litbook

Поэзия


Из лирики разных лет0

ИЗ ЛИРИКИ РАЗНЫХ ЛЕТ

                                          Д-ру Л. С.-Б.
*  *  *

Зачёты скоро в университете,
Но что сейчас грядёт на белом свете,
Где каждый новый миг – не просто так,
И трудно знать, что – важно, что – пустяк,
Где «девять» – перевёрнутое «шесть»,
И что – обман, а что – благая весть?..

…Я рад бы заниматься, да меня
Заколдовал волшебник Карл Хайнц Цёллер:
На флейте он так сладко Баха пел,
Что и меня опутал этой сетью, –
Вот тут я и пропал…

…И до сих пор
Я помню пенье этой тонкой флейты,
Пронизанное чувством раздвоенья:
То – будто это гадкий крошка Цахес
(Не родственник ли Пёстрого Флейтиста?),
То – будто кто-то Богом вдохновенный,
А, может, это просто я и есть?

1967, Москва – 2004, Рамат Ган


*  *  *

У меня – тяжёлые руки,
Две штуки.
А на окнах – тяжёлые ставни.
Разговаривать зря не станем:
В глаза друг другу заглянем,
И, если дна не увидим,
Живыми отсюда не выйдем.
Ты
Умрёшь от вражды.
Я – умру от любви, –
        Боже,
                   Останови…

1992, Иерусалим


                  *   *   *

                 Пустее места не бывает,
                 Чем то, когда вокруг одна
                 Тобою вдруг овладевает
                 Пронзительная тишина…
                 Пусть ярок, шумен мир и бешен,
                 Но одиночество тебя
                 Накроет вдруг – и ты подвешен
                 На тонкой ниточке: скорбя
                 И сетуя, едва надеясь
                 И болью исходя, душа,
                 Впав поначалу в бунт и ересь,
                 Впадает в ступор, чуть дыша,
                 И, может, мига нет печальней,
                 Чем тот, когда вопит, кричит
                 Чуть не до судорог, молчанье – 
                 Между живым и мёртвым щит.

10.2004, Рамат Ган


*  *  *

                По утрам – такие громкие птицы:
Я одну сегодня видел – большая.
В птицу можно было бы воплотиться,
Только спать они ужасно мешают.

По ночам – такие странные страхи:
Просыпаешься и долго не знаешь,
То ли горло стиснул ворот рубахи,
То ли – к самому концу подступаешь;

По дороге – столько лишних общений,
Столько жизни пропадает напрасно;
Всё тревожнее штрихи ощущений,
Свет всё чаще зажигается красный.

По идее – надо быть благодарным,
Потому что – вот и время собраться,
Чтоб остаться, хоть письмом лапидарным,
А иначе – и не стоило браться.

04.2004, Рамат Ган

 

*  *  *

Еврей с пшеничными усами,
Живущий где-то в кибуце:
Сомнительная кличка «Сами»
И знак сомненья на лице.

Потоки пота слева, справа,
На потном темени – кипа,
И так вышагивает браво,
Как будто вся мирская слава
В какой-то миг коснётся лба.

– А в чём же, собственно, сомненье?
– В какое именно мгновенье.

2005, Тель Авив


ИЗ СТИХОТВОРЕНИЙ К NEMO

Петля твоей нежности удлинена,
И она, приоткрываясь, простирается на
Все известные дали, на тьму и свет,
И видимо, нет ничего, чего в ней нет,
И, видимо, нет никого, кто бы в полный рост,
Входя в эти пределы, не был бы захлёст-
нут этим объятьем, хоть, как от хлыста,
Стал бы прятать глаза и другие места,
Наиболее уязвимые для боли и маеты,
И тем более, чем восторженней
                                         распахивалась бы ты,
И, распахивая борозду по жухлой траве,
Опасенья и о спасеньи промелькнуло бы в голове,
И две эти мелодии, гулко сталкивая лбы,
Сокрушались бы о бесплодии
                                     и, как Геркулесовы столбы,
Встали бы у входа на случай тот,
Чтобы сохранить здесь выход,
Если кто войдёт.

2008, Рамат Ган

*  *  *

Восхваляли твою нежность и юность
Много раз,
Говорили про ланит твоих лунность
Много фраз,
Но ни разу и ни фразы – никому никогда
Не говорила ты настоящего «Да», –
Ни этому, ни тому – никому,
И это происходило потому,
Что время сыпалось и текло,
Бесшумное и неосязаемое, как сквозь стекло,
Хоть жизнь то мчалась, а то и неспешно шла,
И были объятья, приятья и неприятья, и дела
Росли и множились, как вопросы и дети, и ты была
И взрослой, и очень разной, но тем путём,
Которого неосознанно почти все мы ждём,
Ещё не ходила ты ни единого дня,
Оттого, что покуда не было в твоей жизни меня.

2009, Рамат Ган


*  *  *

Отпуск. Поезд. Рига. Лето.
Пляж и солнце без конца.
И билет на «Риголетто»
На счастливых два лица.

Крыши красные и шпили,
По брусчатке – каблучки.
Чёрный кофе с тортом пили,
Заходили в кабачки.

У реки гуляли ночью
И встречали там рассвет,
И…года – как многоточья:
Ничего в помине нет.

Нет ни имени, ни даты,
Дни – давно как «ни» да «не»,
«Только вёрсты полосаты
Попадаются одне»…

2009, Рамат Ган

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1015 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru