litbook

Non-fiction


Рыцарь империи*0

 

Этот бронзовый крест, хранящийся в Национальном морском музее в Гринвиче, отличается от иных: на оборотной стороне его выбита не одна, а три даты. Он на голубой муаровой ленте ‑ значит, старинный и принадлежал моряку. Крест Виктории темен и невзрачен на фоне иных наград, сверкающих серебром и золотом, эмалью и бриллиантами, но королева сама велела сделать его подчеркнуто скромным: лаконичная форма скрывает грозное содержание!







Victoria Cross (VC) – это высший военный орден Британии. Его носят первым в ряду наград, он дается за доблесть в бою, льется из металла каскабелей трофейных русских пушек и вручается лучшим из лучших. Неудивительно, что выдано их немного, менее полутора тысяч более чем за полтора века.

Перед нами крест одного из самых блестящих морских офицеров Британской империи, рыцаря без страха и упрека, капитана Уильяма Пила. Даты отмечают его подвиги под Севастополем ‑ он был из когорты героев! Этот человек шел к вершинам имперской иерархии, но судьба отмерила ему только тридцать три года жизни…

Третий сын Роберта Пила, дважды бывшего английским премьер-министром, родился 2 ноября 1824 г. В три года по совету отца решил посвятить себя военно-морскому флоту. А поскольку слова у него никогда не расходились с делом, то в 13 лет Уильям записался волонтером на флот. На 104-пушечной «Принцессе Шарлотте», флагманском корабле адмирала Роберта Стопфорда, он ушел в Средиземное море и участвовал в Сирийской войне. Там, будучи уже мичманом, получил первые медали: за боевую кампанию и за взятие Акры в ноябре 1840 г.

После возвращения в родные воды и службы на королевской яхте «Уильям и Мери» Пил на 36-пуш. «Кембриан» участвовал в 1-й Опиумной войне в Китае. В октябре 1843 г. он снова увидел белые скалы Дувра ‑ и поступил в артиллерийскую школу на знаменитый учебный корабль «Экселлент». Через пять месяцев с блеском сдал экзамены (обычно учеба требовала не менее года) и 13 мая 1844 г. был произведен в лейтенанты – прекрасное начало карьеры! Отправив по практике того времени запрос о прохождении службы на несколько кораблей, он совмещал светскую жизнь в Лондоне с изучением артиллерии в Вулвиче.

Наконец молодого лейтенанта назначили на корабль Тихоокеанской станции и когда 60-пуш. «Америку» послали расследовать конфликт между канадскими и американскими поселенцами на территории Орегона, Пила командировали на нее, чтобы вместе с представителями компании Гудзонова залива решить возникшие проблемы. 27 июня 1846 г. он получил звание коммандера (промежуточное между лейтенантом и капитаном) ‑ и 12-пуш. шлюп Daring, первый свой корабль. Шлюп нес службу на Североамериканской и Вест-индской станции с главной базой на Бермудах. Станцией командовал адмирал Френсис Остин, старший из двух братьев-адмиралов известной писательницы Джейн Остин. В феврале 1848 г. после обид, нанесенных британским резидентам в Никарагуа, Пил участвовал в карательной экспедиции по реке Сан Хуан, а 10 января 1849 года стал самым молодым капитаном в Роял Нейви.



Как видим, строчка английского гимна «Правь, Британия, морями» отражала реальное положение дел. Известна максима сэра Уолтера Рэли: «Тот, кто правит торговлей мира, правит богатствами мира и, следовательно, самим миром». Но мировая торговля - это морская торговля, поэтому миром правила Британия. Не думаю, что это был не лучший вариант: в наследство от Pax Britannica, как бы мы ни расценивали вековую английскую гегемонию, остались самые, пожалуй, привлекательные страны мира: США, Канада, Австралия и Новая Зеландия.

Однако державы не возникают сами собой, их возводят люди, и великая морская империя создавалась – и сама в свою очередь формировала их – людьми особой породы и закалки, бесстрашными авантюристами и стойкими бойцами.

Очевидно, тяга к приключениям всегда жила в душе нашего капитана, поэтому в минуты редких затиший в череде непрерывных колониальных войн и конфликтов Британии он искал их в неизведанных краях. Собственно говоря, именно поэтому наше повествование содержит столько дат – они отмечают события, которых в жизни энергичного моряка хватало с избытком. Пил сам был инициатором многих!

Так, в 1850 г. он пытался попасть в состав полярной экспедиции Джона Франклина, затем собрался в Африку и стал учить арабский. После короткого, с октября 1850 по февраль 1851 гг. предварительного путешествия в Египет, Палестину и Сирию, он снова отправился на юг, поднялся по Нилу и по пустыне дошел до Хартума и Эль Обейды, но там подхватил лихорадку и вынужден был вернуться. Летом 1852 года Пил публикует отчет «Рейд в Нубийскую пустыню», а вскоре в Судане появился британский генерал-губернатор…

Тем же летом его отец разбился, упав с лошади. Сэр Роберт Пил оставил сыну в наследство £25,000, что позволило тому купить заброшенное поместье под Сэнди в Бедфордшире. Капитан занялся рекультивацией земли, разбил сад и парк, отремонтировал дом, но долго вести жизнь лендлорда ему не удалось ‑ в октябре 1852 г. он получил 28-пуш. фрегат Diamond и ушел в Средиземное море. Фельдмаршал Ивлин Вуд, в то время мичман на Queen, вспоминал, как офицеры там волновались, стремясь увидеть самого молодого и одного из лучших капитанов флота. Мало кто сомневался в его блестящем будущем, однако никто и предположить не мог, что наибольших достижений и побед он добьется не в морских баталиях, а в боях на суше.

Империи строят тем инструментом, что имеется под рукой, и порой пехота, едва освоив весла, одерживает морские победы, как это было с галерами Петра I, атаковавшими шведские фрегаты, а иногда моряки показывают чудеса храбрости в сухопутных сражениях. Известно, что морские батальоны Черноморского флота сыграли важную, едва ли не главную роль в защите Севастополя. Адмиралы и командиры кораблей руководили тогда дистанциями, бастионами и батареями, матросы лихо управлялись с тяжелыми корабельными пушками, в итоге сильнейшие державы Европы целый год потратили на осаду, но…

Но у каждой медали две стороны. Личный состав ЧФ погиб в боях (уцелело 800 с небольшим человек, менее 10%), а благодаря отказу флота от борьбы на море англичане также формировали морские бригады, прославленные bluejackets, «голубые куртки». В сентябре 1854 года главнокомандующий союзными силами лорд Раглан обратился к флоту с просьбой помочь армии и тысячи матросов и морских пехотинцев сходили на берег, на руках затаскивали на окружающие Севастополь холмы многотонные орудия и, как и русские моряки, называли свои сухопутные батареи именами родных кораблей.

Так, на картине Уильяма Симпсона из того же гринвичского музея изображена сценка 15 декабря 1854 г. на Diamond Battery, которую построили и где сражались моряки капитана Пила. В центре, оперев руку на бедро, возвышается он сам – над ланкастерской 68-фунтовой пушкой. И если французские батареи защитникам Севастополя удавалось приводить к молчанию, как это было 17 октября 1854 г. во время первой бомбардировки, то хорошо обученные британские канониры свое дело знали. Да и в героизме они мало уступали русским. Уже на следующий день после бомбардировки Пил спас своих людей, когда русское ядро упало среди только что доставленных ящиков с порохом, которые не успели спрятать в пороховой погреб. Батарея могла взлететь на воздух, но капитан схватил дымящееся тяжелое ядро и вышвырнул его за парапет бастиона. Там оно сразу взорвалось!



И не только на бастионах Пил показывал чудеса отваги и хладнокровия. Князь Меншиков предпринял попытку деблокады Севастополя и 5 ноября 1854 года состоялось кровавое Инкерманское сражение. Газета The Cambridge Chronicle в номере от 9 декабря писала: «Капитан Пил со своим адъютантом был в самой гуще огня и однажды даже оказался в окружении – вместе с гвардейцами». Имелись в виду гренадеры гвардии, те самые, что прославились красными мундирами и высокими медвежьими шапками. Пил помог им выйти из окружения и спасти знамя полка!

Он всегда был в первых рядах, вернее, он сам вел всех вперед, вот и 18 июня 1855 г., во время атаки Большого Редана, как британцы называли 3-й севастопольский бастион, возглавил смельчаков со штурмовыми лестницами. Увы, на гласисе бастиона его тяжело ранили. Эти три даты и выбиты на оборотной стороне его Креста Виктории. Некоторые исследователи считают, что он достоин был трех крестов, но корона ими не разбрасывалась и всего три человека за всю историю ордена удостоились повторной награды.

Родина в лице королевы отметила его заслуги еще одним орденом, весьма почетным: 5 июля 1855 г. "London Gazette" опубликовала сообщение о том, что капитан Пил стал кавалером ордена Бани. Это означало возведение в рыцарское достоинство и отныне к нему следовало обращаться сэр Уильям!

Получил он также британскую Крымскую медаль, турецкий орден Меджидие, французский орден Почетного Легиона и сардинскую медаль за военную доблесть. К сожалению, рана заживала плохо, и рыцаря отправили на лечение в Англию. Там неугомонный капитан, едва встав на ноги, по просьбе соседей построил железнодорожную ветку до Сэнди – один из ее паровозов сохранился до наших пор, разумеется, в качестве музейного экспоната.

Однако империи редко создаются лишь обаянием культуры и высокой цивилизации, все больше силой оружия, они по определению предполагают войны и Британия, будучи империей глобальной, постоянно вела их на всех континентах, морях и океанах. Как раз тогда начиналась вторая опиумная война, и капитан вернулся на флот: 13 сентября 1856 года он вступил в командование новым винтовым 51-пушечным Shannon, самым большим фрегатом британского флота. Весной 1857 г. «Шеннон» отправился в Гонконг, но, едва прибыв, взял на борт части 90-го полка и морской пехоты и сразу отплыл в Калькутту.

В Индии разгорался грандиозный мятеж, англичанам приходилось несладко, и когда 6 августа эскадра подошла к устью Ганга, ее восторженно приветствовали белые жители города. И тут Пил, выяснив, что главные боевые действия велись далеко на севере, в глубине субконтинента, вспомнил боевой крымский опыт и предложил генерал-губернатору Индии сформировать из экипажа своего корабля морскую бригаду!

За согласием дело не стало и уже 14 августа бригада «Шеннона», как она называлась, в составе 25 офицеров, 329 матросов и 57 калькуттских добровольцев погрузилась на баржи и двинулась вверх по Гангу. Вторая партия (5 офицеров и 120 матросов, рекрутированных с торговых судов) тронулась вслед за ней 18 августа. Так начался поразительный анабазис бригады Пила!

Маломощные буксиры с трудом тащили груженые баржи против быстрого течения извилистой реки с множеством мелей и перекатов ‑ Пил вез с собой тяжелые морские орудия, ракетные трубы и боеприпасы. Поэтому лишь 20 октября они достигли Аллахабада, где Джамна впадает в Ганг. Оттуда бригада вместе с армейскими частями двинулась выручать осажденный гарнизон Лакхнау. Пробивались с боями, и после гибели в одном из них пехотного полковника капитан взял командование на себя. К столице аннексированного княжества Ауд подошли 12 ноября. Бойцы Пила блестяще проявили себя в этой экспедиции, в чем немалая заслуга их командира. Бригады других кораблей не добились таких успехов…

16 ноября 1857 г. после тяжелого штурма укрепления Сикандарбаг деблокирующий отряд сходу атаковал мечеть Шах-Неджеф. Обнесенная крепкими стенами, с многочисленным гарнизоном, она являлась серьезным препятствием. Сипаи ответили сильным мушкетным огнём и картечью при артиллерийской поддержке соседних укреплений. Британцы три часа пытались пробить стены пушками, паля с открытых позиций и неся при этом большие потери, пока отряд шотландских горцев, отчаянно смелых ребят в клетчатых килтах не прорвался с тыла и не открыл главные ворота. За этот день Крест Виктории получили – неслыханное дело! ‑ 24 человека. Причем четверо из них были моряками бригады Пила!

Почти непрерывные сражения длились затем до 25 ноября, когда окруженных британцев эвакуировали из Лакхнау. В декабре-январе бои продолжались вокруг Канпура. Армейцев восхищала ловкость, с которой моряки управлялись со своими огромными орудиями – как будто это были легкие полевые пушки (моряки к тому же быстро научились использовать слонов для их перевозки), меткость огня, присутствие духа и поразительная смелость. Распорядительность, неуемная энергия, организационные таланты и личная доблесть Пила вызывали всеобщее восхищение ‑ его моряки прокладывали путь армейским частям. Он вникал во все, успевал всюду и даже изобрел новый вид боевой техники, установив ракетные трубы на телеги ‑ так называемые «ракетные повозки Пила», своеобразные мобильные ракетные части, предшественники «Катюш»!

Заслуги Пила высоко оценили на родине, и 2 марта 1858 г. в бригаду пришло сообщение "London Gazette" о том, что королева Виктория назначила его своим адъютантом и удостоила командорской степени ордена Бани. Однако почивать на лаврах не пришлось: весь этот март продолжались бои за Лакхнау и 9 числа капитана ранило мушкетной пулей. Ему приготовили одну из карет правителя княжества Ауд, специально оборудованную плотником «Шеннона», но, увидев роскошный экипаж, Пил заявил, что поедет на обычных крытых носилках «дули», как рядовой bluejacket. К несчастью, отобранные для него носилки оказались инфицированными и 27 апреля, уже почти залечив ранение, он умер в Канпуре от оспы.



По многочисленным свидетельствам современников, это был, наверное, наиболее выдающийся офицер британского флота за всю его историю: одаренный полководец, храбрец, умевший держать перо и шпагу, спортсмен и джентльмен, обаятельный человек и прирожденный лидер. Лейтенант Е. Верней в книге «Бригада «Шеннона» в Индии» пишет: «Я не могу передать чувства печали, охватившей всех нас, какой глубокий отпечаток оставила его смерть в каждом офицере и рядовом. И хотя главная пружина, приводившая в движение военную машину, сломалась, мы никогда больше не будем осознавать себя морской бригадой «Шеннона» или адмиралтейства – только бригадой Пила. Он первым предложил рейд моряков за тысячу четыреста миль от моря – и провел его в блестящем стиле. Нет сомнений, что его вклад будет оценен, а его смерть глубоко опечалит народ Англии».

Взятием Лакхнау завершилась боевая деятельность прославленной бригады и в начале августа, спустя год после отплытия в свой рейд, она вернулась в Калькутту, на «Шеннон», а в сентябре прибыла в Британию. Там команда фрегата собрала 350 фунтов стерлингов, и в 1860 году на входе в бухту Портсмута вознесся монумент в честь Уильяма Пила, офицеров и матросов бригады «Шеннона». Декоративные знамена и оружие, венчающие его, отлиты из бронзы трофейных сипайских пушек, подаренных бригаде главнокомандующим британскими войсками в Индии лордом Клайдом, а надписи на гранях обелиска перечисляют битвы и потери бригады, подвиги и награды ее героев.

P.S. Этот материал рассматривался редакцией журнала «Знание-Сила», его склонны были поставить в номер, но в конце концов отклонили по той причине, что мало он связан с российской историей...

На мое недоумение профессор Роберт Борисович Семевский, потомственный моряк и историк флота, воскликнул: «Как это мало связан с российской историей, если мои прадеды сражались с такими львами как Пил на бастионах Севастополя!? Разве это не наша история?»

Но, может быть, редакция «Семи искусств» будет более благосклонна, несмотря на то, что ни в тривиум, ни в квадривиум искусство войны не входит. Равно как искусство истории.

 

 

Напечатано в журнале «Семь искусств» #12(48) ноябрь 2013

7iskusstv.com/nomer.php?srce=48
Адрес оригинальной публикации — 7iskusstv.com/2013/Nomer12/Kirpichev1.php

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1015 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru