litbook

Проза


Запах троллинга, или Кое-что об интернет-хулиганстве0

I.

Тролль всегда анонимен. Всегда. Именно анонимность даёт ему ту самую вожделенную псевдосвободу, в периметре которой, как ему грезится, он может творить буквально всё, что ему заблагорассудится. Обнажённый тролль, тролль, потерявший свою анонимность, представляет, как правило, крайне плачевное зрелище. Кто бы на поверку там, за аватаркой, ни оказался — улетевший студент Петя Фроликов или пьющий пенс, извращенец Григорий Зубатых,— оба они будут выглядеть после опубликования их личных данных и реквизитов крайне, мягко говоря, озадаченно. Анонимность — главный конёк тролля. Ни лица, ни фамилии, ни даже маломальских координат и места обитания вы никогда не увидите. Не увидите до момента изобличения. Исключения (когда тролль не анонимен), которые, как известно, лишь подтверждают правило, крайне редки. Впрочем, обо всём по порядку.

К троллингу склонен в какой-то мере каждый второй юзер. Далеко не всякий выберет эту инфернальную тропку, но почти что всякий может в себе без особого труда откопать долю — и цинизма, и склонности к хамству и плохо контролируемой агрессии, а также тягу к выплеску накопившегося негатива, а по-русски говоря — дури. Почти всякий сможет отыскать в себе это, но далеко не всякий сделает сознательный выбор в сторону культивирования данных грехов. В этом принципиальное отличие обычного юзера от тролля.

Аватарка (картинка). Как правило, с неё и начинается заочное знакомство в сети. Она повествует нам о той внутренней тяге человека, его амбициях и внутреннем мире, что тот в себе несёт (или желает продемонстрировать на публику). Конечно, как уже написано выше, тролль почти никогда не покажет своего лица. На аватарке может быть кто угодно — от излюбленных троллями физиономий деградантов до вполне безобидных панды или плюшевого мишки. Кстати, мною замечено, что люди, склонные к троллингу, просто до обожания любят втискивать в аватарки змей. Наверняка ответ будет примерно следующим: «Змея — символ мудрости, поэтому я её, красавицу, и вывесил(а) на своей любимой аватарке». Да, никакой тролль себя дурачком никогда не назовёт. О своих интеллектуальных данных он всегда втайне будет просто исполинского мнения, которое и станет всячески пытаться искусственно внедрять в попытке возвеличиться над очередной потенциальной жертвой. Но здесь (в змеях на аватарках), мне видится, присутствуют простейшие азы психологии. Змея прежде всего — ядовита. Кусача. Она опасна. Она вызывает оторопь у человека. Угрозу. И на уровне подсознания для тролля таковой образ — один из самых ассоциативно подходящих. «Я жалю, я убиваю, бойся меня». Я лично встречал наиболее «улетевших» в этом смысле троллей, которые любят вывешивать огнедышащих змей-драконов. У-у-у-у... боюсь, боюсь... Уже боюсь.

В махровом, грубом троллинге крайне важен язык. Ведь одно и то же можно сказать совершенно иначе. И не обязательно это будет так излюбленный троллями олбанский.

Фраза-пример:

«Я не понял, что ты мне сказал» (обычный человеческий язык).

«Нефсосал, чо ты гонишь. Гы))))))» (язык тролля).

Тролль, претендующий на большее обременение интеллектом, так писать не будет. Но смысл, подстрочник будет один в один таков, как второй вариант. Просто выраженный в более изысканно-кусачем стиле. Ведь главная задача тролля всегда одна — сломать человека, поглумиться над ним. Выражаясь более жаргонным и общепринятым — обломить. И в этом плане язык вполне способен быть достаточно мощным орудием в троллевских лапках. Жертва тролля зачастую даже не будет толком соображать, почему у неё стало так учащённо биться сердце, повысилось давление и вконец ушло в осадок настроение, такое прекрасное ещё час назад. Всему виной — язык, который без преувеличения можно назвать бесовским.

Не менее важный, чем язык, инструмент тролля — его величество игнор. Тот тролль, что использует его вовремя — как правило, в качестве добивающего, контрольного выстрела,— способен на довольно немалые пакости. Это тонкости человеческой психологии! Ведь бывает, что ничто нас так не задевает, так не выколачивает из себя и не лишает покоя, как это чёртово игнорирование. «...А... ну зачем я, дурак, пустился в эти пространные объяснения с ним!!! (((((((((((( Ну к чему... Он, сволочь, даже не удосужился ответить, и каким идиотом я сейчас выгляжу...» И т. д. и т. п. Жертва в данном истеричном метании может дойти до крайнего внутреннего истощения, что для тролля есть соль и пища. Свою задачу он выполнил. Он победил. Убил молчанием. Тролль, умело пользующийся данной уловкой, это всегда прекрасно осознаёт на уровне интуиции.



II.

Извечный вопрос человечества: ну почему девочки так до одури, до какого-то болезненного обожания, переходящего местами в откровенный мазохизм, любят плохих мальчиков? Генетически вроде бы предрасположенности и близко быть не должно. Ни стабильности, ни нормального деторождения, ни хорошего и статного домостроительства с энтими мальчиками, понятно, толком не поимеешь. Вроде бы шарахаться дóлжно от них, как деревенская лошадь от пьяного байкера,— ан нет. Любят. Обожают. Боготворят. «С хорошими скушно?..» Глупость в квадрате, не выдерживающая малейшей серьёзной критики. Здесь корень в другом. Грех влечёт. Как может влечь не вполне адекватного человека громко заржать во время серьёзного мероприятия и «сламать фсем им кайф к чертям сабачим». Вообще, если быть ближе к теме, женщин, естественно, всегда и во все времена привлекала мужская сила. Подчёркиваю — грубая, тупая, мужланская. Которая, как правило, всегда с трудом помещалась в рамки дозволенного. Именно она издревле зажигала тот вожделенный огонёк в глазах самки. Будь то средневековый турнир, заурядная пьянка на даче или просто офис. И чем она меньше была ограничена интеллектом и духовным уровнем, тем более её влёк тот самый плохой мальчик. Ведь в нём всегда ощущалось нечто. Он — может. Другие — нет.

Троллинг даёт ощущение той самой псевдосилы. Которая не считает нужным мириться с чужими слабостями и предпочтениями. Не считает нужным считаться с кем-либо вообще. Считаться с кем бы то ни было, по мнению тролля,— конечно, удел слабых. Забить человека, подавить, раздавить его, как муху, почувствовав себя в очередной раз Бэтменом клавиатуры,— это ли не кайф? Поэтому троллинг для тролля — это прежде всего страсть и удовольствие, в котором он видит на данный момент в какой-то мере смысл своей жизни.

Единственный мало уловимый троллем момент. Главный его капкан. Идя на поводу у псевдосилы, имеющей тёмные бесноватые корни, тролль лишается силы главной, настоящей, истинной. Той, которую человек с добрыми намерениями незримо черпает из недр божественных. У тролля — другой источник. Путая его с необъятным морем, он будет черпать из этой грязной лужи вонючую жижу и обливать ей окружающее пространство до тех пор, пока лужа эта вконец не иссякнет. А такое рано или поздно обязательно случится. Ведь лужа, как её ни назови, останется всегда просто лужей. Малой ёмкостью мутной жидкости.

Не открою Америку, если скажу, что на самом деле тролль полон слабостей и плохо скрываемых комплексов. Что очень нетрудно доказать — как говорится, на раз-два. Во-первых, тролли — жутко горделивые люди. Что, в общем-то, вполне закономерно при их роде деятельности. А там, где гордыня, там, естественно, ютится её вечная бедная сестричка — маленькая и заскорузлая обидчивость. Да-да, тролли жутко обидчивы. Нет, естественно, при любом раскладе он будет делать вид, что всё ему по барабану и что пофигизм — всепобедное знамя его героического полка, но на самом деле это не так. В том случае, когда его заденут за живое. Не нужно быть Пифагором, чтобы вычислить, сколько таких ахиллесовых пяточек у любого тролля.

Никакой внутренне состоявшийся и адаптированный к действительности человек никогда не будет этим заниматься. Хотя бы по той простой причине, что его всё и так в этой жизни, в общем-то, устраивает. Ему не надо ни над кем самовозвышаться, кого-то истово унижать и оплёвывать только для того, чтобы опять почувствовать себя счастливым. Почему? Да потому что он просто состоялся как личность. Он полноценен. Тролля же всегда будет точить обратное.



III.

Безнаказанность... Вот тот «бравый» конёк, на котором тролль всякий раз въезжает в свою землю обетованную, когда очередной поверженный «филистимлянин» нервно пьёт валерьянку. Именно она, эта верная подружка всех пакостей не только во Всемирной сети, но и на всей земле грешной, вышагивает бок о бок с гогочущей армией троллей. В которую далеко не все пришли от ветра головы своея. Потому что есть ещё и такой интересный подвид троллей — заказной.

Всё просто. Человеку (группе людей) платят монетку, и он (они) усердно выполняет свою работу. Будь то ресурс или просто блог неугодного. Без разницы. Деньги проплачены, дана команда «фас».

Это только на первый девственный взгляд всё достаточно безобидно. Тролль пишет не анонимки очередному папе Сталину, и атакуемого юзера не посадят и не расстреляют после очередного троллевского коммента. Подумаешь, мало ли что там собачка пропела. Караван идёт! Всё так. Но... Именно таким образом были уничтожены многие из тех ресурсов и блогов, которые когда-то пренебрегли элементарной модерацией. С них просто уходили люди, и блоги, грубо говоря, из-за дальнейшей невозможности функционировать просто сгорали. Или превращались в обиталище троллей всех мастей, устремляющихся «на огонёк». Простой пример этому — страница в «Живом Журнале» Никиты Михалкова «nikitabesogon».

Но и бан далеко не всегда есть спасение и панацея от данного вида недочеловеков. Пример — случай с одним моим интернет-знакомым. Сначала троллинг, усердно насаждаемый на странице его блога, был усердно банен. Это имело кратковременный успех. Но не тут-то было. За спиной тролля явно ощущалось дыхание заказчика, и натасканная собака была настроена на долгую и методичную травлю. По возможности — до полного интернет-уничтожения и, конечно же, подавления личности. Воспользовавшись услугой «прокси», нанятый тролль продолжал методично изводить человека и забивать блог. Что такое услуга «прокси»? Тролль становится неуловим. Его айпишник невозможно определить. Это та собака, которая как бы лает сразу со всех сторон света. Обращения знакомого в службу поддержки ресурса, в другие органы, контролирующие порядок в Интернете, ни к чему не привели. Ни найти тролля, ни заблокировать его не было ни малейшей возможности. Адреса определялись буквально с размахом кругосветки — от Австралии до Румынии. Когда в конце концов мой знакомый сделал блог закрытым, с возможностью писать только своим постоянным читателям, напор с этой стороны ушёл в утиль, что и требовалось доказать. Но на этом история далеко не закончилась. Анкета с подробными личными данными знакомого была вывешена на гей-сайтах. Справедливо подозревая, что человек на этом не остановится, можно сказать однозначно: история, скорее всего, ещё только в своём развитии. А купленный тролль может представлять для любого человека в сети вполне реальную угрозу — как его нервам (далеко не у всех железным), так и вообще благосостоянию. Проплаченный тролль — не школьник, вышедший полить окружающих матом, аки плюнуть с балкона девятого этажа на головы беспечных прохожих. Он не пьяный гопник, желающий оторваться у монитора сегодня по полной, просто потому, что тот лошков любит щемить. Здесь всё может быть серьёзно и по-крупному. Самое интересное, что подобную заряженную на истребление торпеду мог заказать на тебя именно тот человек, который каждодневно мило и дружески улыбается тебе в стенах ваших редакции или офиса.

Но самый, вероятно, показательный пример, который у всех на виду,— это троллинг против Русской Православной Церкви и правительства Российской Федерации. Вот где можно чётко наблюдать запуск всевозможных разрушительных механизмов, направленных на разрушение государственности. От каждодневного нагнетания настроений и истерии — до откровенных провокаций. Там запущен колоссальный маховик, в котором, конечно же, крутят шестерёнки далеко не одни «платники». «Из любви к искусству» к данному цунами присоединилась — и растёт с каждым днём — громадная армия бесплатных добровольцев из числа людей, хорошо поддающихся зомбированию в определённых эмоциональных сферах. Кто же у нас и в какие времена не любил искать того самого пресловутого крайнего, козла отпущения??? Ведь виноват кто угодно, но не я. И пусть сегодня это будет сосед, завтра — церковь, послезавтра — Кремль. Тем более что действительно в сферах как церковной, так и правительственной у нас далеко не всё слава богу. А ругать и нагнетать страсти мы зело любим. Хлебом не корми.

«Я живу в самом бандитском городе!»

«А у нас зато самый бандитский дом!»

«А наш город, по преданию, вообще скоро провалится под землю!»

«А у нас уже частично провалился, а люди так и вообще косяками исчезают».

И т. д. и т. п.

Казалось бы, я немного отошёл от темы, но нет. Это те самые яблоки, что лежат под той самой яблоней, корни которой и уходят в махровый троллинг. При данной вековечной любви российского человека поиграть на собственных бедах и страшилках, найти и оплевать крайнего — троллинг по уничтожению государственности, так лихо подхваченный массами, есть очень и очень лакомый и востребованный кусок. Вот отчего движение это в наше время приобрело такой поистине титанический размах. Такое массовое, искусное и многогранное издевательство над институтами, состоящими на службе у собственного государства, какое можно наблюдать в последние несколько лет, говорит только об одном. Мы очень и очень больны. А о том, что это издевательство, а не вековечный полумифический поиск русским человеком правды, истины и справедливости, догадаться несложно по содержимому критики. Тысячи карикатур, сотни демотиваторов, мегатонны мата, оскорблений и банальной человеческой истерии... Троллинг — он и в Жмеринке троллинг. И к поиску справедливости всегда имел такое же отношение, как Паниковский к честному виду заработка.



IV.

В самом начале я написал, что тролль практически всегда анонимен. Безличен. Аморфен и беспол. В общем и целом это так. Но времена меняют как лица людей, так и целостный портрет общества. Времена меняют нравы, и перемены эти можно уподобить снежной лавине, которая неизменно катится вниз.

В чём наше время начинает кардинально разниться с ещё ближайшими мини-эпохами?

Возьмём ближайшие несколько десятилетий. И увидим, что всякая эпоха сменяла другую неизменно с нравственным уклоном вниз. Незримая лавина брала своё. Не будет оригинальным назвать это явление просто и ясно — маргинализацией общества. И самое главное отличие этого необратимого процесса в том, что многое из того, что ещё вчера считалось сугубо крамольным, уделом низов и асоциальных элементов, ныне становится всеобщей нормой. Дух, язык, манера общения.

Немного о маргинальном мире. В тюремной среде словесное крючкотворство буквально возведено в ранг культа. Известно, что наиболее сильный противник, как правило, разрешит конфликт в свою пользу (либо предотвратит его) ещё на уровне разговора. Крючкотворство же словесное в мире зон и тюрем может доходить до высокого в своём роде мастерства. Маленькая байка — пример:

«Сидят зэки в камере, кушают. Тут из норки выбегает крыса и хватает корку хлеба. Один зэк тут же убивает её. Остальные спрашивают:

— Ты за что крысу убил? Она хлеб украла, значит — вор, и мы тоже воры, значит, ты нашего брата убил! Не придумаешь до утра веской причины — мы тебя убьём!

Наутро у него интересуются:

— Ну что скажешь?

А он отвечает:

— А что она так быстро убежала? В падлу было с братвой посидеть?»

Никого и ничего не напомнило? То ж схемка-притча, слепок в миниатюре с современного интернет-общения, его нравов и ситуаций.

Пусть зэк из данной байки будет обычным среднестатистическим юзером. Остальные обитатели камеры — соответственно, другими пользователями. Он что-то не так сделал, исходя из общепринятого регламента и хода вещей. Ну, допустим, написал жареный материал с непроверенными, ложными данными. Т. е. «убил крысу». Это моментально задевает окружающих пользователей. До того материала им совершенно нет дела, у каждого своя жизнь в реале. В которой всем и всё абсолютно всё равно, кто там и что понаписал на своей страничке. Но сам негласный принцип совместного интернет-существования не позволяет вот так просто спустить эту оплошность простофиле. Значит его надо... «убить». Т. е., как минимум, деморализовать, устранить как личность. Забросать «жосткими» комментами, задавить авторитетом, «убить» откровенным цинизмом и грубостью и т. д. Ведь он поступил «не по понятиям»... Тот же, в свою очередь, истово и торопливо старается «правдой-неправдой» выковырять, как шпакрил из плинтуса, «веские» доводы собственной «правоты». Если же за юзера вступится его группа поддержки (назовём их здесь — «часть сочувствующих сокамерников-корешей»), то начнётся, как правило, неизменная буза под названием «кто кого перетроллит». А там... У кого дерьмо пахучей и чьи баны могучей.

Ещё пример. Общение зэков. Простое, бытовое и повседневное. Без убиенных крыс и разборок по этому поводу. Принцип существования зэка: не верь, не бойся, не проси. Антипод христианских истин. В общении же заключённых, как правило, такие вещи, как всецелая искренность, доброта или простодушие, могут быть такими же редкими птицами, как дружеская улыбка прокурора. К чему я это? А всё достаточно просто и копирует с точностью принтера одно другое. В интернет-общении, как правило, ни к чему не обязывающем, крайне редко можно найти искреннее, написанное от простой души слово. Либо это будет панибратский междусобойчик, либо игра в чувства и чувственность, либо полуистеричные излияния одинокой женщины, либо... Да мало ли в Интернете всего этого «добра»?.. «Стоим на том») )... Список можно продолжать и продолжать до бесконечности. Одного будет меньше всего в данном списке — искренних, по-настоящему прочувствованных, исходящих их глубины сердца простых слов. А общение, по сути, будет в большинстве случаев напоминать «чисто-конкретно» зэковское: «прикололись — разбежались». Да и весь характер общения будет сводиться (опять же, как правило) к поражающему фантазию словесному жонглёрству-крючкотворству на чувствах и эмоциях. Нет, не так?

Жизнь «по понятиям». Не по стезям человеческого сочувствия, доброты и желания взаимопонимания. По понятиям. Где мат давно уже стал нормой «дружеского» общения, а циничная насмешка над всем и вся — общим воздухом существования. Заговор против «вечно святого» русского народа? Ну да... Да, да, конечно, да. Лови шпиёна, бей жида, спасай вечно стонущую под иноземным игом Рассею. Или под игом собственной дури?..

Маргинальное становится нормой. Уже практически стало. Когда подростки откровенничают, не стесняясь, на своих страницах о личных гомосексуальных мечтах и планах, а родители милостиво соглашаются с ними по умолчанию. Боятся прослыть гомофобами в глазах отвернувшихся от них детишек? Думается, там гораздо всё как проще... Есть такое слово: «на-пле-вать». И если даже не будет и намёка на гомосексуальность на странице молодого человека (девушки), то страничка, как правило, вся будет стёбана-перестёбана разнообразными демотиваторами, похабными анекдотами и фразками развращающего содержания. Почему так? Всё просто. Иначе он (она) не впишется в среду, и она (среда) его элементарно «убьёт» и выкинет вон, как ту бедную серую камерную крысу. Он будет не интересен ни-ко-му.

Мы не успели пережить нулевые, не успели обернуться, как троллинг, его суть, его запах и смысл стали откровением, способом дышать и изъясняться абсолютного большинства. И родители в этой картине далеко не всегда сидят на лучшем и белом коне. Описывать эту «празднишную» картинку далее нет ни смысла, ни желания. Где рейтинговость страницы будет прямо пропорциональна дикости содержимого, равно как и количество вожделенных лайков. Всё и для всех — на виду.

Я не судья. И в данном лёгком дилетантском очерке о троллинге я всего лишь пытался обрисовать происходящее вокруг, выставляя личные оценки по необходимому минимуму. По ходу письма стараясь объяснить что-то, прежде всего — самому себе. И вроде бы у меня это хоть коряво, но получилось.

 

P. S. Пожалуй, только одно здесь не перестаёт по-настоящему радовать и обнадёживать меня, в этом босховском коллективном портрете, который невольно возник, особенно в последней части материала. Та самая точка возврата, свойственная душе человека, когда она теряет почву под ногами и начинает балансировать над пропастью между жизнью и смертью. Возврата к самой себе. Я почти всякий раз вижу в этом случае, как тяжёлые потрясения рождают в людях... людей. Т. е. начинают пробуждать через великие потрясения Образ и Подобие Божие в нас, простых смертных.

Нет, в блогерскую коллективную и искреннюю доброту я верю не больше, чем в Деда Мороза. Данный дедушка может тебя наградить подарками из мешка, если ты участник очередной драмы, засвеченной по ТиВи. Иначе ты просто обречён наблюдать, как этот брадатый «добряк» с мешком в руках в очередной раз направляется мимо твоего подъезда прямиком к красивой видеокамере. Я верю в другое — и в других. Когда трагедия меняет самого человека. Когда человек через свои страшные потрясения становится наконец-то человеком. А не ходячей плазмой и не «своей в доску» тусовкой. Трагедия рождает личность, доселе глубоко спавшую в этом сладко-текущем кошмарном сне под названием «современная реальность». И в Интернете этот процесс виден более панорамно. Так, наверное, как почти что нигде.

А значит, Бог есть. И Он всё ещё с нами. Имеющий глаза — да увидит.

Так «во что вас бить ещё, продолжающие своё упорство?» (Ветхий Завет, Ис. 1:5).

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 1003 автора
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru