дыхание тех, кто мертвы.
А кто-то неведомый шепчется рядом,
в холодной ноябрьской мгле.
Сегодня, наверно, нам неба не надо;
сегодня оно на земле.





Βιβλίο

В беспечном сне, обочиной морей,
с осенним взмахом крыльями вдоль лиц,
я временно вернусь к земной коре,
очнувшись в разнотравии страниц.

Мне чудятся юродство и сума.
В руках несёт, сырую от листвы,
босой мальчишка, спятивший с ума,
дрожащий мелко с ног до головы.

— Согрей! Согрей! Во имя всех святых!
Но падаю и вижу сквозь туман,
как больно бьют по рёбрам и под дых
и лезут в оттопыренный карман.

Там — спички. Унесли. А он лежит,
глаза в глаза, зрачки бегут по мне;
и тает оскоблённый малахит
на бледном истощённом полотне.

Горю, и растворяюсь под дождём,
и обжигаю губ иссохших крест,
сведённый жаждой слова. Переждём
земной мороз вдали от этих мест.

 

Месяц

Пальцы дрожат. Мороз.
В воздухе виснет хмарь.
Снега сполна принёс —
слов пожалел январь.
Где-то за этой мглой
знак-бумеранг застыл.
Он поразит весной
тех, кто его пустил.
А до весны — чуть-чуть
хрупких, как лёд, надежд:
всё дописав, уснуть —
и пролететь рубеж.

 

Чужая боль

Чужая боль (бывает легче ваты),
она ковала руки на груди,
а горечь разъедала даже латы
из тысячи несказанных «прости».

Что время там, где нет его кончины,
где взмах ресниц — длиною в сотню зим?
Разжаты пальцы; в слепочке из глины
одно крыло расправил херувим.

Окно скорбело слёзно; в голых ветках
запутывались крепко облака.
Катилась обронённая монетка
полями городского колпака.

Как оказалось, пустота — живая,
способная утешить и убить.
Чужая боль — от ноября до мая —
камвольная вокруг запястья нить.

Из дома — в день, досматривая сны;
и вдруг в лицо — пахнул морозом ветер.
Осознаёшь, что павшие листы
уже не поживут на белом свете.

Закидываешь голову назад;
угадывая землю под ногами,
ты вспомнишь, как ложился листопад,
как время шло неслышными шагами...


 

Кадр 22

На камере —
         сто сорок
                  фотографий.
Забыть...
         стереть...
                  остаться в них навек...
Течёт вода
         через края
                  на кафель,
заглядывает
         в окна
                  лунный свет.
Ложатся
         на ресницы
                  пепелинки,
а ночь мотает,
         трепыхаясь,
                  слайды сна.
Я —
         маленькая
                  вечности пылинка
В пустом углу —
                  на кадре 22.

 

Не вынести

         Я хочу вынести за скобки общего множителя,
                                                                        соединяющего меня,
         Солнце, небо, жемчужную пыль.
                  В. Хлебников

Не вынести — словами не сказать;
ну разве что словить себя на мысли,
что наше время повернётся вспять,
лишь стоит скорость образов превысить.
Но мы дошли до самых до основ,
чтобы расстаться в шаге от развязки,
исчезнуть из чужих черновиков —
за грани бытия; остаться сказкой.
Как вдруг — с ума! — нажатием курка
убить два лишних знака троеточья.
Оставить солнце, звёзды, жемчуга
и эту жизнь, изорванную в клочья.

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1003 автора
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru