litbook

Поэзия


Современная немецкая поэзия. Из книги «Окуляр времени». Из книги «31 день»0

Призрак бродит по Германии, призрак политической поэзии. Более 30 лет назад она действительно почила в бозе и все это время не подавала признаков жизни. Но вот в прошлом году в авторитетной еженедельной газете “Die Zeit” в рубрике “Политика” (!), рассчитанной всего на один год, стартовала серия политических стихотворений, авторами которых являются преимущественно молодые немецкие поэты. Среди них – Марион Пошманн, Нора Боссонг, Ульяна Вольф, Михаэль Лентц, Даниела Данц и Хендрик Рост.

В их стихах речь идет о канцлере Ангеле Меркель, о Берлускони и Путине, о глобальном изменении климата и цунами, о войне и мире.

Ответственный редактор Ильёма Мангольд в своем предварительном резюме, опубликованном 12.01.2012 в этой же газете, констатирует: “Нынешние поэты, конечно, не воспринимаются ни как созидатели памятников посмертной славы или как служащие агитпропа, ни как несправедливо лишенные наследства мстители или совесть нации, но они, во всяком случае, сами хорошо понимают, что все эти роли исторически предопределены и отдаленным эхом в их писаниях откликаются”.

С тех пор как в Германии появились побеги модернистской поэзии, это новое направление уверенно делит царство лирики со старой, подчеркнуто субъективно-романтической традицией немецкой духовной жизни. Два антипода – Бертольт Бреxт и Райнер Мария Рильке – явились воплощением прообраза того внутреннего раскола, который характерен для двадцатого столетия.

Эта модернистская традиция с ее словотворческим экспериментаторством и эстетикой концептуализма сделала новый, еще более эффективный виток после Второй мировой войны в творчестве австрийских лириков, особенно таких, например, как Эрнст Яндл и Ханс Карл Артманн.

Вместе с молодежным политическим протестом 70-х годов с особой силой накатывает новая волна критицизма и плакатной лирики, которой банальность просто противопоказана. (Наглядным примером может служить творчество Эриха Фрида, чьи произведения отмечены самыми престижными премиями, в т.ч. Бюхнеровской.) При этом развернулась непримиримая борьба с бессодержательностью и оторванностью поэзии от действительности.

Саму по себе лирику принято считать чем-то необычным, устаревшим, отжившим. Почитатель и любитель лирики ныне представляется человеком не от мира сего. Тиражи стихотворных сборников становятся все меньше, а сами книжечки – все тоньше. Только издательства с надежным финансовым тылом могут позволить себе ради престижа печатать некоторых маститых поэтов. Лирика, после утраты широкой читающей публики вообще и – что особенно прискорбно – знатоков и ценителей в частности, тем не менее освобождается от всяческого идеологического балласта и нормативных эстетических концепций.

Все становится теперь возможным: переходы, комбинирование, ретро и т.д. и т.п. Новое поколение авторов использует имеющийся в наличии ресурс изобразительных средств и художественных форм – порой всерьез, порой иронически и без излишней робости, а иногда в дело идут и рифмы, и твердые просодии, и даже заимствования из античных текстов. Неожиданно открылись новые горизонты, новые возможности.

Разрушитель стиха Томас Кинг мог позволить себе в доброжелательном тоне, без особого напряга насмехаться над классицистическими порывами довольно авторитетного поэта современности Дурса Грюнбайна, называя его тексты “сандальными стихами школы Грюнбайна”.

Хотя стихами перестали зачитываться, зато охотней стали их воспринимать на слух. С более чем десятилетним опозданием в Германию из США пришло своего рода поэтическое движение “Корни травы” (Graswurzelbewegung) – slam poetry, которое и заняло главенствующее положение. В наше время почти в каждом средней величины городе проводятся ежегодные поэтри-фестивали – выступления авторов перед восторженной молодежной аудиторией.

Конечно, эта т.н. оральная традиция публичных поэтических состязаний ограничена в какой-то мере тесным кругом собеседников – любителей и поклонников экспрессивных текстов, отвечающих их вкусовым пристрастиям. Формально в этом ничего нового нет, но все же это какой-то сдвиг. Причем на долю нового поколения вышеназванных авторов приходится изрядная порция скепсиса и всяческих огорчений.

О своем нелегком опыте соединения политики и лирики рассказывает в газете “Die Zeit” Даниела Данц: “По словам многих моих коллег-поэтов, свое самое главное стихотворение они еще не написали, но собираются. Я тоже его еще не написала, но надеюсь, как и вначале, что напишу. А пока я тружусь, набираюсь опыта и желаю себе таких читателей, которые со мной вместе упражнялись бы, набираясь опыта в ожидании, так сказать, такой ситуации в общественной жизни, когда потребуется политическая лирика и восприимчивый к ней читатель”.

Ганновер, 16.01.2012

Перевод Иосифа Мокова


ИЗ КНИГИ “ОКУЛЯР ВРЕМЕНИ”

 
cлова сокровенных желаний
в размеренном ритме стиха:

так волны опять и опять
швыряют заряд свой соленый

на берег песчинку к песчинке
за слоем слой громоздя

 
 
с любимой на море

покачиваемы ветром:

там на пляже на побережье
осталось прошлое

и низко стоящие облака
снизу подобны волнам

 
 
превосходная иллюзия
простора:

днем в томительно-долгие
часы когда солнце стоит

почти над головой
дом и небо дополняют друг друга

 
 
Облака и солнце
играют в молчанку:

извилистые улицы
словно письмена

и каждый раз в этот час
дневные тени

их по-разному
прочитывают

 
 
Почти как
стихотворение:

полустраничная
аллея просто рассекает

четкие контуры
теней

 
 
Эта яркость и блеск
под прикрытыми веками:

поразительны и
несущественны

как преддверие
смерти

 
 
Мы сидим
в островерхой палатке:

этот воздух порою против ожидания
становится прозрачным

а слова взлетают вверх
как с дерева пчелиный рой

 
 
В море как рыба
во времени:

одновременно на грани
сумерек и ночи

в процеженном свете
и параболах воздуха

 
 
Речь так много умалчивает
об одинаковых вещах:

а руки и глаза
сами за себя говорят

 
 
В книгу вписано как музыка

под открытым небом:

как траурный марш
с литаврами и трубами

вровень с землей
неверно грамматически

и тянет нас книзу
Ньютоновым яблоком

и вес тяжел
ритм однако легок

Авторизованный перевод с немецкого Иосифа Мокова
 
 
ИЗ КНИГИ “31 ДЕНЬ”

2.

Страна как Патагония,
для воспоминания, где
я никогда не был. Сопровождаемый
на улицах музыкой, которая
подобна повторению.

Еще я знаю, как это было –
в сновидениях настоящего
слышать твои речи.

 
6.

Большие лица и старые
стихотворения из былых времен
механических переносных печатных
машинок. И теперь пыль
в траве, в войне, в Европе.

В середине комнаты стоит
обувь. Здесь булыжник с мостовой
лежит на булыжнике.
 
7.

Цикады ждут бесконечно
в пыли на полях
чертополоха. Русло реки пересекает
улицу, и за близкими холмами
растут кипарисы из Бургундии.

По вечерам циркулируют истории о
нем, который ничего не забывает и сам
является любителем воспоминаний.
 
9.

Охряный цвет говорит
о средней отдаленности солнца,
красный – о близости,
и на плато
танцует ветер с пылью.

В бессонной ночи внимательно слушаем
животных, которые жалуются, что наша
религия преходяща.
 
10.

Когда смерть была мужчиной,
который верил, и время –
листом в парке, и
вода была полна соли,
читал он тонкую книгу.

Куда на ночь глядя? Когда дом
открывается теням и
ветер окутывает звезды.

 
19.

В огромном обозримом пространстве дня
ясно видно, как история Европы
идет к концу
и даже война
не может ничего изменить.

Знамена полощутся где-то под
ветром, и в пригороде перемирие
длится всего один день.

Авторизованный перевод с немецкого Виталия Шнайдера


Публикация Виталия Шнайдера

 

Хольгер Швенке родился в 1958 году в Ильзеде (Нижняя Саксония). Изучал германистику и философию в Берлине. Преподает немецкий язык и литературу в VHS Hannover. Печататься начал в 1980 году. C тех пор вышли в свет книги стихов “Pik Bube“, “Hellblau = 12”, “Synchron“, “31 Tage“, “Ein Vergleich“, “Einhundertelf Wälder”, “Zeitglas”, роман “Смерть на Мальорке”. Переводит на немецкий язык французских и американских авторов.

Иосиф Моков – словесник и историк. Член Международного союза литераторов и журналистов. Соредактор альманаха “Палитра”. Окончил Винницкий пединститут (филфак) и Киевский университет (истфак). Много лет работал учителем в школах Казатина и Винницы. Стихи и поэтические переводы, а также статьи на исторические темы печатались в Англии, Эстонии, Украине, Германии. В Ганновере с 1996 года.

Виталий Шнайдер родился в Одессе. В 1962 году переехал в Таллинн. Работал в газетах Эстонии и на телевидении. В Германии с июля 2001 года, где также работает в журналистике. Выпустил три книги стихов и переводов: “Прерванный сон” (1996), “Знак совпадения” (2001), “Иные берега” (2008). Стихи публиковались в литературных изданиях Эстонии, Германии, России, Украины, Бельгии, Великобритании. Живет в Ганновере.

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 1003 автора
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru