litbook

Поэзия


Стихи+6

Родился в 1982г. в Курской области. Окончил Рыльское педагогическое училище и Курский государственный университет. Работает руководителем литературно-драматургической части в Театре юного зрителя «Ровесник». Пишет пьесы, рассказы, стихи. Печатался в журналах «Лампа и дымоход», «День и ночь», «Нева» и др. Лауреат ряда литературных конкурсов, участник Форума в Липках.

 

* * *

Курю чужие, а убьют свои…

В каком-нибудь бою под Аустерлицем

Пластмассовый солдатик задымится

И для него закончатся бои,

 

В игрушечном мирке, под потолком,

Где ничего давным-давно не страшно,

Закусывая пряником вчерашним

Соседский суррогатный самогон

 

С ранением в пластмассовой груди,

Письмо царапая на мятой пачке

И размножая кляксы детским плачем,

Не видя света где-то впереди…

 

Но кто-то молча тронет за плечо

И выплывет магическое «если»,

И голос скажет: «Не реви, воскресни,

Бой не проигран, поживи ещё».

Страшная сказка

 

Головой дракона пугал богатырь село:

На крыльцо её втащит, бывало,  – соседи в крик,

Бабы крестятся, падают, всяк разбивает лоб:

Дескать, вот, прилетел, никакого житья от них!

 

Богатырь смеётся: «Невежи – чего с них взять?

Поделом вам, трусы, потёмные молчуны!»

А потом грустит: «Вот была б иноверцев рать –

Одолел бы, поди…» Да нет никакой войны.

 

Что-то есть такое, но это не та война,

Где мечом секи, чтоб ложилась башка к башке,

Так шалит порою продвинутая шпана,

Охмуряет народец, ползающий на брюшке.

 

То чего-то покажет страшное, хоть беги,

То чего-то выдаст: хоть хохочи, хоть плач…

Озоруют ребята, какие из них враги?

Только вынешь меч, а тебе намекают: «Спрячь».

 

Вот и пьёт богатырь на пару с мёртвой башкой,

Что служила дракону лет пятьдесят назад.

Голова с душком и народец кругом с душком,

Да со всех кустов спецслужбы вовсю глядят,

 

Чтоб чего не выкинул этот опасный фрукт,

Пусть он лучше пьёт да пугает честной народ…

Ну а ежели что, то расколют, потом запрут,

Лишь бы был человек, а свинья – она грязь найдёт…

А народ, хоть прост, не дурак, кое в чём сечёт:

Лучше пусть богатырь стращает, чем те, извне….

А извне из другой башки всё подряд течёт,

И пока неизвестно, чья голова страшней.

 

 

Колыбельная раненому

 

Врач не Господь Бог,

врач – это лишь врач,

он не вернёт ног...

Слышишь, не плач.

 

Слышишь, не плач, спи.

Спи, посмотри сон.

Видишь, по степи

едет ГАЗон?

 

В этом ГАЗоне ты,

среди таких же солдат...

Снова орут рты?

Снова звучит мат?

 

Значит опять взрыв?

Значит опять бой?

Видишь, ты снова жив!

Спи, брат, Господь с тобой...

 

 

 

 

* * *

Детство моё маринованным яблоком

падает, падает, падает...

Кто-то по луже в бумажном кораблике

плавает...

 

Плитка молочного шоколада –

вот и ломается кромка:

всем по квадратику – больше не надо...

Правда, «Алёнка»?

 

Правда, что всё неизбежно кончается?

Сказано так у прозаика.

– Складывай. Видишь, уже получается

жизни мозаика.

 

 

* * *

Плачет Таня. Мячик утонул.

Молодость прошла и муж в запое….

Танечка, не плачь, возьми отгул,

Да оставь ты этот мяч в покое,

 

Отдохни, ведь Агния Барто

Знать не знала о такой концовке:

Мячик, лужи, мальчик под зонтом

На пустой трамвайной остановке,

 

Пьяный муж и дочка на сносях,

Как пинок ногой в живот – зарплата…

 

Наша жизнь – несовершенна вся,

Что ж теперь рыдать? А ведь когда-то,

 

В детстве, было всё наоборот:

Рубль за счастье, эскимо и мячик,

Карусель, последний оборот

И напротив самый лучший мальчик.

 

 

* * *

Колени к подбородку подтянув,

макаешь в кипяток пакетик чая,

как пальцы в набежавшую волну,

в волну, она с рассветом подползает

 

к окну, в котором мечется зрачок

луча, но мысли путают друг друга

и по стене сползает паучок

подобием рассветного испуга.

 

Ты смотришь с грустью в небольшой стакан,

в котором чай краснеет сиротливо,

и толпы сумасшедших египтян

меняют декорации к приливу.

 

 

 

 

 

 

 

Вечерний свет

 

Мои слова, завязанные в узел:

вопрос-ответ...

Я дверь прикрыл слегка и сразу сузил

вечерний свет...

 

Вечерний свет, разлитый по паркету

собрать не смог.

Который год погибшую планету

вращает Бог

 

и тихим светом, заплетённым в звенья,

в проём двери

Господь дарует нам Своё прощенье...

Нас изнутри

 

вседенно кто-то молча изучает

ища ответ.

И детский ангел тихо излучает

вечерний свет.

Рейтинг:

+6
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Комментарии (2)
Артур Бертон 18.12.2013 21:40

(Ты смотришь с грустью в небольшой стакан,
В котором чай краснеет сиротливо,
И толпы сумасшедших египтян
Меняют декорации к приливу.)
Краснеет чай – почти как сирота.
И есть стакан. А в нем бывают виды!
Сегодня просто жидкость в нем не та,
А так в нем Гиза, Нил и пирамиды.

Как ни взгляну в него, обычно там
Через ворот величественный вырез
Идут спокойно египтяне в храм,
Где я для них – их вечный бог Озирис.

Но стоит бросить пить, себя кляня,
И заварить в стакане этом чаю,
Как вдруг – и там случается фигня,
И я о ней здесь ничего не знаю!

Я вам клянусь. Я честен. Я не вру.
До врак я не был никогда ретивым.
Я как-то раз не выпил по утру,
И пол-Египта унесло приливом.

Я знать – не знал: был чай и был стакан,
И я смотрел на них глазами мопса,
А в это время толпы египтян
От вод спасали грозный склеп Хеопса.

Им дождь в лицо врезался сотней стрел,
И разливался Нил, на жертвы падок!
А я дрожал, крепился и потел.
А так бы: похмелился – и порядок.

)) С ув.

0 +

Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Борис Жеребчук [автор] 04.02.2014 16:11

"Курю чужие, а убьют свои…" Абсолютно сослагательный оптимизм!

0 +

Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 1014 автора
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru