litbook

Проза


Монолог у могильной плиты 0

    Это произошло в тот период времени, когда я, в очередной раз, остался без единой копейки в кармане. Бедствовал, но в отличие от предыдущих разов особой печали не испытывал, поскольку по опыту знал, что ничто не вечно под луной, и что состояние безденежья – временное. К тому же, сделанные заблаговременно запасы риса и пшена позволяли с оптимизмом смотреть в будущее.

    Как раз в это время и позвонил мой двоюродный брат – Олег, моложавый профессор из педагогического института, филолог и лингвист. Минул ровно год с тех пор, как ушел из жизни отец, и мы собирались встретиться там, на кладбище, и отдать старику дань памяти. Давай пересечемся у метро, а то я забыл дорогу! – предложил Олег. Да, и денег дать тебе я не смогу! – добавил он, виновато. Я обращался ранее с подобной просьбой. Надежды юношей питают! Испытывая знакомую тоску от несбывшихся надежд, помедлил с ответом - до метро мой путь пешком был длиннее. Почему пешком? Машина стояла без бензина уже вторую неделю, а на метро денег под рукой не оказалось. Такое, нечасто, но случается, даже со здоровым мужчиной.

    Прокрутив различные варианты в голове, принял решение. До метро мне два часа ходу, значит, успею! Давай встретимся в два часа дня, на выходе, станцию знаешь, - предложил я родственнику, подгадывая время своего обеда. А, насчет денег не переживай – перебьюсь, как ни будь.

    Да что ты, я дам тебе денег на дорогу! – вмешалась в разговор жена, хлопотавшая по хозяйству. В два часа! – подтвердил я уверенно, и закончил разговор. Хорошо, дорогая, значит, задержусь еще немного, чайку попью, - ответил я жене. Возьмешь с собой выпить? – предложила она, открывая дверцу шкафа и доставая бутылку водки. Да нет, купим с Олегом что-нибудь там, на месте, - отказался я. Приготовь, лучше, пакетик с изюмом, на всякий пожарный случай. Солдатское правило – обед должен быть под рукой, в кармане. Получив от жены сто рублей на дорогу и пакетик с изюмом, и побаловавшись, для порядка, чайком, я отправился в путь.  

    Годовщина! Много событий произошло за минувший год. Не без труда, но удалось отстоять квартиру, в которой проживал, хотя долго занимался оформлением наследства и выкупал долю у брата, Данилы. А еще – много и плодотворно трудился творчески, занимался домашними делами и даже, по обыкновению, успел позагорать на московских прудах. Ну, да все это теперь в прошлом!

    На место я прибыл первым – Олега еще не было. Не теряя времени даром, обошел, киоски и разведал, что где продают. Родственника заметил издалека. Добротный костюм ладно сидел на его крепкой фигуре – Олег дружил со спортом. В руках он держал дорогой портфель, стильная прическа придавала ему шарм. Красавец! Словом, профессор полностью соответствовал своему высокому научному званию. С таким не стыдно идти  рядом! Тут я бросил взгляд на свое потрепанное одеяние.

    Ну, я рад за тебя, рад, что ты решил свой квартирный вопрос, поздравляю! – вместо приветствия, воскликнул он. Из огня да в полымя! – махнул я рукой. Думал, расслабиться удастся немного, вздохнуть полной грудью, да где там! Теперь вот, без денег остался. Ничего, пройдет время, оклемаешься, расправишь плечи! – обнадежил двоюродный брат, похлопывая меня по плечу. Это, конечно, так! – согласился я с ним. Однако, вон, в том киоске продается хорошая нарезка! - и, взяв его под локоток, аккуратно подтолкнул к киоску. Время обеда уже поджимало, и разводить церемонии было некогда. А, бутылку по дороге купим! А, бутылку я уже прихватил! – обрадовал Олег и извлек из портфеля пол-литровую бутылку виски “Белая лошадь”. – Пойдет? - Еще как пойдет! Хорошо, что не коньяк, добрый коньяк сейчас редко встретишь! – со знанием дела, подтвердил я Олегу.

    В ларьке с нарезками я скромненько отошел в сторонку, оставив право выбора за родственником. Все равно ему расплачиваться! Выбирал он придирчиво. Отоварились нарезкой и длинной французской булкой.

    Ну вот, еще бутылку воды возьмем, и – вперед! – предложил мой спутник. И, стаканчики! – подсказал я ему. Задержались у киоска с водой. Мимо нас спешили люди, и лишь, на открытой террасе кафе, поодаль, никто никуда не торопился. На мгновение я позавидовал посетителям. Бутылку воды и два стаканчика, пожалуйста! – обратился Олег к продавщице. Три стаканчика! – шепнул я ему. Три стаканчика! – подтвердил Олег. Забрав покупки мы, теперь уже не спеша, двинулись по знакомой дороге.

    Слышал, у вас ректор поменялся? – обратился я к спутнику, показывая осведомленность. Да, опять суета сует! – подтвердил он. - У тебя как? Что с творчеством? Да, с творчеством, как раз, все в порядке. Публикуюсь в русскоязычных изданиях. В основном, в интернете, но есть и на бумаге. Гонорары только вот, копеечные! На них не проживешь!

    Повезло нам с погодой в тот день! Стояли последние дни лета, ласково светило солнце, еще зеленая листва тихо покачивалась на ветках высоких деревьев – наш путь лежал мимо старого монастыря, через аллею. Мы шли, беседуя о всякой всячине, и нас обгоняли спешащие по делам граждане. Хорошо, когда не надо никуда торопиться! Зашли на территорию кладбища – и там показалось безлюдно и тихо. По дороге встретилась клумба с желтым песком, и мы набрали в пакет песку – пригодится! Вот и знакомое место! Достав еще один пакет, мы соорудили, прямо на асфальте, импровизированный стол. Олег поставил стаканчики, бутылки, я же, разломив французскую булку, сделал бутерброды с нарезкой. Готово! Можно приступать к трапезе!

    Но, сперва еще песочком свежим не мешало бы посыпать землю вокруг. Заросла уже земля, да и черная мраморная плита покрылась толстым слоем пыли. Давно здесь никого не было! Вытащив белый платок, я бережно протер плиту, вырвал сорняки. Порядок! Теперь, песочек! Вот тут, без лопаты не обойтись!

    Шагах в тридцати от нас виднелась подсобка, а лопаты были прислонены к ее стенке. Подожди! – бросил я Олегу, и направился за лопатой. Опять, все то же! Каждый раз повторялась одна и  та же картина! Стоило мне взяться за черенок, как бог весть, откуда, появлялся служитель в униформе, и заботливо интересовался, - куда это Вы лопату несете? Верну! – обычно отвечал я, не вдаваясь в подробности.

    Вот, и на этот раз, не успел я взяться за лопату, как словно из-под земли вырос служитель, и обратился все с тем же вопросом, - куда это Вы лопату несете? Верну! – по привычке ответил я и, не задерживаясь более, отправился к поджидавшему поодаль, Олегу. По дороге прихватил еще лейку с водой – несколько леек стояли у крана – тоже, пригодиться! Разровняв лопатой, песок и полив водичкой плиту, полюбовался на работу – совсем другое дело! Вид ухоженный, свежий, не то, что раньше! Вот теперь пора и наливать!

    Олег открыл бутылку и разлил виски стаканчикам. Нам, грешным, хорошо так плеснул, по половине. Третий стаканчик поставили на песочек – все, как положено! Подняв свой стаканчик, он не стал спешить с речами, ждал моего слова. Молодец, правильно поступил профессор. Я оценил это. Давай, Олег, помянем старика, достойный был человек! – сказал я кратко. Светлая память! – ответил он, и мы разом опрокинули, стаканчики, не чокаясь. Ах, хорошо пошла!

    Подхватив свой бутерброд, я почти сразу проглотил его. Полстакана виски ударило в голову, приятное тепло разлилось по всему телу. Давненько не испытывал подобных ощущений! На асфальте, на белом пакете лежала закуска, стояли бутылки, нам никто не мешал, можно было не торопиться. Расслабились. Поговорили немного о старике, оба отметили его порядочность и нетерпимость к несправедливости. Все хотел отец, чтобы мы с братом держались друг друга, да вот, не судьба! – раскрывал я подробности. О тебе уважительно отзывался! А, что он сделал такого, Данила, почему не судьба, отчего ты так нетерпимо настроен? – поинтересовался профессор. Как что? – я даже усмехнулся. Виски подействовало. Сорвал куш братец, и соскочил! Безнаказанным пока что остался. Пока, что, - повторил я медленно. Видя, что Олег ждет разъяснений, продолжил. Повесть я написал об этом деле, закончил уже почти, отредактировать осталось только. Скоро вынесу на всеобщее обозрение. Да брось ты! – воскликнул двоюродный брат. Не трать силы попусту! Ничего, если на доброе дело, то сил не жалко! – снова усмехнулся я. Конечно, виски подействовало! Дело не только в нем. Мошенников сейчас хватает, и ты, как родственник, должен знать всю подноготную дела. Так, слушай!

    Рассказывал я коротенько, без лишних прикрас, в хронологическом порядке. - Помоги, нужна твоя помощь! – обратился ко мне Данила в начале девяностых годов. Предстоит работа с большими деньгами, а доверить ее посторонним людям не могу – обманут! Бизнесом он уже тогда вовсю занимался. Как не помочь брату!

    Работаем! Наладил он поставки меди из Саратова, и я начинаю торговать ею, машинами, и все деньги передаю ему, не оставляя даже на карманные расходы. Вот такие пачки долларовых купюр ходили! – тут я, раздвинув пальцы, показал, какие пачки передавал брату. Мало того, как директор фирмы – уже две девочки у меня работали, беру в банке кредиты, и тоже передаю ему полностью. Он, то никакой должности не занимал тогда! Все передачи, передачи! Отец, кстати, предупреждал уже тогда – бери с него проценты! Нет, не брал я с него никаких процентов! Ладно! Так вот, наступает пора сдавать отчеты, платить налоги, а тут он мне и заявляет. А, знаешь, давай не будем сдавать отчеты, а то налоги большие платить придется, а я сейчас большой участок земли покупаю, пионерлагерь там находится. – Как так, не сдавать? Да так, бросим фирму, и все тут! Как будто, и не было ее вовсе! У меня тогда выбор был небольшой – деньги то все забрал братец! То есть, налоги он не заплатил, а землю на эти деньги купил. Любой юрист подтвердит, что покупка земли незаконна! Подельник у него в то время появился, банкир, некто Мемелов. Тот еще гусь лапчатый! Давал дельные советы. Вот, на пару с ним, братец с тех пор этим куском земли и владеет. Двести гектар, по Новорижскому шоссе - немало!

    Как называлась та фирма? – поинтересовался Олег. Я ответил, как, а сам, не без интереса озадачился, - зачем это ему понадобилось знать точное название фирмы? Нужна пауза! Давай, лучше, выпьем еще по одной! – прервал я повествование. Больно уж, аппетитно смотрелся бутерброд, лежащий на пакете. – Конечно! Наклонившись, Олег разлил “Белую лошадь” по стаканчикам, взялись за закуску, я отщипнул кусочек. – За старика! – Достойный был человек! Выпили. Помолчали немного. Что же дальше? – поинтересовался собеседник. Помедлив с ответом, я отметил про себя, что погружаюсь в приятное состояние легкого опьянения.   

    - Хорошо! Дальше я становлюсь директором охранного предприятия, а он начинает работать с землей – переделывает пионерлагерь под личные нужды. Школу перестроил под жилой дом, конюшню рядом возвел, пруд углубил, ну и прочие барские прелести позволил себе. Деньги-то водились! Не радовался он моему приезду, разошлись мы в разные стороны, но по делам еще были связаны.

    Дай мне пистолет! – просит он. Мне же и себя и поместье защищать надо, сам понимаешь! – Понимаю! Ну, хорошо, оформляю его охранником, выдаю ему боевой пистолет, - тут я сделал подходящий жест рукой у пояса, как бы демонстрируя оружие. Носи, на здоровье! Охраняй себя и имущество! Ладно! Так он из моего пистолета в каком-то кабаке прострелил оппоненту ногу. Где, где это произошло? – быстро поинтересовался Олег. Про себя я отметил снова, что интересуют родственника всякие подробности, ох, интересуют! Да там, в какой-то деревне, в Шаховском районе!  - и я широко провел рукой, показывая общее направление.  

    Тут его, конечно, бросают в подвал, а я еду в район, встречаюсь с прокурором и добиваюсь того, чтобы дело закрыли. Не сразу, конечно! Силы дополнительные привлек. Ты же понимаешь, как сложно это было!  - тут я поднял палец вверх, напоминая, что разговор с прокурором - дело весьма серьезное! А, нарушений там оказалось не мало! – добавил еще, с тоской. На момент применения оружия в магазине всего пять патронов оказалось…, - тут я осекся, не желая больше вдаваться в подробности. Так вот, ни слова благодарности я от него не услышал, и затраты он мне не возместил.

    Вдалеке показалась полная женщина в униформе, внимательно посмотрела на нас, но подходить не стала, собрала только, демонстративно гремя, лейки у крана и удалилась. Нам снова никто не мешал. Припомнив былое, я умолк, на минуту. Слушаю-слушаю! – напомнил о себе Олег. Что же дальше? – Слушай, что дальше произошло!

    Дальше братец набирает в банке крупные долларовые кредиты, а возвращать их не собирается, кидает людей, по обыкновению. Тогда, в середине девяностых годов, такие номера еще проходили. Минуло какое-то время, и все кредиторы начинают ломиться к нам со стариком в квартиру. Данила-то давно проживал отдельно, в Митино, но свои данные давал по месту прописки, на старый адрес.

    Снова весь удар пришлось принять на себя. Сколько раз приезжали бывшие сотрудники милиции, работники службы безопасности банка – не сосчитать! Все опрашивали соседей, со мной вели доверительные беседы, все допытывались – где им искать Данилу? Сдать его тогда было бы минутное дело, но не стал я этого делать, еле отбился. Братец же, вообще не появился, и деньги все, до копеечки, положил себе на карман.

    Ладно! Минул еще год-другой. Тут меня начинает терзать налоговая полиция – работала такая, сам знаешь. И, неспроста! Набил Данила морду какому-то банкиру, и тот сдал его, с потрохами, налоговикам. Кстати, то, что банкиру морду набил – это, как раз,  правильно! – не сдержался я от дельного замечания. Опять отбиваться пришлось мне, и от налоговиков, и от службы безопасности банка. Благо, тогда несколько десятков вооруженных бойцов под рукой имелось – представляешь, какие забивались “стрелки”. Тут я сделал паузу, вновь припомнив былое. Усмехнулся. Есть, что вспомнить! Может быть, еще добавить что-нибудь, для полноты картины? Но, добавлять ничего не стал, а констатировал просто, - и тут, я не дождался, ни денег, ни благодарности. Очень печально!

    Замолчав, я бросил взгляд на соседние захоронения. Солнечные лучи, пробиваясь сквозь густую листву, играли на черных и белых мраморных плитах. Весело так играли. С овалов на нас смотрели ученые, писатели, Герои Советского Союза. Безмятежный щебет птиц доносился откуда-то сбоку. Грешным делом, отметил про себя, что люблю бывать на кладбищах. Больно уж, разительный контраст отмечаю всегда с живым миром. О душе озадачиваюсь. Ненадолго, правда. Олег, тем временем, молча, плеснул виски по стаканчикам, и так же молча, мы их опрокинули. Давненько я не пил “Белую лошадь”!

    Не дожидаясь подсказки, продолжил свою речь. – Прошли годы, и стал Данила просить у старика деньги взаймы. То одну крупную сумму возьмет, то другую. Вешал отцу лапшу всякую на уши – то он его в Черногорию свозит, то мясом отборным завалит – давал ему старик деньги, то на свинарник, то на коровник. Возвращал долги братец со скандалом, жаловался старик, ездить перестал к нему в поместье. Зато, там прочно прописалась полупочтенная родня этой секретарши Лобзиной, на которой братец женился! – ту я скривился, вроде как, от презрения.

    Подожди, а Данила был здесь? – заинтересовался Олег, поглядывая на плиту. Да не было его здесь, ты что, сам не видишь! – ответил я, устало. Его всегда мало волновали родственные отношения, а уж, когда разбогател – тем более! Он и фамилию переменил на Дефье, думаю, только затем, чтобы от старых грешков спрятаться! Да, ладно! Ты слушай, что дальше!

    Проходит еще время. Занемог старик, совсем ослаб, с трудом ходить стал, на палочку все опирался. Тут Данила и решил, что долги можно уже не возвращать. Да ты же видел старика тогда – приезжал в гости к нам – помнишь? Олег никак не отреагировал на эти слова, и я продолжил. Так вот, попросил он взаймы сначала сто тысяч, потом еще двести. За последней суммой сына своего прислал, Гришу. Отговаривал я тогда старика – не вернет он долг, обманет! Как не вернет! – возмущался отец. Он же, обещал – через два месяца! Верил ему отец, но попросил, все-таки взять расписку. Расписку сынок написал, как старик и велел. Старик потом подолгу смотрел на нее, вот так, - тут я вытянул руку вперед, согнул ладонь, и показал, как отец смотрел на расписку.  Снова возникла пауза.    

    Мельком я взглянул на собеседника. Взгляд профессора стал жестким, выражение лица суровым, но слушал он, молча, без комментариев и вопросов. И, стоял неподвижно, замер на месте, хотя до этого переминался с ноги на ногу, шутил даже. Почему он ничего не спрашивает? – озадачился немного я. Не комментирует, не выражает эмоций! Впрочем, ему виднее! Вздохнул глубоко, и продолжил рассказ.

    Так вот, минуло два месяца, полгода, год с тех пор, как Данила взял деньги, а от него – ни слуху, ни духу! Обманул старика! Нашел, кого обманывать. Ты же хорошо знал отца – жил он скромно. Я потом его вещи раздавал узбекам, дворникам, так они нос воротили,  брать не хотели, возмущались – что ты нам старье предлагаешь! Узбеки? – машинально  переспросил Олег, наконец, тронувшись с места. Сделав насколько шагов туда-сюда, он снова замер на месте. Узбеки! – подтвердил я мстительно, припомнив, что и шкаф мой старый из общественного коридора они до сих пор не вынесли, хотя  и обещали. Подъехал бы он к отцу, поговорил бы с ним – старик, глядишь, и согласился бы еще подождать. Так, нет! Привык кидать всех подряд, и тут не смог остановиться! Мы надолго замолчали. Зазвонил мобильный телефон, звонила жена. Как вы там? – спросила она. – Нормально! Привет тебе, от Олега. – И, ему передай привет! Жалею, что не могу быть с вами.

    Привет тебе! – передал я родственнику. Устал я что-то, утомился рассказывать, но продолжил. - Сын его, Гриша, конечно, так и не появился, не позвонил, даже. Нехорошо начал свой путь во взрослую жизнь молодой человек. Понятно, что действовал он по указке своего папаши, но и своя голова на плечах имеется! А еще, на работу в МИД вроде, устраиваться собирался! Ну, как же, он ведь международную Академию закончил! – подтвердил собеседник. Платное отделение! – подумал я про себя, и закончил мысль, - нет, никогда уже Григорий Дефье не займет мало-мальски значимого поста в МИДе. Рано или поздно, коллеги узнают о его неблаговидном поступке, и отвернуться от него. Обман в приличном обществе не прощают! Нехорошо! – тут даже я закачал головой, демонстрируя свое негативное отношение.                  

     Давай, еще выпьем! – решительно предложил Олег. – А, давай! Подхватив бутылку с асфальта, я плеснул остатки виски в пластиковые стаканчики. Олегу – чуть больше. Выпили, не чокаясь. Попрошу тебя, если документы, какие от старика остались, то сделай копии и передай их мне! – обратился с просьбой двоюродный брат. Ты ведь, знаешь, что я над семейным архивом работаю! – и он принялся рассказывать про то, что сделал за последнее время, и про то, что собирается еще сделать в ближайшем будущем.

    Пока профессор говорил, я кивал головой и не сводил глаз с длинной французской булки в его руке. Не торопиться! Наелся уже, что ли? Ничего, если я отщипну у тебя кусочек булки? – не сдержавшись, обратился я к нему и, не дожидаясь согласия, оперативно отщипнул кусочек булки, прихватив и нарезку, разумеется. А, ничего, ничего, - запоздало подтвердил собеседник. Я лишь, закивал головой, старательно пережевывая добычу. Соскучился по деликатесам! Простительно!  

    Понятно, обязательно передам тебе документы! – прожевав, согласился я, и перешел к окончанию повествования. Ну, а остальное тебе известно. В своей подлости братец решил идти до конца. После смерти отца прислал юриста, и тот объявил, что Данила Дефье подает свою долу в квартире, и предложил ее выкупить мне. Как наскребал требуемую сумму, как собирал документы – даже рассказывать не буду! Набегался! Хорошо еще, что юрист тот, парень грамотный оказался и покладистый, сделку провели относительно безболезненно. Хотя конечно, и удовольствия оказалось мало – деньги в банковскую ячейку закладывал…. Вот потому и бедствую сейчас! Ну, да ничего! Как говаривал Карлсон – дело то, житейское! Займусь переводами с венгерского, репетиторством – проходил, уже! Так что, такие вот, дела, и никакого компромисса не будет! – свернул я повествование. Опубликую повесть, соберу его кредиторов – а, с помощью интернета сделать это не трудно, и направлю их к нему в поместье, в деревню Андреевское. Пусть вернет долги! А еще, разошлю по инстанциям, и попрошу дать правовую оценку. Как член Союза писателей имею моральное право. В Шаховском районе особенно, пусть, почитают! – и я усмехнулся.    

    Вдалеке снова показалась женщина в спецовке. Она собрала стоящие у крана лейки, и вопросительно посмотрела в нашу сторону. Подожди! – перебил собеседника, я мигом! Подхватив лейку, быстрыми шагами я направился к женщине. Возьмите, нам больше не надо, спасибо! – поблагодарил ее. Вам спасибо! – ответила она и удалилась. Такими же быстрыми шагами я вернулся на место.

    Постояли, помолчали. Все было выпито, все сказано. Пойдем, что ли, потихоньку, – предложил родственник. – Да, пора! Бросив прощальный взгляд на мраморную плиту, мы медленными шагами направились по аллее к выходу. Сколько новых захоронений добавилось за последнее время! Немало!  

    Снаружи дорога шла через парк. Нас обгоняли девушки, с книгами – по-видимому, рядом находилось какое-то учебное заведение. Приятно смотреть на девушек с учебниками! Так же медленно мы дошли до метро. Здесь народ уже толпился. Кто-то стоял перед входом, кто-то спешил по своим делам.      

    Ты не торопишься? – обратился Олег. Может быть, зайдем куда-нибудь, посидим, выпьем по чашке кофе, поговорим еще? Нет, извини, мне домой пора! – с сожалением, отказался я. Другие дела ждут, день расписан! Здесь я, конечно, немного переусердствовал. Какие могут быть дела после такой выпивки! Так много я давно не пил. Ну да, повод то – особенный! Ничего, наверстаю потом, с делами.

    Зашли в метро. У касс стояла длинная очередь. Я пристроился, было, в конец, но Олег увлек меня. Пойдем, пройдем по моему билету! – предложил он.  – Не откажусь! Прошли, встали на эскалатор.

    Ты, все-таки, поосторожней действуй, сам ведь, принимал участие! – заботливо предупредил мой спутник. Не торопясь с ответом, я усмехнулся и огляделся вокруг. Эскалатор нес нас вниз, под землю, долгий был спуск. Редкие пассажиры обгоняли нас, рекламные щиты на стенах радовали глаз картинами беззаботной жизни. Я стоял на ступеньке без единого гроша в кармане, вернее, остались еще копейки, сэкономленные на билете. Мельком взглянув на Олега, еще раз отметил его импозантный вид. И, ни в одном глазу! Серьезную школу прошел мой двоюродный брат, долго работал в Афганистане. Не мальчик! Невольно, но профессор признал меня, как боевую единицу, хотя возможности мои казались нулевыми. Подумаешь, писатель!   

    Сколько нас с тобой осталось жить на белом свете? – задал ему вопрос и, не дожидаясь ответа, сам же ответил на него. Лет тридцать, тридцать пять, и то – в лучшем случае! Знаешь, пока мы с тобой еще крепкие мужчины, а вот отец ушел уже в мир иной, и сказать слово осуждения уже не может. Значит, мне предстоит постараться! Не осторожничать тут надо, а действовать, и очень решительно! Олег ничего не ответил.

    Сойдя с эскалатора, мы задержались внизу на минуту в вестибюле – расходиться следовало в разные стороны. Задевая, нас обходили люди, наступила пора прощаться. А, денег, извини, у меня и вправду сейчас нет! – объявил, на прощание Олег. Да не бери в голову, я все понимаю! – последовал ответ. Откуда у рядового профессора деньги! – тут, я даже засмеялся. Деньги сейчас у барыг, да и чинуши не бедствуют! Ты, профессор, не намного богаче меня, писателя! Ну, это не совсем так, не совсем так, - стал, было возражать Олег, но спорить уже было некогда. Поток людей прибавился, а мы по-прежнему стояли на проходе. Ладно, пока! – я протянул Олегу руку. - Созвонимся! Обменявшись крепким рукопожатием, мы разошлись в разные стороны.

    На выходе из метро, крепкий парень, выходец с Кавказа, торговал разложенной на ящиках кукурузой. Так захотелось кукурузой полакомиться на ужин, после всех волнений! Все лучше, чем горсть изюма! А деньги-то, на обратную дорогу я сэкономил! Вот, радость-то! На четвертый початок немного не хватает! – объявил я продавцу. Бери четыре! – предложил он. Выбрав четыре самых крупных початка я, довольный, отправился в путь. – Удачной торговли! От метро до дома – всего-то полчаса хода! Зато,  дороге, выветрились остатки алкоголя.

    Как Олег? – поинтересовалась дома жена. – Ничего, хорошо выглядит, выпили только вот, крепко! Вечером, поедая сладкую кукурузу, и отвечая на вопросы жены, я улыбался, и думал о том, что задачи, стоящие передо мной, непростые, но понятные. Смотрел, краем глаза телевизор, а сам все возвращался в мыслях к разговору с моложавым профессором там, у черной мраморной плиты, на которой золотыми буквами были выгравированы имена моих родителей.

 

                                                                                                      8 октября 2013 года             

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 995 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru