litbook

Поэзия


На ветрах неласковых эпох+5

***

 

Сладкими восславленная снами,

Проклятая трижды наяву,

Полыхнёт — о, если б куполами! —

Сторона, что отчиной зову.

 

Полыхнёт — от края и до края!

Кабы знать — рассвет ли то? Закат?

Угли ада или розы рая

В небесах над отчиной горят?

 

Поцелуй Авроры розоперстой

Воспевала я сама не раз,

Позабыв: Аврора — это крейсер!

Только так заведено у нас!

 

Только так — от залпа и до залпа.

От одной Авроры до другой!

Только так у нас, привыкших залпом

Пить за здравье и за упокой.

 

Расцветай, Аврора, розой райской,

Адовым угольем небо жги.

Ведь чем дальше в нашей русской сказке,

Тем страшней и не видать ни зги!

 

Пусть в кровавом роковом узоре

Через сутемь бренной суеты

Встанут зори в пламенном уборе,

Обагрив на куполах кресты.

 

 

***

 

Вновь одна на пристани стою.

Вслед смотрю большому кораблю…

Неужели ты меня покинул?

Неужели я тебя люблю?

 

Солнце вновь встречается с луной.

Чайки парой кружат надо мной.

И волна целуется с причалом…

Ну, а мне доколе быть одной?

 

Подо мной качается причал…

Ну, отколе эта грусть-печаль?

И доколе вслед волной влачиться?..

Милый ничего не обещал!

 

Ну, доколе, Коля-Николай?!

Сиди дома, Коля, не гуляй!

Посажался на корабль мой Коля.

«Лихом, — говорит, — не поминай!»

 

 

***

 

Россия, Русь… А дальше многоточие…

Что ж, в этот скорбный судьбоносный век

Обочину мы приняли за отчину

И побрели по ней и в дождь, и в снег.

 

Мы люди Божии, калики перехожие.

Мы эмигранты в собственной стране…

Но, как ни тщились, нас не изничтожили

Все те, кто мимо мчались на коне.

 

Все те, кто напылили-накопытили.

Все те, кому чертовски повезло.

Все те, кто записались в небожители

Родной земле отверженной назло…

 

…Под вопли автострадные-эстрадные,

Летящие в лицо нам пыль и грязь,

Идём-бредём пообочь, невозвратные,

На купола церквей перекрестясь.

 

И нам не надо с отчиной сцепления

Шипами ощетинившихся шин,

Когда у ног почти в благоговении

О вечном шепчет скорбная полынь.

 

 

***

 

Спой обо мне, обманутая Тоска!..

А я, так и не понята никем,

Вздохнув, запью печаль шампанским Боска

За неимением Шато д’Икем.

 

Не то чтоб вдруг. Не то чтобы некстати.

Не то чтобы надрыв или надлом.

Не то чтоб я продрогла от проклятий.

Не то чтобы вся жизнь пошла на слом.

 

Не то чтоб мне сегодня было плохо…

Сегодня мне, пожалуй, всё равно!

Мерцает недопитая эпоха,

И не таковских утянув на дно.

 

Не то чтоб потаскухой обозвали…

Не то чтоб в этом не моя вина:

Потосковав наедине с бокалом,

В холодную постель ложусь одна.

 

Не то чтоб стервой оказалась слава.

Не то чтоб прикурить не дал никто.

Не то чтоб у вина видок кровавый…

Не то, не то, не то, не то, не то!..

 

А просто дерзкой юности обноски

Вдруг стали обветшалы и тесны…

Не пьёшь — так пой, обманутая Тоска,

В объятиях несбыточной весны!

 

 

***

 

Здесь время течёт иначе.

Здесь суетное не в счёт…

Под окнами старой дачи

Крапива вовсю цветёт.

 

Цветёт, не ведая скуки,

С повадками злой снохи.

И, словно к бабуле внуки,

К землице льнут лопухи.

 

Здесь время течёт, как Крымза

Несуетная течёт…

А то, что свекровку грымзой

Здесь кличет сноха — не в счёт!

 

Не в счёт, что сноха сварлива.

Крапивный у сношки нрав.

Уварится в щах крапива,

Судьбою-едьбою став.

 

Здесь времени и пространства

Навек неразрывна связь…

Твоим тридевятым царством

Отверженным становясь.

 

 

***

 

Небритый неприкаянный уставший

Опальный выдающийся поэт!

Забудь про наш, давно дуэлью ставший,

Трагический и творческий дуэт.

 

Ты снова приволок букет претензий,

Не в силах суету сует избыть.

А мог бы — мог бы! — мне букет гортензий

Хотя бы напоследок подарить!

 

Не мне клонить главу повинно долу.

Лелеять не тебе глухой укор,

Ведь всяк поэт своё выводит соло

Из зябкого забвенья на простор.

 

Когда звучат стихи, стихают звуки

Житейской неизбежной суеты…

…Подаждь нам днесь возвышенные муки

Позволивший нам звать Себя на Ты!

 

 

***

 

Караван-Сарайская — не райская!

Улочка горбата и крива.

Но цветут на ней сирени майские —

Так цветут, что кругом голова!

 

А неподалёку Растаковская

(Баба Настя так её звала) —

Улица с названьем Казаковская

Муравой-травою поросла.

 

Так живут — без лести, без испуга! —

Приговорены, обречены,

Улочки, что в центре Оренбурга

Детские досматривают сны.

 

Им не привыкать! Иль это снится мне:

Жили-выживали, кто как мог,

Хлопавшие ставнями-ресницами

На ветрах неласковых эпох?..

 

…Дерзости училась я у робких

Улочек, знакомых наизусть…

Железобетонные коробки

Вытесняют из России Русь.

 

Сторона моя обетованная —

Оренбуржье! Всё ты тут как есть!

Дремлющая Азия саманная

И казачья яростная спесь.

 

 

***

 

Дом аспиранта МГУ.

А в просторечье — ДАС.

Хочу забыть, но не могу

Таких счастливых нас.

 

Таких несчастных нас с тобой

Я не могу забыть.

Ту обречённую любовь

Доселе не избыть.

 

Сквозь мутный гласности поток,

Сквозь плюрализма взвесь,

Демократизма едкий смог,

Сепаратизма спесь

 

«Дас ист совковая страна!..» —

Нам не твердил немой.

Но на хрена нам, на хрена

Любви стесняться той —

 

К вдвойне обманутой войной,

Оболганной втройне,

К той ошельмованной родной

Растерзанной стране?..

 

…Сухой закон. Мы пьём вино,

Не чувствуя вины,

Так непростительно юны,

Так страстно влюблены!

 

На царской мантии зимы

Проталин вешних грязь…

Смущают юные умы

Равно и князь, и мразь.

 

Радеют рьяно за народ —

Не разберёт никто —

Искариот ли? Патриот?

Иль просто хрен в пальто?..

 

Нам гласность не нужна с тобой!

Хотя сюжет не нов,

Но наша юная любовь

Красноречивей слов!

 

Не нужен суверенитет,

Сепаратизма хлам,

Ведь жизни нет и смерти нет

Поодиночке нам!

 

Покуда пьём с тобой вино,

Не чувствуя вины,

Сжимается спираль Бруно

На шее у страны.

 

Пускай обманута страна —

В том не её вина!..

Пусть в магазинах ни хрена,

Зато в душе — весна!

 

 

***

 

Я узнаю твой знаменитый зной…

Ты не забыл, что я тебе родная?

Но ты, такой красивый и чужой,

Глядишь в упор, своих не узнавая.

 

Мол, ну, какой же ты, Диана Кан, поэт?

Разбойница, драчунья и бандитка!

А ты, хоть и моднее стал одет,

Не городок, а сто рублей убытка!

 

А если так, то нечего в упор

Смотреть на то, как я вернулась в детство,

Где был мне тесен душный твой простор,

Где зной знобил доверчивое сердце.

 

Не здесь ли — послушание само! —

Я постигала септаккорды-гаммы?

Здесь мной разбито не одно окно

И спичек уворовано у мамы!

 

…Ответь же мне без горестных надсад —

И более я не задам вопросов! —

Куда ты подевал Татарский сад —

Отчизну лучших в мире абрикосов?

 

Там спелых яблок восковая спесь

Не раз подверглась моему набегу.

Там на любое дерево залезть

Умела я с хорошего разбега…

 

Ты это всё на новенький проспект

Сменял, чтоб стать, как щёголь на картинке?..

…Мой древний город, дервиш и поэт,

Не мне судить тебя, твоей кровинке!

 

В полночной луноликой тишине

Дожить бы, дотянуть бы до рассвета!..

От щедрых предков перепало мне

Лишь это огнедышащее лето.

 

 

***

 

Пока ещё ты славой не заласкан,

Хотя, похоже, взят уж на прицел,

Насмешливо возьму тебя за лацкан,

Пока ты высоко не улетел.

 

На лацкане медаль лауреата

Соперничает с розою любви…

Соседство их не то чтобы приятно,

Но устоял хоть кто-то? Назови!

 

Из тех, кто славой искушён-услышан,

Никто не озаботился всерьёз,

Что на пути, какой суждён нам свыше,

Шипов куда поболее, чем роз.

 

Твой путь-высок ведёт тебя далече.

Огонь и воду ты перепластал.

Но предстоит она — со славой встреча

И медных труб обманный драгметалл.

 

Драк и метаний истинным итогом

Да будет вдохновения полёт!

Лишь этим оправдаемся пред Богом,

Который всё простит и всё поймёт.

Рейтинг:

+5
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Комментарии (1)
Артур Бертон 30.12.2013 11:40


(Посажался на корабль мой Коля)

Посажался на корабль мой Коля,
Полегался навзничь в свой гамак,
Позадумал: сам себя доколе
Буду попроваживать вот так?

Попроклянывалось все на свете
И повспоминалось: у людей
Бабы моряков проводят-встретят
Да всплакнут у трапов кораблей.

Моему же Коле невезенье:
Поэтесса встретилась ему –
У нее приставки и склоненья
Попереплелись не по уму.

И с тех пор, ухаживаясь в море,
Сам посаживается на борт.
И помыкивается в нем горе,
И слюнит бушлата отворот.

Но однажды, будет божья воля,
В дымке порастаются огни,
И позарекает тихо Коля:
Больше с поэтессами – ни-ни.

Ни одной из них того решенья
Так и не удастся снизить вес,
Будь стократ приставки и склоненья
По уму у этих поэтесс.

С ув.)

0 +

Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 997 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru