litbook

Политика


Гастарбайтическое чудо0

Вначале несколько тезисов из моей статьи «Почему Гитлер начал войну и почему распался СССР?» :

http://ruszhizn.ruspole.info/node/3356 (РуЖи №11, 2012).

Всю эпоху Нового и Новейшего времен  в основе борьбы  за мировое лидерство  лежал  движитель, который можно сравнить с электрической батарейкой, два полюса которой  – нищета и достаток.  Осуществив массовый сгон крестьян с земли, Англия 17 века создала армию пролетариев, вынужденных за гроши напряженно трудиться на английских мануфактурах, отрабатывая свой скачок из нищей сельской в более обеспеченную городскую жизнь.  Процесс развивался по стандартной схеме: сгон крестьян с земли – получение за счет их труда рекордных прибылей – достижение экономического и финансового лидерства в мире/ регионе  – осуществление технической революции.

Техническая революция всегда есть результат этого процесса, его завершающая – а отнюдь   не начальная – стадия. Так  же  было в Пруссии и России. В США было немного не так.  Получив  первоначальный импульс от труда чернокожих рабов в хлопковой промышленности (где и началось техническое перевооружение), экономика США  в дальнейшем росла за счет труда иммигрантов.   

«В большой степени резерв рабочей силы пополнялся теперь за счет иммиграции. Место квалифицированных ремесленников занимали вчерашние крестьяне, приехавшие из Европы: их обучение проводилось быстрее и дешевле, стандартизация производства сделала рабочую силу взаимозаменяемой. Это побудило крупный бизнес активнее использовать переселенцев на крупных фабриках, в том числе и в борьбе с рабочими организациями, что в конце концов привело к снижению их активности в крупных промышленных центрах.  Начиная с 1820-х гг. количество иммигрантов, приезжающих в Соединенные Штаты, стало резко расти. Столкнувшиеся с проблемами войны, бедности, дискриминации, иммигранты надеялись на лучшую жизнь в Америке». (С. Плетнев. Нэйтивизм в общественно-политической жизни США на исходе XIX столетия. МГУ, Кафедра новой и новейшей истории зарубежных стран. Диплом, М.1996.)

Всего же в 1870 – 1890 годах в США въехали около 14 млн. человек. Вслед за притоком иммигрантов в США устремился и капитал из Европы  – только в 1870 – 1880 годах 3 млрд. долларов.  Оба эти фактора и "запустили" бурный рост промышленности. Заметим, что при этом широко использовались технологии, уже освоенные до этого в Англии. К середине 1890 годов США вышли на первое место в мире по объему промышленного производства.  После этого в начале 20 века США выходит на передовые позиции в науке и технике, развивая  автомобильную, химическую, электротехническую, строительную и другие отрасли.

Запомним эту особенность развития США.  Подчеркнем, что определяющим является само наличие зазора нищета-достаток, а не источник его появления. Источником прибыли, идущим на экономическое развитие, могут  стать результаты войны или экономического кризиса, приведшие к обнищанию значительной части населения. Для примера скажем, что именно результаты Великой Депрессии позволили Гитлеру за счет низкой оплаты труда рабочих военной промышленности  осуществлять милитаризацию Германии.  К концу 30-х – началу 40-х  зарплата в Германии подошла к предкризисному уровню, возникли экономические проблемы, Гитлер решил, что тянуть с Большой войной нельзя. (Напомним, что ресурс сгона крестьян с земли был Германией давно исчерпан – доля городского населения превышала 75 % – а колоний с нищим населением у Германии не было.)   
Как это ни парадоксально звучит, но Вторая Мировая, принесшая Германии значительные разрушения и убытки, стала основой  для ускоренного роста ФРГ в послевоенные годы. К факторам роста можно добавить еще значительное количество  беженцев из советского сектора оккупации.

К 1951 году промышленное производство в ФРГ достигло довоенного уровня:  в 1948 его прирост составил 50 %,  в 1949 и 1950  –  по  25 %, в 1951 – 18 %.  В качестве факторов роста называют мобилизацию внутренних ресурсов, поддержание на низком уровне народного потребления,  большие резервы высококвалифицированной рабочей силы. При этом наблюдался  активный рост монополий: в конце 1953 года на 2.3 % от общего числа предприятий работало около половины рабочей силы и выпускалась половина продукции страны.
Принято, правда, в первую очередь объяснять этот, названный чудом,  рост либеральными реформами  министра экономики (впоследствии канцлера) Людвига Эрхарда.
Однако,  несмотря на сохранение либерального курса, рост экономики в конце 50-х замедлился: в 1960-м прирост составил 8.8 %, в 1964 – 5.5 %. На наш взгляд, объяснение в том, что исчез созданный войной ресурс нищеты – благосостояние немцев «превысило уровень лучших предвоенных лет».

(Нельзя, конечно, сбрасывать со счетов и так называемый план Маршалла. Однако по нему Западная Германия получила в общей сложности 1.3 миллиарда долларов, что составляло 2 % от ВВП 1948 года и 1 % от ВВП 1950-го. В дальнейшем мы покажем, что даже прибыль от использование гастарбайтеров в течение всего лишь одного года сопоставима с размером  этой помощи. В послевоенной Германии с большой долей нищего населения  прибыль от ресурса нищеты  была, конечно, значительно больше американской помощи.)   

 В 1966 экономический рост  в Германии практически прекратился, а в 1967 произошло падение производства.   Казалось бы, немецкому экономическому чуду пришел конец.   В начале 70-х Германия вышла из рецессии, но в 1974 – 1975  годах происходит очередной кризис с падением промышленного производства.

Однако, несмотря  на это,  ФРГ в 1970-х годах удалось провести структурное преобразование своей экономики – осуществить переход к наукоемким технологиям.  Для решения этой задачи были существенно увеличены расходы на науку и на опытно-конструкторские разработки: к 1970-му они увеличились в 5.2 раза по сравнению с 1960-м.

В результате Германия  вышла на лидирующие позиции  в металлургии, станко- и автомобилестроении,  химической промышленности, средствах связи,  строительстве атомных станций. Все это, несмотря на  кризисы  начала 80-х и середины 90-х годов позволило ей   в период с 1983 по 1990 годы достичь устойчивого роста  экономики,  да и в настоящее время в условиях мирового кризиса оставаться «локомотивом Европы», приводящим в движение китайские товарняки.

За счет каких ресурсов было проведено это структурное преобразование?

Наш ответ: за счет  гастарбайтеров из Турции, Югославии, Италии.

Численность иностранных рабочих в  ФРГ возросла с 668 тысяч в 1963 году  до 2,35 миллионов в 1973-м. Попробуем подсчитать, какую выгоду получала Германия от использования труда гастарбайтеров.  Считается, что экономия германских предприятий на каждом рабочем месте, занятом мигрантом, по сравнению с оплатой немецкого рабочего, составляла около  32 марок в день  или  8 448 марок в год. (Немец получал за аналогичную работу вдвое больше.) В пересчете на общее число гастарбайтеров сумма составит почти 20 миллиардов марок в год, то есть около 7.5 млрд. долларов.   

Вот это та прибыль, которую правящий класс ФРГ получил от использования труда гастарбайтеров, и которую он мог тратить по своему усмотрению, в частности на реструктуризацию германской промышленности. 

Много это или мало?

ВВП ФРГ в 1973 году составил 385 млрд. долларов. То есть прибыль, полученная от  гастарбайтеров, составила чуть менее 2 % от ВВП.   Подчеркнем, что это не доля ВВП, созданная гастарбайтерами,  а та добавочная прибыль, которую немецкие работодатели получили от их труда.  2 % – это вроде немного. Но посмотрим, какая доля ВВП вообще возвращается обратно в экономику. (Величина этой  доли как раз и является фактором, определяющим скорость  развития экономики.) Для США  она в последнее время равнялась 15 %, для Японии – 31 %, для ФРГ – 22 %.  Таким образом  прибыль от гастарбайтеров в 2 % от ВВП равняется примерно  одной десятой всех средств, возвращаемых в экономику в результате годового цикла. Это само по себе немало. Но давайте взглянем на долю ВВП, которую ФРГ тратило на научные разработки. В 1975 году эти траты составили 1.6 %  от ВВП страны. То есть прибыль от труда гастарбайтеров  в 2 % от ВВП  с лихвой перекрывала все затраты ФРГ на научные разработки,  на основе которых и проводилась реструктуризация экономики.  Можно сказать, что гастарбайтеры  оплатили эту  реструктуризацию, обеспечив ФРГ роль «локомотива Европы».

Уникальна ли в этом отношении Германия? Да нет, конечно. В начале 70-х число иностранцев  вместе с семьями составляло в ФРГ 4 миллиона человек. При общем населении около 59 миллионов человек это дает 6,7 %.  Во Франции в 1976 году число иностранных мигрантов составляло те же 4 миллиона человек, то есть уже 7 % населения. 

В связи с этим можно вспомнить следующий анекдот: «Почему немецкие автомобили лучше французских? – Потому что турки работают лучше алжирцев».  И эту шутку, в которой, как известно, есть доля шутки, можно отнести к общему влиянию трудовых мигрантов на развитие страны.   

Итак,  имеющая более высокий по сравнению с соседями уровень жизни – и, соответственно, зарплат –  страна, привлекает из-за рубежа трудовых мигрантов и, во-первых, увеличивает свой отрыв от этих самых соседей, а во-вторых,  за счет труда гастарбайтеров получает в свое распоряжение ресурс,  дающий шансы в гонке за мировое/ региональное лидерство.  Причем, как мы показали, этот ресурс вполне может обеспечить технологический рывок.

Перейдем теперь непосредственно к России. В статье «Почему Гитлер начал войну и почему распался СССР?» мы изложили наш взгляд на причины распада  Советского Союза: ресурс или энергия труда крестьян, «вымываемых»  из нищей деревни в город была исчерпана в СССР к середине тех же 70-х, когда уровень урбанизации приблизился к 60 %  и произошел существенный рост доходов населения. Возможный ресурс, связанный с долей  прибыли от вовлечения под советским техническим руководством  в промышленное производство масс китайских крестьян, был утрачен СССР в конце 50-х в результате разрыва отношений с КНР.  Этот ресурс  китайской нищеты был, начиная с 80-х, использован США, после чего крах СССР в гонке за мировое лидерство стал неизбежен. 

Выход из тяжелого кризиса был найден на пути встраивания в мировую систему эксплуатации китайского ресурса в качестве источника энергоносителей. Именно  это, по существу, имел в виду Горбачев, когда заговорил об «общечеловеческих ценностях».  В качестве цены за это вхождение в мировую экономику, по всей видимости, и была названа дезинтеграция СССР. Можно называть эту дезинтеграцию трагедией, однако она, на наш взгляд, стала неизбежной  после разрыва с Китаем и  это уже  был только вопрос времени.  Дезинтеграция СССР, тем не менее, привела к появлению у России ряда потенциальных возможностей для роста.

Вначале это было просто общее обнищание населения в начале 90-х, за счет которого (то есть крайне дешевого труда)  и происходил переход экономики на новые рельсы. Как только к этому ресурсу добавилась прибыль от продажи энергоносителей – начался стойкий  экономический рост. Заметим, что  непрерывный экономический рост, продлившийся до  2009 года,  начался еще в 1999 году, когда цена на нефть, хоть и уже прошла минимум, но была ниже, чем в 1996 и 1997 годах.  То есть начало экономического роста  в России, на наш взгляд, произошло  именно на основе ресурса нищеты, образовавшегося в начале 90-х.   

За   1999 – 2009 годы  уровень реальных доходов населения, согласно официально статистике, вырос примерно в 2.5 раза и превысил уровень 1991 года. Таким образом,   постсоветский ресурс нищеты  для России был исчерпан. Однако, образовавшийся  более высокий уровень доходов населения по сравнению со многими  соседями – бывшими странами СССР открыл перед Россией возможность использования ресурса трудовых мигрантов. 

Приведем данные ФМС на декабрь 2012 года о находившихся в России иностранных гражданах:  граждан Узбекистана – около 2,3 млн.,   Украины – 1,4 млн.,  Таджикистана  – 1,1 млн., Азербайджана  – 620 тысяч,  Киргизии  – 540 тысяч. Китая  –  200 тысяч.  Исходя из этого число трудовых мигрантов в России (вместе с семьями) можно оценить примерно в 6 млн. человек. Итого 4.2 % к общему числу граждан России.  Сопоставление с 6.7 % и 7% для ФРГ и Франции в середине 70-х показывает, что эти страны для своего технологического рывка  привлекали по крайней мере в полтора раза   большую  долю  гастарбайтеров.

Здесь мы в очередной раз должны заметить, что, на наш взгляд, в течение всего Нового и Новейшего времени опережающее развитие страны всегда происходит за чей-то счет: определенных групп своего населения (тех же крестьян), населения колоний/ неоколоний, гастарбайтеров. Собираемая за их счет повышенная прибыль инвестируется далее в развитие науки и технологий,  обеспечивающих глобальное лидерство.  На наш взгляд, пока нет другого пути и для России, если она хочет быть конкурентоспособной  в окружающем мире.   Задача граждан России – добиться того, чтобы образующаяся в России  прибыль от продажи энергоносителей и труда иностранных рабочих не уходила из страны, а шла на ее развитие.

Заметим, что,  как и сам труд  гастарбайтеров, прибыль от него  изначально поступает непосредственно в экономику России, создавая возможность для ее модернизации.   Для сравнения –  в  2008 году (с максимальным уровнем  таких доходов)  доходы нашего бюджета от  продажи углеводородов за рубеж и налогов на их добычу составили около 110 миллиардов долларов.

При числе  гастарбайтеров в России  в  7 % от всего населения и   при прибыли, получаемой от использования гастарбайтера вместо россиянина, в 500 долларов в месяц (что вполне сопоставимо с аналогичной прибылью ФРГ в 70-х), величина общей прибыли  от труда мигрантов будет равна 60 миллиардов долларов в год.  Причем, в отличие от  бюджетных денег, эта прибыль уже изначально будет находиться в экономике страны.  Еще для сравнения: расходы на науку в  бюджете России в 2012 году –  около 10 миллиардов  долларов.

Таким образом, правильно использование ресурса гастарбайтеров вполне может обусловить российское экономическое чудо.  И отказываться от этого ресурса означает заведомо похоронить все надежды на экономический прорыв.    

Нельзя, конечно, не сказать  о социальных напряжениях в обществе, возникающих при значительном количестве  гастарбайтеров.  Объективно наличие  гастарбайтеров приводит к увеличению уровня безработицы  и снижению/ ограничению роста  зарплат местного населения.  В принципе, это ограничение роста зарплат и потребления  также может быть использовано, как ресурс для рывка, как это было во время «экономического чуда» в Германии.   Поэтому более серьезной, на наш взгляд, проблемой, является безработица.

Приведем  данные  о безработице в ФРГ времен структурной модернизации:  в 1970 году она  составила  0,6 %, в 1975 – 4,3 %, в 1980 – 3,5 %,, в 1984 – 9.2. Для Франции соответствующие цифры; 1.3 %, 4,15 %, 7,2 % и 11, 1 %. Безработица в России в последние годы колеблется на уровне 6-7 % от трудоспособного населения.  Что почти в два раза превышает уровень безработицы в ФРГ во второй половине 70-х, когда  шло массовое использование труда гастарбайтеров.

Исходя из этого, повышение доли  гастарбайтеров в России,   должно сопровождаться созданием новых рабочих мест, без чего неизбежен уровень безработицы, угрожающий  социальными и межэтническими конфликтами.

У меня есть надежда, что российское правительство  понимает все те вещи, о которых я написал в своей статье. Хорошо бы, чтоб их понимало и российское общество.

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1015 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru